Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки
СУПЕРОБУЧЕНИЕ
Комната отдыха

Введите слово для поиска

Васильева Надежда Геннадьевна
Взаимосвязь особенностей эмоционального интеллекта и синдрома выгорания у врачей


ФГБУ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМ. В.М. БЕХТЕРЕВА»


Специальность 19.00.04 – медицинская психология


Диссертация
на соискание ученой степени кандидата психологических наук


Научный руководитель: кандидат психологических наук, доцент Бочаров Виктор Викторович


Санкт-Петербург 2016

Содержание диссертации
Взаимосвязь особенностей эмоционального интеллекта и синдрома выгорания у врачей

Введение

Глава 1. Проблемы взаимосвязи эмоционального интеллекта и синдрома выгорания у врачей

Раздел 1.1. Эмоциональный интеллект в профессиональной деятельности
1.1.1. Понятие об эмоциональном интеллекте в психологии
1.1.2. Структура и динамика эмоционального интеллекта
1.1.3. Эмоциональный интеллект и профессиональная деятельность

Раздел 1.2. Синдром выгорания в медицине
1.2.1. Понятие о синдроме выгорания
1.2.2. Синдром выгорания у медицинских работников
1.2.3. Особенности синдрома выгорания у психиатров и физиотерапевтов

Раздел 1.3. Эмоциональный интеллект и синдром выгорания у врачей
1.3.1. Эмоциональный интеллект как ресурс преодоления выгорания
1.3.2. Эмоциональный интеллект в медицинской деятельности
1.3.3. Проблема взаимосвязи эмоционального интеллекта и синдрома выгорания у врачей

Глава 2. Материал и методы исследования

Раздел 2.1. Дизайн и методы исследования

Раздел 2.2. Описание выборки и клинико-психологическая характеристика групп психиатров и физиотерапевтов

Глава 3. Исследование эмоционального интеллекта и синдрома выгорания у врачей

Раздел 3.1. Особенности эмоционального интеллекта врачей
3.1.1. Данные методики Холла
3.1.2. Данные методики эмоционального интеллекта Манойловой (МЭИ)
3.1.3. Крайние группы по уровню эмоционального интеллекта
3.1.4. Типы эмоционального интеллекта врачей

Раздел 3.2. Особенности синдрома выгорания у врачей
3.2.1. Структура выгорания в группах физиотерапевтов и психиатров (методика «Профессиональное выгорание»)
3.2.2. Сравнение с другими профессиональными группами
3.2.3. Динамика выгорания в группах физиотерапевтов и психиатров (методика «Эмоциональное выгорание»)
3.2.4. Кластерный анализ методик измерения синдрома выгорания
3.2.5. Факторы, связанные с выраженностью синдрома выгорания

Раздел 3.3. Особенности эмоционального интеллекта врачей как личностный фактор, противостоящий выгоранию
3.3.1. Взаимосвязь эмоционального интеллекта и выгорания
3.3.2. Внутриличностный и межличностный эмоциональный интеллект и выгорание
3.3.3. Факторы эмоционального интеллекта, связанные с выгоранием
3.3.4. Выгорание у врачей с различными типами эмоционального интеллекта

Заключение
Выводы
Список литературы
Приложения

Глава 1. Проблемы взаимосвязи эмоционального интеллекта и синдрома выгорания у врачей

Успешность врачебной деятельности во многом определяется способностью врача вступать в эффективные межличностные контакты со всеми участниками лечебного процесса: пациентами, их родственниками, коллегами (Бойко В.В., 1996; Вассерман Л.И. и др., 1997). Особая роль традиционно отводится взаимоотношениям, возникающим между врачом и пациентом, поскольку, как пишет в своей книге «Личность и неврозы» В.Н. Мясищев (1960), эти отношения, сам их характер, являются специфическим психотерапевтическим фактором, влияющим на результат лечения.

Б.Д. Карвасарский в книгах «Медицинская психология» (2010) и «Психотерапевтическая энциклопедия» (2002) указывает, что успех психотерапевтического контакта во многом зависит от характера эмоциональных отношений, установившихся с пациентом. У врачей разных специальностей различные стороны этих отношений: когнитивная, эмоциональная, ролевая – вносят разный вклад в их формирование. Выделяя формы контакта между врачом и пациентом, В.А. Ташлыков (1984) отмечает их различия по эмоциональности (глубине) контакта, активности выбранной роли, трансляции позиции врача.

