Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ

Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Сокольская Валерия Валерьевна.
Гендерные стереотипы на рынке труда (на примере монопрофильного города)

УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А.М. ГОРЬКОГО

Специальность 22.00.06 - социология культуры, духовной жизни

Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Дронишинец Н.П.

г. Екатеринбург, 2003

Содержание диссертации
Гендерные стереотипы на рынке труда
(на примере монопрофильного города)

Введение

Глава 1. Теоретические основы изучения тендерных стереотипов
1.1. Теоретико-методологические подходы к исследованию тендерных стереотипов на рынке труда
1.2. Тендерная экспертиза российского трудового законодательства

Глава 2. Содержание и выявление специфики тендерных стереотипов на рынке труда монопрофильного города
2.1. Социально-экономические проблемы занятости российских женщин и тендерные стереотипы на рынке труда в переходной экономике
2.2. Влияние тендерных стереотипов на рынок труда монопрофильного города
2.3. Перспективы изменения тендерных стереотипов на рынке труда

Заключение
Библиография

Глава I. Теоретические основы изучения гендерных стереотипов

1.1. Методологические подходы к исследованию гендерных стереотипов

Среди наиболее сложных и дискуссионных проблем, с которыми столкнулось современное индустриальное общество в ХХ веке, присутствуют проблемы, связанные с интеграцией женщин в процессы развития.

«Женские» проблемы традиционно обуславливались биологическими особенностями женской популяции, а также исторически сложившимися стереотипами социальной практики (включая культуру, религию, мораль).

Понимание того, что «женские» и «мужские» проблемы являются общечеловеческими, корни которых лежат в дискриминации людей по признаку пола, деление их на «женские» и «мужские» обусловлено социо-культурной средой, выводит современное обществознание на новое направление, связанное с понятие гендера или социального пола.

Исторически первая попытка ввести различение понятий пол и гендер была сделана психологом Робертом Столлером в 1968 году. Изучая в Калифорнийском университете транссексуалов, он пришел к выводу, что легче хирургическим путем поменять пол транссексуала, чем его гендерную идентичность.

Позже Линда Николсон сделала важное замечание относительно социального контекста употребления терминов пол и гендер. По ее мнению, термин пол употреблялся в тот период, когда различия между мужчинами и женщинами считались «биологическим фактом» - и именно слово пол, как имеющее сильные биологические коннотации, подходило для этого контекста.

В то время термин гендер использовался только для обозначения мужских и женских грамматических форм в языке. Когда стало очевидным, что различия между мужским и женским имеют социальный источник, стали использовать термин гендер, как не имеющий коннотаций с биологией. Одной из первых работ, в которой появилось довольно четкое различие между понятиями пол и гендер, стала работа Гейл Рубин «Обмен женщинами». Сочетая психоанализ со структурной антропологией, особенно с теорией систем родства Леви-Стросса, Рубин изучала материальные и символические функции женщин, как предмета обмена между мужчинами.

Сфокусировав внимание на феномене экзогамии, она пришла к выводу, что обмен женщинами в патрилинейных обществах является ключевым моментом гендерной системы, которая поддерживает патриархатный порядок. Рубин смогла доказать, что именно обмен женщинами между племенами воспроизводит мужскую власть и структуры гендерной идентичности в семье. Кульминацией этого процесса является вытеснение женщин в домашнюю сферу и сведение их к «естественным» функциям.

Рубин ввела понятие поло-гендерной системы, «sex/gender system – это набор соглашений или устройств, которыми общество трансформирует биологическую сексуальность в продукт человеческой активности, и в которой эти трансформированные сексуальные потребности удовлетворяются». По мнению Рубин, гендерная система конструирует два пола как различные, неравные и взаимодополняющие, и фактически она является системой власти и доминирования, цель которой – концентрация материального и символического капитала в руках отцов.

