Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Петровский Станислав Витальевич.
Правовое регулирование оказания Интернет-услуг

МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ

Специальность 12.00.03 - гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право

ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель - доктор юридических наук, профессор Ершов Валентин Валентинович

Москва - 2002

Содержание диссертации
Правовое регулирование оказания Интернет-услуг

Введение

Глава I. Общая характеристика обязательств по оказанию интернет-услуг
§1. Общая характеристика обязательств по оказанию услуг
§2. Понятие Интернета
§3. Правовые проблемы, связанные с оказанием Интернет-услуг
§4. Развитие российского законодательства, регулирующего оказание Интернет-услуг

Глава II. Виды обязательств, связанных с оказанием интернет-услуг
§ 1. Обязательства, возникающие в результате обмена данными (электронными документами)
§ 2. Обязательства, исполняемые путем обмена данными

Глава III. Договоры на оказание интернет-услуг связи
§ 1. Договоры подключения оконечного оборудования абонента к международной сети электросвязи Интернет
§ 2. Договоры на оказание услуг электронной почты
§ 3. Договоры на размещение информационного ресурса (сайта) в сети Интернет (услуги хостинга)

Глава IV. Договоры на передачу информации посредством интернета

Заключение
Приложение. Проект Федерального закона "О правовом регулировании Интернет-услуг"
Библиография

Глава II. Виды обязательств, связанных с оказанием Интернет-услуг

§ 1. Обязательства, возникающие в результате обмена данными (электронными документами)

Обязательства, связанные с оказанием Интернет-услуг, можно разделить по функциональным признакам, оказывающим влияние на правовое регулирование, в зависимости от того, на каком этапе Интернет-услуги связаны с использованием Интернета (на этапе своего возникновения либо на этапе исполнения) на обязательства, основанием возникновения которых является передача данных, а также обязательства, исполнение которых осуществляется посредством передачи данных. Данное деление достаточно условно, так как нередко одно и то же обязательство возникает, а также исполняется посредством сети Интернет.

При оказании Интернет-услуг не появляются новые основания возникновения либо типы обязательств. К деятельности по оказанию Интернет-услуг применимы все общие положения об обязательствах и договорах, содержащиеся в разделе III ГК РФ. Вместе с тем, наряду с традиционной формой возникновения обязательств (договор в устной или письменной форме), при пользовании Интернетом все большую роль играют договоры, заключенные в электронной форме, то есть путем обмена данными по сети Интернет.

Только возможность заключения договора в электронной форме позволяет в полной мере реализовать потенциал международной сети Интернет как средства удаленного выполнения информационных работ и оказания услуг, а также оперативной доставки информации пользователю, поскольку пересылка обычной почтой договора, заключенного в письменной форме, затягивает процедуру его оформления (с учетом того, что стороны должны обменяться заказными письмами с текстом договора), не позволяет в полной мере воспользоваться удобством и оперативностью новых информационных технологий.

Расчеты специалистов показывают, что использование систем электронного документооборота позволяет добиться огромного экономического эффекта. Так, суммарное годовое снижение издержек при внедрении электронного документооборота в Норвегии оценивается в сумму около одного миллиарда долларов США.

Первые системы электронного документооборота появились в банковской сфере. Одна из таких систем SWIFT (Society for World Wide Interbank Financial Telecommunications - Всемирное общество Межбанковских Финансовых Телекоммуникаций) функционирует с 1970-х годов. В России также существуют организации, заключающие сделки в электронной форме.

Чаще всего эти сделки касаются услуг рекламного и консультационного характера, оказываемых с помощью Интернета. Имеется также ряд бирж и торговых организаций, осуществляющих свою деятельность посредством предоставления информации о товарах и заключения сделок путем обмена электронными сообщениями. Для такой деятельности используются сетевые информационные ресурсы, такие как www.torg.ru, www.ozon.ru, www.bolero.ru и другие.

Обмен электронными сообщениями как основание возникновения, изменения и прекращения обязательств исследовался рядом авторов.

