Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ

Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Слабких Ксения Эдуардовна.
Художественное время и пространство в позднем творчестве А. А. Ахматовой ("Реквим", "Поэма без героя")

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ. М. В. ЛОМОНОСОВА

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА ИСТОРИИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ХХ ВЕКА

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

СТУДЕНТКИ V КУРСА РУССКОГО ОТДЕЛЕНИЯ

СЛАБКИХ КСЕНИИ ЭДУАРДОВНЫ

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ
д.ф.н., проф. В. А. ЗАЙЦЕВ

МОСКВА 2007

Содержание

Введение

Глава I. Художественное время в «Реквиеме» и «Поэме без героя»: план прошлого, настоящего и будущего, вневременные мгновения, механизм памяти, «зеркальный» композиционно-временной принцип

Глава II. Художественное пространство в «Реквиеме» и «Поэме без героя»
1. Художественное пространство в «Реквиеме», «Поэме без героя» А.Ахматовой и в «Божественной комедии» Данте
2. Инфернальное пространство «дома» в «Поэме без героя» А.Ахматовой и в романе М.Булгакова «Мастер и Маргарита»
3. Мотивы «стихийности», «страха», «сна», «мысленный диалог» как важнейшие составляющие хронотопа «Реквиема» и «Поэмы без героя»

Глава III. Образ Петербурга и «петербургский миф» в «Реквиеме», «Поэме без героя» А.Ахматовой и русской литературной традиции ХIХ-ХХ в.в.

Заключение
Примечания
Библиография

Введение

Задача воссоздания пространственно-временных координат любого художественного произведения в неразрывной связи с предшествующим контекстом рассматривается современным литературоведением в качестве одной из общезначимых, первостепенных в аспекте культурной диахронии. Реконструкция механизма «хронотопа» (термин М.М.Бахтина) позднего творчества А.Ахматовой в сопоставлении с шедеврами других поэтов и писателей как нельзя лучше, полнее и нагляднее отражает сущность мировоззренческого «диалога» с величайшей культурной традицией, и, следовательно, дает ясное и четкое представление о специфике и особенностях «преломления», реализации формально-содержательной категории «художественного времени и пространства» в конкретных ее произведениях: от случайных образных перекличек, аллюзий и реминисценций до типологии совпаден6ия поэтических концепций.

Проблема контекстуального взаимодействия, поиска и обнаружения новых аналогий и параллелей, межтекстовых связей становится сегодня актуальной как никогда. Не менее важно и то, что типологический анализ, не нацеленный на выявление межкультурной коммуникации, осмысления закономерностей, соотношения преемственности и новизны, а также форм контакта «последующего с предыдущим», может способствовать раскрытию уникальности творческого метода А.Ахматовой, глубинному пониманию ее специфического, индивидуального подхода к изображению пространственно-временного континуума в «Реквиеме» и «Поэме без героя».

Поэмы А.Ахматовой органично вобрали в себя культурные «пласты» различных эпох и достижения всех направлений искусства – библейскую символику, исторические и фольклорные мотивы и ассоциации, «вечные образы» скульптуры, архитектуры и живописи, неисчерпаемые ресурсы человеческой памяти, что, в свою очередь, обусловило множественность их «прочтений» и «прототекстов», которые, однако, не дают однозначной, окончательной интерпретации. Р.Д.Тименчик определяет построение поэтического текста «как развертывание некой «культурной» парадигмы»: «чужое слово, скрытое в глубинных слоях текста, регулирует семантические процессы в поверхностных структурах. Глубинные цитаты существуют в состоянии пульсации, создавая или не создавая новый уровень интерпретации текста...".

«Реквием» и «Поэма без героя» А.Ахматовой представляют собой уникальный жанр, объединяющий принципы романтизма (В.Жуковского, М.Лермонтова), открытия в области психологизма XIX века (Л.Толстого, Ф.Достоевского, А.Чехова), заветы символизма (Ин. Анненского, А.Блока, А.Белого), художественный опыт современников поэта (Н.Гумилева, О.Мандельштама, М.Цветаевой), трагическую напряженность лагерной прозы (А.Солженицына, В.Шаламова), предельно уплотненное, насыщенное событиями время драмы (Ибсена, Метерлинка) и тяготение к средневековому энциклопедическому миросозерцанию (Данте), что блестяще подтверждает высказывание Е.Эткинда: «Ахматова связана с древней и новой культурой человечества, - в ее лирике звучат мотивы и Востока, и Библии, и французского классицизма, и итальянского Возрождения...».

