Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки
СУПЕРОБУЧЕНИЕ
Комната отдыха

Введите слово для поиска

У Сяолинь
Художественный образ Великой китайской стены в произведениях живописи ХХ и ХХI веков

Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена


Специальность: 17.00.09 – теория и история искусства


Диссертация
на соискание ученой степени кандидата искусствоведения


Научный руководитель: кандидат искусствоведения, доцент Н.Н. Громов


Санкт-Петербург
2014

Содержание диссертации
Художественный образ Великой китайской стены в произведениях живописи ХХ и ХХI веков

Введение

Глава 1. Великая стена Чанчэн как феномен культуры Китая
1.1. Уникальность Стены как объекта художественного изображения
     1.1.1. История возведения Чанчэн
     1.1.2. Великая стена Чанчэн как очаг китайского зодчества
     1.1.3. Символика образов Великой стены
1.2. Образ Великой стены в произведениях китайских художников
     1.2.1. Чанчэн в картинах традиционной живописи гохуа
     1.2.2. Великая стена в творчестве мастеров масляной живописи

Глава 2. Произведения иностранных художников, посвященные Великой Китайской стене
2.1. Изображение гор в европейской живописи как разновидность пейзажного жанра
2.2. Чанчэн в поэтическом восприятии россиян
2.3. Интерпретации образа Великой стены в композициях современных российских мастеров искусства
2.4. Чанчэн в творчестве живописцев разных стран

Заключение
Список использованной литературы
Приложение 1. Альбом иллюстраций
Приложение 2. Перечень художников, создававших произведения о стене Чанчэн

ГЛАВА 1. ВЕЛИКАЯ СТЕНА ЧАНЧЭН КАК ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ КИТАЯ'

1.1. Уникальность Стены как объекта художественного изображения

1.1.1. История возведения Чанчэн

Начало китайской государственности датируется 221 г. до н.э., когда Чжэн, правитель небольшого царства Цинь, завоевал соседние мелкие царства и объявил себя императором под именем Ши Хуанди. Властитель прославился жестокостью. По его распоряжению были заживо погребены 460 ученых конфуцианцев, тем самым было приостановлено распространение учения Конфуция, называемого в народе «Бестронным королем».

В 213 г. до н.э. Ши Хуанди приказал уничтожить исторические хроники всех завоеванных государств. Вся литература, кроме книг по медицине, гаданию, земледелию и лесному хозяйству, была запрещена.

Но начались и позитивные изменения жизни. Была принята единая мера весов, унифицированы размеры повозок и ширина дорожной колеи. Велось масштабное строительство. Проложено 6500 км дорог, а также построен ряд каналов общей протяженностью 2000 км [34].

Традиция приписывает первому императору реализацию еще одного грандиозного проекта, который в дальнейшем воплотился в национальную трагедию и гордость Китая – строительство знаменитой Великой китайской стены.

В действительности, однако, первые участки этого сооружения появились на северных рубежах Поднебесной в более раннюю эпоху. Таким способом правители китайских царств пытались, правда, без особого успеха, обезопасить себя от набегов кочевников. В наши дни, к большому сожалению, от Стены, воздвигнутой во время правления Цин-Ши-Хуанди мало, что осталось. Развалины этого грандиозного сооружения находятся севернее современной стены, выстроенной во времена династии Мин. А история закладки Чанчэн такова.

Появление достаточно больших и сильных княжеств Чу, Цинь, Янь, Ци, Хань, Чжао, Вэй и других, сопровождалось конфликтами и войнами. Для того чтобы обороняться, князья на своей территории возводили одну или несколько больших высоких стен. Раньше всех построили стену в царствах Чу и Ци. Время строительства относится к VII в. до нашей эры. В IV в. до нашей эры царства Янь, Чжао, Цинь, Вэй, Хань также построили оборонительные стены, поскольку гунны (сюнны, хунны) часто грабили их земли, отбирали скот и людей, препятствовали нормальной жизни.

