Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ

Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Намсараева Саяна Баировна.
Институт наместников цинского Китая в Монголии и в Тибете в XVIII веке

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ

Специальность: 07.00.03 – Всеобщая история

Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук

МОСКВА
2003

Содержание диссертации
Институт наместников цинского Китая в Монголии и в Тибете в XVIII веке

Введение

Глава I. Система управления вассальными землями в империи Цин
1.1. Цинский император и его двор – главное звено в системе управления вассальными землями
1.2. Лифаньюань как главный механизм в системе управления вассальными землями

Глава II. Институт наместников в Тибете
2.1. Первые эмиссары цинского двора в Тибете
2.2. Становление института амбаней в Тибете и их функции
2.3. “Тибетские Уложения” 1752 и 1792 гг. и укрепление института амбаей
2.4. Амбани и буддийские иерархи Тибета
2.5. О роли института амбаней в Тибете в системе управления “вассальными” землями Цинской империи
2.6. Падение статуса амбаней в конце правления Цинской империи

Глава III. Институт наместников в Монголии
3.1. Наместники в Южной Монголии
суйюаньский цзянцзюнь
хулунбуирский фудутун
чахарский дутун
жэхэский дутун
3.2. Наместники Северной Монголии:
улясутайский цзянцзюнь
ургинский амбань
кобдоский амбань
3.3. Наместники в Западной Монголии:
сининский амбань
илийский цзянцзюнь
3.4. Институт наместников в Монголии в системе управления “вассальными” землями Цинской империей

Заключение
Источники и литература
Приложения:
i. Список наместников Монголии
ii. Список амбаней Тибета
iii. Родовая и знаменная принадлежность амбаней Тибета
iv. Биография цинского сановника Баньди, наместника в Тибете и Монголии
v. Терминологический указатель
vi. Карта Южной и Северной Монголии периода правления династии Цин

Введение

По мнению историков-востоковедов, особенно зарубежных, XVIII столетие занимает особое место в мировой истории и истории Китая.

Цинская империя в XVIII веке была наиболее могущественным государством в дальневосточном регионе. После захвата китайского престола в 1644 г. и подавления длительного сопротивления китайского народа в 70-х – 80-х гг. XVII в. в юго-западных провинциях и на Тайване, маньчжурская династия Цин (1644-1912) продолжила активную территориальную экспансию. В ходе многочисленных походов цинскому двору во второй половине XVII - первой половине XVIII веков удалось значительно расширить границы бывшей китайской империи Мин.

Цинская империя претендовала на исключительное господство не только в Монголии, Джунгарии, Восточном Туркестане и Тибете, но и в сопредельных с ними районах Центральной и Средней Азии. Этому периоду помимо ожесточенных военных столкновений характерны рост торгово-экономических и дипломатических контактов Цинской империи с государствами и народами региона, в первую очередь, с Россией, которая также переживала период подъема, “расширения границ и освоения территорий” в Сибири и на Дальнем Востоке.

Оценивая значение XVIII века в истории Китая, китайский историк Дай И и другие историки характеризуют его “эрой процветания”, при этом особое значение они придают “расширению границ и освоению территорий” (кай цзян то ту), масштабы которых для XVIII века были беспрецедентны. В процессе консолидации территории, осуществленной правителями Цинской империи, китайские историки выделяют 4 этапа: 1) подавление императором Сюань Е восстания “3-х вассалов-князей” сань фань (в 1681 г.) и включение Тайваня в состав Китая (в 1683 г.); 2) албазинская война и Нерчинский договор 1689 г.; 3) завоевание Джунгарии в 1755-1758 гг.; 4) установление контроля цинских властей над Тибетом в XVIII в. (129, 84).

Другим достижением XVIII века стало утверждение политической стабильности на обширной территории цинского Китая. Американский исследователь А. Феерверкер также отмечает, что в этот период “Китай был уверенным в себе, процветающим государством, в котором царил внутренний мир и которому никто не осмеливался бросить вызов на его границах”.

