Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ

Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Минтус Оксана Михайловна.
Эволюция философских взглядов Н.И. Бухарина

Нижневартовский государственный педагогический институт
Кафедра философии

Диссертация
на соискание ученой степени кандидат философских наук

Специальность 09.00.03 – «история философии»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Любутин К. Н.

Нижневартовск
2002

Содержание диссертации
Эволюция философских взглядов Н.И. Бухарина

Введение

Глава 1. Философское содержание «теории исторического материализма» Н.И. Бухарина
1.1. Н.И. Бухарин и А.А. Богданов: два взгляда на философию марксизма
1.2. От философии к теоретической социологии

Глава 2. Теоретическая реконструкция Н.И. Бухариным философии Карла Маркса
2.1. Анализ проблемы субъекта и объекта как центральной проблемы философии Карла Маркса
2.2. Гносеологические проблемы в «философских арабесках» Н.И. Бухарина
2.3. Философские проблемы развития науки, искусства, духовной культуры в целом

Заключение
Библиография
Литература

Введение

Актуальность исследования. Свидетельством возросшего интереса к истории отечественной философии является возвращение в сферу философского исследования традиционных русских философов и введение в научный оборот идей, наработанных философами-марксистами, которые были забыты или несправедливо отвергнуты. С этой точки зрения представляется актуальной проработка некоторых философских мыслей Н.И.Бухарина, который, по нашему мнению, был не только крупным деятелем партии, но и серьезным мыслителем. Без учета его работ невозможно дать объективной оценки становления и развития философии марксизма в 20–30-е годы ХХ века.

Диапазон теоретических интересов Н.И.Бухарина был весьма широк. В их круг входили вопросы экономики, философии, проблемы революционного движения, культуры, литературы и организации науки.

Предметом настоящего исследования явились труды Н.И.Бухарина, посвященные вопросам марксистской философии.

Актуальность темы диссертации обусловлена, во-первых, необходимостью более глубокого и беспристрастного анализа теоретического наследия Н.И.Бухарина, поскольку значительная часть существующей литературы о нем не свободна от конъюнктурных веяний.

Во-вторых, деятельность Н.И.Бухарина настолько тесно связана с философской мыслью СССР 20–30-х годов, что обращение к его трудам помогает глубже понять проблемы стоявшие перед советской философией и суть дискуссий, развернувшихся по ним.

В-третьих, новое прочтение наследия Н.И.Бухарина дает нам возможность извлечь уроки из опыта предшествующих поколений и помогает понять философию марксизма.

Хронологические рамки исследования охватывают 20–30-е годы ХХ века – сложное и противоречивое время в истории нашей страны. В этот период были заложены основы политики Коммунистической партии, новой Советской власти, связанные не только с политическими и экономическими преобразованиями, но и с развитием философских концепций, которые охватывали такие сферы, как формирование мировоззрения, культуру, нравственность будущего общества, образование и воспитание.

Степень разработанности проблемы. В советской историографии образ Н.И.Бухарина, оценка его теоретических трудов и политической деятельности менялась в зависимости от исторической обстановки. Первые оценки творчества Н.И.Бухарина дал В.И.Ленин, затем критикой и анализом его работ занимались Бернштейн Э., Вандервильд Э., Верещагин И., Герценштейн М., Гильфердинг Р., Гоникман С., Зиновьев Г., Каутский К., Крицман Л., Лебедев М., Марецкий Д., Ольминский М., Осинский Н., Попов Н., Преображенский Е., Сарабьянов В., Троцкий Л., Ульянова - Елизарова А., Устрялов Н., Фрадкин Б., Чаянов А., Чернов В. До 1929 года философ оценивается как «выдающийся теоретик коммунизма».

С апреля 1929 года, когда Н.И.Бухарин был обвинен в предательстве, вклад мыслителя в философию либо игнорировался либо оценивался негативно.

