Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ

Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Пискулова Юлия Евгеньевна.
Российско-корейские отношения в середине XIX - начале XX вв.

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МИД РФ
Кафедра истории международных отношений и внешней политики

Специальность 07.00.15 История международных отношений и внешней политики

Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук

Научный руководитель - доктор исторических наук профессор, заслуженный деятель науки В.Ф. Ли

Москва - 2002

Содержание диссертации
Российско-корейские отношения в середине XIX - начале XX вв.

Введение

Глава I. РОССИЙСКО-КОРЕЙСКИЕ СВЯЗИ ДО ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРА 1884 г.
§ 1. Ранние российско-корейские контакты
§ 2. Проблема освоения Россией дальневосточных территорий и корейская эмиграция
§ 3. Международная обстановка вокруг Кореи во второй трети XIX века и позиция России
§ 4. "Открытие" Кореи Японией и западными державами и позиция России
§ 5. Российско-корейский договор о дружбе и торговле 1884 г.

Глава II. РОССИЙСКО-КОРЕЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ОТ ДОГОВОРА 1884 г. ДО ТОКИЙСКОГО ПРОТОКОЛА 1898 г.
§ 1. Движение за реформы в Корее и политика России в условиях обострения японо-китайского соперничества
§ 3. Японо-китайская война 1894-1895 гг. и политика России
§ 3. Российско-корейское политико-военное сотрудничество после японо-китайской войны
§ 4. Российско-корейские экономические связи в 80-е - 90-е гг. XIX века
§ 5. Корейцы в России в 80-е - 90-е гг. XIX века
§ 6. Российско-корейские культурные связи

Глава III. РОССИЙСКО-КОРЕЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ: ОТ ТОКИЙСКОГО ПРОТОКОЛА 1898 г. ДО АННЕКСИИ КОРЕИ В 1910 г.
§ 1. Международные отношения вокруг Кореи и отступление России. Токийский протокол (Протокол Ниси-Розена) от 25 апреля 1998 г.
§ 2. Политика России в корейских вопросах накануне русско-японской войны 1904-1905 гг.
§ 3. Русско-японская война 1904-1905 гг. и ее ближайшие последствия для позиций России в Корее
§ 4. Российско-корейские отношения в период от установления японского протектората до отречения короля Коджона
§ 5. Окончательный этап подчинения Кореи Японии и позиция России
§ 6. Ли Пом Чин - политический деятель, дипломат и корейский патриот

Заключение
Источники и литература
Приложение

Введение

История российско-корейских отношений насчитывает уже примерно три столетия, начиная с тех времен, когда российские первопроходцы вышли к берегам Тихого океана, начали осваивать лежащие там земли и неизбежно вступать в отношения с народами Дальнего Востока, включая и население Кореи. Следует отметить, что французы и англичане приступили к исследованию Корейского полуострова и окружающих его морей почти на сто лет позже. Таким образом, можно утверждать, что Россия в лице своих различных представителей стала первой вступившей в контакт с корейцами европейской державой, географически являясь к тому времени уже и азиатской.

Подчеркнуть данный тезис представляется весьма важным в контексте современных геополитических реалий. В советский период на основе изучения тогдашней периодики и других публикаций у читателя, не изучавшего специально этот круг проблем, могло сложиться и складывалось впечатление, что отношения между нашими странами "по-настоящему" стали развиваться лишь после Второй мировой войны, освобождения Кореи от японского колониального ига и образования двух корейских государств, причем это были только отношения с Корейской Народно-Демократической Республикой.

С другой стороны, после 1991 г. в отечественных средствах массовой информации и научных публикациях стала наблюдаться иная, но столь же неверная тенденция - начинать отсчет истории российско-корейских связей с установления дипломатических отношений между СССР и Республикой Корея. Разумеется, это нигде не утверждалось прямо в такой форме, однако соответствующая подача материала вела к тому, что и в российском, и в корейском массовом сознании стала формироваться именно такая или подобная картина.

