Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Конференции | Авторефераты Новые диссертации

Новые диссертации
Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Скворцова Мария Владимировна.
Самоактуализация и тревожность как факторы межличностных отношений студентов гуманитарных специальностей

Самарский государственный педагогический университет

Специальность 19.00.05 - социальная психология

Диссертация
на соискание учёной степени кандидата психологических наук

Научный руководитель: доктор медицинских наук, профессор Якунин В.Е.

Научный консультант: доктор психологических наук, профессор Акопов Г.В.

Самара 2004

Содержание диссертации
Самоактуализация и тревожность как факторы межличностных отношений студентов гуманитарных специальностей

Введение

Глава 1. Проявления самоактуализации и различные подходы к её изучению
§1. Постановка проблемы самоактуализации
§2. Теория самоактуализации А. Маслоу
§3. Представление о личностном росте в концепции К. Роджерса
§4. Представления о реализации человеческого потенциала в гештальт - терапии Ф. Пёрлза
§5. Описание самоактуализации в концепции Э. Шострома
§6. Экзистенциальная психология о личностном росте и психическом здоровье
§7. Социально-психологические аспекты самоактуализации

Глава 2. Тревожность как фактор самоактуализации
§1. Тревога и страх как предметы философского и психологического анализа
§2. Социально-психологические причины возникновения тревоги
§3. Толерантность к неопределённости как фактор тревожности и креативности
§4. Самоактуализация и чувство тревоги

Глава 3. Исследование самоактуализационной тенденции в студенческих группах
§1. Общая характеристика исследования
§2. Проявления самоактуализации и тревожности у студентов

Заключение
Литература
Приложения

Глава 1. Проявления самоактуализации и различные подходы к её изучению

§ 1. Постановка проблемы самоактуализации

С 90-х годов ХХ века представления о самоактуализации, личностном росте, реализации творческого потенциала оказывают сильное воздействие на отечественную психологию и педагогику. Возможно, с середины 80-х годов мы переживали нечто похожее на процесс зарождения гуманистической психологии в США в шестидесятые годы. Однако существенная разница заключается в том, что в США идеи гуманистической психологии выдвигались отдельными личностями, яркими харизматическими фигурами, какими были Ф. Пёрлз, К. Роджерс или А. Маслоу. В отечественной же науке и психологической практике идея самоактуализации распространялась либо со ссылкой на западные источники и уже поэтому воспринималась как нечто «прогрессивное», либо (чаще) просто превращалась в «общее место», некий штамп и утрачивала при этом конкретное содержание.

Можно согласиться с мнением С.Л. Братченко и М.Р. Мироновой (1997), которые указывают, что полноценного содержательного наполнения «новые формулы» пока не получили и либо воспринимаются метафорично, как нечто неопределённое, либо являются новой формулировкой старых идей о «формировании нового человека».

Идея самоактуализации – неотъемлемая часть гуманистического мировоззрения, но следует различать этический и психологический гуманизм. А. Эллис пишет, что в психологии «гуманизм» - это, прежде всего, целостный подход к личности, а не рассмотрение человека как совокупности его свойств и качеств. В этике же гуманизм означает установление таких правил жизнедеятельности, которые основаны на потребностях скорее человеческих, чем животных или на законах неживой природы (A. Ellis, 1973)

«Самоактуализация» может трактоваться по-разному:
• Как актуализация чего-либо, находящегося пока в неактуальном (потенциальном) состоянии, опираясь на самого себя, свои собственные силы. В таком случае акцент делается на самодетерминированность некоего развития, на его внутренние причины, на «самостоятельность» личности. Этот взгляд, в частности, выражал Ф. Пёрлз (2000 (2,4)).

• Как актуализация самого себя, то есть некоей «самости», являющейся истинной сутью актуализирующейся личности. В работах К. Юнга (1995) , К. Роджерса (1994), А. Маслоу (1994, 1999) мы можем найти упоминания об этой глубинной личностной структуре. При таком понимании главной становится представление о «самости», которую можно "реализовать" или "актуализировать". В работах Маслоу и Роджерса больше представлено это второе понимание самоактуализации, хотя постоянно проявляется и как бы подспудно присутствует и первое понимание.

• Как "усиление себя", утверждение своего "Я" и придание смысла своему существованию. Эту точку зрения высказывают психологи-экзистенциалисты (Д. Бьюдженталь, Р. Мэй, В. Франкл). Так, Р. Мэй говорит о "…способности заявить, что я есть", способности "утвердить себя в мире" и даже предполагает, что провозглашенная в своё время Ф. Ницше "воля к власти" имеет отношение не к конкуренции и не к власти в современном понимании слова, а именно к самоактуализации и самореализации. (Мэй, 2001 (4)). Описанная Мэем "сила как возможность", по сути, очень близка к идеям о стремлении к самоактуализации.