Заключение сделок в электронной форме получило достаточно широкое распространение в зарубежной и международной практике, характеризующейся категорией "электронная коммерция". Первоначально анализ юридической специфики в сфере электронной коммерции наталкивался на значительные трудности, во многом диктуемые невыработанностью общего подхода к отношениям в области Интернета, преобладанием направленности научного поиска на выявление уникальных черт этих отношений.

На сегодняшний момент можно говорить об обратной тенденции - тенденции синтеза, выявления общих моментов, в том числе и в области электронной коммерции. Применив такой подход, эксперты Всемирной Торговой Организации "...пришли к пониманию, что электронная торговля как нечто отдельное не существует. Все сделки не имеют никаких других особенностей, кроме той, что заключаются с использованием электронных средств телекоммуникаций".

Вместе с тем в законодательстве недостаточно урегулировано заключение сделок в электронном виде, в частности, путем обмена сообщениями по сетям электросвязи, а также вопросы использования электронной цифровой подписи, которые признаются специалистами в качестве основных для развития электронной коммерции.

Данная проблема характерна не только для права России, - она носит международный характер. В связи с этим Комиссией Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) был разработан в 1995 году модельный закон "О правовых аспектах электронного обмена данными".

Закон представляет собой модель решения проблем, связанных с заключением сделок в электронной форме: юридическая сила сообщений, представление в электронной форме и требование письменной формы удостоверения подлинности сообщения, распределение риска и ответственности при несоблюдении сторонами обязательств, возникших из договоров, заключенных при помощи обмена электронными сообщениями, и других.

В 1996 году на 29 сессии ЮНСИТРАЛ, проведенной в Нью-Йорке, был утвержден новый текст модельного закона и его новое название: "Об электронной торговле". К сожалению, в законодательстве РФ пока не учтены рекомендации, изложенные в данном модельном законе. В настоящий момент отечественное законодательство содержит лишь основные принципы регулирования в данной сфере. Так, Федеральным законом "Об информации, информатизации и защите информации" введены два понятия: "документ" (документированная информация) как зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать (статья 2 Закона), и "информационные системы" - организационно упорядоченная совокупность документов и информационных технологий, в том числе с использованием средств вычислительной техники и связи, реализующих информационные процессы.

Документы передаваемые по каналам электросвязи, имеют юридическую силу при их оформлении с соблюдением норм, установленных соответствующим стандартом. Подлинность документов может подтверждаться электронно-цифровой подписью.

ГК РФ предусматривает возможность заключения договоров путем обмена документами посредством электрической или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходил от стороны по договору (пункт 2 статьи 434 ГК РФ).

Технология электронной подписи позволяет подтвердить подлинность и целостность документа независимо от степени защищенности канала связи.

Она особо актуальна для случаев заключения сделок при обмене электронными сообщениями посредством сетей электросвязи общего пользования, таких как Интернет, поскольку применяемые в таких сетях стандарты основаны на свободном обмене информацией и не позволяют с высокой степенью достоверности установить лицо, от которого исходит информация, и ее подлинность.

Следует отметить, что отдельные шаги по регулированию электронного документооборота предпринимаются в нашей стране еще с середины 70-х годов.

В 1979 году Госарбитражем СССР были утверждены инструктивные указания от 29 июня 1979 г. № И-1-4 "Об использовании в качестве доказательств по арбитражным делам документов, подготовленных с помощью электронно-вычислительной техники".

В данных Указаниях установлено, что "...данные, содержащиеся на техническом носителе (перфоленте, перфокарте, магнитной ленте и т.п.) могут быть использованы в качестве документов по делу только в случаях, когда преобразованы в форму, пригодную для обычного восприятия и хранения в деле" (пункт 9 Указаний). Государственным комитетом по стандартам СССР 9 октября 1984 года был утвержден ГОСТ 6.10.4-84 "Придание юридической силы документам на магнитном носителе и машинограмме, создаваемыми средствами вычислительной техники". Этот стандарт определил требования к составу и содержанию реквизитов документов на магнитных носителях и порядке внесения в них изменений для придания таким документам юридической силы.

