Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки
СУПЕРОБУЧЕНИЕ
Комната отдыха

Введите слово для поиска

Новикова Мария Александровна.
Самооценка интеллекта в связях с факторами принятия неопределенности (у студентов вузов)

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова факультет психологии


Специальность 19.00.01 – Общая психология, психология личности, история психологии


ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор Корнилова Т.В.

Москва - 2013

Содержание диссертации
Самооценка интеллекта в связях с факторами принятия неопределенности

Введение

Глава 1. Самооценка интеллекта в структуре интеллектуально-личностного потенциала человека
1.1.Постановка проблемы взаимосвязей Интеллектуальной Я-концепции с самосознанием и интеллектуально-личностным потенциалом человека
1.2. Философско-методологические предпосылки понимания диалогичности самосознания
1.3. Психологические исследования самосознания и самооценки. Я-концепция
1.3.1. Самооценка и самосознание: структурно-уровневое строение
1.3.2. Функционирование и генез самооценки
1.3.3. Самопознание и самопонимание как аспекты самосознания
1.4. Самооценка интеллекта и имплицитные теории
1.5. Психологические исследования самооценки интеллекта
1.6. Самооценка интеллекта в связях с саморегуляцией
1.7. Самооценка интеллекта и толерантность/интолерантность к неопределенности
1.8. Постановка проблемы связи самооценки интеллекта и толерантности/интолерантности к неопределенности

Глава 2. Интеллектуальная Я-концепция в структурных связях с толерантностью и интолерантностью к неопределенности
2.1. Основания для выделения латентной переменной Интеллектуальной Я-концепции
2.2. Диалогичность самосознания как условие становления интегративной Интеллектуальной Я-концепции
2.3. Обзор методик по измерению самооценки интеллекта
2.4. Эмпирическое исследование 1.1: верификация конструкта Интеллектуальной Я-концепции
2.5. Эмпирическое исследование 2: апробация методики «Шкала психологической разумности» и выявление ее связей с Интеллектуальной Я-концепцией
2.6. Исследование 1.2. Построение структурной модели, связующей Интеллектуальную Я-концепцию и латентные переменные Принятия неопределенности и Интолерантности к неопределенности
2.7. Исследование 2: связь шкал Психологической разумности с другими переменными
2.8. Заключение к главе 2
2.9. Выводы по исследованиям 1 и 2

Глава 3. Интеллектуальная Я-концепция в структуре интеллектуально-личностного потенциала и как предиктор академической успеваемости
3.1 Самооценка интеллекта и измерения интеллекта
3.2. Эмпирическое исследование 3: верификация моделей соотношения латентных переменных Интеллектуальной Я-концепции, Интеллекта и Толерантности к неопределенности
3.3. Гендерные различия в самооценке интеллекта и психометрическом интеллекте
3.4. Исследование 3: верификация модели, связывающей Интеллектуальную Я-концепцию, Интеллект и Академические достижения
3.5 Заключение к главе 3
3.6. Выводы по исследованию 3
3.7. Общее заключение к работе
3.8. Общие выводы

Список литературы
Приложения

Глава 1. Самооценка интеллекта в структуре интеллектуально-личностного потенциала человека

1.1. Постановка проблемы взаимосвязей Интеллектуальной Я-концепции с самосознанием и интеллектуально-личностным потенциалом человека

При достаточном внимании к проблеме места самооценки в самосознании личности (Л.В. Бороздина, C.Л. Рубинштейн, В.В. Столин, И.И. Чеснокова,) в отечественной психологии до недавнего времени не была в должной степени представлена роль самооценки интеллекта в регуляции эффективности деятельности личности. Самооценка интеллекта исследовалась с точки зрения ее специфики в норме и патологии (Б.В. Зейгарник, Е.Т. Соколова и др.) и соотношения с уровнем притязаний (Л.В. Бороздина). В зарубежной психологии самооценка интеллекта выступила важным предиктором эффективности обучения (Dweck, 1999; Chamorro-Premuzic, Furnham, 2006a) и рассматривалась в контексте имплицитных теорий ума (Ружгис, 1994; Sternberg, 1981). Однако до сих пор в отечественной психологии самооценка ума была представлена именно в качестве измеряемой переменной, и большинством авторов ее место в структурах самосознания определялось в пространстве взаимодействия познавательного и оценочного компонентов.

