Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки
СУПЕРОБУЧЕНИЕ
Комната отдыха

Введите слово для поиска

Тарасова Ольга Александровна.
Гендерные стереотипы современной студенческой молодежи
(региональный аспект)

БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы

Диссертация
на соискание ученой степени кандидата социологических наук

Научный руководитель: доктор социологических наук, профессор Егорышев Сергей Васильевич

УФА - 2014

Содержание диссертации
Гендерные стереотипы современной студенческой молодежи

Введение

Глава 1. Теоретико-методологические основы изучения проблемы гендерных отношений
1.1. Понятие гендера в современной социологии
1.2. Гендерные стереотипы в системе социальных стереотипов

Глава 2. Особенности формирования гендерных стереотипов студенческой молодежи на различных уровнях организации российского социума
2.1. Студенчество как особая социальная группа и носитель гендерных стереотипов
2.2. Социальные факторы формирования гендерных стереотипов студенческой молодежи
2.3. Трансформация ценностных ориентаций современной студенческой молодёжи и их отражение на гендерных стереотипах

Заключение
Список литературы
Приложение

Глава 1. Теоретико-методологические основы изучения проблемы гендерных отношений

1.1. Понятие гендера в современной социологии

Теоретическое представление о понятии «гендер» или социальный пол, было введено в научный оборот американским психоаналитиком Р. Столлером для определения существующих общественных взаимоотношений двух полов. В работе «Пол и гендер» он впервые установил разграничения между концептами «пол» и «гендер» отделив биологические детерминанты поведения мужчин и женщин от социально предопределенных установок и их влияние на общественное сознание.

История гендерных исследований зарождается с начала прошлого века, когда О. Вейнингер в труде «Пол и характер» впервые определил незавершенный характер половой дифференциации. Ученый отмечал, что характерные особенности присущие мужскому полу присутствуют даже в зачаточном состоянии и у женского пола и наоборот. Таким образом, в человеке сосуществуют два начала: мужское и женское, что свидетельствует об изначальной бисексуальности человека.

В современной науке существует мнение, что социальная и сексуальная организация человека определяет многообразие конституциональных особенностей каждого человека. Исследователи приходят к выводу, что пол не ограничивается только мужским и женским, введены в область научных исследований и последовательно разрабатываются также гетеросексуальный, гомосексуальный и транссексуальный пол.

С момента зарождения гендерных исследований в английском языке существует разграничение интерпретаций понятий «социальный пол» (gender) и «биологический пол» (sex). Слово «sex» означает пол мужской и женский, половое влечение, половые сношения, половые органы, эротику; слово «sexuality» – различия полов, сексуальность, половую жизнь и подчеркнутую чувственность. В русском же языке понятие «пол» обозначает то, что относится к анатомии и биологическим характеристикам человека. Данное обстоятельство актуализирует необходимость научного осмысления понятия «гендер», характеризующего как социальный статус, и социально-психологические характеристики человека, связанные с полом и возникающие в процессе общественного взаимодействия.

Мы считаем необходимым отметить, что все большее возрастание концепта «гендер» для эпистемологических возможностей научных теорий в таких областях знания как философия, социология, антропология, психология, лингвистика, он так и не приобрел окончательного теоретического смыслового наполнения. В качестве достоинства введения в научный оборот данной категории можно отметить изменение направления научного исследования вещей и явлений, вследствие которого происходит обновление познавательных возможностей человека в области миропонимания. С целью более подробного анализа понятий «пол» и «гендер», мы считаем необходимым исследовать существующие концептуальные подходы к изучению данных явлений, особенностей их трактовки с позиций различных авторов, концепций и течений.

Оформление гендерных исследований начинается в 60-70-х гг. ХХ века, чему немало способствовало развитие новых идей и концепций мировой научной мысли в таких областях как психология, антропология, медицина и социология. С конца ХХ века нарастает необходимость осмысления процесса формирования гендерной идентичности, физиологической или социальной природе половых различий, связано ли осознание половой принадлежности с психическими характеристиками. Родоначальниками данных научных течений стали З. Фрейд, Р. Крафт-Эбинг, X. Эллис.

