Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Попова Татьяна Владимировна.
Фактор социальной безопасности в институциональном контексте современной России

ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Специальность 22.00.08 - социология управления

Диссертация
на соискание учёной степени кандидата социологических наук

Волгоград 2004 г.

Содержание диссертации
Фактор социальной безопасности в институциональном контексте современной России

Введение

Глава 1. Управление социальной сферой в условиях экономической трансформации
1.1 Экономическая трансформация и региональное развитие в методологии социологии управления
1.2 Современные условия экономической трансформации, способствующие устойчивому развитию социума
1.3 Мобилизация социальных приоритетов в динамике экономических преобразований

Глава 2. Эффективность социально-экономической жизни общества в период трансформации
2.1 Социальная действительность – экономические и правовые стороны
2.2 Образование слоя предпринимателей и действенных методов направления их работы
2.3 Перспективы общественно- социального метода ведения хозяйства в период экономического преобразования российской действительности

Заключение
Примечания
Библиография
Приложения

Глава 1. Управление социальной сферой в условиях экономической трансформации

1.1 Экономическая трансформация и региональное развитие в методологии социологии управления

Сегодня в Российской Федерации сохраняется тяжелая ситуация в экономике, но по ряду объективных показателей, страна живет, а не выживает. Продолжаются реформы в различных сферах с учетом уже российских условий. Казалось бы, парадоксально, что обострение кризиса заставило по-новому взглянуть на уже пройденный путь и с новыми силами взяться за поиск более реальных процессов социально-экономических трансформаций. Все, содержащееся в экономической политике, в полной мере присуще и другим формам социального поведения. На сегодня состояние мировой и российской экономики ясно показывает необходимость выявления и еще большего углубления анализа протекания в этой сфере глобального структурного кризиса. С одной стороны с кризисом связан второй этап НТР и интенсифицированный ими совместно переход наиболее развитых стран на постиндустриальную структуру. С другой же стороны, перспективы формирования постиндустриальных основ тесно соприкасаются в рамках мировой экономики в целом.

Этап глобализации, который был инициирован созданием постиндустриального структурного состояния экономики развитых стран, обязательно будет проходить сквозь дальнейшую череду НТР, которая в свою очередь может пересекаться с глобальными структурными кризисами, если соответствовать логике динамики постиндустриального развития. Сама же логика является пока непознанной сутью долгосрочной траектории становления постиндустриального содержания в мировой экономике в целом, именно по этой причине для увеличения прогнозных функций макроэкономической политики национальных хозяйств, необходим более тщательный анализ происходящих на постиндустриальной базе наукоемких производств глобального структурного кризиса.

Расхождение между принятой на сегодня в нашей стране теоретической методологией и потребностями практики в прогрессивной модернизации, которое отмечают в социологии управления, выразились в целом перечне наиболее значимых моментов.

1. Так и осталась до конца не изученной общемировая природа структурно-экономического кризиса, который начался в середине 70-х годов 20-го века. Отечественная политэкономия посчитала кризис завершенным, так и не заметив его продолжения после стремительного падения в 1985 году цен на нефть во всем мире. Полное господство идеологии не позволило каузальному подходу перейти на новый уровень глубины анализа, из-за чего в свою очередь не только оказалась не изжита общемировая составляющая отечественного кризиса, но и непосредственно анализ прогресса мировой экономики не был выведен на уровень, связанный с мировой природой кризиса, а также спецификой его продолжения в развивающихся странах.

2. Особенность перехода структурного кризиса к развивающимся странам, основной статьей доходов у которых является экспорт сырья на мировой рынок, осталась неизученной, и, соответственно, ошибочно отождествление в каузальном анализе небывалого роста мировых цен на топливо и сырье с основным источником кризиса. Как результат, возникшая, одновременно с кризисом глобальная инновационная волна второго этапа НТР, которая смогла дать с открытием микропроцессора технологическую основу для дальнейшего увеличения структурного кризиса, в анализе осталась лишь на поверхностном уровне выделения возникновения наукоемких отраслей. В тоже время связи НТР с экономическим усовершенствованием системы, и именно этап системы, классифицируемый как микропроцессорный, не только смог облегчить последствия приспособления к кризису и, как следствие, модернизации экономики развитых стран, он также стал дополнительным источником перехода кризиса на уровень развивающихся стран.