Положения стандарта не позволяют эффективно использовать сети электросвязи для передачи документов в машиночитаемом виде, так как устанавливают, что "…документ на машинном носителе и машинограмма приобретают юридическую силу после выполнения требований стандарта и подписания сопроводительного письма" (пункт 1.5 ГОСТ 6.10.4-84).

Кроме того, указанный стандарт не предусматривал фиксации содержания документа способом, не позволяющим в дальнейшем внести в него неконтролируемые изменения, а также порядка устранения разночтений в разных копиях одного и того же документа, проверки того, кто внес изменения в документ на машиночитаемом носителе и т.д.

В 1994 году был утвержден ГОСТ Р 34.10-94 "Процедуры выработки и проверки электронной цифровой подписи на основе асимметричного криптографического алгоритма", предусмотревший алгоритм формирования и проверки электронной цифровой подписи.

Согласно статье 160 ГК РФ, использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой кu1087 подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

В соответствии со статьей 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Пункт 3 статьи 5 Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации" гласит: "Юридическая сила документа, хранимого, обрабатываемого и передаваемого с помощью автоматизированных информационных и телекоммуникационных систем, может подтверждаться электронной цифровой подписью".

Анализ действующего законодательства России, касающегося электронного документооборота и практики его применения, показывает, что несмотря на урегулирование общих положений о документах в электронной форме и утверждение государственных стандартов на цифровую электронную подпись, не решены многие вопросы, без решения которых распространение электронного документооборота крайне затруднено. Так, не урегулированы процедуры преобразования электронных документов в документы на бумажном носителе и порядок разрешения разногласий по поводу договоров, заключенных в электронном виде. Для заключения договоров в электронной форме и обмена юридически значимыми документами необходимо заключение письменного соглашения в случае, если бумажные аналоги таких документов должны быть снабжены печатью (см. статью 19 Федерального закона "Об электронной цифровой подписи"), что существенно снижает полезный эффект от ведения электронного документооборота, особенно при значительной удаленности контрагента.

Решение данных проблем видится в закреплении на законодательном уровне норм, касающихся электронного документооборота, и приравнивании его к бумажному документообороту при наличии у электронных документов определенных реквизитов и средств идентификации подписавшего их лица.

Для решения этих и других проблем принят Федеральный закон "Об электронной цифровой подписи" (далее - Закон), который представляет собой значительный шаг вперед в сфере правового регулирования информатизации.

Вместе с тем, к сожалению, в указанном Законе были устранены не все недоработки, выявленные на этапе подготовки проекта этого документа.

Закон призван обеспечивать правовые условия "...для использования электронной цифровой подписи в электронных документах, при соблюдении которых электронная цифровая подпись признается равнозначной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе" (пункт 1 статьи 1 Закона).

Под ЭЦП в Законе понимается "... реквизит электронного документа, предназначенный для защиты данного электронного документа от подделки, полученный в результате криптографического преобразования информации с использованием закрытого ключа электронной цифровой подписи и позволяющий идентифицировать владельца сертификата ключа подписи, а также установить отсутствие искажения информации в электронном документе" (статья 3 Закона). Статьей 3 Закона вводится термин "удостоверяющий центр", однако значение его раскрывается только в статье Закона, в связи с чем видится целесообразным включить понятие удостоверяющего центра в статью 3, определяющую понятийный аппарат.

Представляется также целесообразным использовать сокращенный вариант словосочетания "электронная цифровая подпись" - ЭЦП, определив это сокращение в статье 1 Закона.

В целом Федеральным законом "Об электронной цифровой подписи" предусматривается использование лицом любого количества электронных цифровых подписей, юридическое значение которых фиксируется в сертификате ключа соответствующей подписи (пункт 2 статьи 4 Закона).