С 1963 г. в рамках изучения гендерного феномена американский психоаналитик Р. Столлер впервые ввел в научный оборот концепцию «гендерной идентичности» основывающуюся на разделении биологического и культурного: пол относится к биологии (гормоны, гены, нервная система, морфология), а гендер – к культуре (психология, социология). Одновременно проходят исследования американских психоэндокринологов Д. Мани и А. Эрхардта, разрабатывавших концепцию половой идентичности. Написанная ими книга «Мужчина и женщина, мальчик и девочка» впоследствии стала широко использоваться в процессе обучения студентов колледжей и университетов.

С середины 70-х гг. ХХ века все большую популярность набирают концепции феминизма, обращающиеся к широкому кругу проблем: генетические различия математических способностей мальчиков и девочек; половая обусловленность нервных процессов у мужчин и женщин; сравнительное изучение поведения животных и человека; особенности и источники мужского главенства в научной деятельности и т.д.

С 80-х гг. ХХ века начинается новая фаза в развитии гендерных исследований, отмеченная смещением акцента с изучения теоретических аспектов патриархата и женских исследований к анализу гендера как системы. Женские исследования трансформируются в гендерные, акцентирующие свое внимание на подходах, объясняющих все многообразие социальных аспектов современного общества, культуры и отношений с позиций социального пола. В данный период начинается постепенный переход от анализа женских исследований и теорий властных отношений к изучению создания, содержания и воспроизводства гендера в социальной реальности.

В феминизме дискуссия о половой идентичности набирает обороты с введением идеи социальной сконструированности понятия «женщина», «женственность». Одна из основательниц теории феминизма Симона де Бовуар в своей работе «Второй пол» отмечает, что половая идентичность не является биологически предопределенной, а обусловлена культурно и исторически.

Изучению гендерных аспектов социальной реальности с точки зрения позиций господства и подчинения посвящена чрезвычайно обширная научная и исследовательская литература. Среди авторов, рассматривающих эту тему, целесообразно выделить С. де Бовуар, М. Виттиг, О.А. Воронину, Л. Иригарэ, А.В. Кирилину, Т. де Лауретис, Г. Рубин, Н.М. Римашевскую, Дж. Скот и др.

С нашей точки зрения, большое теоретическое значение имеет работа Р. Унгер «О редефиниции понятий пол и гендер», в которой слово «пол» Р. Унгер предлагает применять к физиологическим особенностям человека, а термин «гендер» может быть использован для объяснения типичных психологических, социальных, и культурных черт, ролей, норм и стереотипов, ожидаемых обществом от мужчин и женщин, и в то же время предписанных им.

Возникновение теорий гендерного поля во многом обусловлено воздействием современного процесса глобализации, который мы рассматриваем как универсализацию общемировых процессов и тенденций, влекущее за собой коренные изменения в социальных отношениях и общемировом порядке.

Примером подобных воззрений являются теоретические воззрения о гендерном поле, изложенные Дж. Скотт, и определяющие гендер как «первичное поле, посредством которого артикулируется власть». Дж. Скотт рассматривает гендер как систему из четырех взаимосвязанных составляющих:
1. Культурно доступные символы, которые задействуют многочисленные (и часто противоречивые) репрезентации. В качестве примера приводятся идеи о Еве и Святой деве, символизирующие женское начало в христианстве и мифы о невинности и порочности.

2. Нормативные концепции, которые предопределяют интерпретации значений данных символов, ограничивают их определенными рамками. Такие концепции проявляют себя в религиозных, образовательных, научных, правовых, публичных доктринах. Через них предается идея бинарной оппозиции, четко разграничивающая сферы, относящиеся к мужскому и женскому. Такого рода нормативные утверждения действуют за счет подавления противоречащих им или альтернативных суждений. Превалирующая позиция объявляется единственно верной.

3. Политические и социальные институты и организации. Дж. Скотт не ограничивает гендер только родовой системой, концентрирующейся на доме и семье. Также в него можно включить и рынок труда (сегрегация по полу рынка труда является частью гендерного порядка), образование и государственное устройство. Гендер конструируется, помимо системы родства, также и в экономике и политике.

4. Гендерная идентичность. Человек отождествляет себя с определениями мужественности и женственности, принятыми в конкретной культурной традиции. В каждом обществе в определенное время существуют различные неписаные установки для мужчин и женщин. Мужчины и женщины могут выполнять их или же уклоняться, но в том и в другом случае они будут действовать согласно определенным стратегиям. Гендер, понимаемый как аналитическая категория, дает возможность обнаружить, каким образом (с помощью каких способов и механизмов) конструируется гендерная идентичность в определенные исторические моменты.