Впоследствии Цинь Шихуан на основе этих трех стен осуществил их соединение и строительство новых участков. Таким образом, сформировалась Великая китайская стена Цинь Шихуана. После воинственного императора во времена правления династий Западная Хань, Восточная Хань, Северная Вэй, Северная Ци, Северная Чжоу, Суй, Ляо, Цзинь, Мин в больших объемах Стена достраивалась или укреплялась. Самые большие масштабы укрепление знаменитого оборонительного сооружения приняло во времена династий Мин и Хань. Причем, во времена правления Мин качество построенных объектов было наиболее высоким, а на башнях и в прилегающих к Стене гарнизонах охрану Поднебесной несли более миллиона человек [79].

Работы, начатые по приказу Ши Хуанди осуществлял генерал Мэн Тянь. Имея в своем подчинении триста тысяч воинов и привлекая местных крестьян, он приступил к сооружению сторожевых башен и созданию насыпных валов. По политическим соображениям и инженерной программе генерала оборонительная линия возводилась преимущественно на гребнях гор, что усиливало эффект неприступности стены и являлось логически объяснимой границей между территориями разных народов.

Строительная технология возведения крепостных сооружений была несложной: необходимо было вырыть рвы, поднятую землю аккуратно сложить по тыльному берегу рва в валы, облицевать получившиеся валы камнем. Башни были надвратными и дозорными. Боевые надвратные складывались, как правило, из камня. Они были в несколько этажей, квадратными в плане, имели сквозной проход с укрепленными воротами и зубчатое оформление верхнего края стен по всему периметру. Дозорные башни, которых по некоторым источникам насчитывалось около 25 000, были высотой примерно 20 м, имели форму усеченной пирамиды и, увы, не обладали необходимым запасом прочности. Они первыми подвергались штурму.

Расстояние между башнями равнялось «двум полетам стрелы», но это не означало, что воины с соседних башен могли оставить свои посты и ринутся на помощь подвергшимся нападению. Им вменялось зажечь сигнальный костер или вывесить соответствующий флаг, передав сообщение о появлении врагов, защищать свой участок стены до подхода пограничных отрядов с застав или основного войска из ближайшего гарнизона. Те, что спешили на помощь с застав, подтягивались к месту боя прямо по гребню стены, поскольку на нем была проложена стратегическая дорога шириной в несколько метров, а резервы спешили с юга по заранее проложенным путям, связывавшим гарнизоны со стеной. Однако растянутость отрядов защитников стены и ограниченность их маневра была на руку противнику. Он мог сосредоточиться в разных местах и большими силами прорываться через стену, которая не превышала семи метров в высоту. Атакующим даже не обязательно было запасаться лестницами: выбоины в стене позволяли штурмующим вскарабкаться на ее гребень. Исход боя часто зависел от рукопашной схватки. Чтобы предупредить намерения захватчиков, перед стеной была создана добавочная внешняя линия защиты, контрольная песчаная полоса и цепь сигнальных вышек.

Генерал Мэнь Тянь должен был в короткий срок создать оборонительную линию на протяжении сотен километров. Поэтому он использовал старые валы, насыпанные на севере и северо-востоке вдоль границ царств Янь и Чжао еще в V–IV вв. до н. э., и укрепил их каменной облицовкой. На строительстве были заняты не только солдаты, но и двести тысяч каторжан. Принудительно сгонялись на работы и местные крестьяне, которых никто не считал, поскольку их пропитание государственной казной не оплачивалось.

Генерал Мэнь Тянь решил строить стену по гребням горных хребтов в трудно проходимой местности, где заранее исключалось появление вражеской конницы – наиболее сильной части войска кочевых народов. На осуществление такого плана понадобилось десять лет, в результате чего и появилась извилистая стена длиною в 750 км преимущественно в соединении существующих участков стены. Но и после этого стена не стала эффективным оборонительным сооружением. Через нее прорывались тангуты, а в последствии монголы.

По словам Чингисхана: «сила китайской стены велика настолько, насколько велика храбрость тех, кто обороняет ее». Так жестокий завоеватель поставил под сомнение само существование Стены – избыточного фолртификационного сооружения. Правда, сказано это было после того, как армия Чингисхана, сметавшая все на своем пути, с большим трудом преодолела это грозное препятствие после двух лет изнурительной осады.

О масштабах строительства может свидетельствовать такой факт: по гребню стены могли проехать конные всадники. Чанчэн выполняла важную функцию скоростной дороги и канала информационной связи, поскольку часовые, дежурившие в башнях, дымовыми сигналами передавали в столицу сведения о передвижениях вражеских войск и другие важные сообщения.