Итак, самореализация и самоактуализация понимаются и проявляются в разных аспектах и могут изучаться и как качество самоактуализирующейся личности, и как особая потребность, и как деятельность (по самореализации), и как процесс, но за всем этим стоит нечто общее. Э.В. Галажинский, например, полагает, что это - объединяющее исходное свойство человека быть открытой самоорганизующейся психологической системой. При этом он считает, что «самореализация предполагает самоопределение, опирающееся на личностную рефлексию» (Галажинский, 2001). Е.Е. Вахромов (2002, 2003) предлагает различать понятия «самоактуализация» и «самореализация»: под самоактуализацией он понимает практические аспекты сознательной целенаправленной деятельности по осуществлению своего человеческого потенциала и жизненных планов, тогда как самореализацией называет мыслительную деятельность, направленную на обеспечение актов самоактуализации. То есть, по мнению Е.Е. Вахромова, самореализация осуществляется во внутреннем плане сознания, тогда как самоактуализация – это конкретные акты поведения.

Развившись внутри гуманистической психологии, идея самоактуализации со всей неизбежностью ставит вопрос о так называемой «природе человека», о природе «самости». Возникает вопрос: что именно актуализируется, когда человек «актуализирует самого себя»? Кто такой «сам»? Этот вопрос выходит далеко за рамки социальной психологии и даже психологии вообще. Это – один из тех «вечных» философских вопросов, варианты ответа на который определяют тип миросозерцания целых культур.

Обсуждение этого вопроса редко встречается в психологической литературе "сциентистского" характера; его затрагивают лишь специалисты, по роду своей деятельности вынужденные соприкасаться с человеком во всей его сложности, не редуцированной с целью исследования, - психотерапевты и философы, а более всего - "психотерапевты-философы". Например, у Д. Бьюдженталя мы находим рассуждение о том, что человек - это всегда "нечто большее", не раскрываемое ни средствами психодиагностики, ни интроспекцией (Бьюжденталь, 2001). Бьюдженталь стремится познать эту "ускользающую сущность" себя самого и окружающих людей, но вынужден признать, что это практически невозможно. Он пишет: "Как психологу, мне следовало бы знать о подобных вещах. Или мне, или священнику. Некоторые священники думают, что знают - я знаю, что я не знаю".

Самоактуализация для субъекта – потребность выразить то, что возможно выразить в мире именно ему и только ему, это реализация своей уникальности. Самоактуализация невозможна без осознания своего особого места в мире, своей «миссии» в нём. Далеко не случайно Маслоу использует термин «служение», описывая самоактуализирующуюся личность. Близко к этому высказывался М.К. Мамардашвили (1991): «Все несостоявшееся тянется за нами. А то, в чем можно состояться, – то единственное содержит масштаб и размерность для действительного человеческого бытия».

В каждой из теорий личности проблема личностного развития вытекает из более глубокого конструкта, выражающего отношение к человеку вообще. С.Л. Братченко и М.Р. Миронова (1997) замечают, что в любой теории личности, кроме теоретического и практического компонентов, всегда присутствует и ценностный компонент, который, по их мнению, и определяет все остальные элементы любой концепции личности. Проявлением ценностного компонента они считают обобщённое отношение к «человеческой природе» как таковой, которое можно обозначить как «доверие/недоверие». В гуманистической психологии исходной аксиологической базой является доверие к человеку, но здесь возможны два варианта: безусловно-позитивное и условно-позитивное отношение. Безусловно-позитивной видят изначальную человеческую природу К. Роджерс и А. Маслоу, а условно-позитивной – Д. Бьюдженталь, Р. Мэй, В. Франкл.

В рамках данной работы мы обязаны коснуться вопроса о "сущности" человека, не претендуя, конечно, на его всестороннее рассмотрение. Прежде чем перейти к эмпирическим, доступным наблюдению и описанию особенностям самоактуализирующихся личностей, следует обсудить, что же кроется за пониманием «природы человека», о позитивности которой спорят гуманистические психологи. М. Хайдеггер писал, что все виды гуманизма предполагают максимально обобщенную "сущность" человека как нечто самопонятное. Эта предполагаемая «самопонятность», вероятно, была той причиной, по которой в работах гуманистических психологов столь неотчётливо даётся ответ на интересующий нас вопрос. Несмотря на это обстоятельство, нам следует эксплицировать и провести сравнительный анализ представлений о самости и «природе человека», которых придерживались основатели концепции самоактуализации.

Основные подходы к проблеме «самости».

Рассмотрим, каковы основные взгляды на природу «самости».

К. Гольдштейн, К. Роджерс и А. Маслоу рассматривают «самость» как биологическую заданность, совокупность свойств организма. Маслоу приходит к выводу, что природа человека является «инстинктоидной», что она врождена и является следствием и проявлением тех или иных особенностей целостного организма. К. Роджерс говорит об «организмическом оценивающем процессе», который является врождённым и обеспечивает актуализацию и «полноценное функционирование» организма. Эти авторы подчеркивают, что, несмотря на биологическую, врождённую и «организмическую» природу этой «истинной сути человека», её можно очень легко подавить, исказить, заглушить с помощью средств социального давления.

