Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Рудина Лариса Максимовна.
Индивидуально-психологические особенности адаптивности женщин к состоянию беременности

ИНСТИТУТ ПСИХОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

Специальность 19.00.01 – психология личности

Диссертация
на соискание ученой степени кандидата психологических наук

МОСКВА

Содержание диссертации
Индивидуально-психологические особенности адаптивности женщин к состоянию беременности

Введение

Глава 1. Адаптивность к состоянию беременности
1.1 Обзор литературы
1.2 Обоснование программы и метода исследований

Глава 2. Индивидуально-психологические особенности
2.1 Характеристика предметной области исследования
2.2 Стратегия выработки решений
2.3 «Семейно-генетический» уровень. Теория «психогенетики» К. Ч. Тойча
2.4 Атрибутивно-стилевой уровень. Теория М. Э. Селигмана
2.5 Психофизиологический уровень. Специальная теория темперамента В. М. Русалова

Глава 3. Методы исследования
3.1 Техника построения генограммы
3.2 Определение формально-динамических свойств индивидуальности
3.3 Метод определения атрибутивных стилей
3.4 Формирование выборки
3.5 Общий алгоритм исследования
3.6 Математические методы

Глава 4. Результаты эмпирического исследования
4.1 Построение и анализ генограмм
4.2 Диагностика особенностей атрибутивных стилей
4.3 Измерение формально-динамических характеристик
4.4 Межгрупповые корреляционные связи

Глава 5. Анализ результатов диагностического этапа. Терапия
5.1 Обсуждение результатов диагностического этапа
5.2 Комплекс индивидуально-психологических характеристик, специфичный для адаптации к состоянию беременности
5.3 Проектирование психологической коррекции
5.4 Особенности психотерапевтической работы с каждой группой
5.5 Результаты терапии

Выводы
Заключение
Литература
Приложения

Глава 1. Адаптивность к состоянию беременности. Анализ современного состояния проблемы

1.1 Обзор литературы

Одной из важнейших и естественных задач эволюции является воспроизведение потомства. Причем, речь идет не только о количественном, но и качественном воспроизводстве, то есть таком, при котором каждое последующее поколение как минимум не уступает предыдущему по состоянию физического и психического здоровья. Проблема исследования адаптивности женщин к состоянию беременности на основе изучения комплекса индивидуально-психологических характеристик является, таким образом, частью общей проблемы здоровья, как меры адаптации к меняющимся условиям.

По мнению академика М. К. Агаджаняна (цит. по [8]) здоровье или адаптация организма есть «устойчивый уровень активности взаимосвязи функциональных систем, органов и тканей, а также механизмов управления». Такой уровень обеспечивает нормальную жизнедеятельность организма, а главное – способность к воспроизведению здорового потомства.

Неутешительные выводы социологических и демографических исследований [16, 21, 35] свидетельствуют о неуклонном ухудшении состояния здоровья россиян в течение последних 10 лет. Согласно определению ВОЗ «здоровье» должно рассматриваться как «состояние полного физического, духовного и социального благополучия, а не только как отсутствие болезней или физических дефектов». Очевидно, что комплексное состояние здоровья детерминировано множеством факторов, как биологических, так и социальных.

Интегральной характеристикой жизнеспособности популяции является показатель средней продолжительности жизни. В региональных мониторинговых докладах ООН (UNICEF), продолжительность жизни в России, начиная с 1994 года, оценивается как самая низкая в Европе. Современная демографическая ситуация в России характеризуется не только низкой продолжительностью жизни, но низкой рождаемостью и высокой смертностью. Россия входит в список 22 государств мира, население которых уменьшается. Обращает на себя внимание и следующий факт: в логике эволюции трудные периоды развития сопровождались худшей выживаемостью стариков и детей; сейчас в России, в нарушение всех естественных законов, быстрее умирает работоспособное население в возрасте 20 – 39 лет (цит. по [29]).

Однако, наибольшая опасность для здоровья нации, заключается в нарушении репродуктивной функции. Россия – одна из самых «женских» стран мира (114 женщин на 100 мужчин, пятое место в мировом рейтинге). Низкая рождаемость в России обусловлена не малым количеством потенциальных матерей, а именно нежеланием женщин рожать. Специфическая черта, отличающая Россию от большинства стран мира, состоит в том, что россиянки гораздо чаще делают аборты, чем рожают. По соотношению абортов и родов мы уступаем только Румынии. На 100 родившихся детей в России приходится 179 нерожденных (стандартным уровнем для развитых стран считается показатель – 25 абортов на 100 живорожденных).