Данный феномен отнюдь не безобиден, поскольку объективно играет на руку тем силам, которые стремятся доказать, что Россия является своего рода "посторонним" и в отношении Корейского полуострова и - шире - Дальнего Востока и Азиатско-Тихоокеанского региона в целом, "третьим лишним" в устоявшихся и налаженных отношениях АТР - Запад. Этому, к сожалению, вольно или невольно способствовала сама российская внешняя политика первой половины 90-х гг. XX в. с ее гипертрофированной западоцентричностью в глазах общественности целенаправленно стал формироваться образ России как совершенно неазиатского и даже не евразийского государства. Эта линия является как бы зеркальном отражением другой тенденции, когда определенные круги на Западе уже не первое столетие упорно стремятся представить Россию как страну исключительно азиатскую, не имеющую отношения к Европе и, более того, угрожающую ей своей "азиатчиной".

В Азии тенденция к такого рода информационно-пропагандистскому отчуждению России имеет более краткую историю - наиболее ярко она проявилась в пропаганде милитаристской Японией лозунга "Азия для азиатов!", который в определенной мере был воспринят в Китае при Мао Цзедуне.

Однако, как и в Европе, в реальной политике тенденция отчуждения России уже в 90-е годы XX века нашла свое выражении в стремлении не допустить или хотя бы притормозить вступление России в соответствующие региональные организации, в связи с чем можно вспомнить историю непростого процесса ее приема в АТЭС. Целью этих усилий является сдерживание развития торгово-экономических, научно-технических и иных связей Российской Федерации с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона, в том числе и с обеими частями Кореи, сдерживание вовлечения экономики российского Дальнего Востока в региональные интеграционные процессы, без чего он будет обречен на экономическую стагнацию и депопуляцию, предопределяя тем самым маргинализацию России как геополитического игрока в АТР и, возможно, ее уход в конечном счете из этого региона.

Актуальность темы предлагаемого исследования заключается, таким образом, в том, что она на фактическом материале обосновывает историческое право России на активное присутствие в Северо-Восточной Азии, преемственность такого присутствия и, соответственно, обоснованность ее стремления к полноценному участию в решении существующих здесь проблем, в том числе и проблем Корейского полуострова, и всестороннему развитию отношений с обоими корейскими государствами в настоящее время и объединенной Кореей - в будущем. Хотя, разумеется, решающим фактором здесь, как и в мире в целом, служит должный уровень экономических, технологических, военных и иных параметров национальной мощи, но, тем не менее, документально обоснованное исследование давних исторических традиций российско-корейских отношений и популяризация его результатов также в определенной мере может содействовать укреплению международных позиций России в регионе.

Важно подчеркнуть, что Россия вплоть до окончательной японской аннексии Кореи проводила политику, в конечном итоге объективно направленную на сохранение национального суверенитета и территориальной целостности Кореи, хотя и руководствовалась при этом своими национальными интересами. Из приводимых в диссертации материалов видно, что российская политика в данном регионе, в отличие от политики Великобритании, Соединенных Штатов и других западных держав, не говоря уже о Японии, по самой свое сути не была направлена ни на расчленение, ни на поглощение Кореи. Можно сказать, что Российская Империя в тот период была заинтересована в сохранении статус-кво, в наличии независимой Кореи в качестве и буферной структуры, противодействующей иностранной (в тот период - прежде всего японской) экспансии в Северо-Восточной Азии, и объекта для своей торговли и инвестиций, и партнера, позволяющего России более эффективно осваивать свои дальневосточные территории.

В настоящее время наблюдается в определенной мере схожая ситуация в плане отношения к перспективам формирования единого корейского государства посредством процесса объединения. По весьма аргументированному мнению ряда южнокорейских политологов, (к сожалению, в силу известных причин диссертант не может дать определенную оценку точки зрения их севе-рокорейских коллег), из всех внешних крупных акторов в этом регионе - США, Китая, Японии и России - в настоящее время практически единственным, который скорее выиграет, нежели проиграет от образования в этом регионе единой Кореи, является Россия. Действительно, в этом случае США лишатся обоснований для содержания здесь своей военной группировки, Китай потеряет единственное экономически зависимое от него государство в регионе, а Японию не привлекает перспектива появления рядом с ней экономического конкурента, которым станет Корея объединенная и тем самым освобожденная от разорительного противостояния двух ее частей.