Сертификат ключа подписи представляет собой документ на бумажном носителе или электронный документ с электронной цифровой подписью уполномоченного лица удостоверяющего центра, выдаваемый для обеспечения возможности подтверждения подлинности ЭЦП (статья 3 Закона). В сертификате ключа подписи указываются его номер и даты начала и окончания его действия, фамилия, имя и отчество обладателя ЭЦП, наименование и местонахождение выдавшего сертификат удостоверяющего центра, сведения об отношениях, при осуществлении которых электронный документ с электронной цифровой подписью будет иметь юридическое значение и т.д. (статья 6 Закона).

Пунктом 3 статьи 6 Закона предусмотрено, что "Сертификат ключа подписи должен быть внесен удостоверяющим центром в реестр сертификатов ключей подписей не позднее даты начала срока действия сертификата ключа подписи". Данное правило порождает потенциальную возможность ситуации, когда подпись начнет действовать, а данные в реестр еще не будут внесены, ведь удостоверяющий центр может внести данные в реестр до двадцати четырех часов даты начала срока действия сертификата.

Это создает возможности для злоупотреблений владельца и сотрудников удостоверяющего центра в первый день действия сертификата путем изготовления подписи на один день и последующего ее уничтожения для признания недействительными подписанных документов.

Исходя из этого, предлагаю изменить пункт 3 статьи 6 Закона, установив правило, согласно которому сертификат ключа подписи должен быть внесен в реестр не позднее, чем за один день до начала срока действия сертификата.

Статьей 7 Закона установлены сроки и порядок хранения сертификата ключа подписи в удостоверяющем центре.

Срок хранения сертификата ключа подписи в форме электронного документа определяется договором между удостоверяющим центром и обладателем ЭЦП. Он должен быть не менее установленного законодательством срока исковой давности для отношений, указанных в сертификате ключа (для которых этот ключ используется). После истечения этого срока сертификат ключа подписи в виде электронного документа исключается из реестра сертификатов ключей подписей и переводится в режим архивного хранения сроком не менее, чем на пять лет, то есть с учетом обычного срока исковой давности сертификат должен храниться не менее восьми лет.

Одновременно срок, по истечении которого сертификат ключа подписи на бумажном носителе может быть исключен из реестра, Проектом не установлен. Ссылка на законодательство об архивах и архивном деле вводит ограничения на использование сертификатов ключа подписи на бумажном носителе, свойственные для использования архивных документов.

Так, архивные документы, находящиеся в собственности общественных и религиозных объединений и организаций или в частной собственности, в силу статьи 20 Основ законодательства РФ об архивном фонде и архивах, выдаются только с согласия их собственников.

На основании изложенного представляется более правильным установить в статье 7 Закона равные сроки нахождения в реестре и архивного хранения для сертификатов в форме электронного документа и на бумажном носителе, а также детализировать порядок выдачи сертификатов ключей подписи на бумажном носителе.

Порядок организации выдачи сертификатов ключей подписей уполномоченных лиц органов государственной власти субъектов Российской Федерации и уполномоченных лиц органов местного самоуправления устанавливается нормативными правовыми актами соответствующих органов (пункт 3 статьи 16 Закона). Данный подход создает предпосылки для ущемления прав массы физических и юридических лиц, которые будут осуществлять электронный документооборот с указанными органами.

Следует также отметить неясность оснований, по которым к компетенции Правительства отнесено установление требований, предъявляемых к материальным и финансовым возможностям удостоверяющих центров. Отсутвие в Федеральном законе "Об электронной цифровой подписи" прямого указания на материальные и финансовые требования, которым должны соотвествовать удостоверяющие центры, может повлечь неоправданные ограничения при выдаче лицензий и отрицательно сказаться на конкуренции среди удостоверяющих центров.

На наш взгляд, Закон должен устанавливать более четкие требования к удостоверяющим центрам, при этом может быть использован опыт законодательного регулирования страховой и банковской деятельности в части положений, устанавливающих гарантии кредитоспособности этих организаций.