Психологическая составляющая медицинской помощи важна в работе врачей всех специальностей, но наиболее глубокий контакт нужен там, где врач сталкивается с невротическим, психогенным компонентом (Rogers C.R., 1951). Это в первую очередь относится к психиатрам. Однако психологическая составляющая важна и для специалистов тех медицинских профессий, которые имеют относительно кратковременный, опосредованный контакт с больным. К ним относятся, например, физиотерапевты. Сложность их работы в том, что они должны производить назначения в ситуации, когда нет полной информации о личности больного, нет времени для сбора подробного анамнеза, возможности сопровождения и длительного наблюдения.

Успешность врача во многом определяется его личностью, его умением устанавливать психологический контакт с пациентом. Необходимость устанавливать доверительные отношения с пациентом предъявляет особые требования к эмоциональной сфере врача. Работы, посвященные эмпатии (Козина Н.В., 1998; Агавенян Р.О., 1998; Василькова А.П., 1998) и коммуникативной компетентности (Цветкова Л.А., 1994) врачей, описывают часть нужных им компетенций.

Возникший в последние годы поворот к изучению эмоциональных способностей привел к утверждению в психологии понятия «эмоциональный интеллект» (Goleman D., 1995; Mayer J.D., Salovey P., 1990, 1997, 1999; Caruso D.R ., 1999; Bar-On R., 1997; Люсин Д.В., 2004; Гарскова Г.Г., 1999; Андреева И.Н., 2004, 2006; Карпов А.В., Петровская А.С., 2006; Михайлова Е.С., 2006). Эмоциональный интеллект, который включает в себя различные способности, обеспечивающие продуктивность деятельности (Bar-On R., 1997), является более широким понятием по отношению к эмпатии, коммуникативной компетентности, самоконтролю (Люсин Д.В., 2004; Манойлова М.М., 2008).

Интенсивные межличностные контакты предъявляют высокие требования к эмоциональной компетентности врача. Выполнение профессиональной роли помогающего специалиста в ряде случаев вызывает значительные эмоциональные перегрузки (Гришина Н.В., 1997), влечет за собой состояние профессионального выгорания. Однако исследовательница этого феномена C. Maslach отмечает, что при определенных факторах выгорания не происходит, а феномен заменяется на противоположный – врабатываемость (Орел В.Е., 2008). В связи с важностью сохранения здоровья врача в условиях повышенной эмоциональной нагрузки и той роли, которую играет личность врача в успехе лечения, представляет интерес исследование взаимосвязи особенностей эмоционального интеллекта и синдрома выгорания у врачей.

Раздел 1.1. Эмоциональный интеллект в профессиональной деятельности

1.1.1. Понятие об эмоциональном интеллекте в психологии

Начало экспериментального изучения проблемы способностей было положено в 60-х годах 19 века в трудах знаменитого исследователя Френсиса Гальтона (Дружинин В.Н., 1998). С.Л. Рубинштейн понимал под способностями сложный комплекс психических свойств, которые делают его способным к какой- либо конкретной деятельности, причем эти свойства вырабатываются лишь в самой деятельности, определенным образом организованной. И по мере формирования способностей человек становится способным выходить в своей жизни на новые уровни творчества. (Рубинштейн С.Л., 1959). В 20 веке в психологии общих способностей благодаря работам Ж. Пиаже, Дж. Гилфорда, Л. Терстоуна, Ч. Спирмена, Ф. Вернона, Д. Векслера, Р.Б. Кэттелла, С. Барта, Л. Хамфрейса, Г.Ю. Айзенка, Р. Стернберга, Х. Гарднера, М.А. Холодной развивалось направление по изучению структуры интеллектуальных способностей, методов их диагностики и развития (Дружинин В.Н., 1998; Шадриков В.Д., 2007; Лобанов А.П., 2008). Интеллект был выдвинут на роль основного фактора, влияющего на эффективность человека в различных областях деятельности, в том числе профессиональной (Ушаков Д.В., 2009).

Основным недостатком такого подхода к изучению способностей, который отмечают практически все авторы, пишущие о проблеме соотношения эмоционального и традиционного интеллекта, является попытка искусственно разделить когнитивные и эмоциональные процессы, в то время как познавательная и когнитивная сферы психики человека неразделимы (Люсин Д.В., Ушаков Д.В., 2009). Другими словами, происходит игнорирование коммуникативной и регуляторной функции психики в пользу познавательной (Ломов Б.Ф., 1984; Дружинин В.Н., 1998), нарушение единства аффекта и интеллекта, традиционное для отечественной школы Л.С. Выготского и С.Л. Рубинштейна (Е.А. Сергиенко, И.И. Ветрова, 2009).