Самооценка ума представлялась частным проявлением общей самооценки.

Общая самооценка рассматривалась в контексте формирования и структурных составляющих образа Я и Я-концепции (Р. Бернс, Л.В. Бороздина, Е.А. Сергиенко и др.), онтогенетического развития (Л.И. Божович, А.В. Захарова, М.И. Лисина, Н.Е. Харламенкова и др.). М.И. Лисина связывала самооценку с аффективным процессом, на уровне которого происходит переработка знаний о себе. В современной психологии данная тема представлена проблематикой видов эмоционального интеллекта (Гарднер, 2007; Gardner, 1996; Mayer et al., 2012) По мнению Лисиной, самооценка является понятием более узким, чем образ Я, и формируется на более поздних этапах развития ребенка (Лисина, 2001). Л.И. Божович рассматривала самооценку в качестве специфического побудителя поведения и развития личности, связанного с позицией и направленностью личности. В обобщающей работе А.В. Захаровой «Генезис самооценки» было продемонстрировано, что самооценка может рассматриваться в качестве центрального, ядерного образования, через которое проходят так или иначе все линии личностного развития (Захарова, 1989). В работе продемонстрированы возрастные особенности генезиса самооценки и то, что по мере развития мышления усовершенствуется деятельность самооценивания, а познавательная активность способствует конкретизации и дифференциации частной и общей самооценок. Концепция Н.Е. Харламенковой базируется на рассмотрении чувства собственной ценности как одного из показателей нормального развития личности. В ее работе «Самоутверждение подростка» феномен самоценности рассматривается в контексте подросткового возраста как «периода наиболее интенсивного и экстенсивного развития телесных и психических функций» (Харламенкова, 2007, с. 6). Согласно гипотезам автора, процесс самоутверждения личности имеет гетерохронный характер и проходит ряд этапов, связанных с изменением ценности Я субъекта. Согласно Харламенковой, процесс взросления обусловлен переходом на иной уровень функционирования, связанный с возрастными изменениями задач дифференциации Я-Другой. Отметим, что в исследованиях, посвященных онтогенетическому аспекту развития самооценки, отдельно самооценка интеллекта не рассматривалась.

При основательной разработке регулятивной роли самосознания личности как верхнего уровня личностной регуляции деятельности (Гиппенрейтер, 1983; А.Н. Леонтьев, 1975; Рубинштейн, 1973; Столин, 1983) в отечественной психологии практически не рассматривалась регулятивная роль именно самооценки ума. Исключением можно считать работы Е.Т. Соколовой (Соколова, Федотова, 1982; Соколова, 1989). В зарубежной психологии на протяжении последних двух десятилетий исследования характеризовались вниманием к регулятивной роли оценки ума в связи с ее ролью предиктора успешности учебной деятельности, соответствием с психометрическим интеллектом и личностными особенностями, охватываемыми моделью Большой Пятерки (Furnham et al., 2005; Chamorro-Premuzic, Furnham 2006 a,b; Chamorro-Premuzic, Arteche 2008).

Основательная разработка проблем самосознания личности в отечественной психологии создала предпосылки для подходов к пониманию самооценки ума, в которых раскрывается ее регуляторная и интегративная функции. В качестве таких предпосылок выступили:

- разработка идеи Л.С. Выготского о единстве интеллекта и аффекта в контексте представлений о субъекте мышления и смысловой регуляции мышления в школе О.К. Тихомирова (Бабаева и др., 2009);

- проработка проблем соотношения когнитивных и экзистенциальных подходов к самосознанию (В.В. Знаков, Д.А. Леонтьев); когнитивных, эмоционально-ценностных и поведенческих аспектов самосознания личности (Р. Бернс, И.С. Кон, Е.А. Сергиенко, И.И. Чеснокова и др.), дифференциация категорий субъекта и личности (К.А. Абульханова-Славская, Б.С. Братусь, А.В. Брушлинский, В.В. Знаков);

