Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки
СУПЕРОБУЧЕНИЕ
Комната отдыха

Введите слово для поиска

Коваленко Татьяна Владимировна
Моделирование взаимодействия семьи и школы в условиях современного начального образования


Омский государственный педагогический университет


Специальность 13.00.01 - Общая педагогика, история педагогики и образования


Диссертация
на соискание ученой степени кандидата педагогических наук


Научный руководитель: Маврина И.А., доктор педагогических наук, профессор, профессор кафедры социальной педагогики и социальной работы ФГБОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет»


Омск - 2016

Содержание диссертации
Моделирование взаимодействия семьи и школы в условиях современного начального образования

Введение

Глава 1. Теоретические основания взаимодействия семьи и школы как социальных институтов
1.1. Проблемы современного родительства: трансформация семейных ролей в современном институте семьи
1.2. Понятие родительской компетенции
1.3. Моделирование работы с родителями в современной школе (на примере начальной ступени образования в негосударственном образовательном учреждении)
Выводы по первой главе

Глава 2. ОЭР по реализации модели взаимодействия семьи и школы в условиях современного начального образования (на примере негосударственного образовательного учреждения)
2.1. Диагностика родительской компетенции у родителей учащихся начальной школы
2.2. Конструирование модели взаимодействия семьи и школы в условиях современного начального образования
2.3. Результаты апробации модели взаимодействия семьи и школы
Выводы по второй главе

Заключение
Библиография
Приложения

ГЛАВА 1. Теоретические основания взаимодействия семьи и школы как социальных институтов

1.1. Проблемы современного родительства: трансформация семейных ролей в современном институте семьи

В условиях трансформации отношений женщин и мужчин в обществе, дальнейшего разделения институтов брака и родительства возникают новые институты, статусы и нормы поведения родителей (например, институт приемных родителей в России, институт совместной постразводной опеки в ряде западных стран). Снижение возраста начала сексуальной жизни, продолжающийся увеличиваться разрыв между сексуальной и социальной зрелостью (включая готовность к выполнению родительских ролей), внимание к правам ребенка делает актуальным анализ проблем современного родительства.

Проблематика родительства как специального направления изучения в России была обозначена в работах И.С. Кона [123]. Уже в начале 1980-х годов им были проанализированы этнокультурные и гендерные аспекты родительства, прежде всего, на базе исследований, выполненных за рубежом. В этот же период проблема отцовства после развода поднимается в работах литовских исследователей под руководством Н.Я. Соловьева [263].

В отечественных исследованиях термин «родительство» использовался редко. В проекте, под руководством М.С. Мацковского, с участием европейских социалистических стран особое внимание уделялось роли семьи в социализации детей. Причем речь шла не о «воспитании» в собственно педагогическом смысле, а, используя современную терминологию, скорее о человеческом и социальном капитале родителей. Однако в других работах чаще было принято говорить о воспитательной функции (потенциале), содержанием которой было формирование советского гражданина [263, 17].

Одна из последних работ А.Г. Харчева так и называлась «Социология воспитания». По его мнению, «семейное воспитание» - понятие, в значительной мере педагогически, а иногда и идеологически «нагруженное», оно пересекается с «родительством», но не совпадает с ним. О проблемах самих родителей речь практически не шла. Родители были субъектами влияния, а дети – объектами [260, 123].

Подобным образом понятие «семейное воспитание» рассматривалось в начале «нулевых» педагогическим культурологом Н.Б.Крыловой: «Семейное воспитание, если оно природосообразно и культуросообразно, осуществляется между делом в прямом смысле, в разных ситуациях взаимодействия, где дети адаптируются к повседневной деятельности в семье, к эмоциям членов семьи, к различным оценкам текущих событий. В этом смысле дети самовоспитываются в ситуации постоянной семейной совместности, а взрослые адаптируются к их поступкам, решениям, реакциям, взаимоотношениям» [145, 107]

По мнению И.Ю. Кульчицкой, родительство - это комплексное образование (материнство и отцовство), представляющее собой систему. Рассматривая эту систему как феномен, считает она, необходимо изучить вопрос его соотношения с семейной системой. Семья является той формой общности людей, в которой – соединенные браком мужчина и женщина, их дети и родственники связаны кровнородственной связью. С этой точки зрения можно включить родительство как подсистему в систему семьи, в качестве относительно самостоятельного образования. Но рассматривать феномен родительства целесообразно в тесной связи с семейной системой [150,14].