Можно, таким образом, говорить о своеобразной, с неизбежной поправкой на современные реалии, преемственности корейского направления российской внешней политики. В свете этого Россия представляется как естественный союзник будущей единой Кореи в XXI веке, что подтверждается наряду с геополитическими аргументами и изучением истории российско-корейских отношений со времени их зарождения и до того периода, когда Корея попала под колониальное господство империалистической Японии, а затем оказалась разрезанной "по живому" в результате глобального противоборства двух мировых систем. Это также подтверждает актуальность исследования истории отношений между Российской Империей и Корейским Королевством для современного этапа международных отношений в Северо-Восточной Азии.

Наконец, актуальность диссертации обусловлена еще одним обстоятельством, на первый взгляд лишь косвенно относящимся к международным отношениям и позициям России в Северо-Восточной Азии, но в действительности имеющим большое и растущее геополитическое значение, а именно - перспективам развития демографической ситуации и исходящим извне миграционным процессам на российском Дальнем Востоке.

При выработке и реализации российской миграционной политики на Дальнем Востоке представляется весьма целесообразным изучение опыта - как позитивного, так и негативного - корейской миграции в этот регион, политики российских властей в отношении корейской диаспоры, всего комплекса общения россиян с корейскими мигрантами и интеграции последних в российское общество в прошлом. Это помогло бы избежать ненужных ошибок и обеспечить большую гармоничность данных процессов, которым, видимо, предстоит повториться на новом витке исторического развития. В этом плане привлечение корейских работников, как представляется, могло бы способствовать формированию более сбалансированного этнического состава миграционной составляющей трудовых ресурсов российского Дальнего Востока в XXI веке.

Соответственно, предметом исследования настоящей работы является весь комплекс отношений между Российской Империей и Корейским Королевством, начиная с самых первых контактов между подданными двух государств в XVIII веке и заканчивая российско-корейскими отношениями, имевшими место уже в тот период когда Корея фактически превращалась в японскую колонию и лишалась суверенного права иметь не только межгосударственные, но и какие либо иные отношения с соседними странами.

Исходя из вышесказанного, целями исследования, является:
- дать комплексную характеристику российско-корейским отношениями в рассматриваемый период и их места в системе международных отношений в регионе Северо-Восточной Азии того времени;
- проанализировать развитие отношений между Российской Империей и Корейским Королевством вплоть до полной утери им национальной независимости и суверенитета;
- исследовать отношения между россиянами и корейскими мигрантами на Российском Дальнем Востоке;
- изучить практику российско-корейских отношений в прошлом и сделать выводы применительно к современному этапу отношений между двумя странами.
- рассмотреть вопросы развития культурных взаимоотношений между Россией и Кореей в тот период времени, в частности деятельность русского от деления Сеульской государственной иностранной школы, проблему распространения православия в Корее;
- исследовать в той мере, в которой позволяют источники, деятельность первого посла Кореи в Россию князя Ли Пом Чина и его сына Ли Ви Чжона, предков автора диссертации.

Научная новизна исследования обусловлена тем, что:
1) соискатель впервые вводит в научный оборот значительное число работ западных авторов, которые ранее по разным причинам не были доступны российским исследователям. Это позволило анализировать российско-корейские отношения на общем фоне внешней политики Кореи, в первую очередь в контексте корейско-китайских, корейско-японских и корейско-американских отношений. Просматривается логическая взаимосвязь между народными движениями и внешнеполитическими факторами.

2) российско-корейские отношения органически увязываются с расста новкой сил внутри правящего класса янбаней, напряжённой борьбой между различными группировками правящей элиты и новых средних слоев, придерживавшихся различных внешнеполитических ориентации (прокитайской, прояпонской, пророссийской и других). Раскрывается влияние идеологии национального движения на характер противодействия многослойного корей ского общества иноземному влиянию.