- конкретизация связей самосознания с мотивационно-личностными образованиями (Л.В. Бороздина, В.В. Столин), рассмотрение его в контексте категории опосредствования и смыслообразования (Асмолов, Братусь, Зейгарник и др., 1979);

- дифференциация представлений о становлении и роли общей и частной самооценок (М. Розенберг, Л.В. Бороздина, О.Н Молчанова);

- возвращение в отечественную психологию проблематики интеллекта как предпосылки актуалгенеза мыслительных стратегий (Дружинин, 2008; Корнилова и др., 2010; Ушаков, 2011 и др.);

- развитие проблематики диалогичности сознания и мышления (Л.С. Выготский, М.М. Бахтин, В.С. Библер, Г.М. Кучинский, О.К. Тихомиров, А.В. Россохин, Е.Т. Соколова);

- развитие принципа активности и динамической парадигмы в психологии (Асмолов, 2000; Петровский, 1982; Смирнов, 1985; Корнилова, Смирнов, 2011) и формирование в ее рамках психологии неопределенности (Асмолов, 2000; Зинченко, 2007; Корнилова, 2010).

Все эти предпосылки, на наш взгляд, подготовили постановку проблемы регулятивной функции Интеллектуальной Я-концепции как более интегрального и гетерогенного образования, чем измеряемые самооценки ума.

Вопрос о возможности выделения гипотетического интегративного образования Интеллектуальной Я-концепции не может решаться, с одной стороны, без раскрытия ее связей с составляющими самопознания, самопонимания и самоотношения, с другой стороны, без раскрытия ее манифестации в показателях самооценок интеллекта, и с третьей – без установления ее закономерных связей с измерениями интеллекта, эффективности интеллектуальной деятельности и личностными свойствами саморегуляции. Если первый из трех названных аспектов может рассматриваться в теоретическом плане на основании построения моделей изучаемой психологической реальности, то следующие два предполагают проведение эмпирических исследований, направленных на верификацию гипотез о структурных связях самооценки интеллекта с личностными образованиями, психометрическим интеллектом и эффективностью интеллектуальной деятельности.

Новый контекст становления Я-концепции подготовлен современными переинтерпретациями проблем многомерности сознания человека (А.Н. Леонтьев, М.К. Мамардашвили, В.Ф. Петренко), внутреннего диалога и полилога (Г.М. Кучинский, А.В. Россохин, Е.Т. Соколова), уровневыми подходами к личностному развитию.

В.Ф. Петренко косвенно включает в психосемантическую картину субъекта самосознание следующим образом: «…эволюционируют не только наши знания о человеке, но и он сам в ходе осознания самого себя» (Петренко, 2011, с. 86). А.В. Россохин оперирует понятием рефлексии нерефлексивных содержаний сознания и самосознания, разворачивающейся в пространстве интерполилога, образованного полилогами сознания психотерапевта и клиента, находящихся в диалоге (Россохин, 2011). А.В. Карпов рассматривает рефлексию как общую способность и вводит понятие метамышления (Карпов, 2003). Еще раньше понятие Я-мышления как формирование представлений человека о самом себе, в котором человек выступает как субъектом, так и объектом мышления, было введено О.К. Тихомировым (Тихомиров, 1984). Г. Гарднер в своей теории множественного интеллекта рассматривает такое его проявление, как Я-чувство. По словам Гарднера, «Чувство Я коренится в изучении человеком своих собственных чувств и переживаний, для чего он использует интерпретативные схемы и символические системы, сложившиеся в данной культуре» (Гарднер, 2007, с. 348). По Гарднеру чувство Я – это результат развития внутриличностного интеллекта в рамках определенного культурного контекста. Новый контекст был намечен в работах Ю. Козелецкого (1991) и Петровского (1992, 2010): реализация трансгрессии или надситуативной активности, проявляющихся в риске познания самого себя. Предполагаемые процессы самосознавания не включали, однако, пока такой важный контекст, как принятие и преодоление неопределенности. Разработка проблем толерантности в контексте психологии личности и психологии познания обнаружила специальную проблему выделения толерантности к неопределенности и интолерантности к неопределенности как особых образований, проявляющихся как в личностной, так и в когнитивной регуляции выборов и решений человека (Канеман и др., 2005; Корнилова, 2003; Соколова, 1976; Солдатова, 2008; Чумакова, 2010; Frenkel- Brunswick, 1948, 1949; Furnham, 1994). В отечественной литературе это осуществлялось наряду с рассмотрением проблем общей толерантности (Балл, 2009; Д.А. Леонтьев, 2009 и др.), а в зарубежной – в связи с разработкой опросников, диагносцирующих толерантность к неопределенности (Корнилова, 2010а, Шалаев, 2007; Furnham, 1994).