Социальная практика, по нашему мнению, большей частью подтверждает точку зрения Дж. Скотт, рассматривающей гендер в ракурсе социальных приоритетов, в первую очередь, с позиции властных отношений. Это и наблюдающееся в процессе глобализации смещение и усложнение комплекса культурных символов, и кардинальное преобразование ряда правовых, научных, педагогических доктрин, нормативно подкрепляющих взаимодействие гендерных субъектов, и происходящая трансформация института семьи, и отход от традиционализма в сфере самоидентификации личности. В дальнейшем идеи Дж. Скотт находят отражение в трудах А. Рич, представляющей гендер в виде комплексной сети властных отношений, у М. Виттиг, предлагающей «перевернуть целиком дискурс о поле, как средстве угнетения женщины» и Дж. Лорбер, интерпретирующей гендер как социальный институт.

В феминистской эпистемологии противопоставление пола и гендера сменилось новым предметом научного исследования благодаря эссе Г. Рубин «Обмен женщинами». Г. Рубин предлагает концепцию поло-гендерной системы, трансформирующей биологическую сексуальность в продукты человеческой деятельности. Такая система воспроизводит себя через разделение общества по половому принципу и служит экономической необходимости в сосредоточении материальной и символической власти в руках мужчин (отцов), чему способствует закрепление гетеросексуальных отношений в браке. Развивая научные воззрения К. Леви-Стросса о структурах родства, Г. Рубин наглядно доказывает, что с помощью обмена женщинами в первобытном патриархальном обществе поддерживались межплеменная экзогамия и мир. Покупательная стоимость женщин и их использование в торговле и обмене между мужчинами привели к возникновению существующего социального разделения.

Таким образом, обмен женщинами обуславливается мужским гомосоциальным контрактом, который воспроизводит оба пола как различные, неравные и при этом взаимодополняющие друг друга. Данная система власти, способствует сосредоточению материального и символического капитала в руках старших мужчин (отцов), для контроля над молодыми мужчинами и женщинами. В такой социальной системе институт семьи рассматривается как способ осуществления власти, поддерживающий благосостояние мужчин, в то время как гетеросексуальность – как институт, закрепляющий систему неравенства женщин. Нам кажется, что, некоторые положения данной теории являются спорными и не могут быть использованы для рассмотрения изменений в современном социальном и профессиональном статусе женщины. В то же время воззрения Г. Рубин могут послужить основой для изучения гендера как системы распределения властных отношений в семье.

А. Рич, основываясь на идеях Г. Рубин, вводит в научный оборот понятие «принудительная гетеросексуальность». В ее взглядах прослеживается стойкая взаимосвязь института материнства и семьи с принуждением к единой нормативной модели гетеросексуального репродуктивного поведения. Одной из основных идей работы «Рожденная женщиной: материнство как опыт и институт» составляет мысль о том, что гендер не является целостной и неделимой категорией, уравнивающей всех женщин. Гендер, по ее мнению, скорее определяется с позиций доминирования/подчинения, которые сопровождаются и определяются рядом властных диспозиций. А. Рич в своей работе делает вывод о том, что гендер может быть рассмотрен как система, воспроизводящая различия; вносящая эти различия в сферы доминирования и подчинения. В таком контексте гендер начинает рассматриваться как целая сеть властных отношений, взамен концепции доминирования/подчинения предшествующих исследований. Идею А. Рич впоследствии продолжает М. Виттиг, выделяя только один пол – женский.

Согласно ее взглядам, мужчинам не обязательно «иметь пол», так как они воспринимаются обществом в качестве универсальной личности. По мнению М. Виттиг концепт «пол» создан в рамках системы общества и способствует угнетению женщин, геев и лесбиянок. В качестве выхода из данной ситуации предлагается полностью перевернуть понятие пола, то есть поменять сами правила, устанавливающие «гендер» – или «фиктивный пол». Таким образом, идеология феминизма рассматривала брак как зависимость и предлагала полностью отказаться от данного социального института. При этом женщина смогла бы освободиться от своей роли товара в обмене между мужчинами, роли объекта для трудовой и сексуальной эксплуатации мужчинами.

В то же время, несмотря на несомненное научное значение данных теорий, как нам кажется, ограничение таких подходов рамками властных отношений несколько сужает их роль в общем процессе гендерных исследований.