Принцип единства интеллекта и аффекта, заложенный в основы изучения взаимосвязи эмоциональной и когнитивной сфер психики, был сформулирован Л.С. Выготским еще в 30-ые годы 20 века (Выготский Л.С., 2000). Сходной позиции придерживался С.Л. Рубинштейн. Он писал, что «эмоции человека представляют собой единство эмоционального и интеллектуального, так же как познавательные процессы обычно образуют единство интеллектуального и эмоционального» (Рубинштейн С.Л., 2007, стр. 552).

Проблема эмоционального интеллекта, возникшая на стыке психологии мышления и психологии эмоций, является выражением характерной для современной психологии тенденции к интеграции различных направлений и психологических явлений (Карпов А.В., Петровская А.С., 2000).

Существовавшие долгое время представления об эмоциях как о неуправляемых иррациональных импульсах, осложняющих процесс жизни и деятельности человека (Freud S., 1923, 1960; Freud A., 1937), взгляды на эмоциональный процесс как на нарушающий мышление и делающий невозможной адекватную оценку ситуации (Lazarus R., Folkman S., 1984) уступают место, по мнению А.В. Либиной, более адекватным теориям и концепциям о позитивной роли эмоциональных процессов, к числу которых можно отнести и теорию эмоционального интеллекта (Либина А.В., 2008).

По мнению М.А. Холодной, одним из направлений развития представлений о природе интеллекта в его тестологическом понимании было обоснование множественности сторон интеллекта (Холодная М.А., 2002). В качестве примера можно привести концепцию Л. Терстоуна (1938), в рамках которой он выделял семь так называемых первичных умственных потенций, среди которых еще нет эмоциональных способностей. С точки зрения H.J. Eysenck, можно говорить о различных типах концепции интеллекта: биологической, психометрической и социальной, соответствующим разным структурным уровням интеллекта (Eysenck H.J., Eysenck M.W., 1985).

В своем обзоре «Преимущества EQ» С. Стайн и Г. Бук обращают наше внимание на работы Говарда Гарднера, в которых, развивая идею Терстоуна о множественности интеллектуальных проявлений, он говорит о существовании разных интеллектуальных способностей, включая интрапсихические (способность к интроспекции) и личностные способности (Gardner H., 1983). Он рассматривает семь видов интеллекта, среди которых есть межличностный и внутриличностный. Межличностный интеллект обеспечивает способность понимать других людей и налаживать с ними отношения, а внутриличностный – способность понимать себя, свои чувства и стремления. Способности, включенные Г. Гарднером в межличностный и внутриличностный интеллект, имеют непосредственное отношение к эмоциональному интеллекту.

Первоначально понятие «эмоциональный интеллект» появилось в контексте разработки проблемы социального интеллекта Дж. Гилфордом, Г. Гарднером, Г. Айзенком (Guilford J.P., 1967; Gardner H., 1983; Eysenck H.J., Eysenck M.W., 1985; Сергиенко Е.А., Ветрова И.И., 2009). Среди подходов к изучению практического интеллекта, в противоположность интеллекту академическому, R.J. Sternberg называет концепции: социального интеллекта, эмоционального интеллекта и свою концепцию практического интеллекта (Стернберг Р.Дж., Форсайт Дж.Б., Хедланд Дж. и др., 2002).

Понятие социального интеллекта было впервые предложено Э. Торндайком в 1920 году и определено как общая способность понимать других, действовать мудро в человеческих отношениях. В модели Дж. Гилфорда, впервые показавшего, что социальный интеллект достаточно успешно предсказывает некоторые жизненные достижения, он рассматривается как сумма способностей, необходимых в сфере поведенческой деятельности (Стернберг Р. и др., 2002; Куницына В.Н. и др., 2003; Люсин Д.В., Ушаков Д.В., 2009). Оригинальная концепция социального интеллекта разработана В.Н. Куницыной. Однако в исследованиях социального интеллекта выявился ряд проблем. Еще Э. Торндайк отмечал высокую корреляцию социального интеллекта с тестами вербального интеллекта. Л. Кронбах в результате систематического изучения этой корреляции показал, что тесты социального интеллекта не образуют отдельного от вербального интеллекта фактора.