Нельзя не признать, что вопрос о пространственно-временном своеобразии произведений А.Ахматовой на материале мировой художественной литературы, сопряженный с исследованием общих «точек соприкосновения», спецификой использования «чужого слова», различных способов цитирования, и направленный на дешифровку семантических «полей», образовавшихся в результате творческого «диалога», взаимовлияния художников с тождественными взглядами на реальное время и пространство, является одним из наименее разработанных и наиболее перспективных для литературоведения.

Исследовательские работы Д.С.Лихачева («Ахматова и Гоголь»), А.И.Павловского («Булгаков и Ахматова»), В.Н.Топорова («Ахматова и Блок») отличаются глубоким аналитическим подходом к реконструкции вертикального литературного контекста XIX – XX в.в. в поэзии А.Ахматовой. Современные литературоведы, развивая данные диалогический аспект, дополняют его выявлением жанрового своеобразия произведений А.Ахматовой в тесной связи с механизмом культурной памяти и системой художественных приемов, а также со спецификой «преломления» достижения предшествующего литературного фонда в «напитанном» разнообразными смыслами позднем творчестве великого поэта. Л.А.Колобаевой и С.А.Коваленко отечественная наука обязано появлением таких уникальных исследований, как «Ахматова и Мандельштам», «Ахматова и Маяковский», посвященных проблеме творческого взаимодействия поэтов – современников.

Вопрос о неисчерпаемости категорий «пространства и времени» в эпических поэмах А.Ахматовой стал предметом пристального рассмотрения в работах В.А.Редькиной и С.В.Бурдиной.

Если обращение к жанровому своеобразию и проблематике формального «диалога» произведений А.Ахматовой с культурным наследием предыдущих эпох и современности, являясь наиболее традиционным типологическим подходом к выявлению уникальности творческого метода поэта, подробно разрабатывалось в литературоведении, то анализ пространственно-временного, контекстуального взаимовлияния на основе тождества поэтических мировоззрений рассмотрен менее детально. Однако исследование определенного круга «хронотопических» схождений и конкретных сопоставлений с соответствующими культурологическими категориями в текстах художников с аналогичным подходом к изображению времени и пространства существенно дополнит и обогатит представление о характере художественных «инноваций» А.Ахматовой в «Реквиеме» и «Поэме без героя».

В отношении анализа позднего творчества поэта немаловажное значение имеет вопрос о принципиальной незавершенности художественного времени. В «Реквиеме» и «Поэме без героя» время максимально «разомкнуто» в будущее, теряет точную датировку, и, тем самым, отождествляется с «атемпоральными» драматическими эпизодами в пьесах А.Чехова и Г.Ибсена. Наличие обобщающего, «романного» начала в поэмах А.Ахматовой и целесообразность их сопоставления с шедеврами русской прозы XIX – XX веков подчеркивается суждением М.М.Бахтина: «Настоящее в его незавершенности, как исходный пункт и центр художественно-идеологической ориентации,- грандиозный переворот в творческом сознании человека»3.

Для литературных произведений характерны два типа времени: хроникально-бытовое время (прошедшее незаконченное) и время собственно событийное или сюжетно-фабульное (прошедшее законченное). Применительно к художественному методу А.Ахматовой уместнее говорить о безусловном преобладании в ее эпических поэмах хроникально-бытового времени в связи с «зеркальным» принципом взаимодействия временных пластов прошлого и будущего. В.П.Мещеряков обосновывает сущность циклической («мифологической») хронологии следующим образом: «Мифологическое» время не линейно, а циклично, и движется по замкнутому кругу. В терминологии мифологов это называется «возвращением времен...»4 Подобное стремление к энциклопедическому, всеобъемлющему охвату событий и их глубинному осмыслению возводит А.Ахматову в ранг художников глубинно психологической ориентации.

В «Реквиеме» и «Поэме без героя» отражена антитеза бытового (замкнутого) и безграничного (мирового, открытого) пространства, наделенного особым аксиологическим смыслом. Контраст между неизмеримым пространством России и «опустелым» домом порой слишком велик, чтобы не затронуть сознания лирической героини – отсюда либо желание покинуть дом и совершить путешествие «путем всея земли», либо – наступающее «безумие» из-за невозможности сделать это. У А.Ахматовой картина поэтического «универсума» находится в прямой связи с пространственно-временными координатами. В.Е.Хализев пишет: «...хронотопическое начало литературных произведений способно придавать им философический характер, «выводить» словесную ткань на образ бытия как целого, на картину мира, даже если герои и повествователи не склонны к философствованию...».