В концептуальных исследованиях Г. Г. Филипповой материнство представлено как часть личностной сферы женщины, имеющую фило- и онтогенетическую историю и ориентированную на задачи рождения и воспитания ребенка. Г.Г. Филиппова отмечает, что ситуация в современном евро-американском обществе может быть охарактеризована как «потеря пути к модели материнства». Общество формирует новую модель личности, не обеспеченную соответствующей моделью материнства. Усугубляет положение разрыв межпоколенных связей, потеря традиционных способов передачи опыта и оформления материнско-детского взаимодействия [82, с. 218-219]. Потрясения последних лет в России делают последствия «потери модели материнства» особенно тяжелыми.

Исходя из вышесказанного, репродуктивное здоровье населения не может быть сведено к медицинской проблеме. В общей картине репродуктивного здоровья нации, должны быть представлены, помимо медико-биологического и экологического, такие аспекты, как культурный, религиозно-правовой, социально-экономический, психологический и многие другие. В проблемном поле данного исследования задача всестороннего охвата литературы, посвященной особенностям репродуктивного здоровья нации, не может быть решена.

В рамках заявленных задач следует проработать аспекты, непосредственно относящиеся к такой стороне репродуктивной функции, как адаптация к состоянию беременности и связанные с этим психологические факторы репродуктивного риска, влияющие на здоровье матери во время беременности и развитие ребенка в перинатальном периоде. То есть, речь идет об адаптивности, трактуемой (в соответствии с принятым определением) как тенденции функционирования целеустремленной системы на основе согласованности результатов действий поставленным целям.

В контексте адаптивности к процессу беременности, по состоянию на сегодняшний день, можно выделить несколько основных направлений научных исследований.

Адаптация как мера здоровья Как показал проведенный анализ, большинство отечественных и зарубежных исследователей [11, 29, 35] мерой индивидуального здоровья считают свойство каждой живой системы адаптироваться к окружающим условиям. Исследователи валеологичекой ориентации И. И. Брехман и А. Г. Щедрина [16] придерживаются мнения о здоровье, как индивидуальном качестве, которое определяется как способность «сохранять соответствующую возрасту устойчивость в условиях резких изменений количественных и качественных параметров потока сенсорной, вербальной, структурной информации». По мнению М. А. Гилинского [22] эффективность приспособления индивида к меняющимся условиям среды обеспечивается не только возможностями специфических систем организма, несущих бремя гомеостатических регуляций, но и способностью центральных механизмов формировать на основе накопленного опыта оптимальную стратегию реагирования.

Качество адаптивной реакции зависит от активности ряда систем мозга, выполняющих интегративные и регуляторные функции на пути от запускающего адаптационный процесс стрессора, до комплекса реакций. Необходимыми компонентами физиологических адаптаций являются также привыкание и фиксация адаптивного навыка. Привыканию отводится роль основного пути приспособления организма к среде. Существует гипотеза о наличии особой формы вегетативной памяти (С. Слоним, 1989).

Успешность формирования адаптивных навыков в поведенческих моделях в высокой степени определяется эмоциогенностью предъявляемых раздражителей. Адаптация как процесс приспособления живых организмов к тем или иным условиям существования или к меняющимся условиям среды включает в себя все виды приспособительной деятельности организмов на клеточном, органном, системном и организменном уровнях. Адаптация, с точки зрения С. Глоссарии (S. Glossary, 1987), понимается как совокупность изменений, снижающих физиологическое напряжение, создаваемое стрессирующими компонентами всего окружения. По Ф. З. Меерсону [45] фенотипическая адаптация есть процесс, в результате которого организм получает возможность жить в условиях ранее не совместимых с жизнью или решать ранее неразрешимые задачи.

А. А. Ильюченок (цит. по [22]) выделяет несколько важных аспектов участия эмоций в адаптации. Эмоция может компенсировать отсутствие специализированной реакции для достижения цели. В этом случае она играет мобилизующую, энергизирующую роль, а результаты достигаются неэкономичным путем. Вместе с тем, эмоции могут форсировать течение не только энергетических, но и информационных процессов, ускоряя процедуру адекватной программы действий. Эмоции способствуют также запоминанию и использованию приобретаемой информации, формируя «метки» приоритетных сигналов.