Сами же развивающиеся страны, в связи с падением топливно-сырьевых цен, оказались в ситуации одновременного сокращения источников доходов и отсутствия устойчиво прибыльных инвестиционных ниш, которые оказались в ситуации как быстрого сокращения доходов, так и отсутствия устойчиво прибыльных инвестиционных ниш, захваченных уже в ходе модернизационного приспособления к НТР развитыми странами.

3. Глубина структурного содержания мирового кризиса, который перешел на развивающиеся страны, не только не познаваема с экономической теории господства, которая прочно утвердилась в российской управленческой методологии, но также предполагает, при отсутствии ее познания, бесконечное «смертельное» воспроизводство в будущем причин отставания на новом, более высоком уровне. Что касается методологии, то далеко не все, что позволительно для теории эволюции рыночной экономики развитых государств, оказывается действенным для выработки рекомендаций по социально-экономической политике в хозяйствах развивающихся стран. Здесь говориться о преобладающем в последнее время чисто функциональном подходе к структурному кризису, отождествившем этот кризис с таким понятием как «шок предложения», а возникшую структуру по содержанию стагфляцию с «инфляцией», которая была вызвана нарушением «механизмов предложения», не вдаваясь в природу этого нарушения и соответствующей инфляции издержек, на фазе спада.

В данном изложении фактов кризиса нельзя обнаружить новую тенденцию развития мировой экономики в целом, которая была бы направлена на устойчивость структурной модернизации, как новое качество общих изменений структуры национальных хозяйств по поиску источников реструктуризации своего статуса в общей системе связей мирового хозяйства. Данная тенденция исходит из своего собственного источника, как раз с момента переплетения структурного кризиса с волной НТР и, как следствие, анализом переплетения структурного и циклического кризисов во время утверждения господства постиндустриальной основы в экономике развитых стран.

4. Ранее социологами и экономистами было отмечено, что тенденция к постоянству реструктуризации статуса национальных хозяйств в общемировой экономике на базе модернизации их структуры вытекает как из эффекта смены структурных соподчиненностей в экономической системе, которая произошла в ходе кризиса, так и из причин мирового структурного кризиса. В первом случае говориться о следствии выхода сферы услуг, которая была призвана на этапе индустриального развития преобладающих в созидании благ технологий быть побочной сферой в отношении к производству основного числа материальных благ, на роль главной сферы труда, капитала и создаваемой совокупной ценности в национальном хозяйстве (ВНП). Как результат, сохранившись на незыблемо устойчивом уровне дополнения в деятельности по удовлетворению главных потребностей общества, сфера, занимающаяся нематериальной деятельностью, полностью изменила все базовые соподчиненности в содержательных аспектах факторов экономического роста.

Так, общемировой инновационный спрос на превратившую в новшества деятельность, связанную с обработкой информационных ресурсов, стал отправной точкой и главным звеном в воспроизводстве национальных хозяйств, а информация, соответственно, стала базовым их ресурсом, тем самым, став еще более важным фактором для развития, чем использовавшаяся ранее база индустриального производства. В общей структуре мировой экономики по средствам господства услуг, как общей базой для возможности реальной реконструкции национального хозяйства по средствам преобладания в нем создания интеллектуального капитала и организационных услуг, которые имеют в основном внешнюю направленность, стала определяться постиндустриальность национального хозяйства. Сфера обработки информации и ее анализа стала играть определяющую роль решающих критериев роста конкурентоспособности фирмы в целом и ее продукции в структуре внутрифирменной деятельности, сместив тем самым индустриально-технологический критерий массового производства.