С позиции властных отношений подходит к изучению гендера Дж. Лорбер, полагавшая, что подчиненное положение женщин обусловлено современным общественным ходом развития и не связано с естественным доминированием мужчин над женщинами также как и над другими мужчинами; со способностью женщин к деторождению, так как женщины тоже могут быть лидерами в некоторых общностях. Существующий гендерный порядок способствует формированию гендера как группы, «которая может эксплуатироваться как работники, сексуальные партнеры, матери и воспитатели на рынке труда и в домашней сфере».

Представляется интересной ее концепция гендера как социального института, включающего в себя следующие понятия:
- гендерные статусы – нормы одобряемого социального поведения и самопрезентации, выражающиеся в поступках, жестах, речи, внешнем облике;
- гендерное разделение труда – деление между мужчинами и женщинами производительной нагрузки в домашней сфере и производстве;
- гендерные родственные связи – мужские и женские права и обязанности в семейной сфере, а также допустимые сексуальные практики;
- гендерные структуры личности – набор характерных особенностей, проявляющихся в эмоциональной сфере личности;
- гендерный социальный контроль – формальное или неформальное принятие и поощрение социально одобряемого поведения и стигматизация, социальная изоляция, наказание и медицинское лечение отклоняющегося от заданной нормы поведения;
- гендерная идеология – оправдание гендерных статусов, в частности, их различные оценки;
- гендерные образы – вопроизводство и легитимизация гендерных статусов путем репрезентации гендерных особенностей в изобразительной сфере и языке.

Применительно к личности:
- категория пола – принадлежность к биологическому полу с рождения в зависимости от гениталий;
- гендерная идентичность – восприятие своей половой принадлежности применительно к функции работника и члена семьи;
- гендерный брачный и репродуктивный статус – социальное регламентирование позволенного или непозволенного типа ухаживания, беременности, рождения детей и родительских ролей;
- сексуальная ориентация – социально или индивидуально принимаемые образцы сексуальных желаний, чувств, практик и идентификаций;
- гендерная структура личности – внутренне присущие образцы социально признанных эмоций, организованных структурой семьи и родительства;
- гендерные процессы – социальные практики обучения, воспроизводства необходимых ролей, делающих поведение гендерно приемлемым (или неприемлемым), развитие гендерной идентичности;
- гендерные убеждения – принятие или сопротивление гендерной идеологии;
- гендерный дисплей – презентация себя как определенного типа гендерной личности через одежду, косметику, украшения, постоянные и временные телесные маркеры.

Зачастую физиологические особенности могут не соответствовать гендерной идентичности, социальной роли, гендерной самопрезентации, а также роли в производственной и семейной сферах жизнедеятельности. Согласно Дж. Лорбер, гендерная сегрегация приводит к эмоциональной и сексуальной эксплуатации женщин, превращение женщины из субъекта в объект культуры и снижение их значимости для мировых религий, рассмотрение женщин как невидимых объектов истории, юридическое оправдание мужского контроля, над женским телом. Она выделяет матриархат как общественный строй, где приоритетным является неоспоримое право матери на детей, которое вступающее в силу после распада брака (дети остаются в семье матери). Также особый порядок распределения и наследования собственности, при котором имуществом семьи распоряжаются женщины, и передается оно только по женской линии.

Гендерная идентичность личности постоянно подвергается воздействию существующего гендерного порядка, предопределяющего отношение женщин к своим детям, отторжение мужской и женской гомосексуальной любви, ограничение женского сексуального поведения. С помощью закрепеления за женщинами функции материнства и поддержания семейных отношений, мужчины удовлетворяют свою потребность в продолжении рода, эмоциональной близости и комфорта и сексуальных отношений. Данный принцип реализуется через прямое воздействие – путем ограничения доступа к контрацепции и абортам, или опосредованно – через провозглашение ценности материнства, воспитания и заботы о своих детях («путы любви»). Вместе с тем, в практических исследованиях особенностей гендерных стереотипов определенных социальных групп российского социума в настоящей работе, мы сочли возможным использовать некоторые положения, предлагаемые Дж. Лорбер.