Наконец, упоминается и дезорганизующая роль эмоций, благодаря которой могут пострадать целесообразные процессы. Любой новый раздражитель достаточной интенсивности приводит к появлению различных признаков стрессорной реакции. Изменения при эмоциональном стрессе активности катехоламинов, стероидов и гормонов белково-пептидной природы специфически влияет на процесс формирования системно-структурного следа, составляющего основу адаптации.

Изучению психической адаптации как совокупности процессов и явлений, наблюдаемых на уровне нервно-психической деятельности и возникающих в результате активного решения задач, связанных с проблемными психическими ситуациями, посвящены исследования В. М. Воробьева и Н. Л. Коноваловой (1993). По мнению авторов, психическая адаптация – это всегда регуляция в состоянии стресса.

Психологическому здоровью семьи и факторам, влияющим на него, уделяется внимание в работах А. И. Антонова (1995), И. Ф. Дементьевой (1991), А. И. Захарова (1981, 1994), И. А. Зимней (1993), А. И. Кузьмина (1997), В. С. Торохтия (1996).

Ценность здоровья и здорового образа жизни стала предметом пристального внимания А. А. Авдеева (1990), И. В. Журавлевой (1993), Е. В. Будыки (1992), Н. Л. Русиновой (1993).

В ряде работ обсуждается влияние факторов риска на репродуктивное здоровье женщины, течение и благополучие беременности и родов. Для этого направления показательными являются исследования Э. К. Айламазяна (1991), Е.Г. Виноградова (1996), А. В. Кузьмина (1996), В. И. Орлова (1996). Влияние психологических факторов на репродуктивное здоровье изучалось О. В. Баженовой (1994), А. И. Захаровым (1996). Г. Л. Фридман (1985). В указанных работах в той или иной мере представлены как вопросы теории психологического или физического здоровья, так и результаты конкретных исследований в области здоровья беременных женщин.

Э. М. Каструбиным установлена зависимость осложнений в акушерской практике от эмоционального напряжения беременных. По результатам исследований В. Н. Прохорова различные виды психогений (психоэмоциональная напряженность, неврозы, психопатии) ведут к хронической гипоксии плода, его морфофункциональной незрелости и гипотрофии, повышению в 1,5 – 2 раза уровня перинатальной заболеваемости и смертности (цит. по [14], с.41).

Авторами L. Andrews (1987), E. Idter (1994), L. Levin (1998), D. Sobel (1992), R. Silten (1997) предпринят анализ роли семейного окружения в поддержании и сохранении здоровья человека, повышения адаптивности жизнедеятельности в русле концепции «скрытой системы здравоохранения».

Исследователи данной научной ориентации понимают под этим термином разнообразную по содержанию и выполнению функций деятельность семьи и сферы ближайшего окружения вне зоны влияния официальных медицинских учреждений.

Культурно-исторические истоки адаптивности к беременности в современных исследованиях институт материнства рассматривается как исторически-обусловленный, изменяющий свое содержание от эпохи к эпохе.

Однако имеется значительное разнообразие во взглядах по ключевым аспектам этой проблемы. Культурные и исторические аспекты материнства проанализированы в исследовании М. С. Радионовой [17].

Работы М. Мид [47] показали, что материнская забота и привязанность к ребенку настолько глубоко заложены в реальных биологических условиях зачатия и вынашивания, родов и кормлении грудью, что только сложные социальные установки могут полностью подавить их. Женщины по самой природе своей являются матерями, разве что их специально будут учить отрицанию своих детородных качеств.

Другую крайнюю социоцентрическую позицию занимает Э. Бадинтер. Проследив историю материнских установок на протяжении четырех столетий (с ХVII до ХХ века), она пришла к выводу, что «материнский инстинкт – это миф» (цит. по [17].). Она не обнаружила никакого всеобщего и необходимого поведения матери, а напротив – чрезвычайную изменчивость ее чувств в зависимости от ее культуры, амбиций или фрустраций. Исследовательница рассматривает во взаимосвязи три главные социальные женские роли: матери, жены и свободно реализующейся женщины. Она полагает, что в различные эпохи та или иная из этих ролей становилась главенствующей. Э. Бадинтер указала на связь между общественными потребностями и мерой материнской ответственности за рождение ребенка. При отсутствии контроля рождаемости репродуктивная функция являлась неотъемлемой стороной жизни почти всякой женщины и воспринималась лишь как рядовая, ничем не выделяющаяся, часть ее обязанностей в семье.