Тенденции, разворачивающиеся во внутринациональной экономической среде, всегда опережают уровень мирохозяйственных отношений. Именно поэтому, как и в период становления формирования общих правил рыночно-капиталистической игры, уровень мирохозяйственных отношений показывал лишь пример становления докапиталистической зависимости стран. В постиндустриальном мире в этой сфере фактически ничего не поменялось, уровень мирохозяйственных отношений еще только устанавливает «всеобще-капиталистические правила игры». Сами же «правила игры» структурируют уже целые страны и большинство взаимосвязанных с этими странами производственных цепочек как точек приложения физического и механического труда по отношению к передовым носителям технологических процессов интеллектуально-преобразующего капитала.

Определяющую роль в определении подобной реструктуризации в рамках общемировой экономики сыграл именно структурный кризис. Что же касается причины кризиса, то он был инициирован не предопределенным предшествующим массовым ресурсорасточительным нефтехимическим применением базового сырья индустриального производства, а, как следствие, взлетом цен на мировом рынке. Перераспределение общемировых цен в сферу производства компьютерно-технологических методов обработки информации, которое ясно показало связь НТР 50-х и 70-х годов 20-го века как этапов единого процесса и стало началом общемировой реструктуризации с упором на экономию ресурсов, как на региональных уровнях, так и в мировой экономике в целом.

Только для развитых стран реструктуризация межотраслевых связей с учетом преимущественной направленности топливно-сырьевой индустриальной базы на новые наукоемкие технологии, при этом уменьшение зависимости экономики от степени потребления данных ресурсов в структуре создаваемого ВНП, стала выходом из кризиса. Сама же реструктуризация стала основой отношений в поиске дальнейших разрозненных ядер развития постиндустриальной экономики. Как отмечают социологи, именно для поиска новых стабильных сфер инвестирования и потребовался этап закрепления «интеллектуальной ренты» за развитыми странами как основными ее получателями. При этом глобальная реструктуризация как раз и предопределена отсутствием технологической базы производственных процессов в рамках всей мировой экономики и регионов в частности.

До того времени, когда будет доведена до прямого участия подавляющей части хозяйств в рамках производственных связей с их контрагентами из любой точки земного шара технология постиндустриальности, глобальная экономика будет находить в основном лишь «передельные» стороны реструктуризации национальных хозяйств. В данном случае патерналистские способности государственного управления агентами выдвигаются на роль решающих критериев потенциала какое-либо перспективное лидирующее место в мировой статусно-рыночной конкуренции. В связи с этим все чаще проявляющийся интерес к природно-сырьевым богатствам национальных территорий, есть ни что иное, как интерес к перераспределению между развитыми странами контроля за источниками сырья, который никогда не был похож на равноправное партнерство.

5. Постоянство общемировой реструктуризации экономических связей макро- и микроагентов исходит из перспективы очерченной НТР сферы дальнейшей познавательной и преобразующей деятельности человеческого общества в целом. Здесь имеется в виду, конечно же, и освоение космического пространства. Самым большим парадоксом самоуничтожения при этом выглядит посткоммунистическая эпоха развития нашей экономики и ее экономической теории, ведь здесь одним из самых перспективных открытий является, как раз, отброшенный в ходе реформ системно-диалектический метод марксистской теории с его каузальной основой анализа. Данный анализ в отличие от факторно-функционального, более приспособлен для выдвижения вероятностных гипотез.

Можно сказать, что за всю историю человеческого общества ответственными за самые значимые открытия НТР стали три наиболее общие фундаментальные науки, а именно: философия, физическая квантовая механика и математика в части теории систем и обработки данных. Данные науки, а именно их интегративное действие, и явились стартовой точкой отсчета НТР, а наиболее важные перспективы новых НТР уже первично очерчены специалистами квантовой механики, как четыре непознанных явления за пределами физики. Три из них, а именно квантовый компьютер Фейнмана, изучение бессознательного, а также биология, поведение животных и работа мозга относятся генетикой к новому этапу НТР, а вот четвертое – теория социальных процессов – имеет прямое отношение к гуманитарным наукам.

В последнее время мы можем наблюдать резкий рост потребности в усилении функций прогнозирования и определения последствий различных вариантов развития цивилизации, что и показал нам своими глобальными последствиями структурный кризис. Благодаря очищенному от догматизма принципу системности подхода к анализу явлений управленческая логика способна выступить прогнозно-опережающим предсказателем многих открытий в социальной действительности.