Сегодня одни называют Великую стену замечательным достижением древнекитайского инженерного искусства. Другие считают ее постройку причудой тирана. Молва гласит, что если приложить к стене ухо, можно услышать жалобные голоса и стоны тех, кто погиб на стройке. Ведь за весь многовековой временной отрезок, ушедший на возведение Великой Стены, на стройке погибло от двух до трех миллионов китайцев.

История ни на год не оставляла народы Китая в благодушном мирном существовании. Это надо иметь в виду, оценивая не только покорность рабочих в деле возведения оборонительных стен, но и их готовность к масштабному строительству. Народным восстанием, названным восстанием «железных повязок» (184 г.) была развеяна по ветру империя Хань, просуществовавшая шесть веков (III в. до н.э – III в. н.э.). Страна была поделена на три противоборствующих лагеря. В долине Хуанхэ образовалось царство Вэй во главе с полководцем Цао Цао, на юго-западе – императором государства Шу провозгласил себя Лю Бэй. Земли к югу от Янцзы подпали под власть Сунь Цюаня и стали называться империей У. Идея «Срединной империи», выдвигавшаяся в прошлые столетия ханьскими правителями, перестала быть идейным стержнем развития Китая [124, 169].

Критики осуждают многовековую историю возведения гигантской фортификационной системы за то, что она явилась порождением господства тирании, принесла страдания народу, увековеченные во многих легендах и «плачах». Наибольшее распространение получила легенда «Плач Мэн Цзян на Великой китайской стене». Однако, объективно рассуждая, нельзя не видеть, что строительство Стены сблизило северо-западные пограничные районы страны и центральные внутренние земли, усилило культурный и экономический обмен между ними. Прогрессу способствовала воля сына Цао Цао Цао Пи, издавшего указы о смягчении воинской повинности, об отдыхе солдат, о запрете кровной мести, о снижении налогов на содержание армии и Стены.

Воинский контингент, не находивший себе цели в однообразной повинности стал оседать на пустующих землях. Желание покинуть Стену и вернуться к родному очагу, лейтмотивом проходящее через множество стихов, преданий и песен, стало уступать стремлению открыть для себя новую жизнь, новые возможности, «выбиться в люди», т. е. стать чиновником. Отбор кандидатов в чиновничий класс осуществлялся по девяти рангам. Назначенные арбитры, названные «прямодушными и беспристрастными», зорко следили за тем, чтобы чины раздавались по знаниям, достоинствам и талантам.

Ситуация подогревалась активной деятельностью Лю Бэя и его хитрого советника Чжугэ Ляна. Они постоянно воевали с царством Вэй, тоже претендуя на необжитую землю. Таким способом они превращали на какое-то время Великую стену не столько в укрепление, сколько в межевую границу. Она меняла свое направление и становилась зигзагообразной, «расползаясь» далеко вглубь страны и покидая рубежи, сдерживающие воинственных степных народов.

Начало войны с северянами было выигрышным. Войска коалиции Лю Бэя и Сунь Цюаня разгромили Цао Цао в битве при Чиби (208 г.). Однако, после смерти Лю Бэя армии царства Вэй нанесли сокрушительное поражение царству Шу. Не менее важным для вопроса о появлении и прирастании Великой стены новыми участками оказалась политика правителей царства У. Этим царством была положена драма разделения Китая на север и юг. Ощутив разобщенность царств, кочевники Великой степи ринулись на захват обжитых и окультуренных китайских земель. Они разбили войска недавно созданной Сымой Янем империи Цзинь, проявив при этом неслыханную жестокость. Население Китая стало сдвигаться на юг, уступая северные территории степнякам-кочевникам – хуннам, кеданям, чурдженам, маньчжурам, тангутам, монголам и т. д. Это бегство воспринималось катастрофой, но не была ли она подготовлена непомерной тяжестью службы огромного числа солдат на башнях Чанчэн? Как правило, эту службу несли молодые мужчины, сосланные на лет десять- двенадцать за какие-то незначительные проступки и впадавшие с течением долгого необоснованного срока наказания в прострацию, в лишенное смысла бытие. Суицид среди солдат был распространен в особо удаленных гарнизонах Великой стены. Художественным свидетельством тому может служить легенда про Хань Пина, покончившего с собой из-за тягот службы, и его жену – красавицу из рода Хэ. Она, не застав после долгого пути мужа в живых, предпочла быть похороненной вместе с супругом, нежели оказаться возлюбленной князя.