Еще одно соображение, связанное с деятельностью удостоверяющих центров, заключается в том, что для распространения электронного документооборота необходима общероссийская сеть удостоверяющих центров.

С учетом специфики деятельности таких центров, направленной на подтверждение подлинности ЭЦП, а также в связи с отсутствием в России негосударственных организаций, имеющих организационно-технические возможности для оказания таких услуг во всех городах России и обладающих доверием большинства участников гражданского оборота, полагаю необходимым создание Общероссийской государственной системы удостоверяющих центров наряду с удостоверяющими центрами - негосударственными организациями.

На наш взгляд, только создание по всей стране общедоступной системы центров для использования ЭЦП сделает реальной ситуацию, когда ЭЦП сможет "...вытеснить из документооборота подпись при помощи шариковой ручки, посредством почтовой, телеграфной, телефонной и (или) телетайпной связи."

В целом следует признать, что норм, содержащихся в Федеральном законе "Об электронной цифровой подписи", недостаточно для создания правовой базы электронного документооборота, поскольку Законом не определяется правовой статус электронного документа, возможности его использования, например, в качестве договора, документа бухгалтерской отчетности и т.д.

Проект Федерального закона "Об электронной торговле" призван восполнить этот пробел и ориентирован на регулирование отношений, возникающих "...между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием при совершении сделок и иных юридических действий с использованием электронных документов" (статья 2 законопроекта).

Как уже отмечалось, название данного законопроекта не отражает круг отношений, который должен будет регулировать соответствующий федеральный закон. В международной практике для именования упомянутой сферы общественных отношений используется термин "электронная коммерция" (от англ. - electronic commerce), который ближе к значению русского словосочетания "электронный бизнес", "электронное предпринимательство" и не может использоваться как синоним термина "электронная торговля", учитывая содержание термина "торговля" в российском законодательстве.

В этой связи, более верным представляется переименовать законопроект "Об электронной торговле" в законопроект "Об электронной коммерции", использовав новый для нашего законодательства термин.

Второе принципиальное замечание к законопроекту заключается в неясности обоснования выделения из всех сделок только группы сделок, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, тогда как общие положения об электронных сделках должны быть идентичными независимо от цели их заключения по аналогии с обычными сделками.

Исходя из этого, возможно доработать вышеуказанный Проект и включить в него нормы не только о сделках, заключаемых в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, но и об остальных сделках. В случае такой доработки, соответствующий проект Федерального закона будет более правильным переименовать в законопроект "О сделках, заключаемых путем обмена данными (электронных сделках)".

В целом следует отметить, что предложенные законопроекты, в случае их принятия, позволят решить основные проблемы, связанные с обязательствами, возникающими в результате обмена данными (электронными документами). Вместе с тем, на наш взгляд, все еще остается неразработанным правовой механизм использования электронных документов в качестве доказательств в суде, арбитражном суде и других правоприменительных органах, что представляет собой значительное препятствие, в частности, для заключения договоров путем обмена электронными документами (данными). Как было написано выше, существующие стандарты на придание юридической силы документам на машиночитаемом носителе (электронным документам) требуют распечатки этого документа на бумажный носитель. Необходимость представления документа на бумажном носителе сводит на нет преимущества электронных документов и, кроме того, возникает вопрос о порядке установления судьей или иным должностным лицом факта наличия и действительности ЭЦП документа, подлинности распечатанного Электронного документа.

Следовательно, должно быть предусмотрено оснащение судов и других юрисдикционых органов программно-техническим обеспечением для работы с электронной документацией и ЭЦП. Необходимо также внесение соответствующих изменений в подзаконные нормативно-правовые акты для создания возможности предоставления сторонами электронных документов непосредственно суду, арбитражному суду или иному юрисдикционному органу, нотариусу и т.д.

Запрос на полный текст диссертации присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
География
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки

Пишите нам
X