Новый интерес к проблеме возник в девяностые годы двадцатого века, когда Дж. Мейер и П. Сэловей предложили понятие «эмоциональный интеллект». Они определили его как форму интеллекта социального, включающую способность отслеживать (to monitor) и различать свои и чужие эмоции, а также использовать эту информацию для управления своими мыслями и действиями (Salovey P., Mayer J.D., 1990). За 10 лет с 1995 по 2005 год число научных публикаций по вопросам эмоционального интеллекта на русском языке выросло почти в десять раз, в то время как по вопросам социального – только в два. По мнению Д.В. Ушакова и Д.В. Люсина это, с некоторой задержкой, но отражает общемировую тенденцию роста интереса к эмоциональному интеллекту (Люсин Д.В., Ушаков Д.В., 2009; Бреслав Г., 2004).

Понятие «эмоциональный интеллект» утвердилось в психологии с того момента, когда J.D. Mayer и P. Salovey объединили интеллект и эмоции в единый концепт (Salovey P., Mayer J.D., 1990; Mayer J.D., Salovey P., 1997; Mayer J.D., Caruso D.R., Salovey P., 1999, 2001, 2002). Популяризации этого понятия в англоязычной литературе способствовала книга доктора философии D. Goleman, обозревателя научной колонки «Нью-Йорк Таймс», вышедшая в 1995 году (Goleman D. 1995; Гоулман Д. 2009).

Согласно Дж. Мейеру и П. Сэловей, эмоциональный интеллект – это способность адекватно воспринимать, оценивать и выражать эмоции; способность использовать и генерировать эмоции, если они оказывают поддержку мыслям; способность понимать эмоции и эмоциональные знания; способность регулировать эмоции с целью содействия эмоциональному и интеллектуальному развитию (Mayer J.D., Salovey P., 1997).

Израильский психолог Р. Бар-Он, автор одного из тщательно разработанных методов измерения эмоционального интеллекта, определяет его как все некогнитивные способности, знания и компетентность, дающие возможность успешно справляться с различными жизненными ситуациями (Bar-On R., 1997).

По мнению Е.В. Сидоренко, понятия «эмоциональный интеллект» и «социальный интеллект» во многом пересекаются. Однако эмоциональный интеллект смещает локус контроля с внешнего (в социальном интеллекте) на внутренний (сам человек и его эмоциональная сфера). Термин «эмоциональный интеллект» «подчеркивает значение эмоций в социальном интеллекте, но, в сущности, отражает не столько способность управлять эмоциями в социальном взаимодействии, сколько способность к управлению собственными эмоциями, причем необязательно вызванными теми, которые вызваны взаимодействием» (Сидоренко Е.В., 2002, с. 16).

По мнению Е.П. Ильина, в отличие от абстрактного и конкретного интеллекта, которые отражают закономерности внешнего мира, эмоциональный интеллект отражает внутренний мир и его связи с поведением личности и взаимодействием с реальностью (Ильин Е.П., 2001, 2007). Отвечая на критику концепции эмоционального интеллекта, основанную на представлении о том, что эмоции в нем подменяются интеллектом (Ильин Е.П., 2007), Г.Г. Гарскова отмечает, что эмоции могут быть объектом интеллектуальных операций, поскольку они отражают отношение человека к различным сферам жизни и к самому себе, а интеллект служит для понимания этих отношений (Гарскова Г.Г., 1999). Согласно Г.Г. Гарсковой, эмоциональный интеллект – это способность понимать отношения личности, репрезентируемые в эмоциях, и управлять эмоциональной сферой на основе интеллектуального анализа и синтеза.

В широком смысле к эмоциональному интеллекту относят способности к опознанию, пониманию и управлению эмоциями, понимая под ними как собственные эмоции субъекта, так и эмоции других людей (Мандель Б.Р., 2012; Робертс Р.Д., Мэттьюс Дж., Зайднер М., Люсин Д.В., 2004).

1.1.2. Структура и динамика эмоционального интеллекта

Дж. Мейер, П. Сэловей и Д. Карузо считают, что все созданные с 1990 года концепции эмоционального интеллекта можно отнести к двум основным моделям (Mayer J.D., Salovey P., Caruso D.R., 1999):

1. Модели способностей, в которых эмоциональный интеллект понимается как пересечение эмоций и познания (Salovey P., Mayer J.D., 1990, 1997; Mayer J.D., Salovey P., Caruso D.R., 1999, 2001,2002).