Представительница феминистского научного направления Т. Де Лауретис рассматривает гендер как технологию или перформанс. Она считает, что существующая система власти искусственно конструирует такие категории, как мужчина, женщина, гетеросексуал, гомосексуал как социально признанные субъекты, что может пересекаться с другими нормативными значениями, например, раса, класс, этнос, возраст. По ее мнению, гендер не является предопределенным через анатомо-биологический пол, он является социальной конструкцией, способом самопрезентации субъекта посредством языка и внешнего облика, продукт синтеза влияний не только семьи, образования, СМИ, медицины и права, но и языка, искусства, литературы, кино и научной теории. Реальность гендера заключается в эффектах самопрезентации индивида. Такая самопрезентация возможна в рамках традиционных сексуальных и социальных ролей через размывание границ пола, а также путем полной (транссексуалы) или временной (трансвеститы, трансгендеры) смены гендерной идентичности.

Таким образом, Т. де Лауретис стала родоначальницей новой научной дисциплины (queer studies), обращающейся к исследованию гендерных странностей и аномалий, которые были вне поля изучения феминистских и гендерных теорий.

Другой идеолог феминизма Дж. Батлер соотносит гендер с культурой, создающей собственные гендерные идентичности. В одной из своих работ она отмечает, что понятия «пол» и «гендер» должны быть разведены как анатомо-физиологические особенности тела и социальные конструкты. Такая логика ведет к тому, что социальный пол мужчины не обязательно относится к мужскому полу и наоборот. Если гендер мыслится независимым от биологического пола, он становится свободным артефактом, с легкостью обозначающим женское тело в рамках понятия «мужественный» и мужское тело в рамках понятия «женственный». По мнению Дж. Батлер, «женщина» не может полностью быть определена принадлежностью к физиологическому полу, данный концепт видоизменяется в конкретных исторических условиях, обогащается расовой, классовой, этнической, сексуальной и региональной особенностями социально конструируемой идентичности. Гендер становится неотделимым от политических и культурных структур, с помощью которых он возникает и осуществляется.

В отличие от большинства исследователей, воспринимающих гендер как некоторую константу, для Дж. Батлер он представляется индивидуальным атрибутом, образующимся на пересечении биологического, языкового и культурного взаимодействия.

Согласно позиции постмодернистского феминизма социалистического толка Д. Харауэй, в современном мультинациональном мире женщины вписаны в социальные, культурные и технические системы, определяемые развитием науки и технологий. На смену традиционным женщине и мужчине приходит киборг (кибернетический организм), способный преодолеть противоречия полов. Киборг становится продуктом мира без гендерных границ, не определяется в рамках сексуальной принадлежности, неотчуждаемого труда, является продуктом синтеза всех этих составляющих в единое целое. Д. Флэкс конкретизирует теорию киборга через размывание границ между людьми и животными, машинами, сознаниями и телами, материализмом и идеализмом. Гендер в ее представлении является средством производства и воспроизводства половых различий, где индивидуальные личностные особенности объединяются с общекультурными. Гендерная идентичность может быть связана не с конкретной половой принадлежностью, а с общекультурными пересечениями в полях, «изгибы в ориентациях и ответственностью за различия в материально-семиотических полях значения».

М. Гатенс, придерживающаяся теоретических позиций эссенционализма, возвращает ракурс исследования на борьбу против контроля над женским телом. Для данных воззрений характерным является приверженность позиции биологической детерминированности пола. Она призывает сместить акценты с социальных конструкций гендерной идентичности и вернуться к изначально данной половой принадлежности, являющейся причиной дискриминации и неравенства. Существующее социальное неравенство обусловлено лишь биологическим различием двух полов.

На наш взгляд, вышеуказанные теории Т. де Лауретис, Дж. Батлер, Д. Харауэй, Д. Флэкс, М. Гатенс при всем своеобразии их мнений, уводят гендерные исследования от объективных реалий социума в сторону субъективных представлений.

Российский исследователь И.Л. Аристархова, утверждает, что невозможно приравнять мужчин с женщинами. Само равенство не способствует освобождению женщины, а лишь подавляет возможность создания женской субъектности. Равенство полов мешает осознанию женской сущности, ее несводимости к мужским определениям и стереотипам «слабого пола» или функции материнства.

Несмотря на несомненное научное значение феминистских теорий, исследующих гендер уже в рамках социальной структуры, рассмотрение гендерных отношений только с позиций властной системы и угнетения женщин сужает роль самого субъекта в формировании гендерной идентичности.

Центральным понятием в теориях формирования гендерного субъекта является термин «гендерная идентичность» – осознание себя связанным с культурными определениями мужественности и женственности (нормативные представления о соматических, психических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и женщин). Возникая в результате процесса взаимодействия «Я» и других, гендерная идентичность проявляется как субъективный опыт психологической интериоризации мужских или женских черт. Это «результат сложного биосоциального процесса, соединяющего онтогенез, половую социализацию и развитие самосознания».

