Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки
СУПЕРОБУЧЕНИЕ
Комната отдыха

Введите слово для поиска

Залесский Станислав Владимирович.
Культурное многообразие человечества в условиях глобализации

Специальность 24.00.01 – теория и история культуры

Диссертация
на соискание ученой степени кандидата культурологии

Москва 2006

Содержание диссертации
Культурное многообразие человечества в условиях глобализации

Введение

Глава I. Глобализация как основная тенденция современности
1.1 Феномен глобализации – общий ракурс
1.2 Экономическая глобализация
1.3 Политическая глобализация
1.4 Глобализация в сфере культуры

Глава II. Культурное многообразие человечества и противоречивый характер глобализации
2.1 Культурное многообразие человечества и тенденции унификации
2.2 Культурное многообразие в свете глобализационных процессов: тенденции диверсификации. Противоречивость глобализации

Глава III. Способы восприятия глобализации в различных культурах на примере Японии и Турции
3.1 Глобализация в Японии
3.2 Глобализация в Турции

Заключение
Библиография

Глава I. Глобализация как основная тенденция современности

1.1 Феномен глобализации - общий ракурс

Глобализация как явление комплексное, противоречивое и не до конца осмысленное представляет собой сверхсложный предмет не только для объяснения и понимания, но и для простого описания. И потому в попытке рассмотреть ее феноменологию закономерно столкновение с некоторыми трудностями, причиной которых выступает переплетение процессов и тенденций различной природы и различного значения, что и придает глобализации характер явления комплексного и противоречивого.

Политика непосредственно влияет на экономику; хозяйственно-экономические отношения, в то же самое время, во многом определяют политические. Все это, в свою очередь, суть явления культурного порядка.

Экономисты и политологи нередко стремятся к философским обобщениям, В фокусе же собственно философской рефлексии – вновь оказываются экономика и политика. Примеры подобных взаимосвязей могут быть продолжены.

Этим объясняется и оправдывается определенная условность в выделении только экономического, политического, культурного и иных измерений глобализации, а также – в стремлении постигнуть ее во всей масштабности и глубине в рамках отдельных научных дисциплин. Учитывая такое положение дел и вытекающие из этого выводы, попытаемся все-таки выделить и рассмотреть отдельные стороны процесса глобализации и связанные с ними проблемы.

Итак, прежде всего, попытаемся дать определение феномену глобализации; но чтобы это сделать наиболее емко и точно нам необходимо посмотреть как определяют глобализацию представители разных наук и дисциплин.

С точки зрения социологии, глобализация – это этап развития социальной реальности, берущий свое начало в конце XX века и характеризующийся возникновением новых структур общемирового масштаба (экономических, политических, информационных, связи и транспорта, и т.д.), определяющих появление соответствующих функциональных отношений между различными социальными системами (международные организации, государства и их союзы, и т.д.) и отдельными людьми.

С точки зрения этнологии, глобализация – процесс (и практическая деятельность) по установлению, организации и развитию взаимосвязанных и взаимоависимых (единых) экономических, научно-технических, социально-политических, культурных и иных, отношений в их национальном многообразии.

Объективное содержание феномена глобализации – это углубление взаимных связей, зависимостей индивидов, народов, государств.

Субъективная ее составляющая представляет собой действия субъектов глобализации, преследующих в том числе и собственные интересы, что в определенной степени приводит к противоречивости и неравномерности процесса глобализации. Последняя проблема людей, составляющих общество, как активного субъекта глобализации все еще остается, и это отмечают многие ученые, как бы в тени. Принято в этой связи говорить о фундаментальном исследовании М.Кастельса, в котором этот вопрос рассматривается на уровне личности. В центре внимания М.Кастельса оказались, пути формирования идентичности личности перед вызовами глобализации.

В недавнем советском прошлом содержание понятия «глобализация» охватывалось понятием «интернационализация». И сейчас в научной литературе, посвященной проблемам глобального, нередко эти термины используются как тождественные. Но все же преобладают мнения о том, что интернационализация» 1) является устаревшим термином, которым обозначали процессы интеграции главным, образом хозяйственно-экономической и культурной деятельности в XX в. (своего рода ранняя стадия глобализации); 2) характеризуется узкой направленностью и суженностью сфер функционирования (интернационализация капитала, интернационализация экономики и т.д.). Так, А.П.Бутенко, подытожив многочисленные мнения, о феномене глобализации, определяет ее как «сегодняшнюю форму интернационализации, хозяйственной жизни, о чем шла речь на протяжении всего XX века»?