В блоках управленческой логики компьютерного распознавания, в текстовых символах описания процессов различными науками, подверженных наличию подобной логической закономерности, должна пройти этап появления технологических новинок смена решающего критерия эффективности человеческого капитала знаний с «ноу-хау» на «ноу-вот» («знаю-что»). Однако уже сейчас имеются возможности временного нетехнологического анализа и выдвижения опережающих прогнозных гипотез взаимосвязи явлений. Распространение социального менеджмента указывает на эту перспективу.

Самостоятельный аспект полезности диалектической логики сохраняется в рамках социально-управленческой теории и современного этапа компьютеризации. Структурный кризис содержания компьютерной деятельности может стать одним из вероятностных последствий применения новых информационно-компьютерных технологий распознавания закономерностей диалектической логики в анализируемых текстах. Этот кризис связан с перегрузкой баз данных непроизводительной по новым условиям производственно-компьютерного труда информацией потребительского характера о предоставляемых через сеть услугах.

Вполне может получить доказательную базу своего существования на уровне развития «истории человечества» и непознаваемая на уровне физической материи человеческая «душа» как приблизительного смыслового аналога души этого более высокого по уровню охвата глобальных системных связей развивающегося организма».

Уровень технологичности экономики регионов страны пропорционален успеху страны в целом. Требует создание комплекса специализированных и развитых факторов с привязкой на конкретную отрасль для развития высокотехнологичных производств. Для развития этих факторов требуются значительные и зачастую продолжительные капиталовложения, человеческие усилия, поэтому они не так распространены, как основные факторы. Те средства, которые необходимы для создания действительно развитых факторов требуют высококвалифицированных кадров а также высокой технологии. Приобрести их на мировом рынке невозможно. Значительных капитальных вложений и времени требует создание такого рода факторов.

На изучении всех имеющихся на сегодня составляющих конкурентного преимущества для данного производства, отрасли, региона должен основываться выбор приоритетного направления для развития. Используя стандартную методику выбора наилучшего инвестиционного проекта можно производить такого рода отбор. Самые приемлемые варианты следует рассматривать с точки зрения возможности развития в регионе кластерных схем. То есть совокупности родственных отраслей, образующихся вокруг приоритетной (базовой).

С точки зрения государства, совокупность мероприятий по созданию условий для развития конкурентоспособных производств, представляет собой инвестиционный проект. Результатом данного проекта должно стать существенное повышение уровня жизни граждан и самое эффективное использование ресурсов, которые имеются в регионе, что достигается благодаря созданию условий для развития конкурентоспособных производств, обеспечивающих не только поступления в бюджет и рабочие места, но и возможности для увеличения объемов производства и развития сопутствующих отраслей, которые также будут конкурентоспособными на мировых рынках.

Поэтапность проводимых мероприятий продиктована ограниченностью финансовых ресурсов и жесткими временными рамками. Создание условий для последующего технологического прорыва должно стать главной целью механизма на первом этапе. Следующие задачи необходимо решить для достижения этой цели:
• создание базы для инвестирования в дальнейшем и свободный финансовый капитал в достаточном объеме;
• организация научных исследований в направлении, определенном заранее;
• подготовка кадров с учетом специфики приоритетных отраслей, при этом особое внимание следует обратить на организацию подготовки специалистов, которые будут способны внедрять прикладные исследования, управлять специфичным производством.

Развитие отраслей, для которых не нужен значительный стартовый капитал, является реальной перспективой на сегодняшний день. Традиционно такими отраслями являются легкая и пищевая промышленность. Эффект масштаба, который так много значит в тяжелой промышленности, в рамках этих отраслей не играет столь весомой роли. Данные отрасли отвечают и еще одному требованию - возможности быстрого оборота капитала.

Проблема неадекватности внутреннего спроса на продукцию этих отраслей в данных условиях выходит на первый план. Это в первую очередь касается легкой промышленности. Низкий уровень доходов населения и значительная конкуренция со стороны иностранных производителей, зачастую использующих демпинговые цены, является основным препятствием, тормозящим развитие этой отрасли.