В этот период Бухарину свои работы посвятили Баевский Д., Богданов А. А., Богданов Б. В., Борилин Б., Васильев С. Ф., Диянский В. Ф., Ищенко Т., Кон В., Кривцов С., Ксенофонтов Ф. А., Леман Н., Мещеряков Н., Николаевский Б. И., Ольминский М., Пауканис Е., Покровский С., Разумовский И., Сидоров М. И., Сталин И. В., Сорин В. Г., Титова Л. Г., Черняк И. М., Щеглов А.

Отправным для современных исследований стал 1988 год, когда имя Н.И.Бухарина было реабилитировано и возвращено в отечественную философию. Среди исследователей этого периода необходимо отметить таких как Абрамов М. А., Авторханов А., Алексеева Г. Д., Алыбаев Н. Б., Амлинский В., Антипов Г. А., Батракова Е. А., Биггарт Д., Бордюгов Г. А., Борзунов В. Ф., Бурлацкий Ф., Бутенко А. П., Валентинов А. В., Васецкий Н. А. (работа о роли Бухарина в борьбе с троцкизмом), Васильев Л., Ватлин А. Ю., Водолазов Г., Волобуев О., Воскресенский Л., Георгиев Ю. В., Гловели Г. Д., Гончарук Л. А., Горбачев М. С., Горев Б. И., Горелов И. Е., Грецкий М. Н., Гришин С. Л., Гущин А. В., Данилов В. П. (анализ теории общественно-экономических формаций в трудах Бухарина), Данилова Л. В., Дейч Г. М., Делокаров К. Х. (вопросы философии в творчестве Бухарина), Демин В. П., Емельянов Б. В., Емельянов Ю. В., Кадыков М. В., Калинченко С. Б., Карр Э., Келле В. Ж., Клопов Э. В., Клямкин И., Кобзева А. Ю., Ковалев А., Коваленко А., Козлов В. Н. (рассмотрение представлений Бухарина о социализме), Колесникова М. И., Космач Г. А., Космач Е. Н., Красильников С. А., Кудряшова Е. В., Кун М., Лайне С. В., Ларина А. М., Лацис О. Р., Леонов С., Лиходеев Л. (проблемы политической экономии капитализма в трудах Бухарина), Ли Чуаньмунь, Лысенко В. Н., Любутин К. Н., Медведев Р. А., Мемелова В., Метельман И. Д., Морозов Л. Ф. (развитие Бухариным ленинского кооперативного плана), Мошкин С. В., Мухамеджанов М. М., Мысливченко Г. А., Наумов В. П., Осадчая А. И. (анализ социологических взглядов Бухарина), Пархоменко Е. А., Поташев А. Ф., Потеряйко Я. И., Рой О. М., Рубин Ю. Б., Самарская Е. А., Саранчин Ю. К., Семенов И. Д., Скоробогатский В. В., Трукан Г. А., Усоский В. Н., Фельштинский Ю. Г., Феофанов Ю., Фирсов Ф. И., Хижняк В., Черняк А., Чехорнадский Ю., Цакунов С. В. (исследование эволюции экономических взглядов Бухарина), Ципко А., Цымбал С. М., Шевченко, В. Н., Шкаренков Л. К., Шмелев Г. Н., Штурман Д. М., Шухов Н. С., Ярошевский М. Г, Ярцева О. Ю.

Теоретическая и практическая деятельность Н.И.Бухарина стала широко известной на Западе еще в 20-е годы. Его «Теория исторического материализма» и ряд других работ были переведены на основные европейские языки и сразу же вызвали дискуссионные отклики. Свои отклики дали такие крупные теоретики второго и третьего Интернационала, как К.Каутский, Э.Вандервельде, Д.Лукач, А.Грамши. Затем наступил период – трагический для Бухарина, – когда его имя в течение трех десятков лет было окружено молчанием. Возрождение интереса к Бухарину на Западе началось на рубеже 50–60-х годов. В Берлине вышла книга П.Книрша о его экономических взглядах, а в Нью–Йорке – работа А.Эрлиха о дискуссиях по проблемам индустриализации в 20-е годы в СССР. В 60–70-е годы в западных странах стали переводиться, издаваться и переиздаваться экономические, политические и философские труды Бухарина.