3) впервые введены в оборот многочисленные документы, как извлеченные из российских исторических архивов, так и документальные материалы национальных фондов Республики Кореи, переведенные с корейского языка, в том числе официальные двусторонние документы, свидетельства участников и очевидцев анализируемых событий. К сожалению, автору не удалось по известным причинам получить доступ к документальным фондам КНДР.

4) некоторые ранее известные факты и документы рассмотрены под новым углом зрения, отличным от преобладавшей в прошлом в историографии, особенно зарубежной, позиции, которая фактически изображала дореволюционную Россию в регионе СВА как всего лишь одну из империалистических держав, такую же, как остальные, игнорируя тот факт, что, в отличие от Великобритании и США, для России Корея была не далекой заморской страной, а реальным геополитическим соседом. С другой стороны, Корея не являлась объектом экспансии, завоевания и порабощения со стороны России, что в корне отличало российскую политику на корейском направлении от японской.

5) диссертанту впервые в отечественной историографии удалось воссоздать на основе первоисточников жизненный путь Ли Пом Чина, посланника Кореи в Российской империи.

В качестве методологической основы диссертации автор использовала хронологический принцип изложения фактического материала, его анализа и обобщения. Имеющиеся данные систематизированы в комплексы отношений -политико-дипломатические, экономические, миграционные, культурные, в рамках которых в хронологической последовательности приводятся сведения о соответствующих событиях и явлениях, сопровождаемые свидетельствами их непосредственных участников и очевидцев, а также оценками и выводами автора диссертации.

Соответственно, структурно диссертация состоит из Введения, трех глав и Заключения, а также приложений. В основу разделения по главам положены события, являющиеся с точки зрения автора поворотными в истории отношений между Кореей и Российской Империей. В первой главе "Российско-корейские связи до заключения Договора 1884 года" рассматривается развитие российско-корейских отношений, начиная с самых первых контактов на уровне подданных двух государств, когда между ними не было даже общей сухопутной границы, и до заключения в июле 1884 г. российско-корейского Договора о дружбе и торговле, который поставил эти отношения на официальную договорно-правовую основу. Вторым поворотным, по мнению автора, моментом в истории российско-корейских отношений стало подписание 25 апреля 1898 г. т.н. Токийского протокола (протокола Ниси-Розена) между Россией и Японией. В силу этого название второй главы - "Российско-корейские отношения: от Договора 1884 года до Токийского протокола 1898 года".

Если до подписания указанного протокола российско-корейские отношения развивались, хотя и неровно, но все же по восходящей линии, и России с переменным успехом удавалось нейтрализовывать японскую экспансию в Корее, то этот протокол и реализация его положений символизировали вынужденное в силу ряда обстоятельств отступление России, завершившееся ее поражением в войне с Японией 1904-1905 гг. и пять лет спустя полным превращением Кореи в японскую колонию. Именно этот процесс вынужденного свертывания российско-корейских отношений рассматривается в третьей главе.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что сделанные в ней на основе анализа исторического материала обобщения и выводы могут найти применение в деятельности органов исполнительной власти, отвечающих за разработку и практическое проведение внешней органы власти на Дальнем Востоке), в работе соответствующих подразделений органов законодательной власти. Сама работа может быть использована в учебном процессе в Дипломатической академии и МГИМО МИД России, на исторических факультетах других российских вузов.

Глава I. РОССИЙСКО-КОРЕЙСКИЕ СВЯЗИ ДО ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРА 1884 ГОДА

§ 1. Ранние российско-корейские контакты

Опустошительные войны и нашествия, которым подверглась Корея в конце XVI - начале XVII веков, заставили правителей страны избрать для своей страны политику изоляции от внешнего мира. Эта политика заслужила Корее название "государства-отшельника" или "запретной страны". Корейские правители запрещали своим подданным общаться с иностранцами, строить корабли для дальнего плавания, переходить в соседние районы Китая для сбора женьшеня и на заработки. Кроме того, Корея формально находилась в вассальной от Китая зависимости, выражавшейся в выплате ежегодной дани. Китайские правители также отрицательно относились к развитию отношений своего вассала с иными странами.