В пищевой промышленности складывается иная ситуация. Спрос на продукцию, как правило, неэластичен. В такой ситуации на первый план выходит проблема поддержки сельскохозяйственного производителя, снижение себестоимости его продукции.

Второй этап - непосредственное внедрение в производство современных технологий, желательно, собственных. С целью внедрения прикладных исследований в производство необходимо направить накопленный капитал на их развитие в рамках данного этапа. На данном этапе основным ограничением для выбора приоритетных направлений должно стать наиболее полное использование имеющихся ресурсов. Приоритеты смещаются на высокотехнологичные отрасли в рамках данного этапа. Необходимо сообщить территориальным органам управления более точные ориентиры преобразования экономики региона с учетом его специфики, и это позволит комплексно использовать механизм повышения конкурентоспособности региональной экономики, что в свою очередь даст возможность установить приоритетность целей и задач, стоящих в рамках стратегического управления экономикой, обосновать и классифицировать инструменты государственного управления.

В процессе разработки стратегических планов развития текущего государственного управления могут быть использованы подходы к созданию механизма увеличения конкурентоспособности экономики региона , а также к методике оценки и основным принципы анализа факторов конкурентоспособности экономики региона.

При любых системах хозяйствования важнейшей чертой общественного производства является категория экономического роста. Длительные изменения естественного уровня действительного объема производства, которые связанны с развитием производительных сил, на долгосрочном временном интервале, обычно понимаются в современной экономической теории под экономическим ростом.

Движение основных субъектов рыночной экономики к экономическому росту существует постоянно, независимо от уровня развития достигнутого в обществе, поскольку производители постоянно стремятся к минимизации отставания производства от момента возникновения потребностей. Но реальные условия производства далеко не всегда позволяют реализовать потенциал роста.

Состояние отечественной экономики в настоящее время достаточно противоречиво. Уже достигнуты определенные положительные результаты, но решение возникающих в процессе трансформации новых проблем на фоне сохраняющегося множества нерешенных вопросов требует не только длительного периода времени и мобилизации внутренних ресурсов, но и оказания довольно значительного объема внешней помощи.

Возникающие в процессе реформирования экономики проблемы самым тесным образом связаны с теми или иными региональными факторами и условиями. Спецификой государственного устройства России, природно-климатическими, геополитическими, демографическими особенностями ее регионов, неравномерностью социально-экономического развития объективно обусловлена необходимость регионализации социально-экономической политики государства и смещение акцентов в проведении рыночных реформ на региональный уровень.

Определение влияющих на экономический рост в каждом регионе параметров и с учетом их особенностей создание механизма управления экономическим ростом на уровне региона ставят перед социально-управленческой наукой задачу проведения исследований по этому вопросу и выработки рекомендаций, пригодных для претворения в жизнь, представляясь насущной и важной проблемой для практики реформирования.

В своих исследованиях вопроса о том, какие же функции государства наиболее эффективно выполняются на региональном уровне, ученые опираются на опыт различных территорий с отличающимися социально-экономическими и общественно-политическими условиями. По сей день остается в нашей стране открытым вопрос о распределении функций и полномочий между органами центральной и местной власти. При определении полномочий главное условие успешной трансформации состоит в том, чтобы набор функций, возлагаемые задачи и мера ответственности республиканского и регионального уровней управления экономикой соотносились с полномочиями в использовании необходимых для этого ресурсов. Местные органы власти часто сталкиваются с ситуацией недостатка материально-финансовых и правовых ресурсов при решении региональных проблем, так как это условие далеко не всегда выполняется.

Имеющиеся в мире методики и подходы по оценке потенциала экономики необходимо адаптировать к условиям региона и, дополнив собственными предложениями, исполнить в минимальные сроки с наименьшими затратами.