И.С. Кон отмечал, что на ранних стадиях развития человеческого общества индивидуальное родительство было не институализировано, уходом за детьми и их воспитание занималась вся община. Позже, в среде феодализировавшейся и раннефеодальной знати широко распространился институт «воспитательства» - обычай обязательного воспитания детей вне родительского дома. Нормативные предписания и реальное родительское поведение никогда и нигде не совпадали полностью. Родительское поведение различалось не только от сословия к сословию и от семьи к семье [126,12]

Родительство определяется И.С. Коном как "система взаимосвязанных явлений: а) родительские чувства, любовь, привязанность к детям; б) специфические социальные роли и нормативные предписания культуры; в) обусловленное тем и другим реальное поведение, отношение родителей к детям, стиль воспитания и т.д." [123]

В XV - XVI вв. внимание к детям заметно возрастает, однако, прежде всего это было связано с повышением требовательности и строгости. Теологи того времени говорят исключительно об обязанностях детей по отношению к родителям и ни слова - о родительских обязанностях. Вплоть до середины XVIII века родительские чувства занимают незначительный объем в личной переписке и дневниках. Лишь к концу XVIII-началу XIX века детоцентрическая ориентация прочно утвердилась в общественном сознании, сделав любовь родителей одной из главных нравственных ценностей [123].

В психологии развития и семейной психотерапии, по мнению Т.А. Гурко, анализ «проблемных детей и родителей» имеет свои цели и специфику [68,97]. Пожалуй, больше всего описаний родительско-детских отношений сделано на основе опыта психотерапевтической работы [43; 94; 222], но в них речь идет главным образом об особой категории родителей – тех, кто обращается за помощью. Однако, на наш взгляд, реальные обстоятельства, в которых находятся родители и их дети, часто игнорируются.

Выделение отдельной предметной области родительства было сделано Т.А. Гурко в середине 1990-х гг. Это позволило частично уточнить понятийный аппарат, определить направление эмпирических исследований, а также реализовать несколько проектов по изучению родительства в России.

В англоязычной научной литературе используются два термина «родительства». «Parenthood» чаще применяют при анализе институциональных характеристик родительства (нормы, ценности) и юридических статусов (например, установление отцовства, отказ от материнства, усыновление и т.д.). «Parenting» чаще употребляется для раскрытия содержания родительских ролей (практик, деятельности, поведения) и отношения к детям, включая отклонения от одобряемых в данной культуре моделей обращения с детьми: пренебрежение основными потребностями детей (neglect), злоупотребления (abuse), насилие (violence). Во втором смысле родительства (parenting) можно говорить о «практиках родительства», поскольку в русском языке нет другого термина [67;34].

С.И. Голод использует исторический подход, в частности, для анализа трансформации взаимоотношений родителей и детей на протяжении последнего столетия, и, в частности, эволюции «детоцентризма» [59,97].

Некоторые аспекты родительства в 1980-гг. исследуются на эмпирическом уровне, например: А.И. Антонов (мотивация рождаемости), Н.Г. Аристова, А.М. Демидов (материнские семьи с детьми подростками), Т.А. Гурко, М.С. Мацковский, М.Г. Панкратова (участие матерей и отцов в жизни подростков), Т.А. Гурко (проблемы родителей при поступление ребенка в школу), И.Ф. Дементьева (совместный отдых детей и родителей), Н.Я. Соловьев (отцы после развода). Эти работы существенно отличались от педагогической литературы того времени, посвященной семейному воспитанию.

По мнению М. Майофис, И. Кукулина, родительство - это исторически и социально вариативный комплекс установок и практик, связанных с планированием семьи, отношением к детям, самоотношением взрослых к себе как к родителям, и некоторые политические измерения этого комплекса [146,6].

На Западе (преимущественно в США) с 1970-х гг. проводится множество исследований родительства в рамках main stream, продолжаются они и в последующие десятилетия. Это устоявшееся направление исследований в русле теории развития семьи (development approach), т.е. влияния родителей на развитие личности ребенка, переживания родителями нормативных стрессов по мере взросления ребенка, появления последующих детей.

