Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки Перевод текста

Введите слово для поиска

Метелев Сергей Ефимович. Криминальная миграция: характеристика и предупреждение

Диссертация
на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Содержание диссертации
Криминальная миграция: характеристика и предупреждение

Введение

Глава 1. Криминальная миграция как социальное явление
1.1. Понятие криминальной миграции
1.2. Типы и виды криминальной миграции
1.3. Показа тели криминальной миграции

Глава 2. Состояние и развитие криминальной миграции
2.1. Взаимосвязь криминальной миграции и преступности
2.2. Транснациональный аспект криминальной миграции
2.3. Национально-этнические аспекты криминальной миграции
2.4. Детерминация криминальной миграции

Глава 3. Предупреждение криминальной миграции
3.1. Идеология и стра тегия предупреждения криминальной миграции
3.2. Правовые меры предупреждения криминальной миграции

Заключение
Список литературы


Приложение № 1.
Приложение № 2.
Приложение № 3.

Взаимосвязь криминальной миграции и преступности

Характеризуя взаимосвязь криминальной миграции и преступности, следует сразу оговориться, что она, в принципе, прямая и непосредственная. Действительно, если лицо мигрирует в целях преступной деятельности, то естественным итогом его территориальных перемещений будет совершение преступлений. Поэтому сначала рассмотрим вопрос о том, какие пресгупления совершают преступники-мигранты.

По данным статистики, из числа лиц, поставленных на учет в бывшем МВД СССР как совершивших тяжкие преступления, 31,4 процента проживали в одной союзной республике, а совершили их на территории других республик (государств). Таким образом, рассматриваемая проблема не нова, и это дает основание для утверждений о том, что еще в рамках СССР сложилось единое преступное пространство (Савченко С.М., 1993). Это пространство продолжает существовать и, судя по определенным данным, даже расширилось.

В подтверждение сказанного обратимся к материалам исследования ВНИИ МВД России, осуществленного в 1993 году. В рамках исследования изучалась информация о состоянии преступности в г. Москве, Московской, Воронежской, Свердловской, Кемеровской областях и Приморском крае. Среди приезжих из бывших республик СССР, привлеченных к уголовной ответственности, доля данного контингента составила: в Москве - 20,6 процента, в Московской области - 5,6 процента, в Воронежской области - 18,6 процента, в Свердловской области и Приморском крае - около 35 процентов, в Кемеровской области - 4,1 процента. В исследовании отмечена наибольшая криминальная активность лиц из Кавказского региона, однако за Уралом значительную долю составляли граждане из Казахстана, а на юго-западе - граждане из Молдовы и Украины.

По материалам исследования М.С. Гуцериева, криминальная ситуация в Москве и Санкт-Петербурге весьма тяжела за счет высокой преступной активности нелегальных и вынужденных мигрантов из других регионов России, стран ближнего и дальнего зарубежья. Особую криминальную активность проявляют граждане Грузии, Азербайджана, жители Дагестана и Чечни. Криминогенный характер приобрела нелегальная миграция иностранцев из дальнего зарубежья. С начала 1990-х годов число преступлений, связанных с иностранными гражданами, увеличилось в Москве и Санкт-Петербурге более, чем в 8 раз. Проблемой всех крупных городов стала преступность гастролеров-одиночек и лиц, объединенных в земляческие организованные преступные группы. Их криминальная специализация - рекет, разбои, грабежи, квартирные кражи - до 45 процентов в их общей массе (44, 15-16).

Б.А. Абдрахманов относит к преступникам-гастролерам лиц, систематически совершающих умышленные преступления вне района своего постоянного (временного) проживания (места работы) и заведомо использующих территориальное перемещение в качестве необходимого элемента способа совершения преступления и средства уклонения от уголовной ответственности за содеянное (Абдрахманов Б.А., 1981). С.С. Овчинский и А.М. Понятое справедливо обращают внимание на то, что в данном определении не учтено важное обстоятельство: преступники-гастролеры, в отличие от других преступников, совершают преступления при выездах в другую местность не случайно, ситуативно, а преднамеренно избирают для преступной деятельности те районы страны (республики, области, края), где в данный момент складываются для этого благоприятные условия: сравнительно легко найти пристанище для нелегального проживания; можно слиться с потоком граждан в общественных местах; имеются надежные люди, которые укроют или станут сообщниками противоправных деяний; разведаны пло хо охраняемые объекты с материальными ценностями и т.д. (Овчинский С.С., Понятое А.М., 1985). Как видим, приведенное существенное замечание полностью укладывается в представление о преступнике-гастролере как криминальном мигранте.