Психолог Рода Унгер в статье «О редефиниции понятий пол и гендер» предложила использовать понятие пол (sex) только для обозначения биологических механизмов, например, половых хромосом или половых органов. Термин гендер, по ее мнению, необходимо использовать для обозначения социальных, культурных и психологических аспектов маскулинного и феминного. Таким образом, Унгер считала пол биологическим явлением, а гендер – социально-культурным конструктом.

Однако, по ее мнению, гендер и его компоненты (гендерные нормы, гендерные стереотипы, гендерные роли и гендерная идентичность) могут варьироваться в континууме от чрезвычайно маскулинного до чрезвычайно феминного. Более того, гендер следует мыслить как независимый от биологического пола персоны. Например, мужчина может вести себя таким образом, который считается немужским в данном обществе, однако это никоим образом не делает его менее «мужчиной».

Заметный вклад в развитие гендерной теории внесла книга Андриенны Рич «Материнство как опыт и институт». В данной работе она выдвигает мысль о том, что гендер не является монолитной категорией, которая уравнивает всех женщин. Позиция субординации, обозначаемая гендером, сопровождается и усиливается рядом других властных вариаций – таких, как раса, класс, возраст. Кроме того, анализируя механизмы контроля сексуальности и расовые проблемы, А. Рич приходит к утверждению, что гендер является своеобразной системой, продуцирующей различия и вписывающей эти различия в отношения власти и подчинения. Таким образом, понимание гендера у нее отличается от бинарной модели ранних версий (мужской/ женский гендер) и становится частью сложной сети властных компонентов.

Дифференциация понятий пола и гендера означала выход на новый теоретический уровень осмысления социальных процессов. В конце 80-х годов исследователи постепенно перешли от критики патриархата и изучения специфического женского опыта к анализу гендерной системы. Женские исследования постепенно перерастают в гендерные, где на первый план выдвигаются подходы, согласно которым все аспекты человеческого общества, культуры и взаимоотношений являются гендерными. Наблюдается постепенный переход от акцента на «добавление женского фактора» в программы исследований и на концептуализацию мужского доминирования к анализу того, как гендер присутствует и воспроизводится во всех социальных процессах.

В целом можно выделить три основных подхода в гендерных исследованиях и один псевдогендерный подход.

В псевдогендерных исследованиях термин гендер используется либо как синоним слова пол, либо как традиционная социодемографическая категория и, наконец, проведение под видом гендерных исследование положения женщин и детей.

Использование термина гендер как синонима слова пол часто встречается в отечественных исследованиях, авторы которых стоят на биодетерминистских позициях, но считают слово гендер более современным.

Восприятие гендера как социополовой роли, как правило, характерно для социальных, демографических и экономических исследований, авторы которых также не хотят отходить от современных идей. Этот подход является модификацией традиционной социологии пола. В рамках этого подхода пол как биологический фактор и гендер как социальная конструкция различаются, но наличие двух противоположных «гендеров» принимается как данность или как отражение двух биологически разных полов. При этом считается, что «природа» мужчин и женщин различна настолько, что их можно разнести по разным социополовым категориям.

При таком подходе исследователи изучают воздействие пола как биологической и социальной категории на предмет исследования. Если удается установить какие-либо особенности, то их считают результатом различий между гендерными группами (мужчинами и женщинами), что само по себе является тавтологией, поскольку исследователь заведомо исходит из посылки об их различии. Если же различий не обнаруживается, то делается заключение, что пол/гендер на данную переменную не влияет, хотя подобная констатация и не нарушает общего убеждения в том, что мужчины и женщины коренным образом отличаются друг от друга. Примером такого рода изучения можно считать традиционные демографические исследования, когда, например, отдельно высчитывается продолжительность жизни женщин и мужчин, а потом эти факторы просто сравниваются, но не анализируются причины разницы этой продолжительности жизни.

К основным теориям гендера, принятым сегодня в социальных и гуманитарных науках, как на Западе, так и в России, относят следующие:
1. Теория интерпретации гендера как культурной метафоры.
2. Понимание гендера как стратификационной категории, связанной с другими стратификационными категориями.
3. Теория социального конструирования гендера.