Более того, ученый отказывается от использования термина «интернационализация» даже в его узком смысле, считает неправильным сведение глобализации к интернационализации через понятие «экономической глобализации» в силу того, что им не охватываются современные реалии развития мировой экономики. Он отдает предпочтение употреблению в этом контексте вместо «экономической интернационализации» понятиям «экономической интеграции» или «экономической взаимосвязи» «как основного объективного фактора, предопределяющего неизбежность глобализма и глобализации не только в экономических отношениях стран и народов, а всех сфер их жизнедеятельности».

В. Рамзес не видит между понятиями «интернационализация» и «глобализация» существенной разницы. «Глобализация выглядит, скорее, категорией – конкурентом интернационализации... ее антитезой, чем ее логическим продолжением, развитием, хотя наглядное проявление глобализационного процесса... имеет место и в ходе интернационализации, выделяющейся... ярко выраженным усилением взаимозависимости различных государств».

На пороге XX-XXI вв., когда человечество столкнулось с вызовами, решение которых находится в прямой зависимости от усилий всего мирового, сообщества, интернационализация, несомненно, объективно уступает место глобализации.

Среди существующего многообразия определений феномена глобализации интересна точка зрения Н.П. Ващекина, М.А. Мунтяна и А.Д. Урсула, которые с помощью этого понятия излагают концептуальное видение современного мира. Отвечая на вопрос о том, что такое глобализация, они предлагают сразу несколько вариантов определений.

Во-первых, глобализация, по их мнению, предстает как основополагающая характеристика и одна из ведущих тенденций современного информационного, универсализирующегося общества на его качественно новом этапе цивилизационного развития.

Во-вторых, «глобализация – это нелинейный, прерывистый, пульсирующий, необратимый в принципе и в целом и обратимый в отдельных своих проявлениях диалектический процесс возрастания мироцелостности на этапе транснационализации жизни всего человечества».

В-третьих, глобализация понимается ими и как всеохватывающая коммуникационная и информационная взаимозависимость, взаимообусловленность, а также интернационализация, как результат бурного научно-технического прогресса.

И, в-четвертых, вследствие вышесказанного глобализация являет собой процесс формирования иного миропорядка, основанного на взаимозависимости, перерастании национального в транснациональное, ведущем к становлению единого человеческого сообщества.

О.Н. Баева определяет глобализацию как «совокупность объективных социальных процессов на планете, возникающих в результате взаимодействия человека и природы, приводящих к образованию единого социального пространства-времени и обострению глобальных проблем современности» и выделяет три ее измерения – экономическое, политическое и культурно-информационное.

С точки зрения культурологии этот феномен рассматривается со следующих позиций. Так, например, А.Я.Флиер критикует подход к глобализации, как к «общемировой экономической, информационной и культурной тенденции, нивелирующей национальную самобытность исторических культур народов мира», полагая, что глобализация – один из этапов непрерывного цикла повышения/понижения уровня культурного многообразия человечества. При этом собственно глобализация – временный этап понижения, который вскоре сменится обратной тенденцией повышения культурной локализации. При этом он указывает на главенство экономической составляяющей: рост производства товаров и услуг массового потребления неизбежно ведет к их стандартизации, что унифицирует элементы материальной цивилизации и образ жизни существенной части населения Земли. Это стандартизирует и материальную культуру народов. Не последнюю роль в этом играет формирование общепланетарного информационного пространства, близкого к информационной экспансии. Но это только сегодняшние эмпирически наблюдаемые процессы, историческая длительность которых не может быть велика.

З.З. Биктимирова, определяя глобализацию как «рост глобальных рынков и взаимозависимости между людьми», главное внимание уделяет ее следующим характеристикам: увеличению зависимости от экономической интеграции; снижению значимости фактора территориальной обусловленности; изменению роли национальных границ; мобильности населения; формированию единого информационно-коммуникационного пространства; росту значимости фактора времени. С этим, по ее мнению, связано множество так называемых рисков глобализации и прежде всего для индивида, увеличивая масштабы и темпы маргинализации.