Освобождение героини из тесноты неуютного домашнего пространства сопрягается с возвышением в ее душе нравственного начало и выходом в «надвременные» просторы вселенских универсалий, что имплицитно проецирует в семантическое поле «Реквиема» и «Поэмы без героя» категорию историко-культурных, философских понятий.

В пространственно-временной организаций величайших произведений ХХ века И.В.Роднянская выделяет следующие тенденции и черты, в равной мере относящиеся и к «хронотопу» эпических поэм А.Ахматовой:

1.Акцентирован символический план реалистической пространственно-временной панорамы, что сказывается в тяготении к безымянной или вымышленной топографии. (Волшебный Китеж-град в поэме «Путем всея земли»; образы «великой реки» (Невы), «темной горницы» в «Реквиеме»; Лета, «страна атласных баут», Долина Иосафата – предполагаемое место страшного суда в «Поэме без героя») Важно, что художественное время и художественное пространство требуют реального историко-географического опознания или хотя бы сближения, без чего произведение непонятно.

2. Часто используется замкнутое, «выключенное» из исторического счета художественно время сказки/притчи, чему соответствует нередко определенность места действия. Для акцентуализации наиболее драматических переживаний лирической героини А.Ахматова прибегает к изображению совокупности «вневременных» мгновений, сопровождающейся описанием фантасмагорического, призрачного, но реконструируемого на реальный план «топоса» («Как вы были в пространстве новом, / Как вне времени были вы ...»6 - в «Поэме без героя»). В «Реквиеме» «вневременные» мгновения выражены имплицитно, но легко восстанавливаются из контекста и соответствуют крайней степени лирической медитации, напряженному раздумью, граничащему с мотивом «безумия» или «страхом смерти».

3. Примечательная веха современного литературного развития – обращение к памяти персонажа как к внутреннему пространству для развертывания событий: прерывистый, обратных ход сюжетного времени мотивируется не авторской инициативой, а психологией «припоминания». Такая постановка сознания героя позволяет сжать собственно время действия до немногих дней и часов, между тем как на «экран припоминания» могут проецироваться время и пространство целой человеческой жизни. Память лирической героини «Реквиема» и «Поэмы без героя» А.Ахматовой предстает как особое, символическое пространство ее души, охватывающие «нравственные» координаты вселенского мироздания.

4. Современной литературой не утерян герой, движущийся в объективном земном просторе, в многоплановом эпическом пространстве коллективных исторических судеб – каковы герои «Тихого Дона» М.А.Шолохова, «Жизни Клима Самгина» М.Горького. Лирическая героиня поэм А.Ахматовой возвышается до статуса харизматического лидера, получившего право говорить от имени всех своих современников и поддерживать «кровную связь» между поколениями.

5. «Героем» монументального повествования может становиться само историческое время в его решающих «узлах», подчиняющее себе судьбы героев как частные моменты в лавине событий.7 В пространственно-временной перспективе «Реквиема» и «Поэмы без героя» на первый план выдвигается «некалендарная» эпоха, тесно сопряженная с судьбой страдающего народа. К.И.Чуковский справедливо писал: «В «Поэме без героя» есть самый настоящий герой, и герой этот опять-таки Время. Вернее: два героя, два Времени. Две полярно противоположные и враждебные друг другу эпохи...»8.

Таким образом, представленные выше «аксиомы» литературного процесса ХХ столетия обнаруживают большую устойчивость в поэтическом мире А.Ахматовой. Феномен художественного времени и пространства является жанрово-стилевой доминантой ее лиро-эпоса.

Новизна предлагаемого исследования связана с расширением тематического диапазона контекстуальных взаимосвязей эпических поэм А.Ахматовой с предшествующим и современным поэту культурным фондом на основании выявляемых аналогий и типологических «схождений» в сфере художественного времени и пространства. Актуальность работы определяется и качественно новым подходом к отбору материала: впервые подробно рассматривается практически не изученный «хронотопический» диалог «Реквиема» и «Поэмы без героя» А.Ахматовой с «Божественной Комедией» Данте и малоисследованная межтекстовая «коммуникация» лиро-эпоса поэта с романом М.Булгакова «Мастер и Маргарита» вплоть до совпадения образной системы величайших мастеров слова.