Рассмотрим эти теории поподробнее.

1. Гендер как культурная метафора в философских и постмодернистских концепциях

Помимо биологического и социального в анализе проблемы пола феминистски ориентированные исследователи обнаружили и третий, символический, или собственно культурный аспект. Мужское и женское на онтологическом и гносеологическом уровнях существуют как элементы культурно-символических рядов: Мужское – рациональное – духовное – божественное – культурное; Женское – чувственное – телесное – греховное – природное.

В отличие от биологического аспекта пола, в двух других его пластах – социальном и культурно-символическом – содержатся неявные ценностные ориентации и установки, сформированные таким образом, что все, определяемое как «мужское» или отождествляемое с ним, считается позитивным, значимым и доминирующим, а определяемое как «женское» - негативным, вторичным и субординируемым. Это проявляется не только в том, что собственно мужчина и мужские предикаты являются доминирующими в обществе. Многие не связанные с полом феномены и понятия (природа и культура, чувственность и рациональность, божественное и земное) через существующий культурно-символический ряд отождествляются с «мужским» или «женским». Таким образом, создается иерархия, соподчинение внутри этих, внеполовых пар понятий.

При этом многие явления и понятия приобретают «половую» или гендерную окраску. Для обозначения культурно-символического смысла «женского» и «мужского» феминистские теоретики обычно используют термины «феминный» и «маскулинный» соответственно.

Вместе с тем, встроенность мужского и женского как онтологических начал в систему других базовых категорий трансформирует и их собственный, первоначально природно-биологический смысл. Пол становится культурной метафорой, которая, как отмечает Э. Фи, «…передает отношения между духом и природой. Дух – мужчина, природа – женщина, а познание возникло как некий агрессивный акт обладания; пассивная природа подвергается вопрошанию, раскрытию, человек проникает в ее глубины и подчиняет себе. Приравнивание человека – познающему духу в его мужском воплощении, а природы – женщине с ее подчиненным положением, было и остается непрерывной темой западной культуры».

Оказывается, что метафора пола играет роль культурно-формирующего фактора. Иными словами, гендерная асимметрия является одним из основных факторов формирования традиционной западной культуры, понимаемой как система производства знания о мире.

Понятие гендера обозначает, в сущности, и сложный социокультурный процесс конструирование обществом различий в мужских и женских ролях, поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках, и сам результат - социальный конструкт гендера. Важным элементом конструирования гендерных различий является их поляризация и иерархическое соподчинение, при котором маскулинное автоматически маркируется как приоритетное и доминирующее, а феминное – как вторичное и подчиненное.

2. Гендер как стратификационная категория

Гендер, иерархизирующий социальные отношения и роли между мужчинами и женщинами, является стратификационной категорией.

Гендерная стратификация – это процесс, посредством которого гендер становится основой социальной стратификации, а воспринятые различия между гендерами – систематически оцениваемыми и оцененными. Но помимо гендера, такими категориями выступают класс, раса, возраст. Джоан Скотт выступила инициатором идеи рассматривать гендер в сети других стратификационных категорий. Пол, класс, раса, возраст являются фундаментальными переменными, которые определяют гендерную систему.

Эти идеи развивает также и французская постмодернистская феминистка Тереза де Лауретис, которая считает гендер комплексным процессом, или технологией, которая определяет субъект как мужской или женский в процессе нормативного регулирования. Из этого следует и второе утверждение: гендерный процесс пересекается с другими нормативными переменными – такими, как раса и класс, в ходе чего производится властная система. Иначе говоря, Лауретис считает гендер процессом, который конструирует социально-нормативного субъекта через построение различий по полу, связанных, в свою очередь, с расовыми, этническими, социальными различиями.