Все эти меры, направленные на изоляцию страны, безусловно, отрицательно сказывались на экономическом и культурном развитии Кореи. Сокращение внешних сношений страны в меньшей степени коснулась Китая и Японии, так как Корея "никогда не переставала быть частью азиатского мира и не порывала традиционных сношений с соседями".

Тем не менее, абсолютной изоляции страны от внешнего мира, в том числе и от России, вышедшей ко второй половине XVII века к Тихому океану, обеспечить было невозможно. Именно тогда возникли самые ранние российско-корейские контакты. Экспедиции казаков двигались по Сибири с запада на восток до Тихого океана, а далее на лодках спускались вниз по Амуру, выходя в открытое море, и плавали вдоль восточно-азиатского берега, огибая Корейский полуостров.

С другой стороны, как сообщают архивные данные, корейские мореходы также приплывали морем до устья Амура и поднимались вверх по Амуру до его притока Сунгари, что примерно в 1000 км от устья Амура. Корейские купцы привозили ткани, циновки, шелк, золото и другие товары, которые обменивались на сибирские меха, высоко ценившиеся как в Корее, так и в Китае. Очевидно, что русские оказались первыми европейцами, завязавшими регулярные торговые отношения с Кореей.

Ознакомление шло и по другому направлению. В записках русского посла в Китае и путешественника Николая Спафария имеются первые реалистичные описания корейского государства. Находясь в 1674-1675 гг. в Китае с дипломатической миссией, он собрал значительный материал о дальневосточных странах. Этот обширный труд был представлен в Посольский приказ в Москве под названием "Описание первыя части вселенныя, именуемой Азии, в ней же состоит Китайское государство с прочими его городы и провинции". Корее в этом труде Спафария посвящена целая глава "Описание государства Кореи, которое между уездом (Леотунг) и между Амуром состоит и что при нём в нём обретается".

Николай Спафарий подтвердил полуостровное географическое положение Кореи, указав на возможность достижения Китая морским путём от устья Амура до Китая, огибая Корейский полуостров. Он писал о взаимоотношениях Кореи с Китаем и Японией, о маньчжурских нашествиях на Корею в начале XVII в., о борьбе корейцев против завоевателей.

Труд Спафария способствовал ознакомлению русского общества с географией, историей, культурой и экономикой стран Дальнего Востока и Корейского государства, в частности. К 70-80 гг. XVII столетия относится и появление в отечественных картографических материалах полуостровного изображения Кореи в отличие от островного, бытовавшего ранее.

К началу XVIII века имели место русско-корейские контакты на территории Китая, а именно - в Пекине, где русские купцы и служивые люди встречались с корейскими послами и торговыми людьми, тем более что корейцев иногда поселяли в помещении российского посольского двора.

Лоренц Ланг в качестве официального российского торгового представителя в Пекине пытался собрать как можно больше сведений о Корее, ее торговле, истории, устройстве. Вступив в сношения с корейскими посланцами, прибывшими в Пекин с ежегодной данью - символом их вассальности, он вызвал сильнейшее недовольство цинского правительства. Стремление Лоренца Ланга установить контакты с корейскими представителями в Пекине явилось, видимо, причиной его высылки из Китая. Заинтересованность России в торговле с Китаем, которая характеризовалась значительными по тем временам объемами и устойчивостью, не позволяли России в то время делать шаги, могущие вызвать у китайского правительства подозрения в посягательстве России на вассальные владения Китая.

Несмотря на стремление правителей Кореи к изоляции, корейской экономике в XVIII веке стало уже тесно в национальных границах. Корея была объективно заинтересована в расширении внешних хозяйственных связей. Все большее количество корейских купцов участвовало в ежегодных обменных посольствах с Китаем. Совершенно новым способом торговли стала сухопутная корейско-китайская торговля. Оживилась морская торговля с Японией, хоть и ограниченная только портом Пусан.