Г. Г. Филиппова [82, с.9] отмечает, что во второй половине ХХ века отчетливо проявились тенденции, враждебные «детоцентризму». Социально-политическая эмансипация женщин и все более широкое вовлечение их в общественное производство делает их семейные роли, включая материнство, не столь всеобъемлющими и, возможно, менее значимыми для них. Самоуважение женщины имеет, кроме материнства, многие другие основания – профессиональные достижения, социальную независимость, самостоятельно достигнутое, а не приобретенное благодаря замужеству общественное положение. Некоторые традиционные материнские функции в институте семьи принимают на себя общественные институты и профессионалы (врачи, воспитатели, специализированные общественные учреждения и пр.). Это не заменяет репродуктивную функцию и ценность материнской любви, но существенно влияет на отношение женщины к детородной функции и характер материнского поведения.

Как пишет Ph. Aries (1987), спад рождаемости связан с боязнью будущего, ростом мотивации личностного развития, желанием утвердить свое место в жизни, свою индивидуальность, иметь устойчивое социальное положение раньше, чем посвятить себя заботе о детях.

Исследования разных культурных вариантов материнства в современном обществе также свидетельствуют о влиянии имеющихся моделей семьи, детства и ценностей, принятых в данной культуре на отношение к деторождению: M. Grossman (1987), G. Louis и E. Margolis (1987), A. Phoenix, at all (1999).

Большой интерес представляет приведенное в этих работах сравнение распределения материнских функций в разных культурах, материнского поведения и отношения к ребенку, которые обеспечивают формирование необходимых в данной культуре личностных качеств (например, особенности когнитивной и эмоциональной сферы, качества привязанности, особенностей переживания успеха и неудачи в достижении цели).

Онтогенетические аспекты формирования адаптивности к состоянию беременности Считается, что особенности материнского отношения определяются не только культурным и социальным статусом женщины, но и ее собственной психической историей до и после рождения. C. Trevarthen считает, что компетентное поведение матери в распознавании эмоционального состояния своего ребенка достигает зрелости лишь после пути развития, который она проделывает в детстве и подростковом возрасте (цит. по [82], с. 28). Разными авторами выделяются этапы развития материнства (как варианта родительства) от планирования до реализации в первом и втором поколениях, этапы беременности, связь беременности с развитием личности, беременность как стадия развития материнства.

В течение онтогенеза некоторые виды опыта: взаимоотношения с собственной матерью, контакты с младенцами и возникновение интереса к ним в детстве, интерпретация материнства в связи с супружеством и половой сферой, а также конкретный опыт взаимодействия с детьми, имеющими определенные особенности (травмы, физические недостатки, слабоумие) влияют на содержание отношения матери к ребенку, к своей материнской роли и на интерпретацию своих переживаний по поводу материнства (И. А. Захаров, С. Ю. Мещерякова, Г. В. Скобло и Л. Л. Баз, Г. Г. Филиппова, W. Miller).

Индивидуальный онтогенез материнства проходит несколько этапов, в процессе которых осуществляется естественная психологическая адаптация женщины к материнской роли. Одним из важнейших считается период беременности, содержание которого определяется изменениями самосознания женщины, направленными на принятие новой социальной роли и формирование чувства привязанности к ребенку. В. И. Брутман [17] выделяет ряд основных этапов беременности. Первый этап – фаза преднастройки (до беременности – формирование матрицы родительского поведения в онтогенезе); второй этап – фаза первичного телесного опыте (интрацептивный опыт во время шевеления и в период после родов). В отмеченных исследованиях есть обращение к онтогенетическим факторам развития материнской сферы женщины, но нет анализа содержания и механизмов этого развития.

Адаптация в русле психосоматического и психофизиологического подходов В классическом труде Т. Парсона «Социальная система» (цит. по [15]) разработано представление о болезни, как специфическом типе социальной девиации, изменяющей отношения с окружающими. Автор рассматривает заболевание или отклонение от привычной нормы как динамичный процесс, характеризующийся развитием и сменой качественно различных этапов, выработкой оптимальных типов поведения на основе принимаемых решений.