Еще один термин, который в последнее время стал обсуждаться в рамках теории социального конструирования гендера, - это гендерные технологии, то есть способы, механизмы, каналы формирования гендера и закрепления соответствующих идентификаций. Гендерные технологии есть дискурсивные механизмы, которые задают и регламентируют формы и стадии становления гендера. Гендерные технологии показывают, как пол становится идеологическим продуктом. Ключевым моментом в дискурсивном механизме выступает «политика репрезентации» - «пропаганда», «реклама», «идеология». Пол находится в сфере идеологического контроля, и сам есть во многом идеологический продукт.

3. Теория социального конструирования гендера

В рамках этого подхода гендер понимается как организованная модель социальных отношений между женщинами и мужчинами, не только характеризующая их межличностное общение и взаимодействие в семье, но и определяющая их социальные отношения в основных институтах общества, а также и определяемая или конструируемая ими.

Этот подход основан на двух постулатах: 1) гендер конструируется посредством социализации, разделения труда, системой гендерных ролей, семьей, средствами массовой информации; 2) гендер конструируется и самими индивидами – на уровне их сознания, то есть гендерной идентификации, принятия заданных обществом норм и ролей и подстраивания под них.

Понятия гендерной идентичности означает, что человек осознает связь с культурными определениями мужественности и женственности. Гендерная идентичность – это интериоризация мужских или женских черт, которая возникает в результате процесса взаимодействия «Я» и других.

Существование трансвеститской и транссексуальльной идентичностей показывает, что гендер не зависит только от пола, а является результатом построения гендерных идентичностей. Наряду с понятием гендерной идентичности необходимо ввести и определить такие термины как гендерная идеология, гендерная дифференциация и гендерная роль.

Гендерная идеология – система идей, посредством которых гендерные различия и гендерная стратификация получают социальное оправдание, в том числе с точки зрения «естественных» различий или сверхъестественных убеждений. Гендерная дифференциация является процессом, в котором биологические различия между мужчинами и женщинами наделяются социальным значением и употребляются как средства социальной классификации. Под гендерной ролью понимаются социальные ожидания, вытекающие из понятий, окружающих гендер, а также поведение в виде речи, манер и жестов. Этот подход в значительной степени пересекается с идеями теоретиков социального конструирования реальности Гоффмана, Гарфинкеля и других. Собственно идея гендера как социального конструкта стала известна с появлением работы К. Уэст и Д. Циммермана «Создание гендера».

Воплощая в своих действиях ожидания, связанные с их гендерным статусом, индивиды конституируют гендерные различия и, одновременно, обусловливаемые ими системы господства и властвования. По словам Дж. Скотт, «осознание гендерной принадлежности – конституирующий элемент социальных отношений, основанный на воспринимаемых различиях между полами, а пол – это приоритетный способ выражения властных отношений».

Основываясь на теории Гарфинкеля, Маккена и Кесслер утверждают, что «мужское» и «женское» являются культурными событиями, продуктами того, что они называют «процессом атрибуции гендера». Делать гендер, таким образом, означает создавать различия между мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами, различия, которые не являются естественными, сущностными или биологическими. Гендерная принадлежность индивида – это то, что человек делает постоянно в процессе взаимодействия с другими людьми.

Рассматривая раннюю гендерную социализацию, то есть практику причисления к определенному полу и гендеру – и как ее следствие, принятие гендерной идентичности (я – мальчик, я – девочка), Маккена и Кесслер отмечают, что эта категоризация по гендеру не является добровольной и не зависит от внутреннего выбора, а является принудительной. Принятие детьми определенной гендерной идентичности «включает» процесс саморегуляции, в том числе, формирование мотивации и психологических черт, и мониторинг, то есть отслеживание и контроль, своего поведения и поведения других в соответствии с матрицей гендерной идентичности.

Анализируя разделение труда, исследователи выясняют и показывают, как оно производит и закрепляет гендерное разделение, гендер как таковой.

Гендер является мощным устройством, которое производит, воспроизводит и легитимирует выборы и границы, предписанные категорией принадлежности по полу. Понимание того, как в социальной ситуации создается гендер, позволяет прояснить механизм поддержания социальной структуры на уровне взаимодействия индивидов и выявить те механизмы социального контроля, которые обеспечивают ее существование.

