Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки
СУПЕРОБУЧЕНИЕ
Комната отдыха

Введите слово для поиска

Мартишина Наталья Евгеньевна.
Проблема культурообразующей функции языка в русской общественной мысли конца XIX - начала XX вв.

Московский институт коммунального хозяйства и строительства

Специальность - 24.00.01 - теория и история культуры (культурология)

Диссертация
на соискание учёной степени кандидата культурологии

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН С.Н. Бледный

Москва- 2007

Содержание диссертации
Проблема культурообразующей функции языка в русской общественной мысли конца XIX - начала XX вв.

Введение

I глава. Языки вопросы культурной коммуникации
§ 1. Язык как дом бытия духа: теория мистического диалога в культурософии Павла Флоренского
§ 2. Речь как самовыражение и внутренняя коммуникация в произведениях Василия Розанова

II глава. Язык в пространстве культурной истории
§ 1. Язык и проблемы развития национальной культуры в трудах Николая Трубецкого
§ 2. Идеократическая функция языка в культурно-исторической психологии Владимира Бехтерева ивтектологии Александра Богданова

Заключение
Библиография

Глава I. Язык и вопросы культурной коммуникации

1919 году вышла знаменитая статья А.Ф. Лосева «Русская философия», в которой он систематизировал отличительные черты отечественной философской традиции:
1) русская философия избегает систематизированного и абстрактного мышления, пользуясь «символом и образом» вместо логических понятий и определений;
2) русская философия занимается действительной жизнью, а не отвлечёнными моделями, отчего стиль философствования сродни литературному, публицистическому, а отнюдь не научно-академическому;
3) в качестве своей составной части русская философия включает литературу, что обусловливает своеобразие подходов к рассматриваемым проблемам;
4) она противостоит картезианскому рационализму и позитивизму, отвергая рационалистическое умозрение как бездушное и механическое;
5) главное внимание русская философия уделяет вопросам духа, человеческой судьбы и отношению к Богу;
6) она основывается на Логосе, Слове в противоположность западному упованию на разум.

Данные особенности в полной мере проявились и в рассмотрении вопросов о взаимодействии языка и культуры, их соотношения и взаимозависимости. Они были присущи уже славянофилам, работы которых надолго опередили традицию понимания языка, характерную для русской общественно-политической мысли конца XIX - начала XX вв.

Нить, идущая от славянофилов - это обращённость русской мысли к духовным, культурным, социальным энергиям, проявляющимся в слове, речи, речевом мышлении. В данном вопросе славянофилы основывались на трудах И.-Г. Гердера и В. фон Гумбольдта, которые первыми стали писать о человеке, как о существе, живущем в мире слов, символов, речи. А.С. Хомяков, например, пытался сразу укоренить науку о слове («словологию») в аксиологической компоненте бытия, полагая, что «слово правды содержит в себе качество вселенского действия» и вызывает соответствующее социальное изменение.

Рассматривая слово как транскрипцию Слова Божия, Логоса, славянофилы развивали то, что в специальной литературе называется «троичным мышлением»: из православного понимания Троицы как опытно-переживаемой действительности славянофилы выводили учение о речевых ориентациях, формах речевой воплощённости языка. Слово становилось объектом повседневного, интимного познания, сопряжённого как с жизненным практическим смыслом, так и с мистической коммуникацией. Правда, при этом никогда не решался конкретный вопрос о том, каким образом грамматическое лицо соотносится с ликами Троицы. Цель была иная - перевод отношений Бога и человека, человека и мира, человека и человека на более высокий уровень «подлинного гуманизма», «подлинного культурного взаимодействия».

В рамках традиции, основанной славянофилами, переосмысленной впоследствии в духе исихазма, софиологии и имеславия, язык понимался прежде всего не как рационализированная структура, но как «диа-логос», призванный способствовать осознанию людьми полноты человеческой бытийственности через мистическое общение с божеством. «Диа-логос» должен был стать залогом интиллигибельной коммуникации, залогом богопознания, а следовательно, залогом бесконечности человека. В этом контексте Бог трактовался «не как сверхъестественное существо, а как сила, которая заставляет нас говорить. Мы переживаем Его всякий раз, когда исходим из себя вовне, когда произносим то слово, которое необходимо сказать в данный момент времени. Нужное слово - это в буквальном смысле своевременное слово, то есть такое, которое на самом деле продвигает человечество к будущему. Грех есть злоупотребление словом, это -произнесение слов, разрушающих мир и истину...».

В данном случае «первичная правда» человека, предшествующая мысли и самому понятию «Я», есть язык как среда и средство общения, как воплощение божественного Логоса, хранитель всех состояний человеческого бытия. Грамматические же формы языка возвещают в своей совокупности о полноте человечности в человеке, полноте божественной, постоянно напоминающей человеку об «ином», «другом», о трансцендентном.