2. Смешанные модели, в которых эмоциональный интеллект понимается как сочетание умственных и персональных черт, присущих каждому конкретному человеку (Goleman D., 1995; Bar-On R., 1997).

Дж. Мейер, П. Сэловей предположили, что эмоциональный интеллект обусловлен сочетанием способностей, задействованных в адаптивной обработке эмоциональной информации. Первоначально в модель эмоционального интеллекта они включили оценку своих и чужих эмоций, выражение своих эмоций, использование эмоций и эффективное регулирование своих и чужих эмоций, которые образовали три категории способностей (табл. 1).

В дальнейшем Дж. Мейер, П. Сэловей и Д. Карузо уточнили данную схему, и она стала включать четыре компонента, по мнению авторов, последовательно, развивающихся в онтогенезе (табл. 2). Каждый из этих компонентов (ветвей): восприятие и выражение эмоций, усиление мышления с помощью эмоций, понимание эмоций, управление эмоциями относится как к своим, так и к чужим эмоциям. На основании новой иерархической модели авторами был разработан первый экспериментальный вариант методики для исследования эмоционального интеллекта MEIS (Multi-factor Intelligence Test). В дальнейшем эта методика была модифицирована. Новая методика, получившая по именам авторов название MSCEIT (Mayer-Salovey-Caruso Emotional Intelligence Test), основана на той же теоретической модели. Она показала хорошие психометрические результаты и получила наибольшее распространение (Стернберг Р., 2002; Сергиенко Е.А., Ветрова И.И., 2009; Робертс Р.Д., Мэттьюс Дж., Зайднер М., Люсин Д.В., 2004).

Смешанные модели трактуют эмоциональный интеллект как сложное психическое образование, имеющее одновременно и когнитивную, и личностную природу. Эти модели характеризуются большим разнообразием и отличаются друг от друга тем, какие когнитивные, личностные и мотивационные характеристики в них включаются (Сергиенко Е.А., Ветрова И.И., 2009).

Примером смешанной модели является модель Д. Гоулмана, в которой эмоциональный интеллект понимается как способность истолковывать свои эмоции и эмоции окружающих и использовать полученную информацию для реализации собственных целей (Goleman D., 1995; Гоулман Д., 1999; Гоулман Д., Бояцис Р., Макки Э., 2005). В своей концепции Д. Гоулман наряду с понятием «эмоциональный интеллект» начал использовать понятие «эмоциональная компетентность». По его мнению, эмоциональный интеллект содержит две ветви компетенции: личная и социальная (табл. 3). Диагностическая методика ECI (Emotional Competence Inventory–360) (Boyatzis R.E., Goleman D, Hay/McBer, 1999), разработанная на основании этой модели, по мнению Г.М. Бреслава, имеет ряд недостатков: некоторые элементы модели взаимозависимы и она довольно громоздка. Кроме того, способности, выбранные Д. Гоулманом в результате наблюдения за успешными менеджерами, характеризуют не только эмоциональную сферу, но и в более широком смысле примененные к данной профессии способности социальной регуляции и адаптации. (Бреслав Г.М., 2004).

Понимание эмоционального интеллекта в наиболее широкой трактовке принадлежит Р. Бар-Ону (Bar-On R., 1997). Р. Бар-Он выделяет пять переменных эмоционального интеллекта, в свою очередь состоящих из нескольких составляющих:

1. внутриличностные: эмоциональное осознание себя, уверенность, самоуважение, самоактуализация, независимость;

2. межличностные: эмпатия, межличностные взаимоотношения, социальная ответственность;

3. регуляция стресса: решение проблем, связь с реальностью, гибкость;

4. адаптивность: устойчивость к стрессу, контроль за импульсивностью;

5. общее настроение: счастье, оптимизм.

На основании своей модели Р. Бар-Он представил опросник EQ–i (Bar–On Emotional Inventory). По мнению Е.А. Орел, если расположить в континууме между аффектом и интеллектом все модели эмоционального интеллекта, то модель Р. Бар-Она окажется на полюсе аффекта, поскольку он вообще отказался относить к эмоциональному интеллекту познавательные способности (Орел Е.А., 2006).