Изучение сущности гендера невозможно без авторского определения гендерной самоидентификации, под которой понимается субъективный образ-представление о физиологических, психических, поведенческих свойствах, а также социальных ролях присущих маскулинному или феминному типу поведения, сложившийся в процессе индивидуальной социализации. Данное понятие наиболее раскрывается в рамках социокультурного подхода и теории социального конструктивизма, изучающей гендер как систему межличностного взаимодействия, посредством которой создается, утверждается и воспроизводится представление о мужском и женском, как базовых категориях социального порядка. Американские социологи Г. Гарфинкель, К. Уэст, Д. Циммерман, И. Гоффман исследуют гендер как систему межличностного взаимодействия. Согласно данной теории гендер может рассматриваться как система межличностного взаимодействия, посредством которой общество воспроизводит и задает стандарты мужественности и женственности.

Теория социального конструктивизма разделяет биологический пол, гендерную принадлежность и гендер. Отличительной особенностью теории социального конструктивизма от феминистских исследований, считавших биологический пол человека некой данностью, устанавливающей определенный пожизненный социальный статус, является социальное конструирование пола, основанное на культурных и общественных предписаниях. С точки зрения психологии гендерная идентичность формируется у ребенка еще в раннем детстве, а затем лишь воспроизводится и укрепляется. Гендер не может быть объяснен в рамках только лишь психологии, иначе он становится пожизненно предписанным статусом личности. Однако биологические половые признаки не могут полностью определять социальный пол, в чем и состоит некоторая ограниченность воззрений в определениях гендера. К. Уэст и Д. Циммерман приводят пример социальной коммуникации основанной на социально-половой дифференциации.

Если покупатель приходит в магазин и не может визуально определить пол продавца, возникает проблема в общении, поскольку эффективная коммуникация требует определения пола взаимодействующих. Если биологический пол можно определить с помощью определяется через наличие физиолого-анатомических признаков, то акриптивный гендерный статус возникает в момент межличностного взаимодействия. В качестве универсальных инструментов идентификации И. Гоффман предлагает использовать внешний вид, голос, почерк. Однако даже наличие большинства внешних признаков противоположного пола не может гарантировать однозначность половой принадлежности. Таким образом, пол рассматривается как результат повседневных практик и социально культурной коммуникации. Следовательно, гендерные отношения – это конструкты культуры, а «работа» культуры по приписыванию половой принадлежности называется гендером.

В анализе гендера как системы автор исходит из следующей методологической установки: пол не может рассматриваться только как предписанный статус, определяемый биологическими детерминантами вне социально-культурного контекста. Гендерные роли конструируются в процессе общественных отношений. Представления о том, как должны вести себя настоящие мужчины и женщины не являются биологически определенными, а формируются в практиках повседневной жизни. В аспекте этих воззрений, ролевая «парадигма» основана на идее о том, что быть мужчиной или женщиной означает выполнять главную роль, характерную для данного пола – так называемую половую (гендерную) роль. Соответственно всегда есть две роли – мужская и женская, иногда называемые «ролью мужчины» и «ролью женщины» или «маскулинной ролью» и «феминной ролью». В рамках задач диссертационного исследования автором особое внимание уделяется теории половых ролей Р. Коннелла, связавшего социальную структуру с процессом формирования личности.

Данная теория смещает акцент внимания с биологически детерминированных характеристик двух полов на социально предопределенные аспекты поведения мужчин и женщин. С помощью теории половых ролей Р. Коннелл смог связать влияние социальной структуры на создание личности человека путем социализации. Социализация рассматривается здесь как процесс интериоризации социальных ожиданий через путем усвоения роли через индивидов и институты, участвующие в обучении и воспитании. Таким образом, женский (feminine) характер формируется путем социализации в женскую роль, а мужской (masculine) характер, соответственно, – в мужскую роль, а девиации возникают из-за какой-либо неудачи в социализации. Теория половых ролей предполагает возможность изменить негативные ролевые ожидания, определяющие женщину только как подчиненное лицо или помощника.

