Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Степанов Сергей Васильевич.
Субъективный фактор в социально-экономических исследованиях

Московская государственная академия приборостроения и информатики

Специальность 22.00.08 - социология управления

Диссертация
на соискание ученой степени кандидата социологических наук

Москва 1998

Содержание диссертации
Субъективный фактор в социально-экономических исследованиях

Введение

Раздел I. Регламентные социально – экономические исследования
§I.1 Особенности оценивания социально-экономических систем
§I.2 Задачи количественного оценивания в социально-экономических исследованиях
§I.3 Роль социальных исследований в государственном управлении

Раздел II. Специфика современного состояния задачи выборочного наблюдения
§II.1 Стереотипы выборочного наблюдения
§II.2 Концепция представления совокупности

Раздел III. Взаимодействие субъективных и объективных компонент в регламентных выборочных обследованиях
§III.1 Интерпретация статистического процесса
§III.2 Оценки методов выборочного наблюдения
§III.3 Следствия применения, их анализ

Заключение
Библиография

Раздел I. Регламентные социально – экономические исследования

Успех естественных наук в описании природных закономерностей, физических тел и систем физических объектов позволил не только составлять мнение о структуре и свойствах исследуемых явлений, но и достаточно точно прогнозировать их поведение на основе абстрактного представления, выраженного, как правило, в виде математической системы уравнений. Относительно несложно рассчитывались орбиты небесных тел на много сотен лет вперёд (назад), взаимодействия шестерней механизмов и даже процессы, происходящие в электронных схемах со скоростями, близкими к скорости света. Желание достичь подобных успехов в социальном оценивании и прогнозировании нисколько не отставало от потребности в естественно – научных знаниях практического характера, а, скорее превосходило его.

Однако, наряду с явно успешным развитием теоретических и практических аспектов таких наук как физика, химия, даже теория информации и кибернетика, в области социальных наук не ощущалось аналогичной однозначной доказательности, повторяемости результатов и эффективной точности прогнозов поведения социальных групп и общества в целом. Скорее, наиболее известными своей точностью прогнозами событий могут похвастать пророки и предсказатели типа Нострадамуса, а не гиганты социологии строго научного направления.

§I.1 Особенности оценивания социально-экономических систем

Анализируя это, казалось бы странное различие в достижениях, приходится признавать, что социальные системы имеют существенные отличия от физических и, по всей видимости прямые механистические аналогии в их исследовании, представлении и методах оценки и прогнозирования поведения применимы либо только для грубого приближения или исключительно качественного оценивания либо не применимы вообще. Социально-экономическое оценивание является существенной частью процесса государственного управления и, поэтому, к таким задачам государственные структуры проявляли пристальное внимание. В известный период ХХ века в СССР и за рубежом, в связи с развитием компьютерных технологий (тогда их называли ЭВМ), произошёл взрыв интереса к социальному моделированию, кибернетике и теории систем.

Возникло ощущение, что компьютерные системы сбора и обработки данных (в СССР их называли АСУ) сделают задачи управления социально-экономическими процессами ясными и понятными, и, что самое главное, возможно точное прогнозирование последствий, а, стало быть, и управление любой социальной системой. Действительно, в технических и технологических областях АСУ отлично себя проявили и до сих пор являются эффективным, а порой и единственным средством для управления к примеру, сложными технологическими линиями, энергетическими установками и тому подобное. Первоначальные попытки применить достижения системного моделирования в социальной сфере состояли в переносе методов естественно – научных исследований на социально-экономические. Достаточно быстро выяснилось, что проверенные методики, эффективно зарекомендовавшие себя в технических отраслях науки совершенно не демонстрируют предполагаемых адекватности и точности прогнозируемых результатов.

Ощущение всепобеждающей мощи математического аппарата абстрактной и прикладно математики в сочетании с вычислительными возможностями ЭВМ в значительной степени рассеялось. Даже в жёстких административных системах СССР достигаемые результаты оценки и прогнозирования не впечатляли, а попытки решить серьёзные задачи предполагаемых масштабов не достигали и на определенном уровне сложности моделирующие методики тонули в противоречиях. Наиболее характерными попытками решения задач такого плана можно считать задачу оптимизации межотраслевого баланса и двойственную ей задачу определения цены социалистического производства.

Представление моделируемого объекта в виде системы уравнений, описывающих ограничения и взаимосвязи отдельных компонентов и параметров объектов управления выглядело внешне убедительно и непротиворечиво, кроме того, функциональное представление позволяло применять аналитические и прогнозные математические механизмы для определения последствий воздействия внешних причин и внутренних управляющих воздействий исполнительных инструментов власти. Исследование сущности хозяйственного механизма и объективных закономерностей взаимодействия отдельных частей общественного производства на качественном уровне можно найти в трудах П. Бунича, О. Козловой и Леонтьева. Однако, попытки конкретного применения глобальных моделей в государственном управлении не имели ожидаемого успеха и наталкивались на очевидную неадекватность прогнозируемых результатов. С аналогичными проблемами сталкивались и государственные аналитические службы зарубежных западных стран рыночной экономики.