Когда социальное производство гендера становится предметом исследования, обычно рассматривают, как гендер конструируется через институты социализации, разделения труда, семьи, масс-медиа. Основными темами оказываются гендерные роли и гендерные стереотипы, гендерная идентичность, проблемы гендерной стратификации и неравенства. В рамках данного подхода для нас особый интерес представляет изучение гендерных стереотипов, существующих на современном российском рынке труда Начало формированию теории стереотипизации положили американские ученые. В 1922 году вышла книга Уолтера Липпмана «Общественное мнение», которая ввела в научный оборот понятие «стереотип». «Стереотипы, - писал У. Липпман,- это предвзятые мнения», которые «решительно управляют всем процессом восприятия. Они маркируют определенные объекты как знакомые или незнакомые, так что едва знакомые кажутся хорошо известными, а незнакомые – глубоко чуждыми. Они возбуждаются знаками, которые могут варьировать от истинного индекса до неопределенной аналогии».

Теория стереотипа рождалась в условиях обострившегося внимания исследователей к изучению массового сознания. В отличие от традиционного, чисто философского подхода к сознанию, Липпман выдвинул функциональную проблему влияния уже имеющегося, содержащегося в сознании знания о предмете на восприятие самого предмета. Главным для него была устойчивость стереотипа, которую Липпман объяснял функцией защиты социальных ценностей соответствующей социальной группы. Тезис о взаимосвязи устойчивости стереотипа с его функцией социально-психологической и идеологической защиты объекта, представляющего ценность для данной социальной общности, а также объяснение эмоционального «заряда» стереотипа этой же функцией имели важное научное значение, однако у автора теории не получили должного развития.

Многогранность, сложность феномена стереотипа определили исключительную разноречивость его характеристик в науке. Однако уже на начальном этапе американские социологи пытались выделить некоторые характерные черты, которые не потеряли актуальность и по сей день: «Когда о понятии говорят как о стереотипе, то подразумевается, что оно: 1) скорее простое, нежели сложное или дифференцированное; 2) скорее ошибочное, нежели точное; 3) что оно было усвоено, скорее, от других, нежели получено в непосредственном опыте с действительностью, которое оно предположительно представляет; 4) оно устойчиво к воздействию нового опыта».

Американский ученый У. Вайнэки, изучая стереотип, также подметил, что он отличается от других видов знания тем, что соотносится главным образом не с соответствующим объектом, а со знаниями других людей о нем. Стереотип - знание стандартное, в этом его главная отличительная особенность, подчеркивал исследователь в своей статье «Стереотипы как социальная концепция», опубликованной в 1957 году в «Journal of Social Psychology».

Комментируя теорию американского ученого, российский психолог П. Шихирев подметил, что «главное в стереотипе - не сама истинность, а убежденность в ней, причем отличительной особенностью убежденности, сопутствующей стереотипу, является ее устойчивость, прочность».

В конце 70-х годов американский ученый Г. Тэшфел суммировал основные выводы в области изучения социального стереотипа: «1. Люди с легкостью проявляют готовность характеризовать обширные человеческие группы (или социальные категории) недифференцированными, грубыми и пристрастными признаками. 2. Социальные стереотипы в некоторой степени могут изменяться в зависимости от социальных, политических и экономических изменений, но этот процесс происходит крайне медленно. 3. Они усваиваются очень рано и используются детьми задолго до возникновения ясных представлений о тех группах, к которым они относятся».

Концептуальные основы изучения гендерных стереотипов, основные определения и подходы, анализ содержания гендерных стереотипов и механизмов гендерной стереотипизации в социокультурном пространстве рассматривается в нескольких десятках монографических исследований.

Среди авторов необходимо отметить такие имена, как S. Basow, H. Lips, R. Ashmore, F. Del Boca, I. H. Frieze, L. Lewis.