Продолжались и эпизодические торговые контакты между Россией и Кореей через Амур. К началу XIX века у России возникла потребность в более подробных и достоверных сведениях о географии близлежащего региона. В 1805 г. первый российский кругосветный мореплаватель И.Ф.Крузенштерн на судах "Надежда" и "Нева" провел систематическое изучение Японского моря в прибрежных Корейскому полуострову водах. Полученные им данные о Корейском полуострове позволили уточнить, исправить и дополнить сведения о нем, собранные ранее французским и британским мореплавателями Лаперузом и Броутоном в 1787 и 1797 гг. соответственно. Южная часть Корейского пролива севернее японского острова Кюсю была названа впоследствии проходом Крузенштерна. В экспедиции И.Ф.Крузенштерна принимали участие также астроном Горнер и естествоиспытатели Лангедорф и Тилезиус.

Война с Наполеоном, европейские проблемы и Крымская кампания до середины XIX в. сдерживали активность царской России на восточном направлении. Однако после этого она стала более активно проявлять свое стремление к расширению политических и торговых связей со странами Восточной Азии. Продолжались исследования этого региона. В 1854 г. российская экспедиция графа Путятина на судне «Паллада», следуя вдоль восточного берега Корейского полуострова в северном направлении, уточнила и исправила ранее произведенные съемки, открыла залив, впоследствии названный заливом Лазарева.

В 1856 г. в Восточной Сибири была образована Приморская область с местопребыванием военного губернатора в г.Николаевске-на-Амуре. Подписанный Россией и Китаем в 1858 г. Айгунский договор официально признавал включение Приамурского края в состав российских владений. Пекинский дополнительный договор 1860 г. подтвердил все статьи Айгунского договора и признал за Россией право владения Южно-Уссурийским краем, сопредельным с границей Корейского государства. У России, таким образом, появилась общая с Кореей сухопутная граница по нижнему течению реки Туманган на северо-востоке Корейского полуострова.

Что касается самой Кореи, то с начала XIX века она вступила в полосу затяжного политического и экономического кризиса. Возросшие налоги и ограничения привели к заметному спаду ремесленного производства, упадку земледелия. Тысячи разорённых крестьян уходили в горы, выжигали там леса, чтобы иметь обрабатываемый кусок земли, недоступный сборщикам налогов. Множество бродяг и нищих заполнило города корейского государства. Производственные отношения в корейском обществе по-прежнему основывались главным образом на феодальной собственности на землю, верховным собственником земли считалось государство в лице короля - вана, а непосредственные владельцы были всего лишь держателями (пользователями) государственных земель. Кроме государственных земель в Корее существовали дворцовые и частновладельческие земли. Непосредственными производителями были крестьяне, платившие ренту-налог за землю и исполнявшие различные феодальные повинности в пользу феодала и государства.

Борьба между различными территориально-клановыми группировками феодалов-землевладельцев - янбанов (южной, северной, западной и восточной) выражалась в захвате для себя и своих родственников выгодных и доходных государственных постов. Так, после смерти вана Чхольджона (1850-1863 гг.) династии Ли, правившей страной с 1352 по 1910 гг., победила северная группировка янбанов во главе с князем Ли Хаыном. В 1864 г. на престол был возведен его 12-летний сын Ли Джехван (тронное имя - Коджон). Ли Хаын объявил себя регентом (тевонгуном) малолетнего короля и был отстранен от власти в 1874 г. в связи с достижением Коджоном совершеннолетия.

* * *

Ранняя история отношений между русскими и корейцами - не между двумя государствами - а именно между двумя этносами насчитывает свыше трех веков, начиная с периода освоения российскими казаками, купцами и крестьянами Дальнего Востока и побережья Тихого океана во второй половине XVII века. Можно утверждать, что русские стали первыми европейцами, у которых установились регулярные (сезонные) деловые отношения с корейцами. При этом взаимное ознакомление происходило на двух участках: связи -главным образом торгово-хозяйственные - между деловыми людьми двух стран, с одной стороны, и контакты между российскими и корейскими представителями в Китае. Появление к 1860 г. общей границы между Россией и Кореей стало новым объективным стимулом к активизации российско-корейских связей.

Запрос на полный текст диссертации присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветерин ария
География
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки

Пишите нам
X