Стена стала проклятием не только для тех, кто был вынужден на ней служить, но и для матерей, жен и подруг, остававшихся дома и обреченных на томительное ожидание, что иллюстрируют строки из поэтического наследия Бао Чжо:

В этот год порой весенней зацветет лесной убор,
Через год, зимою поздней ляжет снег на гребни гор
Все меняется на свете, дней бежит круговорот,
Господин мой на границе службу долгую несет.
С той поры как мы простились третья минула зима,
А от милого с границы ни гонца и ни письма.
По утрам о нем тоскую – слезы падают, горьки
Вечерами думы, думы – Вся изныла от тоски…»
[4].

Многие бедствия строителей были связаны с голодом и холодом. Стена находится в северной части Китая. На востоке она завершается заставой Шаньхайгуань, на западе – заставой Цзяюйгуань в местечке Лоп Нур, будто повторяя очертания южной границы Внутренней Монголии. Общепринятое наименование – Великая китайская стена утвердилось к концу XVII в. Согласно историческим записям, с начала VII в. до нашей эры и до времен правления династии Мин (1368–1644 гг.), двадцать княжеских государств и феодальных династий возводили Стену. Длина ее уже во время правления трех династий: Цинь, Хань и Мин превысила пять тысяч километров. Всего историки выделяют четыре больших самостоятельных участков Великой стены, возведенных поэтапно. Это стена династии Цинь (208 г. до н.э.), стена династии Хань (I в. до н.э.), стена времен Пяти династий и Десяти королевств (1138–1198 гг.) и строительство, длившееся с начала правления императора Хуну вплоть до императора Ваньли из династии Мин (1368–1620 гг.).

Последняя поспешная попытка отгородиться от воинственных степняков вызвана трагическим событием – китайская армия потерпела поражение от ойратов (западных монголов). В 1449 г. во время битвы при Туму китайцам не удалось получить контроль над монгольскими племенами. Даже после нескольких мелких побед, изнуряющий страну военный конфликт дорого обходился империи. Именно тогда правители династии Мин пришли к необходимости отгородиться от кочевников-монголов гигантской стеной вдоль северных границ Китая. Признавая власть монголов над пустыней Ордос, Чанчэн возводили вдоль ее южной границы, не затрагивая излучину реки Хуанхэ.

Сравнивая фортификационное искусство эпохи династии Цинь с укреплениями эпохи Мин, можно заметить, что последние были прочнее и сложнее в конструкции, так как вместо утрамбованной земли и деревянных каркасов использовались кирпичи и камень. Поскольку экспансия со стороны Великой степи из года в год нарастала, династия Мин была вынуждена направлять значительные материальные и человеческие ресурсы на поддержание боеготовности укреплений Стены. Башни и стены, составлявшие оборонительную линию севернее Пекина – столицы империи, были особенно прочными и неприступными. «Северный проход» Цзюйюнгуань, известный как Бадалин, использовался китайцами для защиты своих земель. Сюда присылалось множество солдат на защиту столицы – Пекина.

В конце правления династии Шунь Великая стена помогла защитить империю от набегов маньчжуров, которые участились к 1600 г. и доставляли большое беспокойство властям и народу. Под военным предводительством Юань Чун-Хуана, армия династии Мин удерживала маньчжуров в хорошо укрепленном проходе Шаньхайгуань и не пропустила их ни на Ляодунский полуостров, ни на основные земли Китая. Однако полчища маньчжуров преодолели Великую стену в 1644 г. Ворота Шаньхайгуаня открыл врагу У Сангуй, комендант гарнизона. Он был в оппозиции к правителям династии Шунь и решил руками маньчжуров добиться исполнения своих интересов.

Маньчжуры стремительно оккупировали Пекин. Сбросили новую династию Шунь и подавили очаги сопротивления династии Мин, чтобы основать новую династию Цинг (Цин). Во время господства этой династии просторы Поднебесной раскинулись за пределы Стены, а Монголия была присоединена к империи, поэтому сооружение стен и их ремонт были остановлены. На юге страны, напротив, возвели подобие Великой стены, чтобы защитить Китай и отделить его от «южных варваров», называемых мяо (что значит «варварский и кочующий народ»).