Однако в дефинициях гендерных стереотипов не существует единства.

Ряд западных исследователей, к числу которых относятся R. Ashmore, F. Del Boca, в своих определениях делают упор на личностные характеристики мужчин и женщин и рассматривают «гендерные или полоролевые стереотипы как схематизированный набор представлений о персональных характеристиках мужчин и женщин». В другой группе определений акцент приходится на гендерные отношения. Эти дефиниции, как правило, носят более сложный и развернутый характер. В частности, Rhoda U. считает, что «гендерные стереотипы – это социально конструируемые категории «маскулинность» и «феминность», которые подтверждаются различным в зависимости от пола поведением, различным распределением мужчин и женщин внутри социальных ролей и статусов, и которые поддерживаются психологическими потребностями человека вести себя в социально желаемой манере и ощущать свою целостность и непротиворечивость».

Последняя группа определений берет за основание сами концепты маскулинности и феминности. Так, Renzetti D.J. Curran, понимает гендерные стереотипы как «схематизированные, обобщенные образы маскулинности и феминности».

Это наиболее широкое определение кажется нам более точным. В него входят и социальные представления о том, какие качества и свойства атрибутируются мужчине и женщине, а также – в более широком контексте – мужскому и женскому началу и социальные представления о побуждающих для мужчины и женщины занятиях и социальных ролях в обществе и семье.

Сегодня все большее число ученых соглашается с представителями новой психологии пола, в частности Maccoby E. и Jacklin C., которые считают, что основную роль в формировании психического пола и гендерной роли играют социальные ожидания общества, которые возникают в соответствии с конкретной социально-культурной матрицей и находят свое отражение в процессе воспитания. Причем пол психический, социальный, который усваивается прижизненно, играет большую роль, чем пол биологический.

В патриархатном общественном сознании приватная сфера всегда занимает вторичное, подчиненное положение. Maccoby E. и Jacklin C. подчеркивали, что никакой стереотип полоролевого поведения так не прочен, как представление о том, что женщины зависимы. Вместе с тем они указывали, что эта черта в раннем возрасте характерна для детей обоего пола, но закрепляется она, главным образом, в поведении девочек и становится устойчивой чертой личности, так как поддерживается социальными ожиданиями окружающих людей.

Начиная с 60-х годов, большую популярность приобретают исследования стереотипных представлений о способностях мужчин и женщин, их компетентности в различных сферах деятельности и причинах профессиональных успехов. Так, П. Голдберг обнаружила известную долю предубежденности женщин против самих себя в сфере научной деятельности, а именно: студентки колледжей более высоко оценивают статьи, написанные мужчинами, нежели женщинами. Делая обзор результатов исследований западноевропейских и американских ученых, посвященных специфике гендерных стереотипов, Т. Виноградова и В. Семенов приводят данные, которые свидетельствуют, что «на ранних этапах онтогенеза (примерно до 7 лет) девочки в своем интеллектуальном развитии опережают мальчиков». В дальнейшем эти различия сглаживаются, и взрослые мужчины и женщины по усредненным показателям интеллектуального развития не отличаются.

Интересны данные, касающиеся математических способностей женщин и мужчин. Среди учеников начальной школы, по данным психометрических исследований, различий в уровне математических способностей не обнаруживается, они начинают проявляться в подростковом возрасте и касаются в основном сложных форм мышления, с годами различия в уровне математической одаренности возрастают. Эти данные, опубликованные в работе Д. Виссера, были подвергнуты резкой критике со стороны Е. Феннема, по мнению которого, женщины под влиянием определенных социальных ипсихологических факторов редко выбирают математику и смежные с ней дисциплины в качестве предпочитаемых курсов, и поэтому вывод о том, что мужчины обладают более выраженными математическими способностями, был сделан на основе исследований, где «фактически сопоставлялись не мужчины и женщины, а люди с более высокой и более низкой математической подготовкой».

Запрос на полный текст диссертации присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
География
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки

Пишите нам
X