В конце 70-х - начале 80-х годов, когда преступники-гастролеры привлекли к себе внимание исследователей, фиксировалось совершение ими, преимущественно, мошеннических посягательств, краж в поездах, квартирных и карманных краж. Так, по данным А.И. Гурова, 64,2 процента карманных воров постоянно гастролировали с целью совершения преступлений (Гуров А.И., 1985). Несколько позднее стала обнаруживать себя тенденция расширения данной категории лиц своей преступной специализации: распространились случаи похищения антиквариата, сбыта наркотических веществ (Овчинский С.С., Понятов А.М., 1985). В конце 80-х годов широко распространился "наперсточный" бизнес, "кидание" на машинах. В настоящее время нередки случаи выезда преступников-гастролеров для совершения наемных убийств, иных тяжких преступлений.

Преступники-гастролеры с полным основанием могут быть отнесены к категории профессиональных криминальных мигрантов. Формируя, как правило, преступные группы по месту постоянного проживания, они затем выезжают в другие регионы, где совершают различные преступления. Нередко при этом они маскируются под военнослужащих, работников милиции. Их преступную деятельность характеризуют дерзость и тщательная продуманность.

В связи со сказанным вряд ли можно согласиться с высказанной в литературе точкой зрения о том, что преступники-гастролеры могут скрываться среди бродяжничеству-ющих элементов (А.М.Понятов). Лица без определенного места жительства (бродяги) - это совсем другая социальная группа, для которой присущи совершенно иные правонарушения и другая криминальная мотивация, чем для преступников-гастролеров. В материалах, характеризующих противоправные действия преступников-гастролеров, обращается внимание на определенную криминальную направленность лиц, выезжающих на "гастроли" из различных мест проживания. Так, по данным Ю.Д. Семенова, гастролеры из Екатеринбурга и Вятки совершают в Москве, в большинстве случаев, имущественные и корыстно-насильственные посягательства (квартирные кражи, грабежи, разбои, вымогательства). Лица указанной категории чаще всего бывшие спортсмены, ранее не судимые, дерзкие по характеру, не имеющие достаточного преступного опыта.

Преступники-гастролеры, приезжающие в Москву с целью совершения преступлений из различных регионов Украины и Краснодара, чаще всего совершают мошеннические посягательства (Семенов Ю.Д., 1991). Всем известны крупномасштабные мошеннические операции гастролеров из Чечни с фальшивыми авизо. Можно также упомянуть повышенную общественную опасность и высокую организованность преступлений, совершаемых гастролерами из Грузии и Дагестана.

Весьма специфично, что наряду с традиционными преступлениями, криминальные мигранты переключились на совершение посягательств, которые ранее не были для них характерны. К их числу относятся, в частности, убийства по найму. Как свидетельствуют результаты специального исследования, такие преступления, как минимум, в 20 процентах случаев совершаются мигрантами (Бородулин А.И., 1996).

Сравнительно недавно в структуре преступности появились похищения людей с целью вымогательства. По данным исследования ВНИИ МВД России, большей частью такого рода преступления совершаются организованными преступными группами, состоящими из лиц, прибывших на место преступления из других областей и республик России и СНГ. Почти каждая третья группа формировалась из лиц, являющихся жителями Кавказа, а каждая пятая была смешанной - в них действовали представители народов Кавказа и русскоязычного населения. В смешанных группах русскоязычные правонарушители, как правило, выступали в роли наводчиков, водителей автомашин, съемщиков квартир, т.е. выполняли лишь вспомогательные функции (14,57).