Таким образом, к числу наиболее значимых сущностных черт глобализации следует отнести такие, как наблюдаемые сегодня усиление взаимозависимости стран и народов во всех сферах человеческой жизнедеятельности; формирование единой мировой экономики; становление всеобщего информационного пространства; преодоление национальных барьеров и рамок; утверждение и постепенное доминирование как в практике международных отношений, так и во внутриполитической жизни народов универсально значимых демократических ценностей. Родовым же признаком глобализации многие считают именно размывание национальных границ, подрыв основ национального суверенитета, складывание фундамента новой, глобальной общности. Мнения о том, насколько все это угрожает культурному многообразию человечества, расходятся.

Понимание глобализации как процесса, на наш взгляд, удачно отражено в определении И. Лукашука: «Глобализация представляет собой всемирный процесс, взаимосвязывающий национальные социально-экономические образования в единую экономическую и общественную систему». Можно согласиться с автором в и том, что «социальная, экономическая и политическая деятельность обретают мировой масштаб в такой мере, что события в одной части мира могут иметь немедленное значение для отдельных лиц и их объединений в самых отдаленных частях глобальной системы».

Впрочем, рассуждения об универсальной мирохозяйственной системе встречались еще в трудах Ф. Броделя и И. Валлерстайна.

Такой разброс мнений в определении понятия «глобализация» состоит в сложности и многогранности процессов, ею охватываемых; а также в том, что она по существу пронизывает все сферы человеческой жизнедеятельности и неизбежно становится предметом анализа философии, большинства общественных и части гуманитарных наук.

К этому добавляются споры о том, чем следует считать глобализацию – процессом или результатом. Этимологически это все же процесс. На практике – процесс и результат, свершившееся и находящееся в развитии, оформившееся и пребывающее в состоянии становления. Как и любой процесс, глобализацию характеризуют диалектичность развития, единство устойчивости и изменчивости. Каждому этапу развития соответствует определенный уровень интернационализации, интеграции и т.п.

Феномен глобализации, ее парадоксальность, на наш взгляд, заключаются в неоднозначности восприятия ее природы и последствий. В научной и научно-публицистической литературе бытуют и неприятие глобализации, особенно в современной ее интерпретации, и сомнения в объективном характере глобализации (некоторые относят ее к числу искусственно созданных проблем), и мнения о ее конъюнктурности, политической ангажированности и т.п. При этом подобные взгляды разделяются многими как западными, так и некоторыми отечественными исследователями.

В этом отношении примечательна позиция А.С. Панарина. Для него «глобализация... – наимоднейшее слово либерально-прогрессистской мысли. Хотя, если вдуматься в объективное содержание, обозначаемое этим словом, нас поразит его банальность. В самом деле: еще в начале XX столетия исследователи писали о едином мировом пространстве, создаваемом рыночной цивилизацией обмена... Что с этой точки зрения добавила современная эпоха? Только несколько количественных параметров: небывало возросла скорость общения, и расширился его диапазон, охватив информационную область... Совсем иной результат мы получим, если попытаемся оценивать новации, глобализма с иной, субъективной стороны, касающейся культурных, нравственных и политических устоев нашей цивилизации. Здесь-то и обнаруживается, что в лице современного глобализма мы имеем дело с новейшей формой нигилизма, ищущего себе алиби в так называемых объективных тенденциях.

Скрыто интимная сторона глобализма заключена в позиции последовательного отстранения от всех местных интересов, норм и традиции». Следовательно, по мнению А.С.Панарина, глобализация ведет к нивелированию национально специфического, национально особенного в экономике, культуре, образе жизни; к третированию национально ориентированных государств; к предпочтению интересов индустриально развитых стран в ущерб развивающимся и т. д. При этом следует помнить о том, что это взгляды одного из лидеров отечественного почвенничества и тотального неприятия западной цивилизации.