Принято считать, что маньчжуры полностью заимствовали предшествующие методы управления и соответствующие государственные институты династии Мин. Между тем историческая практика показывает, что цинские законодатели относительно вассальных земель внесли немало новшеств, как в центральную систему управления, так и в организацию местной, периферийной администрации, при этом нередко отказываясь от китаецентристских взглядов. Для организации административного управления на захваченных территориях Цинской империи характерны следующие этапы: первоначальный этап завоевания новых земель, период военного администрирования и затем период гражданского управления. На вновь завоеванных землях, как правило, устанавливалась система “переходного” управления. Наиболее наглядно такая форма управления оправдала себя применительно к Монголии и Тибету по сравнению с другими регионами, оказавшимися в сфере влияния цинского Китая.

С этой целью в системе государственного аппарата империи Цин было создано специальное учреждение - Лифаньюань (Палата по делам вассальных владений) по управлению землями Монголии и Тибета, а затем и другими “вассальными” землями.

Для управления “вассальными” землями цинские законодатели широко использовали местные традиционные формы управления под военным надзором со стороны специально назначаемых чиновников высшего ранга, представлявших и защищавших интересы цинского двора и центрального правительства. Эти чиновники, или военные наместники принимали деятельное участие в расширении границ империи, начиная с периода военных действий и территориального захвата и заканчивая формированием сложного бюрократического аппарата для эффективного управления новыми землями и народами, включенными в состав Цинской империи. Институт военных наместников (цзянцзюней и амбаней) занимал важное место в системе управления Монголией и Тибетом, так как также позволял учитывать и региональные особенности в помощь деятельности Лифаньюань на местах.

Стоит пояснить, создание специальной системы управления захваченными и приграничными землями под управлением военных наместников, отличающееся от управления собственно китайскими землями, не является нововведением в государственном устройстве Цинской империи. В разные периоды истории Китая создавались особые военно-надстроечные единицы (генерал-губернаторства). Их возникновение связано с периодами “военизации” управленческой структуры Китая особенно во времена междоусобиц и иноплеменных вторжений, когда высшие позиции в государстве занимали военные чины или когда гражданские чины (начальники областей и округов) получали одновременно и звания полководцев (дуду, цзянцзюнь и пр.) и имели в своем распоряжении военные отряды. Один из таких первых периодов “военизации”, по мнению А.А.Бокщанина, относится ко времени существования династии Северная Вэй (IV- VI вв.) (43,292-293).

В это время существовало прямое военное управление многими подвластными районами (цзюньчжэнь), ставшими военно-административными единицами помимо существовавших 26 округов. В дальнейшем, например, в империи Тан (VII-X вв.) уже существовали военные губернаторства (дудуфу), учрежденные в стратегически важных районах страны. Военные губернаторы (дуду) имели в своем подчинении военных и гражданских чиновников, поэтому власть военных губернаторов носила и военный и гражданский характер. Подконтрольная территория военного губернатора могла охватывать до полусотни уездов или округов. Соответственно “гражданские” начальники этих административных единиц были подконтрольны военному губернатору. В приграничных районах империи или же на вновь завоеванных территориях учреждались особые военно-территориальные образования - пограничные округа или наместничества (духуфу). Наместники (духу) имели в подчинении приблизительно такой же штат военных и гражданских чиновников.

Северные режимы периода Южных и Северных династий обычно держали значительные силы вдоль Великой Стены, зоны расположения которых назывались оборонительными округами чжэнь. Пограничные округа могли быть в составе военных губернаторств, совпадать территориально или существовать отдельно. В период династии Тан (VII-X вв.) на границах существовали военные районы дудуфу, большие военные районы дадуфу (44, 64). В империи Сун (X-XIII вв.) пограничные гарнизоны были подчинены комиссарам аньфуши военных округов. При династии Мин (XIV-XVII вв.) также существовала система постоянных тактических группировок на границах под началом специально и на постоянной основе назначенных военных чиновников цзунбингуаней или чжэньшоу с чрезвычайными полномочиями – правом руководства военными делами и гражданского администрирования.