Уже в эпоху царствования династии Мин среди строительных материалов заметной популярностью отличался кирпич. Он активно использовался при возведении стен. Помимо кирпича в ход шли такие материалы как известь и камень. Размеры и вес кирпичей позволяли работать с ними быстрее, чем с землей и камнем, поэтому возведение укреплений ускорилось. К тому же, кирпичи оказались прочнее и долговечнее, чем утрамбованная земля. Камень был надежнее кирпича, но его было труднее обрабатывать. Поэтому каменные монолиты обтесывали, придавая им прямоугольную форму, и укладывали в фундамент внешнего и внутреннего ряда кладки стены, укрепляя периметры башен и ворот. Бойницы в стенах были узкими, что обеспечивало защиту воинам и позволяло им следить за действиями противника [51].

Великая стена имеет на всем протяжении оборонительные башни, куда защитники стен отступали, если их теснил враг. В каждую такую башню ведет узкая лестница и тесный вход. Стены заканчивались устрашающими зубцами. Они служили для незаметного наблюдения за врагом и в качестве прикрытия для воинов-лучников. Кроме обычного комплекта оружия защитники Стены располагали специальным набором котлов для смолы, крючковатыми баграми и другими приспособлениями, предназначенными для сопротивления нападающим.

Значительная часть западных участков Великой стены, пролегающих вдоль пустыни Гоби, построена из лессовой массы, после дождей, превращающейся в грязь.

Среди поражающих воображение современного человека участков Великой стены эпохи Мин, это гигантский одиннадцати километровый пандус с крутыми ступенями, названный Ваньджиньлоу, и одна из 67 сторожевых башен Цзиньшаньлин, которая находится на высоте 980 м. над уровнем моря. К юго-востоку от Цзиньшаньлин находится Великая стена Мутяньюй, которая идет, извиваясь, с юго-востока на северо-запад на протяжении более двух километров вдоль скалистых неприступных гор. Она соединяется с проходом Цзюйюнгуань с запада и Губейкоу с востока.

Еще один примечательный участок (известный как «Первый проход под небесами») расположен рядом с восточной оконечностью стены. Там были построены первые части Великой стены на горе Шаньхайгуань – то была первая вершина, на которую «карабкалась» стена. Здесь же находится и Цзюменкоу – единственная часть стены, построенная в виде моста. Великая стена Шаньхайгуань называется Музеем «Великой китайской стены» - из-за храма Мэн Цзянг-Ну, возведенного во время династии Сун.

Разумеется, что подобные архитектурно-строительные раритеты скорее исключение, нежели обычная практика. И, все-таки, в итоге, если соединить вместе стены, построенные в каждом периоде, общая длина ее приближается к пятидесяти тысячам километров. Подсчитано, что если из кирпичей Великой стены выложить строение толщиной в один метр и высотой в пять метров, то оно может с избытком опоясать Землю. Большая часть ее построена на самых высоких местах горной цепи. Извивающийся горный хребет рисует четкую картину, стремительно несущегося огромного дракона. Поэтому Стена в виде дракона стала зримым символом китайского народа. На ней размещены сотни перевалов, горных проходов, великое множество вышек, башен для сигнальных огней. Они не позволяют стене выглядеть монотонно, а подъемы и спады рельефа кажутся еще более обрывистыми, наполненными художественным очарованием [142].

В связи с утратой на отдельных участках фортификационной роли, некоторые башни Стены стали использоваться в качестве храмов, мест принудительных работ, пристанищем разбойников и просто «складом» бесхозного строительного материала.

Великая китайская стена – сооружение, на возведение которого ушло больше времени, чем на строительство какого-либо другого объекта в мире. В 1987 г. Чанчэн внесли в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, а 7 июля 2007 г., благодаря Всеобщему опросу, проведенному посредством интернет, SMS и телефонных звонков, Великая китайская стена получила статус Нового Чуда Света. В диссертации рассматриваются наиболее сохранившиеся участки Стены, послужившие темой для образного запечатления художниками. Это районы Цинь-шан-линь, Шанхай гуань, Цзя Юй Гуань, Му-Тхень-унь, участок Чжан-Цзя-коу, Симатай, участок «Натянутая стрела», район Юй-мэн-гуан и участки в округе Пекина – Цзюйюнгуань с башней Юньтай, и Бадалин.