Тем не менее, доводы А.С. Панарина вполне убедительны, особенно в той части, что глобализм и глобализация характерны для человечества на протяжении всей его истории (более подробно об этом см. в статье категорического оппонента А.С.Панарина – А.Я.Флиера). Но, тем не менее, как подчеркивает сам автор, и масштабы, и степень интенсивности, и формы проявления, а в особенности роль субъективного фактора всегда разнились – именно в силу того, что все эти факторы вошли в синтез с особой очевидностью в XX-XXI вв., глобализация названа определяющей чертой современной цивилизации. И первое, и второе отчасти справедливо, но и спорно в своем глобальном катастрофизме.

Что касается объективной основы процесса глобализации – закономерного, вызванного потребностями современной жизни взаимосвязанного и взаимозависимого развития различных сфер человеческой жизнедеятельности, – то с этим практически все исследователи согласны. Наибольшие споры вызывает ее субъективная составляющая: нередко процесс установления взаимоотношений и практическая политика государств не совпадают с объективным ходом истории, когда утверждаются интернациональные интересы в ущерб национальным, насаждаются и навязываются вненациональные ценности и образ жизни. Одной из главных причин неприятия является глобализации, и развитие антиглобализма следует считать своего рода диктат в свободе выбора. Народам запрещают развиваться в органичных для них формах и темпах: или немедленное соответствие мировым стандартам, или дорога на «свалку истории». Поэтому социальный прогресс во многом зависит от того, в какой мере субъективный фактор (т.е. объективная способность того или иного народа проходить модернизацию по западному образцу ускоренными темпами) будет соответствовать предпосылкам и масштабам глобализации и отвечать интересам охваченных ею стран и народов.

Возвращаясь к различиям в содержании понятий «глобализм» и «глобализация», в свете сказанного, отметим и то обстоятельство, что первое, будучи вызванным объективными процессами всеобщего сближения культурных оснований, имеет несомненное позитивное содержание, ибо отражает объективную закономерность развития человечества. Но это вовсе не означает полной нивелировки субъективной локальности культур. Одно и то же содержание, единое по существу – может быть реализовано в тысячах локальных форм и конструкций, что уже неоднократно бывало в истории человечества. Но практическая реализация этой идеи, неся в себе и элемент субъективизма, выраженного в целенаправленной деятельности по реализации идей глобализации, неизбежно ведет к последствиям как положительным, так и отрицательным. Несомненно, глобализация как таковая вовсе не противопоказана человечеству (как, впрочем, и локализация), но только если она 1) происходит естественным путем, а не насаждается искусственно и не форсируется посредством политической или экономической экспансии; 2) реализуется не во имя абстрактного прогресса, а для решения актуальных социальных и гуманитарных проблем населения.

Поэтому неудивительно, что проблемы современной глобализации становятся предметом обсуждения не только ученых, но и широкой общественности. И, прежде всего, это касается рисков глобализации из-за недостаточной предсказуемости ее последствий и доступности ее благ для всех. Например, А.Я.Флиер считает, что блага современной глобализации в рамках общего грядущего изменения социальной структуры человечества, разделением его не на традиционные сословия, а на ограниченную группу специалистов high tech и всех остальных – потребителей массовой культуры, станут уделом исключительно эксклюзивно избранного «золотого миллиарда» (то есть именно тех самых специалистов high tech), в соответствии с концепцией В.Хилла.

Не разделяя позиции постмодернистов в целом, В.И.Самохвалова, отчасти согласна с ними в том, что современная глобализация являясь идейным «продолжением самых разнородных утопий и практик по объединению мира и человечества...», призвана в силу этого сформировать образ нового человека, соответствующего новому времени, но в действительности оказалась сконцентрированной в основном в сфере экономики. Глобализационная эпоха, по ее мнению, превратила экономику в «предельное обоснование» всех происходящих в обществе процессов, в своеобразную идеологию – экономическая реальность подчиняет себе все остальные сферы человеческой жизнедеятельности.

Нельзя не согласиться с мнением В.И.Самохваловой и в том, что следует различать теорию и практику глобализации. Реальная глобализация «осуществляется далеко не из высших соображений, но из локально-сепаратных интересов достаточно узкой группы людей; что в ходе ее происходит не развитие, а усреднение и социальной жизни, и человеческого материала, что это нивелирующее всякое разнообразие, усреднение имеет своей целью утверждение посредственности».