Р. Коннелл выделяет три относительно независимые «структурные модели» гендерных отношений, описывающие гендерную систему. Каждая из структурных моделей описывает относительно автономные сферы социальной реальности, в которой гендерные отношения воспроизводятся и изменяются в результате взаимодействия структурных условий и практик. В них формируются и поддерживаются представления о надлежащей и девиантной мужественности и женственности, гендерные идеологии и дискурсы, коллективные действия, проблематизирующие и изменяющие гендерный порядок. Первая модель концептуализирует социальное разделение труда между полами в сфере публичной экономики и домохозяйства. Вторая модель описывает отношения власти, это сфера политического. Третья модель относится к сфере эмоциональных и сексуальных отношений. Мы считаем, что подход Р. Коннела представляет значительный интерес в рассмотрении гендерных социальных моделей и может быть использован в настоящей работе с целью прослеживания динамики развития гендерных отношений и стереотипов в современном обществе.

Нам также представляется плодотворной концепция взаимодополняемости полов Т. Парсонса – Р. Бейлза, согласно которой, женщина выполняет экспрессивную роль в социальной системе, мужчина – инструментальную. Экспрессивная роль проявляется в сфере домохозяйства и вменяется исключительно в ведение женщины. Инструментальная роль мужчины заключается в регуляции отношений между семьей и другими социальными системами, это роль добытчика и защитника. Т. Парсонс считает, что роль инструментального лидера в семье всегда принадлежит мужчине, а женщина – это экспрессивный (эмоциональный) лидер. Т. Парсонс аргументирует такое распределение ролей природной способностью женщины к деторождению, что влечет за собой отстранение мужчины от функции заботы о ребенке и способствует его развитию в инструментальном направлении.

В качестве основной и превалирующей женской роли Т. Парсонс видит роль жены, матери, домохозяйки. Занятие мужчины профессиональной деятельностью, оценивается как социально ценная функция мужчины, определяющая его доминирующее положение в семье, а домашний труд женщины, не являющийся занятостью, определяет ее подчиненную роль. Данное разделение способствует снижению внутрисемейной конкуренции за власть, статус, престиж, что является основой функционального разделения семейных ролей. Т. Парсонс утверждал, что замужняя женщина может позволить себе работать, если такая работа не способствует построению карьеры для женщины, не приносит существенный доход. То есть вследствие такого разделения не происходит соревнования с мужем, что не подрывает его экономическую функцию и социальный авторитет. Хотя, с точки зрения Т. Парсонса, любая занятость женщины может вызвать нестабильность брака.

Действительно, методологически отнесение во главу угла, например, в теории социальных ролей и социальных механизмов в вопросах определения гендерного субъекта и гендерной идентификации ограничивает роль гендерного субъекта в процессе его конституирования. Тем не менее, взгляды Т. Парсонса могут быть отправной точкой в той области исследований, которые касаются изучения процесса трансформации гендерных ролей и отношений в циклические практики, регулирующие желаемый тип социальной системы и поведения индивидов.

В настоящее время наблюдается противопоставление традиционной теории гендерной социализации теорией конструирования гендера, в которой подчеркивается деятельный характер усвоения опыта и неравенство гендерных отношений мужчины и женщины.

Автором также выделен подход социального конструкционизма (П. Бергер, Т. Лукман), согласно которому «гендерная личность» конструируется в межличностных отношениях, «делающих» гендер в практиках обыденной жизни, где гендер становится основой и результатом общественных отношений, средством легитимизации одного из самых фундаментальных разделений в обществе. Разрабатывается теория «социального конструирования гендера», рассматривающая гендер как естественную сторону социального взаимодействия, являющуюся в то же время социально обусловленным достижением.

Теории социального конструктивизма преобразуют теории социализации с точки зрения конструирования гендерной идентичности субъектом, путем идентификации себя с определенным социальным полом. Особенностью данных теорий является социальная обусловленность гендера, выражающаяся в построении определенного типа социальных отношений, имеющих ценностное значение для поддержания конкретного общественного порядка. Можно отметить, что, гендер конструируется на стыке этнических, классовых, культурных характеристик социального взаимодействия, и может быть использован для определения основных сущностных закономерностей и процессов существующей социальной реальности.

Таким образом, конструктивистские теории способствовали углублению научных представлений о гендере и отделению биологически детерминированных качеств от качеств, конструируемых самим субъектом. С нашей точки зрения, это является неоспоримым достоинством конструктивистских теорий и в определенной мере подтверждается примерами современного социума.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки


Пишите нам
X