Символически обобщенный художественный образ Стены – есть специфический сплав произведений многих видов искусств, а конфуцианские, даосистские и буддийские философско-нравственные парадигмы представляют собой не затухающую идейно-культурную основу для формирования стилей творчества.

Красота Великой стены обусловлена синтезом архитектурной мысли и неповторимости окружающей среды. Построенная людьми, Стена декорировала родную землю, а величие природы добавило ей ощущение мощи. Стена представляет собой «линейное» искусство. Она похожа на живую линию, абрис которой воспроизводит очертания сказочного дракона. Голубое небо стало ее фоном. На западе возвышается бескрайняя пустыня Гоби. Через безбрежные степи и длинные реки, высокие горы, до побережья Восточного китайского моря с высокими волнами, Стена пролегает вдоль и поперек страны на многие тысячи ли. Будто по воли богов одним росчерком начертана искусная система, представляющая собой верх мастерства и совершенства. Не даром она заслужила славу «истинного искусства земной поверхности» [116].

Вслед за сменой четырех времен года – весны, лета, осени и зимы, а также такими изменениями как туман и облака, снег и дождь, темное и ясное небо, рассвет и сумерки, Великая китайская стена, растительный покров на горах и реках, краски, освещение, – все претерпевает различные изменения, влечет за собой смену настроений и эстетических впечатлений у созерцателей пейзажа, составной частью которого является Стена. Все это нашло отражение в стихотворениях, посвященных знаменитой древности. Вплоть до настоящего времени, китайцы, поднимаясь на Великую стену на участке Бадалин, преисполняются чувством гордости. «Не был на Великой стене, не можешь быть хорошим ханьцем» [129], так говорят граждане Поднебесной. И это не случайно!

Полная документальная история возведения Чанчэн отсутствует. Но в народе сохранились многочисленные о ней предания. Волнующие сказания передаются из поколения в поколение, тем более что строительство Стены объединяет имена императоров, генералов, рядовых воинов, философов и поэтов [4, 37, 45, 137, 141]. Начиная с «Ши цзин», слагаются песни о строительстве стены. Таких стихов насчитывается более шестисот. Эти стихотворения о Чанчэн широко отражают политические, экономические, военные, культурные, национальные связи и бытовые ситуации из жизни строителей в каждое время года. Они являются жемчужинами древней культуры Китая.

Описания пограничных застав и чувств, переживаемых на ее башнях, вошли в репертуар классической литературы, например стихотворения Ли Бо Ван Чанлина, Ду Фу.

В стихах такого вида описываются трудности жизни на пограничных заставах, изливается печаль по родным местам, тоска по членам семьи. Так уже во времена Троецарствия появилось стихотворение «Напоить лошадей в пещере Великой стены». В нем сообщается о том, что в глазах гарнизонных солдат тоска, в сердце они несут разлуку с женами и детьми.

В переписке ушедших на службу мужчин описываются бедствия, которые приносит с собой народу строительство стены. Строить Великую стену, охранять Великую стену, кроме горечи жизни и тяжелой работы, трудно пережить боль тоски по родной земле. В строках: «Застава Ян – путь в десять тысяч ли, не видели ни одного вернувшегося человека. Только дикие гуси на берегу реки, с приходом осени улетают на юг», во всех подробностях передается чувство тоски по родной земле. Профессиональные поэты, также как и народные сказители, черпали темы из истории Стены. Удивительно по красоте стихотворение Ли Бо «Луна над пограничными горами».

В стихотворении «Прибываю послом на пограничную заставу» Ван Вэй описал пейзажи удаленных от жилья мест, эти строки вызывают восхищение у потомков. Не менее популярны стихотворения Ван Чанлина «Выходя из пограничной крепости» и «В военном походе». Цикл стихов Ду Фу «За пограничной крепостью», хотя и описывает горькую участь солдат гарнизона пограничной заставы, гордыню и дерзость военачальников, но основное внимание все же уделяется пафосу защиты государства. Поэт с чувством досады говорит о сложившейся повинности, несущей гибель стране.