И.А.Гобозов считает глобализацию, которую он вслед за французскими исследователями называет мондиализацией, феноменом второй половины XX столетия. Он также подчеркивает ее объективный характер, но связывает глобализацию прежде всего с научно-технической революцией, которая коренным образом изменила структуру мировых производительных сил и производственных отношений. И в этом смысле он солидарен с В.И. Самохваловой, а по существу с И. Валлерстайном: именно мировая экономика, ее единый хозяйственный механизм, пронизывающий все страны и регионы, является осью глобализации как действительной мондиализации. В то же время именно экономические интересы порождают негативные последствия глобализации: «Транснациональные корпорации навязывают свои порядки и свое видение всем государствам, независимо от их географического положения и экономических возможностей... Поэтому, когда мы говорим о глобализации, не должны забывать и о национальных интересах...

Целые суверенные государства объявляются потенциальными зонами боевых действий, только потому, что они пытаются проводить самостоятельную политику, направленную на защиту национальных интересов». Автор, несомненно, имеет в виду КНДР и Ирак; оценивая эту цитату, следует учитывать и фундаментально-коммунистические взгляды ее автора.

Среди западных ученых бытует мнение о том, что глобализация в ее современном виде, и прежде всего экономическая, представляет собой «интернационал капитала», отнюдь не являясь «естественным результатом неотвратимого научно-технического прогресса». Она, по их мнению, «сознательно продвигается целенаправленной политикой. Именно правительства и парламенты... планомерно устраняли барьер за барьером на пути движения товаров и капиталов через границы».

Одними из неизбежных следствий глобализации считаются стандартизация и унификация, начинающиеся в социально-экономической сфере с формирования одинаковых вкусов и потребностей и постепенно распространяющиеся на все другие. В результате экспорта не только товаров и услуг, но и ценностей (именуемых неолиберальными) исчезают национальный колорит, своеобразие и самобытность в миропредставлениях разных народов. Вместо сложного сочетания единства и многообразия человечество становится все более унифицированным в своих интересах, потребностях и оценках. «Стандартизация мира, создание с помощью Интернета “глобальной деревни”, новое понимание пространства и времени, стремление “надеть золотой корсет” рыночной экономики на все страны мира (по словам апологета глобализации Т.Фридмана, эти правила имеют “один размер для всех”) приводят к столкновениям разных форм цивилизации», – пишет Т.Г.Струкова. Таким образом, ставится под сомнение исключительно позитивное содержание как философии, так и практики, неолиберализма. Поэтому и нынешний этап глобализации – вызывает к себе аналогичное отношение: выгоды глобализации ощущают сейчас только индустриально развитые страны.

В связи с этим актуализировался вопрос о соотношении глобализации в ее нынешнем состоянии и демократических ценностей. Учитывая то, что демократия есть власть большинства, то совпадение глобального и демократического – аксиома недавнего прошлого. Сейчас же они находятся в состоянии если не противоборства, то, по крайне мере, противоречия. В современных, условиях глобализация не устранят, а сохраняет наиболее опасные вызовы демократическому суверенитету народов. Причиной тому, в том числе и неравномерность процесса глобализации: «в нем участвуют одновременно не все элементы, не все слои национальных обществ, а в первую очередь, наиболее социально мобильные и влиятельные:..»

В свете сказанного небезынтересна точка зрения Н.П. Ващекина, М.А. Мунтяна и А.Д. Урсула, которые определяют глобализацию как стратегию, сознательную и целенаправленную деятельность людей по ограничению стихийности исторических процессов в целях придания им устойчивости; и как «камуфляжную форму идеологии глобализма, использующую объективные тенденции мирового развития для обоснования приоритетов эгоистических национальных интересов..., оправдания политики гегемонизма в мировых делах». Эта точка зрения повторяет хорошо известную позицию И.Валлерстайна.

Вместе с тем, было бы неправильно сводить содержание глобализации и ее последствия исключительно к негативизму уже в силу того, что глобализация – объективный процесс, диктуемый всем ходом развития человечества, историю которого, как известно, творят люди. В этом смысле нельзя: недооценивать роль субъективного фактора в развитии процессов глобализации, то, в каком направлении она будет развиваться в близком и далеком будущем и насколько она будет отвечать интернациональным и национальным интересам. В той ситуации, когда глобализация становится сферой приложения усилий многих и разных стран и народов, она перестает быть орудием в руках некоторых и появляется реальная возможность внести необходимые коррективы в процесс глобального соразвития. Тогда от глобализации должны выиграть все, а не только «золотой миллиард».