Начали выходить серьезные исследования о его жизни и деятельности – А.Г.Леви (Вена, 1969), С.Коэна (Нью-Йорк, 1973), К.Коутса (Ноттингем, 1978), о его философских и социальных взглядах - С.Негта (Франкфурт, 1969), У.Штера (Дюссельдорф, 1973), К.Сальмона (Париж, 1980), М.Хейнса (Лондон, 1985), К.Тарбака (Лондон, 1989). В июне 1980 года Институт им. Грамши провел в Риме международную конференцию на тему «Бухарин в истории Советского Союза и международного коммунистического движения» с участием таких крупных советологов, как С.Коэн, М.Левин, А.Ноуз, В.Страда, Р.Таккер (ее материалы опубликованы в Риме в 1982 году под заглавием «Бухарин между революциями и реформами»).

В 1988 году аналогичная конференция прошла в Дюссельдорфе. И, естественно, о Н.И.Бухарине много говорится в выходящих на Западе исследованиях по истории СССР, по истории советской философии, в работах о И.В.Сталине, Л.Д.Троцком и других мыслителях начала ХХ века.

Актуальность темы и недостаточная степень ее разработанности определили выбор темы исследования.

Цель исследования – анализ эволюции философских воззрений Н.И.Бухарина от версии близкой к версии А.А.Богданова к адекватному воссозданию позиции Маркса в связи с публикацией «Рукописи 1844 года» и «Немецкой идеологии».

Исходя из цели исследования были поставлены следующие конкретные задачи:
- провести сравнительный анализ философских воззрений А.А.Богданова и Н.И.Бухарина как автора «Теории исторического материализма»;
- выявить позицию Н.И.Бухарина по поводу соотношения философии и теоретической социологии Маркса;
- раскрыть специфику бухаринской реконструкции философских идей Маркса;
- рассмотреть особенности философского анализа Н.И. Бухариным развития науки, искусства, духовной культуры в целом.

Методологическая основа исследования. В работе использовался диалектико-материалистический метод в современном состоянии в единстве гносеологического и социокультурного подходов.

Практическая значимость исследования. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы при составлении лекционного курса и спецкурсов по истории философской мысли России, проблемам социальной философии и политологии, при чтении лекций по истории марксистской и социологической мысли, в практике проведения семинарских занятий, лекторской и научно-исследовательской работе.

Апробация диссертации. Результаты данного исследования отражены в 5 опубликованных работах общим объемом 1,1 печатного листа.

Глава 1. Философское содержание «теории исторического материализма» Н.И. Бухарина

1.1. Н.И.Бухарин и А.А.Богданов: два взгляда на философию марксизма

Николая Ивановича Бухарина как автора трудов в области исторического материализма отличает великолепное знание и творческое освоение классического марксистского наследия, знакомство с мировой социологической и философской литературой, исключительная широта эрудиции и проникновение в самое существо анализируемой философской концепции, знание исторического материала, а также блестящий дар полемиста, умело отстаивающего марксистские принципы в борьбе с критиками и оппонентами.

Интерпретация Н.И.Бухариным и А.А.Богдановым философского наследия Маркса не адекватна. Н.И.Бухарин был близок к ленинской версии философии марксизма (В.И.Ленин постигал философию Маркса сквозь призму «Анти-Дюринга» и «Людвига Фейербаха»). Тогда как А.А.Богданов, не зная «Рукописей 1844 г.» и «Немецкой идеологии», из «Тезисов о Фейербахе» и ряда экономических произведений Маркса извлек содержание, которое позволило ему понять философию Маркса как философию практики.