В работах Ф. Пёрлза мы также находим убеждение в том, что здоровым и продуктивным в личности является прежде всего то, что природно, а также то, что гармонирует с этим природным началом. Целью психотерапии и личностного роста, по мнению Пёрлза, является очищение природного начала от избыточных защит, имеющих причиной неэффективное приспособление к другим людям, к социуму.

Итак, мы обозначили в общих чертах первое понимание «самости» - как природных задатков, изначальных свойств организма.

К.Г. Юнг понимал «самость» как архетип. Он же в числе первых в Европе заговорил о самости (self) вообще. С его точки зрения, «самость» есть архетип коллективного бессознательного. Её природа – та же, что и у всего коллективного бессознательного, то есть, она происходит из всего тысячелетнего опыта человечества, некоей «психической наследственности». Здесь нет большого противоречия с первой точкой зрения; из работ Юнга следует, что «индивидуация» (процесс приближения к «самости») есть нечто, в общих чертах подобное «самоактуализации» по Маслоу, но описанное в несколько ином ракурсе. Если Маслоу делал акцент на внешние проявления и видимые, поддающиеся наблюдению личностные свойства, то Юнг акцентирует трансформацию глубинных личностных структур.

В основе «истинной природы» снова видится нечто предзаданное, существующее ещё до рождения человека, и это «нечто» требуется «всего лишь» реализовать и открыть в себе, преодолев при этом как сильное сопротивление окружающей социальной среды, так и собственные внутренние преграды (психические защиты). Недаром Юнг стремился реабилитировать понятие «инстинкт» и лишить его оттенка чего-то «животного», с тем, чтобы в дальнейшем можно было говорить об «инстинктивных» стремлениях применительно к чисто-человеческим, культурно-детерминированным психическим феноменам. В работах Юнга можно встретить предположения о существовании "религиозного" и "художественного" инстинктов (см.: Юнг.1995 (1)).

Сущность человека может пониматься как результат интериоризации продуктов культуры. Эта точка зрения развивалась Л.С. Выготским и его последователями в культурно-исторической теории развития психики. Продолжает эту линию и А.Г. Асмолов (1990), обосновывая концепцию «социально-исторического образа жизни». В рамках такого подхода личность есть результат интериоризации социальных явлений или обобщенное выражение всего полученного жизненного опыта. В этой же плоскости лежат и рассуждения Э. Фромма (1992), который показал различия между несколькими основными типами «социального характера» и проследил влияние социальных условий на формирование типа личности. Близки по духу к этой точке зрения и работы К. Хорни (1994), которая связывала личностный рост и развитие с освобождением от невротических проявлений, почти целиком навязанных человеку культурной ситуацией.

В рамках такого подхода предполагается, что для возникновения потребности в самоактуализации необходимы предварительно сложившиеся социальные предпосылки. Амбивалентность взаимоотношений личности и социума J. Bronowski (1967) выразил следующим образом: "Никто ещё не использовал свой талант в полную силу, если у него за спиной не стояло благоприятное общество".

Экзистенциальная психология исходит из того, что сущность человека - результат сознательного выбора. Д.А. Леонтьев выразил эту точку зрения так: «Наш природный потенциал не есть наш человеческий потенциал. Человеческий потенциал не внутри нас - он в наших отношениях с миром» . Здесь мы видим прямое противопоставление «природного потенциала» и «человеческого потенциала» и подчеркивание социально-психологического, а не биологического характера «человеческой природы». Психологи-экзистенциалисты (Р. Мэй, Д. Бьюдженталь, Р. Лэнг, О. Марер, В. Франкл) оспаривали мнение К. Роджерса и его сторонников о том, что личностное развитие есть лишь реализация каких-то природных, предзаданных свойств. К этому взгляду приближается и Э. Эриксон, который видит жизненный путь человека как результат выбора на каждом из восьми этапов личностного развития.

По их мнению, в каждый момент жизни человек создает свою сущность, совершая осознанный выбор. Человек, естественно, во многом детерминирован природными задатками и социальными условиями; но в его формировании, с точки зрения экзистенциальной психологии, самые важные моменты определяются усилиями самого субъекта развития.

Таким образом, можно констатировать наличие нескольких, не сводимых друг к другу трактовок понятия «сущность человека», из которых следует и различие в понимании процесса и результатов самоактуализации. Если К. Гольдштейн, К. Роджерс, А. Маслоу подчеркивали биологическую предзаданность самости, то представители экзистенциальной психологии делают акцент на личном осознанном усилии саморазвития, а не на раскрытии природных свойств. И, наконец, существует точка зрения, почти целиком сводящая личностный рост и развитие к интериоризации культурных образцов и подчеркивающая роль благоприятных социальных условий в процессе самоактуализации.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
География
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки
Рассылка 'Новости библиотеки диссертаций'

Пишите нам

X