Именно последнее и дало толчок разработке различных типов глобализации в зависимости от того, на чем она основана. В концентрированной форме это выражено в мнении того же И.А.Гобозова: «Подлинная глобализация невозможна на базе жестокой конкуренции, на базе стремления к получению высокой прибыли, на базе индивидуализма и отчужденности людей друг от друга. Одним словом, подлинная глобализация невозможна на базе капитализма. Она возможна лишь на базе социалистических ценностей, на базе уважения всех народов и государств, на базе расцвета национальных культур, на базе создания человеку всех условий для проявления его сущностных сил». Не забудем про идеологическую ангажированность автора, но нельзя не признать за его точкой зрения известной обоснованности.

Противники «капиталистической» глобализации исходят хотя бы из того, что экономическая система, которая сложилась в ходе объединения индустриально развитых стран в крупнейшие экономические союзы, обнаружила глубокие противоречия между этими странами и остальным миром. Их соотношение некоторые определяют как соотношение 1 к 4. Так, «богатейшая пятая часть государств распоряжается 84,7 процента мирового ВНП, на их граждан приходится 84,2 процента мировой торговли и 85, 5 процента сбережений на внутренних счетах. С 1960 года разрыв между богатейшими и беднейшими государствами более чем удвоился... Процветающие 20 процентов стран используют 85 процентов мировой древесины, 75 процентов обработанных металлов и 70 процентов энергии».

Эту точку зрения продолжает Б.Кагарлицкий, директор Института глобализации. По его мнению, понятия «глобализм» и «антиглобализм», появившиеся как термины в середине 90-х годов XX в., имеют искусственное происхождение и созданы, «чтобы отвлечь внимание от критики объективной реальности – капитализма. Предмет дискуссии – капитализм подменен спорами о глобализме и антиглобализации. Реально же речь идет о капитализме, правах людей и отношении в связи с этим к нему. Можно принять указанную терминологию и сказать так: глобализация – власть финансового капитала, а антиглобализация – сопротивления, гражданского общества, а вовсе не действия националистических элементов». Показательно, что эту сугубо марксистскую точку зрения разделяют и некоторые западные исследователи феномена глобализации. С разрушением СССР и СЭB, «когда исчезла угроза диктатуры пролетариата, все силы были брошены на построение диктатуры всемирного рынка».

В этой связи некоторые ведут речь о необходимости разработки концепции так называемого третьего пути, который был бы лишен всякого рода «измов», прежде всего, идеологических (если это в принципе возможно); был бы ориентирован на соблюдение демократических прав и свобод, опирался на общественную консолидацию, национальное и социально-экономическое равенство. При всей притягательности предлагаемая концепция в известной мере страдает утопичностью, преувеличением субъективного (волевого) фактора, игнорированием реалий процессов социально-экономического развития.

Да, действительно, глобализация продвигается и объективно, и субъективно. И постоянно убыстряющимися темпами. Эти особенности позволяют сравнить ее с океаном; он, вбирая в себя моря стран и народов, становится природной силой огромной мощи не только объединительной, но и разрушительной (смерчи, цунами). Характер глобализации, как и характер, поведение океана, – его течения, трудно предсказуемы, а часто и не предотвратимы. При этом энергия современных человека, обществ, государств, направленная в принципе в позитивное русло, может не только не принести желаемых результатов, но и иметь обратный эффект. Таким образом, цели и последствия глобализации могут не совпадать как синхронически, так и диахронически. Не стал же современный мир, по прогнозам футурологов, «глобальной деревней».

Все вышесказанное позволяет говорить о парадоксальности феномена глобализации, вырастающего как из противоречия между ее теорией и практикой, так и из ее перспектив и последствий для развития современной цивилизации. Главная опасность в том, что глобализация, не только разрушает государственные и национальные барьеры, препятствующие единению народов, но может и вести к созданию гомогенного, культурно однородного сообщества, лишенного национальных идентичностей. А это, в свою очередь, приведет к потере своего «Я» как индивидом, так и целыми народами, классами, сословиями, цивилизациями и т.д. Кроме того, явится ли новое общество обществом равных возможностей для всех на разных уровнях.