При династии Цин (1644-1911 гг.) пограничные округа (наместничества) в основном располагались вдоль северной границы, они могли иметь самостоятельный статус либо быть в ведении соседнего генерал-губернатоства. Например, амбань Тибета был подотчётен генерал-губернатору провинции Сычуань, а сининский амбань находился под началом генерал-губернатора провинций Шэньси и Ганьсу.

Всего к 1850 г. в империи Цин 18 провинций шэн (в том числе столичная) были объединены в 9 генерал-губернаторств (45, 334). Пограничные округа могли дробиться на более мелкие образования, превращаться в военные губернаторства и отдельные провинции в случае успешного “преобразования” буферной зоны, либо ликвидироваться в зависимости от ослабления внешнеполитической активности и потерей контроля над окраинными районами. По мнению С.В.Волкова, наличие на границах подобных военно-территориальных образований – пограничных округов было в целом характерно для традиционной дальневосточной системы государственного управления (46, 64).

Изучение процесса становления института наместников в Монголии и Тибете в XVIII веке помогает глубже понять своеобразие именно такой формы управления цинским двором “вассальными” территориями. С возникновением института военных наместников на приграничных землях цинского Китая связан не только переход от территориальной экспансии к образованию единой системы государственного управления, но и стабилизация политической ситуации в стране в целом.

Актуальность темы исследования определяется слабой изученностью в мировой науке данной проблемы, а также тем особым вниманием, которое уделяют историки КНР проблемам государственного строительства в Китае, тесно связанным с политикой правительственных органов в отношении нацменьшинств в КНР в различные периоды истории китайского общества.

Избранная тема до сих пор не была объектом научного исследования, и новизна её разработки заключается в том, что впервые в российском востоковедении предпринята попытка комплексного изучения системы управления “вассальными” территориями в Китае при династии Цин на примере Монголии и Тибета. Главное внимание в данной работе уделено проблеме становления и функционирования института наместников в Монголии и Тибете в XVIII веке, при этом дается сравнительный анализ специфических черт и особенностей функционирования системы наместников в Монголии и Тибете в соответствии с характером внешнеполитической доктрины Цинской империи. Систематизация, анализ и обобщение данных разноязычных источников позволяет выявить характер и специфику содержащихся в них исторических сведений. В свете вышеизложенного диссертант ставит главной целью своего исследования выявление форм, методов и способов осуществления управления Монголией и Тибетом при решении цинским двором внешнеполитических задач в “приграничных” (бяньцзян) землях империи.

Цель исследования достигается путём разрешения ряда задач, из которых важнейшие представляются в следующем виде:
- Выявление характерных черт системы управления “вассальными” землями в империи Цин с учетом особенностей политики цинского двора в отношении Монголии и Тибета.
- Определение исторических предпосылок и причин формирования института наместников в Южной, Северной и Западной Монголии и в Тибете в XVIII веке.
- Определение роли и значения института наместников в системе военно-административного контроля цинского двора в отношении вассальных земель империи Цин.

Объектом исследования является система управления вассальными землями в империи Цин, во главе которой стоял богдохан-император, управлявший делами с помощью Военного Совета (Цзюньцзичу) и Лифаньюань. Основной акцент сделан на становлении и функционировании института наместников в Монголии и Тибете веке с учетом роли маньчжурского императорского двора и центральных государственных учреждений в системе управления вассальными землями империи Цин.

Хронологические рамки исследования условно ограничены XVIII веком, в рамках которого в общих чертах можно проследить возникновение, и функционирование института наместников в разных частях Монголии и Тибете, которое затем в XIX в. получило свое юридическое оформление в цинском законодательстве.

В настоящем исследовании не предполагалось рассматривать в сколь-нибудь полном объеме функционирование института наместников на всех приграничных территориях во весь период правления династии Цин, так как это проблема требует самостоятельного научного исследования. Сложность разработки проблемы института цинских наместников на приграничных территориях Китая усугубляется прежде всего тем, что данная тема затрагивает многие исторические аспекты в плоскости пограничных вопросов между Россией и Китаем, Китаем и Индией, а с изменением современной геополитической ситуации в Азии, и с другими странами Центральной Азии.

Запрос на полный текст диссертации присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветерин ария
География
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки

Пишите нам
X