Говоря о психофизиологических основах поведенческих моделей, принято ссылаться на классические труды И. П. Павлова и У. Кэннона (Cannon). По Кэннону человек находится в готовности переживания, которая позволяет ему опознавать определенные события как экстремальные. Эта готовность к переживанию превращается в готовность к физическим действиям. При этом для появления сопутствующих телесных реакций не имеет значения, идет ли речь о ложном истолковании. С точки зрения нейрофизиологов каждая экстремальная ситуация ведет к активации гипоталамуса, который запускает защитные механизмы на двигательном, висцеральном и нейрогормональном уровнях. В связи с результатами У. Кэннона, Г. Селье описал патогенез стресса, расширивший данные Кэннона понятием адаптационного синдрома.

Ф. Александер [3, с. 63] предложил обширную и связную теорию объяснения психосоматических связей. Под психосоматическим подходом он понимал «одновременное и скоординированное использование соматических и психологических методов и представлений». При этом он предполагал, что для формирования психосоматического нарушения необходим «конституциональный фактор Х».

Нарушения в протекании беременности, успешность родов и послеродового периода в связи с левополушарным доминированием, психофизиологическими особенностями эмоциональной сферы женщины исследуются в работах А. С. Батуева (1992), И. В. Добрякова (1989).

Uexkuell (1963) говорит в соответствии с концепцией Кэннона о реакциях в экстремальных ситуациях, о «болезнях готовности». В состоянии готовности происходит переход эмоций, вызванный ситуацией, воспринимаемой как опасное событие, в телесную готовность. В этой реакции тело полагается не на рассудок, а на эмоции и аффекты.

Адаптивная роль динамики эмоциональных состояний в беременности и послеродовом периоде, динамика тревожности и ее связь с функциональными нарушениями и активацией органных функций рассматривается авторами P. Shereshefsky и L. Yarrow [131].

Суммируя выводы, которые делают исследователи различных направлений, можно сказать следующее:

• В контексте генетического подхода невынашивание беременности рассматривается как полиэтологическое заболевание, причины которого весьма многочисленны. Данные о роли генетических факторов изучены недостаточно и противоречивы. Решению прогностических задач по предсказанию возникновения нарушений в течении беременности посвящено незначительное число исследований, что связано с трудностями разработки количественных признаков, ассоциирующихся с заболеваниями.

• В психологических исследованиях выделяются особенности психического состояния женщины в беременности, влияющие на развитие ребенка. В первую очередь, это наличие стрессов, депрессивных состояний, психопатологических особенностей, их возникновение и обострение в различные периоды беременности.

• В исследованиях, ориентированных на медико-биологические аспекты беременности, обсуждается связь психологического состояния женщины во время беременности с успешностью вынашивания ребенка и патологией беременности и родов. Невозможно провести строгое разграничение психических, психосоматических и чисто соматических заболеваний. Они трактуются как мультифакторные проявления. В принципе, целесообразным считается придерживаться в этиологии, терапии и прогнозе любой болезни мультифакторного подхода.

• В работах, выполненных в русле культурно-исторического подхода, отмечается «потеря модели материнства». Констатируется снижение ценности материнства для женщины, при повышении значимости таких позиций, как самореализация, карьерный рост, социальный статус.

• В рамках комплексного подхода авторы констатируют необходимость продолжения психологических исследований материнства как целостного явления и подчеркивают отсутствие адекватного подхода и теоретической концепции для осуществления такого исследования.

В целом, в существующих на сегодня подходах, факторы, выбираемые для исследования особенностей адаптивности (и успешности адаптации) к состоянию беременности, часто выделяются в пределах одного «слоя» индивидуальности (при признании значимости других составляющих) либо определяется рядополагаемый список субъективных и объективных критериев.

Практически не существует, работ, посвященных изучению тех случаев осложненной беременности, которые можно объединить термином «этиология неизвестна». Т. е. таких случаев, где осложнения соматического характера манифестируют вне связи с конкретным заболеванием, неблагоприятной экологией, наличием стрессогенных факторов или социального неблагополучия. Отсутствуют исследования, в которых проводится исследование адаптивности к состоянию беременности при сравнении нормальной и осложненной динамики.

Запрос на полный текст диссертации присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
География
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки

Пишите нам
X