Очевидная недостаточность и неспособность существующег состояния описательных и формализующих средств прикладной математики и теории управления заставила более внимательно рассмотреть вопрос отличия социально-экономических систем от физических с целью выявления до сих пор не учитываемых особенностей социального моделирования. Исследование специфики социальных явлений позволяют выделить следующие особенности социально-экономических систем:
1. Наличие в системе в качестве активного элемента такого объекта как человек; объекта, обладающего уникальной особенностью свободы воли. В физических системах существует такое явление как случайность, и, для описания случайных процессов, существуют весьма развитые методы теории вероятности, теории игр, теории случайных процессов и т.п. Однако, следует обратить внимание на то, что причинная сущность случайного события в физической системе и в социальной системе принципиально отличаются. Физическая случайность, как форма проявления необходимости, имеет в конечном итоге, детерминированную основу и собственно «случайностью» представляется просто в силу неполноты представления всей сложности причинно – следственных связей, приведших к рассматриваемому событию. Хаос – это порядок, который мы не понимаем.

События социально – психической сферы имеют причиной человеческое действие, о строгой детерминированности которого нельзя утверждать с однозначной достоверностью, и в котором, для необходимой общности, следует опускать наличие акта свободного выбора решения субъектом действия. Случайные события, имеющие своей причиной субъективный, человеческий фактор, и можно тогда называть «настоящей» случайностью.

В таком случае, нельзя с уверенностью утверждать, что это отличие физической «случайности» от социальной случайности не окажет никакого существенного влияния на свойства и поведение социальной системы. Но тогда и методы описания и моделирования состояний и повеления социальных систем должны отличаться (в сторону большей общности) от методов моделирования физических объектов, для того, чтобы специально учесть наличие такого фактора как свобода выбора в момент принятия решения субъектом действия. Для решения отдельных, ограниченных задач социального моделирования и прогноза можно говорить о прямом использовании методологии исследования физических систем, сознательно сокращая состав описываемых факторов и упрощая содержание применяемых методов. Однако для решения социально-экономических задач, результаты решения которых предназначены для использования в государственном управлении, следует с особым вниманием отнестись к учёту специфики субъективных факторов.

2. Исследование социально-экономических систем существенно затруднено тем, что принципиально невозможно получить всю информацию о процессах в них происходящих, а доступная информация может быть сильно подвержена утратам, пропускам и искажениям. Опять, привлекая в качестве альтернативной аналогии физические системы, которые исследуются приборами и датчиками, дающими объективные значения наблюдаемых признаков, можно сказать, что исследователь социальной системы объективно находится в состоянии значительной неполноты данных и представлений о системе. Не только информация о наблюдаемых признаках может иметь низкий уровень достоверности, но и закономерности и взаимосвязи явлений трудно представимы или apriori не представимы вовсе на начальном этапе исследования.

Неполнота данных и представлений ставят исследователя перед трудной проблемой выбора таких методов исследования и интерпретации данных наблюдений, которые бы были максимально устойчивы в условиях недостатка информации и обладали бы свойством защищённости от субъективизма интерпретации неполных данных.

3. В отличие от физических и, тем более, сконструированных, социально-экономические системы обладают значительно большей чувствительностью к изменениям внешней среды. Очевидно, воспринимающие механизмы – «рецепторы» социально-экономической системы способны реагировать на гигантское количество факторов внутренней и внешней обстановки. При этом внутренние связи, определяющие закономерности взаимодействий системообразующих элементов и факторов, могут иметь степени жёсткости от сколь угодно близких к жёсткости функциональных связей (затраты на труд <--> цена производства), до сколь угодно слабых и вероятностных. Кроме того, закономерности взаимосвязей могут не оставаться неизменными, а динамически менять все свои параметры и даже тип и характер.

Для исследователя это означает, что его аппарат моделирования должен быть способен оперировать не только статическими параметрами состояния системы, но и, находясь с исследуемой системой в постоянной обратной (а может быть и прямой!) связи, динамически перестраивать модель системы и собственные структуры, чтобы оставаться на заданном уровне адекватности и точности аналитических выводов. Надо иметь в виду, что результаты социально-экономических исследований, применявших аппараты анализа, построенные на предпосылке о статичности (стационарности) исследуемых процессов, могут устаревать с непредсказуемой быстротой и, прежде, чем пользоваться их выводами следует, вообще говоря, провести дополнительное исследование на устойчивость методологии, по которой эти выводы были построены.

Описанные особенности социально-экономических систем являются наиболее характерными, но и далеко не исчерпывают всех сложностей, с которыми сталкивается исследователь, перед которым поставлена задача описания и прогноза поведения социально-экономической системы.

Учитывая вышесказанное о многофакторности и динамике, можно уверенно утверждать, что выполнение сколько-нибудь серьёзных социально-экономических исследований без применения современных компьютеров, современных методов системного моделирования и программных средств, реализующих эти методы, принципиально невозможно. К результатам исследований, выполненных без современных средств информационного моделирования, приходится относиться с очень большой осторожностью, так как всегда есть подозрение, что предлагаемые в исследовании упрощения и приближения продиктованы не необходимым (достаточным) уровнем адекватности, а субъективным научным стереотипом исследователя, его методологическими предпочтениями.