В классической физике XVIII – XIX веков наблюдаемые явления позволяли получить информацию о поведении объектов независимо от взаимодействия их со средствами наблюдения (измерительными приборами). В квантовой физике конца XIX – начала XX веков наблюдаемые явления информируют также и об условиях эксперимента, от которых нельзя уже отвлечься, то есть квантовые явления характеризуют не свойства объекта самого по себе, а всю экспериментальную ситуацию в целом. Образно говоря, с точки зрения квантовой физики экспериментирующий физик оказался не просто зрителем, но и актером в драме познания. Отсюда и возникают вопросы о физической реальности, которые и решались тем или иным образом отечественными философами. Таким образом, отношение субъекта и объекта познания приобретает такое качество, которое классической науке было чуждо.

Вслед за Махом Богданов по-своему понял изменение гносеологической ситуации в связи с революцией в физике. Богданов предпринял весьма не удачную попытку синтезировать философию Маркса и эмпириокритицизм. В итоге появился эмпириомонизм как развитие марксовой философии, связанное с пересмотром ряда ее моментов. В своей работе Богданов отмечает тот факт, что Маркс открыл значение практики как основы познания. «Богданов справедливо полагает, что исходное начало философии Маркса – практика, материальная, целенаправленная деятельность субъекта по отношению к объекту. Ни в объективном, ни в субъективном смысле мир не дан человеку вне деятельности, сам раскол мира на «я» и «среду» – порождение трудового опыта». По мнению Богданова, все понятия (сила, причина и т.д.), характеризующие взаимодействие естественных процессов, взяты из человеческого опыта. Эти понятия, характеризующие наше волевое напряжение в труде и встречаемое сопротивление вещей, мы и «подставляем», трактуя взаимодействие вещей.

Богданов полагал, что картина мира и положения человека в мире определяется практическим отношением человека к этому миру, т.е. способом производства. Существующее разделение труда и частнособственнические отношения порождают фетишистское, символическое восприятие мира, ибо человек попал в зависимость от созданных им сил и вещей. Будущие коллективистские социалистические отношения позволят создать адекватную картину взаимоотношения субъекта и объекта, подлинно монистический взгляд на действительность. Нынешние формы сознания, включая философию, частичные в своей сущности, уступят место науке. Ибо опыт монистичен.

Эмпириомонизм – переходная форма от философии к науке, к тектологии.

Такова гносеологическая позиция Богданова.

«Философия живого опыта», работа, завершающая «предтектологический» период эволюции взглядов Богданова, содержит такие выводы: «Философия доживает последние дни. Эмпириомонизм – уже не вполне философия, а переходная форма». Философия оказалась неспособной объединить раздробленный социальный опыт, человеческую практику.

Поэтому она должна уступить место тектологии, универсальной науке об организации. Тектология окончательно сформируется тогда, когда общечеловеческий опыт станет единым, универсальным, когда отношения людей станут коллективистическими, а производительные силы – автоматически-регулирующимися механизмами.

Итак, то, что было рационального в философии вообще, должно войти в тектологию. Философии Маркса здесь отводится особая роль. Обогащенная последующими идеями, в особенностями идеями Маха, концепция Маркса в эмпириомонистическом варианте оказалась, по Богданову, философской основой тектологии. Принятие за отправной пункт опыта, человеческой практики позволило понять Вселенную как бесконечный поток организующих активностей. Хаотическая масса в неорганической материи содержит организацию элементов в примитивных формах; разрушаемая внешними силами, она не восстанавливается собственной активностью. Иное дело жизнь - ступени организации от простейшей клетки до человеческого организма.

«Внешним пределом лестницы является для нас человеческий коллектив, в наше время уже многомиллионная система, составленная из индивидуумов. В труде и познании вырабатывает человечество свою «деятельность», свой объективный опыт с его строгой закономерностью, с его строгой организацией.

Практика великого социального организма есть не что иное, как миростроительство… Этот построенный и дальше развивающийся мир, область побежденных работой и мыслью стихий, царство социально-организованных элементов Вселенной, есть наиболее грандиозное и совершенное, какое мы знаем воплощение жизни в природе… Такова наша картина мира: непрерывный ряд форм организации элементов, форм, развивающихся в борьбе и взаимодействии, без начала в прошлом, без конца в будущем».