Не меньшую роль сыграло развитие в отечественной психологии проблематики саморегуляции и развития новообразований в ходе интеллектуальной деятельности (Корнилова, Тихомиров, 1990; Моросанова, Аронова, 2007; Тихомиров, 1984). На основе теории смысловой регуляции мышления О.К. Тихомирова применительно к интеллектуальным решениям человека и далее в рамках более широкой проблемы регуляции рациональных и личностных выборов были сформулированы концепции динамических смысловых систем И.А. Васильева (Бабаева и др., 2009) и функционально- уровневой регуляции выбора Т.В. Корниловой (Корнилова, 1999, 2003, 2010).

В ее рамках представление о незаданности иерархии процессов, включающих как интеллектуальные, так и личностные составляющие, обеспечивающих динамическую регуляцию становления интеллектуальных стратегий и выборов, развивалось в контексте идеи единства интеллекта и аффекта (Л.С. Выготский, О.К. Тихомиров). Данное представление получило выражение в понятиях множественной регуляции выбора, а также динамических регулятивных систем (ДРС) как единиц функционирования единого интеллектуально-личностного потенциала человека. На основе этой концепции можно представить функцию латентной переменной Интеллектуальной Я-концепции в структуре динамической регулятивной системы, где одновременно представлены как когнитивные, так и личностные составляющие. Неопределенность задана открытостью этих ДРС, которая предполагает, что становление Интеллектуальной Я-концепции объединяет процессы как интеллектуального, так и личностного становления.

Понятие субъективной неопределенности было использовано впервые применительно к стратегиям мышления О.К. Тихомировым (Тихомиров, 1969), а в этом новом контексте приобрело двоякий статус: с одной стороны, процессов принятия и преодоления неопределенности, необходимо включенных в продуктивные решения человека (критерием которых является выраженность новообразований), с другой стороны, личностных предпосылок саморегуляции. Понятие саморегуляции оказалось сначала фиксирующим те проявления познавательной и личностной активности, которые не могли быть полностью охвачены деятельностными структурами (Абульханова-Славская, 1980; Карпов, 2003; Конопкин, 1980), а затем было введено в контексты индивидуального стиля деятельности (Моросанова, 1998), контроля за поведением (Сергиенко, 2010), а также личностной саморегуляции и самодетерминации (Д.А. Леонтьев 2011; Корнилова, 2007, 2010).

Наконец, важный аспект выделили исследования предпосылок успешности учебной деятельности, где проблематика самооценки, саморегуляции и интеллектуально-личностных предикторов включила анализ успеваемости как показателя эффективности ведущей для учащихся деятельности учения (Корнилов, 2011; Chamorro-Premuzic, Furnham, 2006a; Kornilova et al. 2009). Они согласуются с нашим предположением о включенности самооценки в единую систему интеллектуально-личностных предпосылок успешности учебной деятельности в рамках ДРС, где Интеллектуальная Я-концепция может пониматься в качестве образования, связующего интеллектуальные и личностные компоненты в процессы саморегуляции и самооценивания.