Кроме того, предметом обстоятельного анализа стало осмысление многообразия функциональных интерпретаций образа лирической героини, а также специфика «преломления» безграничного «петербургского мифа» в рамках сравнительно небольших по объему, но семантически «нагруженных» произведений А.Ахматовой. При этом смыслообразующие мотивы как важнейшие компоненты пространственно-временной концепции поэта представлены в работе во взаимосвязи художественной образности «Реквиема» и «Поэмы без героя».

Как рождается в поэмах А.Ахматовой уникальный вариант сопряжения, взаимовлияния различных временных планов? В чем специфика и художественное своеобразие «зеркального» метода и «мысленного диалога»? Как реализуется идея циклической «преемственности» времени и жанрообразующие мотивы «стихийности», «сна», «тишины», «страха» в смысловой ткани «Реквиема» и «Поэмы без героя»? Как осуществляется творческий «диалог» А.Ахматовой с «Божественной Комедией» Данте и русской культурной традицией XIX – XX в.в.? Можно ли однозначно установить «прототексты», первоисточники «Реквиема» и «Поэмы без героя»? С поиском ответа на эти вопросы связано решение ряда исследовательских задач, поставленных в данной работе:
- на материале позднего лиро-эпоса А.Ахматовой рассмотреть соотношение планов прошлого, настоящего и будущего в раннехристианской временной концепции автора, совокупность апокалиптических мгновений, взаимоотражение различных исторических эпох в «Поэме без героя» в связи с особым композиционным приемом «зазеркальности» отдельных частей, глав, строф, лирических отступлений и системы персонажей;

- раскрыть сущность и функционирование механизмов «параллельной ретроспекции» и «интуитивного прогнозирования» как основных поэтических «инноваций» А.Ахматовой в сфере художественного времени;

- исследовать влияние «Божественной Комедии» Данте как «прототекста», с одной стороны, на своеобразие художественного времени и пространства «Реквиема» и «Поэмы без героя», а с другой – на их архитектонику;

- рассмотреть концепцию «инфернального» пространства «дома» лирической героини и мотивы «бездомья», «вечного пути» в «Поэме без героя» А.Ахматовой в сопоставительном аспекте с романом М.Булгакова «Мастер и Маргарита»;

- выявить специфику «преломления» мотивов «стихийности», «страха», «тишины», «сна» и значение «мысленного диалога» в художественной системе «Реквиема» и «Поэмы без героя» как важнейших составляющих «хронотопа» А.Ахматовой;

- на материале исследования времени и пространства определить роль и статус лирической героини в эпических поэмах А.Ахматовой с последующим выходом на категорию «непространственных», философских понятий;

- реконструируя «диалог» поэта с культурой прошлого и настоящего, с предшествующей классической традицией А.Пушкина, Н.Гоголя, Ф.Достоевского, а затем – с творчеством И.Анненского, А.Блока, А.Белого, О.Мандельштама, проанализировать семантические «поля», общие «точки соприкосновения» в подходе к решению проблемы художественного времени и пространства, обнаруживая индивидуальное своеобразие «петербургского мифа» и образа города в поэмах А.Ахматовой;

- определить новаторство автора в разработке специфической категории хронотопа «Реквиема» и «Поэмы без героя» по сравнению с предшествующим художественным творчеством.

В соответствии с заявленной темой данное исследование делится на три основных главы. Первая глава посвящена основным принципам организации и функционирования художественного времени в «Реквиеме» и «Поэме без героя» и включает в себя формальный подход к рассмотрению их композиционного построения. Вторая глава предлагает детальный анализ художественного пространства эпических поэм А.Ахматовой в сопоставительном аспекте с «Божественной Комедией» Данте и романом М.Булгакова «Мастер и Маргарита» и имеет три раздела, последний из которых выходит на категорию смыслообразующих, философских понятий в мировоззренческих установках поэта. И наконец, третья глава вводит «Реквием» и «Поэму без героя» в широчайший культурный пласт произведений русской литературы XIX – XX веков и реконструирует творческие «диалоги» с писателями-классиками и поэтами-современниками, открывая зашифрованные в текстах ахматовского лиро-эпоса ценнейшие информационные «коды».

Запрос на полный текст дипломной работы присылайте на kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
География
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки


Rambler's Top100
Пишите нам
X