В «Эмпириомонизме» Богданов высказывал неудовлетворенность диалектикой, которая якобы не отвечала уровню нового системно-структурного подхода. Сложным было решение Богдановым вопроса о соотношении философии и тектологии. Богданов размышлял следующим образом.

Эмпириомонизм не является в полном смысле философией, поскольку исследует организованный опыт. Философия в конечном итоге должна быть заменена наукой об организации элементов. «Бухарин, прочитав «Тектологию», обменялся с В.И.Лениным записками. Дело, в том, что Ленин не мел возможности ознакомиться с последними работами Богданова, и поэтому во втором издании «Материализма и эмпириокритицизма» (1920) анализ этих работ был произведен В.И.Невским во вводной статье «Диалектический материализм и философия мертвой реакции». Бухарин, прочитав эту статью, прислал Ленину записку, в которой говорилось, что Невский не понял «Тектологии» Богданова: «Раньше Богданов стоял на точке зрения признания философии. Теперь он философию уничтожает … «Тектология» есть, по Богданову, замена философии. Она исключает «гно(у!)сеолгию».

Ход рассуждения таков:
1. Все можно рассмотреть как системы, то есть элементы в определенном типе связи.
2. Если это так, то можно вывести некоторые общие законы.
3. Тогда философия становится излишней и заменяется всеобщей организационной наукой.

Эта постановка вопроса лежит в иной плоскости, чем эмпириомонистическая. С ней можно спорить, но ее нужно хотя бы понять. А этого минимума у Невского нет. Ответ Ленина на эту записку был таков: «Богданов Вас обманул, переменив и постаравшись передвинуть старый спор. А Вы поддаетесь!».

Многие годы над тектологией и ее отношением к философии тяготело это замечание Ленина, напрямую связывающее тектологию с эмпириомонизмом.

Богданов же считал философию умозрительной наукой, так как ее положения и выводы нельзя проверить точными методами, и утверждал, что в тектологии этих недостатков нет: это точная, практически ориентированная наука, использующая эксперимент. Философия и диалектика исчерпали свое методологическое значение, настала очередь организационной науки, которая опираясь на философию и диалектику, оперирует другими понятиями. Ее важнейшими принципами являются: принцип обратной связи между системой и средой (биорегулятор – двойная взаимная регулирующая связь), принцип эмерджентности, то есть нередуцируемости качеств системы к сумме свойств, составляющих эти системы элементов, принцип саморазвития систем или гомеостаза и другие. Итак, тектология у Богданова – это всеобъемлющая систематическая наука о законах структурной организации и дезорганизации любых систем, охватывающих все области человеческого знания. Она представляет мир как организационное целое во всем его объеме – от явлений микромира до идеологии.

Описание будущего общества, как его дает Бухарин в «Программе Коммунистов (большевиков)», особенно организации коммунистического производства, во многом совпадает с описанием социализма в богдановском философском учении – эмпириомонизме. Бухарин сам признавался, в автобиографии, что имел в дореволюционное время «известную еретическую склонность к эмпириокритикам, причем прочитал все, вышедшее на русском языке по этому предмету». Ленин неоднократно указывал на некритический характер заимствований Бухариным ряда богдановских идей.

Однако вряд ли можно говорить лишь о негативном влиянии этих идей на взгляды Бухарина, не раскрывая существа ряда тех действительно важных проблем, которые пытался решить Бухарин с помощью теории равновесия.

Модели механического (особенно динамического) равновесия распространились из области физики и биологии в общественные науки, где были широко приняты и использованы. Казалось, что это последнее слово в науке; в то время, как и сегодня, теория равновесия составляла важную часть западной социологической и экономической мысли. И Н.И.Бухарин и А.А.Богданов представляли марксизм как открытую систему взглядов, податливую и восприимчивую к новым течениям мысли, однако в «Теории исторического материализма» Бухарина содержится обширная аргументация против «психологизированного марксизма» Богданова как явного отклонения от подчеркиваемого Марксом материализма в социологии. В связи с этим стоит обратиться к «Теории исторического материализма» Бухарина и «Тектологии. Всеобщей организационной науке» Богданова.