Итак, на основе анализа литературы мы выделили проблему места самооценки интеллекта в структуре интеллектуально-личностного потенциала и предположили возможность разведения измеряемой переменной и Интеллектуальной Я-концепции в качестве латентной переменной, регулятивная роль которой – выступать в качестве медиатора связи интеллекта и толерантности/интолерантности к неопределенности. Предварительное понимание Интеллектуальной Я-концепции может быть сформулировано следующим образом:

Интеллектуальная Я-концепция – интегральное латентное образование, отражающее оценку субъектом своего интеллектуального потенциала, оценку реализации этого потенциала в ведущей деятельности, а также оценку собственной эффективности в достижении поставленных целей.

Согласно самому общему предположению, Интеллектуальная Я-концепция имеет тем более высокие значения, чем более субъект толерантен к неопределенности и чем выше показатели его психометрического интеллекта. Вместе с последним Интеллектуальная Я-концепция выступает предиктором академической успеваемости.

Предметом нашего исследования выступило соотношение прямых и косвенных самооценок интеллекта как измеренных переменных и латентной переменной Интеллектуальной Я-концепции, выступающей медиатором в системе интеллектуально-личностного потенциала человека, с переменными толерантности/интолерантности к неопределенности, готовности к риску, открытости новому, интуитивного стиля, рациональности, рефлексивности, самоэффективности, а также их роль в качестве предикторов успеваемости.

Объект исследования – «самооценка интеллекта» в связях с интеллектуальными и личностными свойствами студентов, такими, как толерантность/интолерантность к неопределенности и другими личностными характеристиками, а также с продуктивностью интеллектуальной деятельности, выраженной в показателях психометрического интеллекта и академических достижений.

Исследование было направлено на достижение следующих основных целей:

1. Теоретического и эмпирического обоснования выделения интегративной латентной Интеллектуальной Я-концепции.

2. Прояснения ее роли в едином интеллектуально-личностном потенциале человека, включающем в себя измерения психометрического интеллекта и толерантности к неопределенности; верификация общности модели Интеллектуальной Я-концепции для мужской и женской выборок.

3. Прояснения роли личностной характеристики психологической разумности в функционировании Интеллектуальной Я-концепции.

Для их достижения нами были проведены три исследования на селективной студенческой выборке – студентов университета, для которой, как показывает ряд предыдущих работ, характерны высокая мотивация достижения (Гордеева, 2006; Смирнов, 2004), развитие интеллекта и становление общей и частных самооценок в формирующейся системе эмоционально-ценностного отношения к себе.

Развитие новых методов и подходов привело к пониманию необходимости разделения измеряемых и латентных переменных, что, в свою очередь, ставит нас перед проблемой разведения самооценки интеллекта и Интеллектуальной Я-концепции. Это в свою очередь обуславливает выбор метода, который предполагает разделение эмпирических и гипотетических интегративных образований – метода структурного моделирования (Корнилова, 2012; Bentler, 1995). Данный методический подход направлен на прояснение связей между латентными и измеряемыми переменными, включающих не только корреляционные, но и регрессионные зависимости.

Если латентные переменные выступают гипотетическими образованиями в структурных моделях, то измеряемые переменные, в которых они манифестируются, выступают на уровне показателей конкретных методик. Нами использовались психодиагностические методики, в которых были представлены показатели самооценок, личностных переменных и интеллекта. О продуктивности интеллектуальных стратегий судят как по показателям реализуемой деятельности (учебной или профессиональной), так и по характеристикам решения проблем или принятия решений в экспериментально моделируемых ситуациях. Нами в качестве показателя эффективности использовалась переменная успеваемости, которая, как показал ряд исследований, испытывает влияние как со стороны самооценок и личностных переменных, так и со стороны интеллекта (Chamorro-Premuzic, Furnham 2006а; Kornilova et al., 2009 и др.)

Мы установили, что понятие самооценки получило в современной науке неоднозначную концептуализацию. Часто оно рассматривалось в контексте более обширного психологического конструкта – самосознания. Существует и ряд работ, в которых рассматривается самооценка, при этом понятие не получает соответствующей теоретического обоснования, что в дальнейшем существенно усложняет задачу интерпретации полученных результатов.