Перед лицом такой угрозы, которую еще называют «тотальным нашествием космополитизма», с особой силой обнаруживается интерес и тяга к исконным национальным ценностям (религиозным, духовным, бытовым и т.д.), активно и даже демонстративно пропагандируется возврат к прошлому, к истокам, к традициям. Даже индустриально развитые страны (Германия, Франция, Япония), понимая необходимость этого, стараются, соблюдая принципы постиндустриального развития, проводить политику, сообразующуюся со своими национальными интересами и потребностями.

Поэтому весьма не празден вопрос о влиянии глобализации с ее всеохватывающей взаимосвязью, взаимозависимостью всех сфер жизнедеятельности человечества на самобытность существующих цивилизаций – о судьбах цивилизаций в условиях глобализации. В этой связи возникают два вопроса: 1) является ли глобализм новым типом цивилизации или качественно иным состоянием сосуществования различных цивилизаций; 2) каким образом будут достигнуты эти трансформации (слияние, поглощение, взаимопроникновение подавление и т.п.). Ведь не секрет, что евро-американская (западная) цивилизация исторически агрессивна, при соприкосновении с иными она обнаруживает тенденцию к социокультурной экспансии, что в некоторой степени можно объяснить ее экстраверностью, ориентированностью на внешний контакт Ии техническое превосходство. Что касается восточных – более интровертных типов цивилизации, одни из них (индо-буддийская) нейтральны по отношению к внешним воздействиям, другие (конфуцианская) более открыты им при склонности к постоянному самосовершенствованию, третьи (мусульманская) более закрыты, – но все они отличаются достаточно высокой степенью толерантности.

Говоря о российской цивилизации, то следует отметить, что для нее в наибольшей степени характерна отмеченная С. Хантингтоном, фрагментарность, расколотость. Это не только состояние культурного «разрдрая» между западным и восточным влиянием; это – отсутствие такой фундаментальной основы культуры, как русский народ, бывший на протяжении своей истории скорее конфессиональной идеологемой, нежели реальной социальной целостностью. Конечно, каждый народ на аграрном этапе своей истории в той или иной мере расколот на сословия, преследующие собственные цели. Но на этапе становления наций эти сословные цели сближаются и перерождаются в общенациональные. В истории России (пожалуй, за исключением двух случаев чужеземного завоевания – татаро-монгольского и немецко-фашистского) не было периода, когда бы цели власти, образованной элиты и социальных низов совпали бы до общенационального единства.

Почти за десять лет до появления русского издания книги Хантингтона эта тема уже затрагивалась А.Я. Флиером в его статье «Об исторической типологии российской цивилизации». В этих условиях позиция несостоявшегося выбора между западной техногенной цивилизацией и мистикой Востока всегда было и, видимо, навсегда и останется нашей судьбой.

Соответственно природе той или иной цивилизации проходится и сам процесс глобализации: одни ей открыты, другие нейтральны, третьи ей противостоят. Это и придает глобализации неоднозначный, неравномерный и не всегда прогнозируемый характер, при котором крайне опасны методы форсирования, экспорта, навязывания тех или иных ценностей и т.д. Антиглобализм – это не только защита самобытно национального, но и естественная реакция на искусственное опережение естественного хода событий, органично вырастающего из внутренних тенденций развития, попытка преодоления конфликта между универсализмом и регионализмом, глобальным и локальным, национально самобытным и обезличенно универсальным, человеком-космополитом и гражданином-патриотом.

Что реально стоит за глобализацией? Создаст ли она новый тип цивилизации? Или же это закамуфлированная форма «перераспределения ролей», передела мира, в том числе и социального? Может быть, новая цивилизация – миф, за которым стоит создание новой социальной иерархии, новых сословий, классов и т.п., нового типа имущественного расслоения на уровне государств? Вопросов больше, чем ответов.

Тем не менее, следует признать тот факт, что в XXI в. целостность берет верх над дискретностью, глобализация существует как диахронически, так и синхронически. Сквозь многообразие языков и культур, пестроту бытия стран и народов проглядывает единый путь развития.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки


Пишите нам
X