Источник таких предпочтений, при внимательном анализе методики, как правило, заключается в недостаточной степени общности используемых исследователем средств, которые обычно расположены (для социально-экономических исследований) в пограничных областях таких дисциплин как теория информации, общая теория систем, системотехника, теория случайных процессов, социология, психология, прикладная математика, вычислительная математика, теория структурного программирования, теория алгоритмов, теория управления и т.п. Например, к выводам исследований, основанных на линейных аппроксимациях и линейных регрессиях, следует относиться с большой осторожностью, так как линейная зависимость это очень грубое приближение реальности, в социальных процессах не наблюдается зависимостей, существенно близких к линейным, - как в природе не наблюдается «идеального газа».

Нужно точно видеть границу между задачами, связанными с исследованием аналитических аппаратов самой науки и задачами, связанными с исследованием процессов реальной действительности. Задача изобретения метода определения зависимости обезличенных «любых двух факторов» - это внутренняя задача прикладной математики, и к ней нельзя сводить задачу, например, определения зависимости вида деятельности предприятия и объёмов его инвестиций, для оценки последующих решений в юридической сфере инвестиционного законодательства.

Есть и другое отражение субъективного характера исследования, помимо необоснованных методологических предпочтений. Оно имеет более глубокие онтологические корни философской проблемы познания. Социально-экономические исследования относятся к конкретно-эмпирическому методу познания, именно это важное обстоятельство должен точно представлять себе исследователь, который формирует свой аналитический и моделирующий аппарат. Для описания отличий этой особенности конкретно-эмпирической методологии от априорно-абстрактного метода в стиле теоретической математики лучше привести соображения Н. Бердяева. «…Логический универсализм обыкновенно защищают, чтобы спасти возможность знания, которое подрывается крайним номинализмом и эмпиризмом. Но это иллюзия. Действительность индивидуальна и иррациональна, именно первичная, неразложимая действительность, именно то, что подлинно существует. Эта действительность оказывается непроницаемой для логического универсализма, который имеет дело лишь с общим. Понятие – общее, отвлечённое.

Объективация в познании и создаёт понятие об общем и отвлечённом. Но человек хочет познавать конкретно-индивидуальное и конкретно-универсальное (не отвлечённо-универсальное). Логический универсализм, познание объектов через отвлечённые понятия не даёт этой возможности. В этом трагедия познания, более всего раскрытая Кантом. Немецкая философия очень многое сделала для постановки проблемы иррационального в познании. Возможно ли рациональное познание иррационального? Есть познание, которое не есть познание объектов через понятия на основе универсальных начал, которое есть проникновение в существование в конкретную действительность, которое есть соучастие в бытии, просветление жизни.». О необходимости постоянной обратной связи («соучастие в бытии») аппаратов исследования с исследуемой системой (явлением) уже говорилось – исследование социальных процессов должно само быть организовано как процесс, обладающий свойствами самоорганизации и самообучения.

В связи с этим следует упомянуть ещё одно свойство социальных явлений, которое необходимо учитывать на уровнях методологии сбора и интерпретации полученных данных. Социально-экономические процессы характерны тем, что могут реагировать на само исследование. Социальный опрос, анкетирование, вид формы регламентной отчётности могут не только вызвать смещение исследуемых реакций, но и исказить исследуемое явление вплоть до полного его уничтожения. Действиями наблюдателя и характером используемых им механизмов исследования уже нельзя пренебречь в силу их либо разрушительного, либо заведомо тенденциозного характера, при этом подобная специфичность субъективно определяемых методов исследования отнюдь не всегда является очевидной. Можно предположить, что в исследованиях и при описаниях социально-экономических объектов следует принимать во внимание феномен, известный для квантовых систем как «принцип неопределённости», с учётом известной социологической специфики.

То есть, следует предполагать наличие отрицательной взамосвязи между специфическими группами оцениваемых социальных характеристик не только в плане точности оценивания, но и в объективной возможности потенциальной опознаваемости признака объекта опроса (исследования). Например, при сборе отчётов выборочного наблюдения малых предприятий, известен эффект, что «последние» по времени сбора отчёты, на получение которых затрачивается наибольшее количество усилий (достичь предприятий, не испытывающих острого желания отчитаться в первых рядах труднее всего), и которые, казалось бы, должны теоретически увеличивать точности оценок показателей (действительно, оценка количества единиц совокупности улучшается), в действительности, по опрашиваемым признакам, существенно увеличивают ошибки.

Это связано с тем, что, предприятия отчитывающиеся последними (а, в действительности, которых всё-таки заставили отчитаться), в своём большинстве предоставляют отчёты недостоверные, неполные или составленные с нарушением правил определения отчётных значений. Это далеко не единственный пример ситуации в исследовании, когда всё более детальное уточнение одних характеристик социальной системы (группы) приводит к объективному ухудшению возможности получить удовлетворительные точности по другим характеристикам.

Запрос на полный текст диссертации присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
География
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки

система контроля расхода топлива FAS
Пишите нам
X