Поэтому, прежде чем говорить о самооценке интеллекта как частном проявлении самооценки, необходимо произвести теоретическое соотнесение понятия самооценки с множеством конструктов, описывающих структуры самосознания личности: самопознанием, самоотношением, самопониманием и т.д. Представляется важным рассмотреть предпосылки формирования самооценки (в частности, самооценки ума), в которых, на наш взгляд, может проявляться диалогическая природа самосознания: сопоставление себя в настоящем с собой в будущем и прошлом (временная перспектива), актуального Я с другими нарративами из «коллекции Я-образов», себя с представлением о себе, формирующемся в глазах окружающих. Философскому аспекту развития проблемы сознания и самосознания, а также их диалогичности посвящен параграф 2 данной главы, а психологическим основаниям соотношения самооценки и структур сознания – третий параграф.

Процесс построения Интеллектуальной Я-концепции рассматривается нами с точки зрения реализации субъектом своего интеллектуально- личностного потенциала. Некоторые авторы придерживаются позиции разделения интеллектуальной и личностной составляющих саморегуляции, рассматривая отдельно особенности личностного потенциала в функционировании субъекта в различных жизненных, при этом интеллекту отводится функция операторных возможностей (Леонтьев ДА. и др., 2011). В нашем исследовании мы полагаемся на представления, сформированные в рамках школы О.К. Тихомирова, о единстве интеллектуально-личностного потенциала человека. Единство его функционирования выражено в триархической модели саморегуляции Корниловой (Корнилова, 2007, 2011). В ней гипотетическая шкала новообразований фокусирует достигаемый уровень приложения усилий, реализуемых как интеллектуальными, так и личностными компонентами (Корнилова, 2012). Пока именно уровень самосознания был в наименьшей степени связан с представлениями о динамических регулятивных системах, но он прямо включен в качестве ведущего в функциональную регуляцию выборов личности.

Самооценка интеллекта рассмотрена нами как часть более широкого, интегрального психического образования – Интеллектуальной Я-концепции. В рамках концепции единства аффекта и интеллекта Л.С. Выготского, а также основных положений школы О.К. Тихомирова она может быть представлена в качестве того новообразования, которое выступает одним из звеньев принятия субъективной неопределенности при построении образа Я. Неопределенность является значимой характеристикой ситуации, в которой субъект выносит суждение о своем интеллектуальном потенциале и дает ему оценку, так как критерии, на которые он полагается, заранее не заданы.

Личностное свойство толерантности к неопределенности выделено в психологии в конце 1940х гг., (начиная с работ Э. Френкель-Брунсвик) и рассматривается в качестве «способности человека принимать конфликт и напряжение, которые возникают в ситуации двойственности, противостоять несвязанности и противоречивости информации, принимать неизвестное, не чувствовать себя неуверенно перед неопределенностью» (Hallman, 1967, c. 189). Соотношению субъективной оценки интеллекта с личностным свойством принятия неопределенности посвящен параграф 7 главы 1.

На основании анализа современного состояния проблемы мы пришли к общему предположению о том, что Интеллектуальная Я-концепция, имеющая бытийную представленность в самосознании и саморегуляции, оказывается связанной не только с личностными качествами, но включает в себя и когнитивные компоненты. Таким образом, во-первых, мы выдвигаем гипотезу о связи самооценки интеллекта как измеренной переменной и как компонента латентной переменной Интеллектуальной Я-концепции с психометрическим интеллектом и, во-вторых, предполагаем, что она выступает промежуточным звеном, или медиатором, между интеллектуальными и личностными составляющими единого интеллектуально-личностного потенциала.

Будучи связанными с интеллектом, представления субъекта о своем интеллектуальном потенциале, согласно нашему предположению, должны выступать предикторами достижений, в частности, академической успеваемости. Интеллектуальная Я-концепция может рассматриваться в качестве источника саморегуляции личности, реализуемой, в частности, в процессе учения.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки


Пишите нам

 

 

 

 

X