Среди организованных преступных групп, совершающих захват заложников, в последние годы встречаются те, которые состоят из граждан дальнего зарубежья. Они совершают преступления, как правило, в отношении своих сограждан. Например, в Москве на квартиру гражданина КНР Ли Джина, в которой находились супруги Джоан Си и Хао Июз Хуа, было совершено нападение неизвестными лицами китайской национальности, которые, угрожая пистолетом и ножами, завладели 200 долларами США, после чего под угрозой физической расправы увезли на машине Хао Июз Хуа. За освобождение заложницы преступники потребовали 30 тысяч долларов США, угрожая убийством в случае отказа выполнить их требование. Принятыми мерами розыска спустя сутки потерпевшая была освобождена, а удержавшие ее лица, оказавшие активное сопротивление, задержаны. При обыске у них были изъяты электрошоковая дубинка, два газовых пистолета, наручники, а также значительные суммы денег в рублях и валюте (14, 58).

Согласно статистике МВД России, в последние годы в стране в целом резко увеличилось число преступлений, совершаемых иностранными гражданами, - более чем в 30 раз (Хромов И.Л., 1994). В немалой степени это обусловлено криминальной миграцией иностранцев на территорию России. Они проникают в Россию как легально, так и нелегально, но, как правило, проживают здесь незаконно. При этом характерно совершение ими преступлений в отношении своих соотечественников.

В данной связи требует констатации факт, который можно обозначить как взаимосвязь криминальной миграции и миграции. В криминологическом смысле это означает вик-тимологический аспект криминальной миграции. Иностранные граждане - лишь одно из направлений данного аспекта. Попадая в совершенно иные (даже сравнительно с "отечественными" мигрантами) условия, они по понятным причинам нередко становятся жертвами преступлений, причем не редко - со стороны своих сограждан, которые специально выезжают за рубеж с целью совершения преступлений (криминальных мигрантов). По свидетельству И.И. Вайнагия, специально исследовавшего проблему преступлений, совершаемых в отношении иностранных граждан, чаще всего они становятся жертвами краж, грабежей, разбойных нападений, вымогательства (Вайнагия И.И., 1992).

Криминальная миграция среди иностранцев как социальное явление - примета распада Союза ССР, реформирования Российского государства. Ранее эта проблема существовала только в плане отклоняющегося поведения иностранных граждан, прибывших в Россию в связи с туризмом, учебой и т.д. Так, опубликовавший одним из первых результаты исследования преступности иностранцев М.Н. Воробьев выделил такие группы (категории) иностранцев: а) иностранные туристы; б) учащиеся (иностранцы, прибывшие в страну на учебу, производственную практику, для повышения квалификации); в) рабочие и специалисты, прибывшие на работу по договорам (иностранцы, работающие на строительстве объектов народного хозяйства или на лесозаготовительных работах по межправительственным соглашениям); г) постоянно проживающие в стране (имеющие постоянную прописку). Как видим, среди указанных категорий лиц, прибывших в Россию специально в целях осуществления преступной деятельности, не указано (Воробьев М.Н., 1981).

Изменение социальных условий (политических, экономических, социально-психологических и т.п.) закономерно привело к тому, что в Россию хлынул поток криминальных мигрантов из дальнего зарубежья. Это существенно осложнило криминологическую обстановку во многих местах, в особенности в городах-гигантах и приграничных областях. Так, в Амурской области резко повысилась преступная активность граждан китайской национальности (116, 23-24), в Читинской области - монголов и т.д.

В Омской, Новосибирской, Курганской областях, по материалам проведенного нами анализа статистических материалов, доля преступлений, совершаемых гражданами других государств, в настоящее время сравнительно невелика и составляет около 1 процента (в 1993 г. - 0,65%; в 1994 г. -1,21%; в 1995 г. -0,87%). Если ранжировать граждан различных государств по частоте криминальных проявлений (по шкале от большей к меньшей), то первое место приходится на лиц, имеющих гражданство Казахстана, второе - гражданство Азербайджана, третье - Узбекистана, четвертое - Украины, пятое - Грузии, шестое - Армении, седьмое - Кыргызстана, восьмое - Таджикистана, девятое - стран Балтии, десятое - Китая и Вьетнама.

Граждане других государств совершают в Западной Сибири чаще всего такие преступления, как перевозка или сбыт наркотических веществ (28,5%), кражи чужого имущества (33,4%), грабежи (12,4%), контрабанда (7,2%), посягательства на личность и хулиганство (9,2%), иные (15,6%) деяния. Среди "иных" большую часть составляют подделка документов и их использование, что свидетельствует о том, что сотрудникам правоохранительных органов зачастую не удается достаточно полно выявить и доказать эпизоды преступной деятельности криминальных мигрантов.