Во второй половине XIX – начале XX веков в естествознании наблюдается мощная специализация на уровне макромира и нарастающая интеграция в связи с открытием микроскопических систем. В науках от физики до психологии нарастает кризис, ломка старых понятий. Диалектическая «обработка» истории человеческой мысли стала первостепенной задачей.

Богданов под влиянием теории Чарльза Дарвина стал рассматривать познание природы и практическое ее освоение как «подбор» («отбор») элементов материи, полезных в каком-то отношении, уничтожение вредных. В связи с этим Богданов вводит и разрабатывает содержание понятия «подвижное равновесие», единство «изменения» и «сохранения» противоположных тенденций.

Богданов смотрит на мир сквозь призму практики, организации человеческой деятельности. Сочетания элементов практики сводятся к трем: комплексно-организованным, дезорганизованным и нейтральным.

Тектологический метод, по Богданову, дает единый подход к природе, обществу и мышлению. Он придавал универсальное значение закону Ле-Шателье: если система подвергается воздействию извне, изменяющему ее равновесие, то в ней возникают процессы, противодействующие этому изменению.

Бухарин же в «Теории исторического материализма» кладет в основу своей теории равновесия противоречие между «средой» и «системой»; он различает устойчивое равновесие, когда противоречие между средой и системой «постепенно воспроизводиться в тех же количественных соотношениях»; подвижное равновесие с положительным знаком, когда равновесие устанавливается на новой, высшей основе, и подвижное равновесие с отрицательным знаком, когда система разрушается и равновесие устанавливается на пониженной основе. Если бы все части системы, а также система и среда были идеально приспособлены друг к другу, то в таком гармоническом состоянии не было бы изменения, развития. «Но в действительности «все движется, все течет»… это равновесие не абсолютное, не неподвижное, а равновесие подвижное. Оно устанавливается и тотчас нарушается, вновь устанавливается на новой основе и снова нарушается», ибо если нет «необходимого соответствия» (или «равновесия»), то не может быть и противоречия между этими сферами: они будут безразличны друг другу, а общество утратит характер целостности.

Богданов видит заслугу эмпириокритиков в выделении элементов опыта и в вычленении различных физических и психических явлений по характеру связи. Но они не дали удовлетворительного описания связи. Речь идет об организации социального опыта, о выявлении содержания понятий «организационный процесс» и «диалектический процесс». Богданов усматривает в объективной диалектике организационный процесс, идущий путем борьбы противоположных тенденций. Такое понимание диалектики не совсем совпадает с пониманием диалектики Бухариным: у Бухарина речь идет о развитии, у Богданова же об организационном процессе. Одно из различий этих процессов, по Богданову, таково: организационный процесс начинается с состояния равновесия, далее в нем возникают противоположные тенденции, затем наступает новое равновесие. Как замечает Богданов, основоположники диалектического материализма не достигли организационного понимания диалектики. Диалектика должна быть понята как частный случай организационных процессов.

В более широком плане, то, что Богданов именует организационной наукой, включает в себя учение об изменчивости (исторический процесс) и устойчивости (равновесие). Тогда как диалектика Гегеля и Маркса есть теория развития. В целом же Богданов оценивал Гегеля высоко: «В большей мере прообразом, чем зародышем новой науки, является старая философия… Одно из философских построений стоит особенно близко к новой точке зрения. Это – диалектика Гегеля. Гегель хотел установить универсальный метод «развития» для вселенной в ее целом и в ее частях. Под «развитием» он, в сущности, понимал метод или путь организации всевозможных систем»9. Наука есть коллективизм опыта. Надо обобщить и обобществить организационный опыт человечества, это сделает растущий великий коллектив человечества. Когда ставится вопрос о человеческой практике в целом, постижении законов, которые охватили бы все области опыта, тогда и возникает необходимость во всеобщей организационной науке, теории организации людей, вещей и идей.

Запрос на полный текст диссертации присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
География
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки

Пишите нам
X