О строителях Стены сложены легенды. Среди них «Сказание о белом генерале на белом коне», «Десять золотых мотыг и котлов», «Решающий кирпич», «Легенда о том, как бог Эрлан помогал Ци Цзигуану построить Великую стену».

Наиболее повествовательна и неоднократно пересказана, в том числе в сборнике «Мелодии Дуньхуана», «Легенда о том, как Мэн Цзян-нюй плачет у Великой китайской стены». В ней сосредоточена мысль о красоте человеческих чувств, о супружеской верности, преданности родному дому и стране, а также о коварстве императора Цинь Ши-Хуанди и его министров. В некоторых сказаниях содержатся рекомендации строителям и высмеиваются ленивые и самонадеянные чиновники.

Поскольку Чанчэн строилась в северных провинциях Китая, то именно там чаще слагались баллады и песни. Среди наиболее популярных всегда числилась народная «Ода Му Лань». В ней говорится о геройстве девушки, переодевшейся мужчиной. Вместо отца она пошла на войну, что разразилась на подступах к Чанчэн, преодолевает десять тысяч ли, пересекает горы и равнины, рвется в бой как орлица. После победы она не принимает награды, желает мирной и прекрасной жизни для всего народа.

К ключевым рассказам в народном эпосе относится цикл повествований «Застава Шаньохайгуань». В балладе «Три драгоценности Шаньхайгуань» в ироничной форме сообщается о пищевом солдатском довольствии, состоявшем из лепешки цегао, батата и доуфунао. Известно, что подлинная еда воинов, несших службу, была далеко на такой праздничной и сытной, как именовалась в официальных документах (цегао – продукт праздничной выпечки, а доуфунао – вкусная соевая похлебка). Песни отражали не только быт казарм и застав, но и охраняемые проходы в Стене. К ним относятся баллады ««Проход Чжанцзякоу» и «Проход Шахукоу».

Прозаические произведения, описывающие Великую стену, со времен правления династии Хань следовали непрерывной чередой, их жанры разнообразны. Ли Даоюянь (Северная Вэй) – первый автор, описавший пейзажи Великой стены с точки зрения эстетического восприятия. В «Книге о реках» он изложил красоты Великой стены, а «Записки о путешествиях» Сюй Сякэ (династия Мин) – это еще один художественно-исторический текст, обладающий изысканным литературным колоритом.

Древняя проза о Великой стене, будучи фантазией не лишена, однако, вкраплений точных деталей. Она повествует о расцвете и гибели династий, о глубоких раздумьях людей о пережитом. Воображение современных авторов лирической прозы о Великой стене освободилось от традиционной образной семантики и предлагает читателю сугубо авторские отношения к теме.

Традиционная китайская опера и драма династии Мин представлена пьесами «Правитель Чжао выходит из заставы» и другими ей подобными. А в эпоху Цин на подмостках появилась пьеса «Зеркало тысячи осеней». В настоящее время опер и драм на тему Великой стены становится все больше и больше. Разнообразны сценические представления на территориях непосредственно прилегающих к Чанчэн. По неполным статистическим данным больших и малых опер, в сюжетику которых вплетены повествования о Великой стене, насчитывается свыше 120 видов, что составляет треть от оперного репертуара всей страны.

Великая стена образует на севере Китая. своеобразный культурный пояс, включающий в себя Ляонин, внутреннюю Монголию, Нинся-Хуэский автономный район, Ганьсу, Шэньси, Шанси, Хэнань, Хэбэй, Пекин, Тяньцзинь, Шаньдун, Цзилинь, Хэйлунцзян, Цинхай, Синьцзян и другие районы. В пределах этого пояса с древности до настоящего времени проживают люди различных национальностей и народностей (свыше двадцати). Важным представляется то, что Стена как бы объединяет содержание их богатой духовной культуры. Множество исторических персонажей и деятелей культуры проявляли свои способности вдоль линии Великой стены. Их достижения и мысли, подобно Чанчэн, уже стали важной составной частью духовного богатства китайского народа.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки
Рассылка 'Новости библиотеки диссертаций'


Пишите нам

 

 

 

 

X