Конечно, в данном случае мы говорим о статистических, а не о реальных фактах - в том смысле, что в действительности и круг преступлений, совершаемых криминальными мигрантами, существенно шире, и число таких посягательств гораздо более велико.

По данным опроса работников оперативно-поисковых подразделений органов внутренних дел, последние три года характеризуются "вспышкой" преступной активности воров-карманников, которые перемещаются из города в город (обычно в Западно-Сибирском регионе), обмениваясь "бригадами". Сотрудники службы криминальной милиции территориальных органов отмечают чаще всего в связи с рассматриваемой темой проблему похищения транспортных средств, мошенничества. Все эти преступления относятся к категории труднораскрываемых как в силу высокой профессиональности преступников, так и по причине недостаточной ресурсной и организационной обеспеченности правоохранительных органов; поэтому они сравнительно редко фиксируются в статистической отчетности.

Взаимосвязь криминальной миграции и преступности проявляется не только в том, что мигранты, прибывшие в ту или иную местность с целью совершения преступления (преступлений) реализуют свое преступное намерение. Дело в том, что при этом они попадают в уже существующее преступное пространство и их криминальные интересы соприкасаются с интересами криминалитета, овладевшего определенными зонами влияния. Конечно, как отмечалось выше, те же преступники-гастролеры стараются предварительно установить "деловые" контакты с местными правонарушителями. Однако так бывает далеко не всегда. Некоторые преступные группировки, рассчитывая на собственный авторитет и силу, вторгаются в криминальное пространство, претендуя на передел сфер влияния. В этом случае неизбежными становятся конфликты между преступными формированиями, которые нередко не ограничиваются мирными "разборками", "стрелками", а приобретают вооруженный характер.

Число жертв подобной перманентной войны между преступными кланами точно неизвестно. Отголоски ее выплескиваются на страницы прессы, сообщающей о пышных похоронах какого-либо убитого лидера преступного формирования или об очередной уличной перестрелке. Однако не вызывает сомнения, что их количество достаточно велико. По данным МВД России, в 1992 году в вооруженных конфликтах было замешано семь с половиной тысяч бандитов; 123 человека погибли и 283 ранены (49, 125).

Взаимосвязь криминальной миграции и преступности, конечно, не имеет односторонней направленности - в смысле совершения преступлений мигрантами. Существует и обратная взаимосвязь - воздействие преступности на состояние криминальной миграции. Всем известны события, прокатившиеся по российским городам в 1991-1992 годах под лозунгом "Долой инородцев!", когда организованные преступные формирования громили предприятия, принадлежавшие осетинам, армянам, грузинам, азербайджанцам, чеченцам. Тогда наблюдался отток криминальных мигрантов из России. Впоследствии ожесточенность ситуации спала, и в настоящее время в любом более или менее крупном городе России имеются группировки, состоящие их криминальных мигрантов, в том числе организованных по национально-земляческому признаку.

Криминальная миграция приобрела в период новой экономической политики качественно иной, устойчивый характер. Нелегальные структуры, состоящие их мигрантов не только смогли захватить в тех или иных регионах (включая Москву и Санкт-Петербург) определенные сферы деятельности, но и приняли участие в криминальном разделе России на "зоны влияния". В Краснодарском крае действуют кемеровская группировка (Новороссийск), омская (побережье), чеченская, абхазская (Краснодар). В Санкт-Петербурге город контролируют тамбовская, чеченская и казанская группировки. В Москве преобладают преступные группы этнического характера. Лидируют по численности азербайджанцы, на втором месте - чеченцы, на третьем - дагестанцы, на четвертом - армяне, на пятом - грузины, на шестом -ингуши, на седьмом - татары (86, 98). Наиболее заметные преступные группировки, как правило, имеют обширные межрегиональные и международные связи.

Как видим, характеристика взаимосвязи криминальной миграции и преступности позволяет выделить два наиболее существенных аспекта в их развитии: транснациональный и национально-этнический. Эти аспекты рассматриваемой взаимосвязи целесообразно проанализировать более подробно.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru
Докторская диссертация Метелева Сергея Ефимовича:
Международная трудовая миграция и развитие Российской экономики

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки

Пишите нам
X