Изменение внутренней социально-экономической структуры региона обычно прогрессивное, поскольку в противном случае было бы уместно выражение «деградация», которое подразумевается под региональным развитием. Осуществление структурных преобразований влечет за собой огромный мультипликативный эффект и является необходимым условием развития, несмотря на то, что они требуют больших затрат материально-финансовых, трудовых и временных ресурсов.

Могут быть с пользой совмещены подходы к размещению производительных сил (главным образом, теория международной конкурентоспособности) и разработки по планированию развития отраслей. Тогда может быть найдена новая рациональная методика, применимая в условиях переходной экономики. Установление взаимовыгодных экономических связей играет немаловажную роль в усовершенствовании отраслевой структуры производства.

Непосредственно связана с проблемами экономической динамики в «сверхдлинном» периоде структурная политика, когда изменениям подвергаются основные институты власти, управления, объекты инфраструктуры, структурные взаимосвязи в экономике и в ее взаимодействии с внешней средой.

То, что структурные, институциональные и функциональные изменения происходили быстрее, чем изменения в прямых факторах, определяющих рост естественного уровня реального объема производства, долгое время было характерно для нашей страны. Иначе выглядит ситуация на современном этапе. Рынок, развиваясь, изменяет облик реального сектора экономики, а институты власти, менее динамичные и гибкие, продолжают функционировать по «старым правилам». Дополнительным грузом трансакционных издержек на плечи экономики, которой для экономического роста требуется максимальная рационализация использования ресурсов, ложится вышеупомянутое отставание.

Необходимую эрудицию и творческие навыки, которые позволяют исследователю свободно ориентироваться в проблемах управления и организации труда, сравнивать альтернативные теоретические подходы и принимать самостоятельные решения по практической реализации актуальных социальных задач формируют знания в области эволюции социально-экономической мысли.

Запретительные ограничительные мероприятия с достаточно дифференцированной системой ответственности и наказаний были основой развития древних обществ. Кодекс законов Вавилонии, принятый в 18 веке до нашей эры царем Хаммурапи - памятник древневосточной культуры, - является одним из ранних письменных источников. Кодекс Хаммурапи, консолидировавший общество и экономическую жизнь старовавилонского государства, внешне был нацелен на то, чтобы «сильный не притеснял слабого». Закрепленные в нем правовые нормы фактически регламентировали натурально-хозяйственные основы, увязав их не только с экономической, но и социальной ответственностью. И регламентировали достаточно жестко.

В V-IV вв. до н.э. были достигнуты вершины экономической мысли античного (классического) рабства. По мнению ряда современных исследователей, самым известным представителем этого периода является древнегреческий философ Аристотель, который смог значительно больше других своих современников (Ксенофонта, Платона и др.) углубиться в конкретные социально-экономические проблемы и разработать оригинальный по тем временам проект идеального государства. С точки зрения используемых каждым сословием способов жизнеобеспечения и приобретения богатства, а также путей и стремления реализовать такие способы, рассматриваются им все виды хозяйства и деятельности людей. А представления Аристотеля о мотивации в труде и интересах людей в сфере экономики обусловлены разделением общества на свободных и рабов, труда - на умственный и физический.

Важнейшая социальная функция и обязанность людей – труд - представлен в суждениях Аристотеля, прежде всего, как важнейшая и почетная деятельность людей в земледелии, а также тех, кто заняы ремеслами и мелкой торговлей. Исходя из необходимости удовлетворения насущных жизненных потребностей человека, определяются конечные цели социально-трудовой мотивации. И поэтому данные потребности должны быть объектом заботы государства.

В русле основных концепций общественного прогресса рассматривались в трудах большинства социальных мыслителей идеи об укреплении трудовой мотивации в последующие эпохи. Ибн-Хальбун, видный мыслитель средневекового арабского Востока, который в XIV в. н.э. жил и творил в североафриканских странах Магриба, показал понимание того, что обеспечение граждан предметами первой необходимости и роскоши или, по его терминологии, «необходимым» и «лишенным необходимости», зависит, прежде всего, от численности населения города. Как его процветание, так и упадок определяет и символизирует именно трудовая активность населения.

Запрос на полный текст диссертации присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветерин ария
География
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки

Пишите нам
X