Утверждение в той «части» русской общественно-политической мысли конца XIX - начала XX вв., которая переосмысливала славянофильскую традицию, образа языка как среды и средства коммуникации способствовало его пониманию прежде всего как речи. Причём, речь разворачивалась и в пространстве повседневного бытия (что привлекало в первую очередь внимание В.В. Розанова), и в метафизическом пространстве мистического диалога (исследованием которого занимался П.А. Флоренский).

Теория мистического диалога Павла Флоренского была нацелена против картезианского рационализма как основной парадигмы европейской культурной традиции, замыкающей человеческое сознание в бессодержательности саморефлектирующего «я». Она должна была вернуть человеку всё богатство личного опыта, который неизбежно есть опыт общий, а, следовательно, коренящийся в культурном наследии человечества. В данном плане реальность открывается в диалогической обращённости к индивиду и утверждается в его поступках. Мистический диалог требует не созерцания и рационализирующей отстранённости, а дела, - «слова и дела». Человек не имеет реальности в умозрительных суждениях о ней, так же, как не имеет Бога в объекте веры, религиозного переживания. Суть в том, что человек имеет право, располагает возможностью сказать своё слово. Таким образом, можно сказать, что Бог - это «сила, требующая от нас слова», заставляющая человека говорить, овладевая реальностью в потоке говорения как богообразного дела.

С другой стороны, когда происходит говорение, как объективация богатства общечеловеческого опыта, актуализируется высшее назначение речи: она становится «конкретной энергией Духа», полем творческой реализации индивида. Поэтому «то, что религии называют «духом»..., есть просто высшая форма речи, присущая человечеству в целом и каждому человеку в отдельности...».

При таком понимании любой момент речи не может быть завершён без ответа. Логос есть произнесённое слово, требующее того, чтобы его услышали, это - не картезианская идея, которая мыслится. Поэтому в теории мистического диалога П.А. Флоренского сказанное, произнесённое слово магично: оно воспринимается как внеположная человеку, требовательная «энергийная» сила. Божественный же Логос не только творит мир, но и удерживает его от распада. Творение, таким образом, есть воплощаемое и воплощённое слово.

П.А. Флоренский описывал феномен слова в категориях деятельной активности человека, способного на мистическую коммуникацию с божеством через феномен филадельфии и вселенской Любви. Слово любви, обращенное к каждому лицу как «ты», по Флоренскому, заставляет человека осознать себя как субъект «я», чтобы затем объективно понять себя как «он». Эта диалогическая активность отражает сосуществование трёх лиц в языке, одновременно являясь отражением присутствия трёх лиц в Троице.

В отличие от П.А. Флоренского, В.В. Розанова привлекало прежде всего «движение слов в человеке», автокоммуникация, самовыражение. Он относился к слову как к всеобщему творческому принципу. Для Розанова жить - значит быть погружённым в стихию общения: вопрошать, внимать, ответствовать, спорить, соглашаться. В этом общении человек участвует всю жизнь духом, душой, телом, «полом». Слово, речь, общение определяет «перспективу» человека, его возможность сопрягаться с предшествующими поколениями, с иными культурами, с потомками. Речь течёт, по В.В. Розанову, как река, обусловливая в числе других факторов, жизненный путь человека в его повседневном опыте от рождения до смерти.

Для В.В. Розанова речью обрамляются и определяются любые действия, которые человек совершает, но главное - она помогает ему «вслушиваться» в себя. «Я» оформлено речью, творится ею. Поэтому выразить «Я» - значит «схватить» внутреннюю речь как процесс рождения смысла внутри человеческого сознания.

В.В. Розанов одним из первых осознал, что речь не только «сообщает» человеку о себе самом, но и творит его, точно так же, как она не просто сообщает нам о социальной действительности, но и творит её. Вот почему так много места в творчестве Розанова отведено осмыслению социально-прогностической и социально-манипулятивной роли русской литературы, понимаемой как сложноорганизованное пространство культурно-исторической коммуникации.

Переходя к подробному анализу идей П.А. Флоренского и В.В. Розанова в области исследования языка как речи, как пространства коммуникации, следует вспомнить слова М.М. Бахтина. Он справедливо указывал на то, что традиция, идущая от Ф. де Соссюра и Л. Витгенштейна, видит в словах скорее «механизм выработки значений», чем речевой поток, в котором человек пребывает от рождения и до смерти. Русская же философия пыталась преодолеть узкие рамки лингвистики, пыталась осуществить истолкование движения слов в истории, культуре, обществе, в каждом отдельном человеке.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки


Пишите нам
X