В исследовании И.В. Плужникова, также придерживающегося модели способностей, разработана клинико-психологическая модель эмоционального интеллекта, состоящая из трех основных структурно-функциональных компонентов: восприятия эмоций, понимания эмоций и регуляторного компонента (Плужников И.В., 2010). По мнению автора, они иерархически организованы и подчинены особой деятельности, основной целью которой является наиболее точное и эффективное отражение своих и чужих эмоций для успешного управления ими в различных видах деятельности.

Таким образом, в моделях способностей эмоциональный интеллект определяется как набор способностей, и они измеряются с помощью тестов, состоящих из заданий, имеющих правильные и неправильные ответы. В смешанных моделях измерение эмоционального интеллекта осуществляется с помощью опросников, основанных на самоотчете (Робертс Р.Д., Мэттьюс Дж., Зайднер М., Люсин Д.В., 2004; Сергиенко Е.А., Ветрова И.И., 2009). Д.В. Люсин с коллегами предложили свою структуру эмоционального интеллекта. В их понимании он имеет двойственную природу и связан, с одной стороны, с когнитивными способностями, а с другой стороны – с личностными характеристиками (Люсин Д.В., 2000, 2004). Согласно этому подходу, эмоциональный интеллект понимается как способность к пониманию своих и чужих эмоций и управлению ими (табл. 4). Способности к пониманию и управлению эмоциями могут быть направлены как на собственные эмоции, так и на эмоции других людей. Таким образом, автор, вслед за Г. Гарднером, говорит о внутриличностном и межличностном эмоциональном интеллекте.

М.А. Манойлова придерживается сходной модели, согласно которой эмоциональный интеллект это интегративное понятие, состоящее из эмоций, интеллекта и воли (рис. 1), определяемое как способность человека к осознанию, принятию и регуляции эмоциональных состояний и чувств. Выделяются две большие группы способностей по управлению и пониманию эмоциями, каждая их которых может быть направлена на свои эмоции и эмоции других людей. Таким образом, она тоже выделяет в структуре эмоционального интеллекта внутриличностный и межличностный, или социальный аспекты. Ею была разработана авторская Методика измерения эмоционального интеллекта (МЭИ), использованная в работе (Манойлова М.А., 2006, 2008).

Эмоциональный интеллект не является неизменным качеством. Р.Д. Робертс с соавторами полагают, что эмоциональный интеллект – это психологическое образование, формирующееся в ходе жизни человека под влиянием ряда факторов, которые обуславливают его уровень и специфические индивидуальные особенности (Робертс Р.Д., Мэттьюс Дж., Зайднер М., Люсин Д.В., 2004). Конструкты, на которых предположительно основывается эмоциональный интеллект, они делят на две группы: врожденные и приобретенные (табл. 5). Для их измерения они предлагают использовать набор методик и шкал, в том числе авторскую методику ЭмИн, измеряющую представление человека о своем эмоциональном интеллекте.

Manfred F.R. Kets de Vries тоже считает, что эмоциональный интеллект не является неизменяемым качеством. В отличие от IQ он продолжает развиваться на протяжении всей жизни, для его развития необходимо развивать те вспомогательные навыки, которые составляют наш эмоциональный потенциал (Кетс де Врис М., 2004).

Однако различные компоненты эмоционального интеллекта не развиваются равномерно. Д. Гоулман, Р. Бояцис и Э. Макки отмечают, что конкретная структура эмоционального интеллекта включает набор разнокачественных параметров: во-первых, понимание собственных эмоций, целей и результатов своего поведения, и вместе с тем понимание эмоций и поведения других людей; во-вторых, умение регулировать свои эмоции и поведение и влиять на поведение других людей. Эти качества, хотя и относятся к одной сфере, но разнонаправлены, и потому представлены различным образом у одного и того же человека. Авторы замечают, что из всех лидеров, с которыми им приходилось сталкиваться, ни один, даже самый выдающийся, не обладал в равной степени всем множеством навыков эмоционального интеллекта (Гоулман Д., Бояцис Р., Макки Э., 2004).

Таким образом, в настоящее время под эмоциональным интеллектом понимают интегральное образование, включающее в себя внутриличностный и межличностный аспекты, и способности понимать и управлять эмоциями. Е.И. Сергиенко и И.И. Ветрова обращают внимание на актуальность изучения адаптивной функции эмоционального интеллекта, по аналогии с интеллектом психометрическим, по Ж. Пиаже, дающей преимущество в ориентации и активности в окружении (Сергиенко Е.А., Ветрова И.И., 2009).

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки


Пишите нам

 

 

 

 

X