Особое значение имеют исследования различных структурных, социальных, этнических типов семей с точки зрения родительских проблем. На наш взгляд, «модными темами», в том числе и при изучении родительства, стали семьи мигрантов и гомосексуальные супружеские пары, т.е. специфика родительства в среде социальных меньшинств. Продолжается изучение распределения репродуктивного труда между супругами, «вечной» темы совмещения родительских и профессиональных обязанностей матерями, а также отцами. Проблема совмещения семейных и профессиональных обязанностей особо популярна в Европе, во многих странах которой в конце прошлого века существенно возрастало количество работающих матерей.

Как отмечает Т.А. Гурко, с позиции ролевой теории отцовство - это «социальная роль, которую мужчины исполняют неадекватно». В рамках системной теории выявлено, что в отличие от материнства активное отцовство зависит в меньшей мере от личностных особенностей и в большей мере от социального контекста [68,77].

Изучение материнства продолжается в русле феминистского подхода под влиянием концепций, возникших в 1970-1980 гг. В рамках феминистской методологии в исследованиях ставится цель выявить дискриминирующие практики, показать не только радости, но и трудности материнства, когда от женщин требуется быть «хорошими» матерями, но они не всегда располагают для этого необходимыми ресурсами. Показывается, что материнство по-прежнему считается для женщины самопожертвованием в ущерб удовлетворения собственных интересов, причем пропагандируется идеология «экстенсивного материнства», исключительной роли матери в жизни ребенка [68,78].

Рассматривая феномен родительства как систему, Р.В. Овчарова выделяет следующее.

1. Феномен родительства системно детерминирован, то есть представляет относительно самостоятельную систему, одновременно являясь подсистемой по отношению к системе семьи.

2. Феномен родительства многогранен. Его можно рассматривать на двух уровнях: и как сложную комплексную структуру индивида, и как надындивидуальное целое. Одновременно эти уровни являются этапами формирования.

3. Презентация феномена родительства включает в себя индивидуально-личностные особенности женщины или мужчины, их анализ и описание. Вторым планом являются ценностные ориентации родителей, их позиции, чувства и т.д. То есть родительство рассматривается по отношению к семейной системе. Третья сторона фиксирует родительство во взаимосвязи с родительскими семьями. Родительство по отношению к обществу определяет четвертый план.

4. Факторы, влияющие на формирование родительства, иерархически организованы и представлены на нескольких уровнях: макроуровень - уровень общества, мезоуровень - уровень родительской семьи, микроуровень - уровень собственной семьи, и уровень конкретной личности.

5. Феномен родительства - явление динамическое, включающее процесс становления и развития [201,8].

Философский энциклопедический словарь трактует феномен родительства как «явление, данное нам в опыте чувственного познания» [256,477]. Отсюда наиболее приемлемым для осмысления и анализа феномена родительства, на наш взгляд, будет являться феноменологический подход. Этот подход использует принципы понимающей, а не объясняющей психологии. В этом случае явления рассматриваются многомерно, а не толкуются однозначно.

Итак, по мнению Р.В. Овчаровой, родительство - социально-психологический феномен, представляющий собой эмоционально и оценочно окрашенную совокупность знаний, представлений и убеждений относительно себя как родителя, реализуемую во всех проявлениях поведенческой составляющей родительства. Как надындивидуальное целое, родительство неотъемлемо включает обоих супругов, решивших дать начало новой жизни и, конечно, самого ребенка.

По мнению Н.В. Богачевой, родительство - это социальный по своей сути тип отношений, но имеющий корни в природной, генетической связи между ребенком и родителями [24,31].

Как отмечает И.Ю. Кульчицкая, становление родительства характеризуется представлениями мужчины и женщины относительно роли родителей, функций, распределения ответственности, обязанностей, то есть то, что является родительством. До момента рождения ребенка согласование представлений происходит на «теоретическом» уровне: мечтая о будущем, в беседах друг с другом. А «второе рождение» эти представления получают после появления на свет ребенка [151,18].

Развитая форма родительства характеризуется относительной устойчивостью и стабильностью и реализуется согласованностью представлений супругов о родительстве, комплиментарности динамических представлений родительства.

Итак, с точки зрения Р.В. Овчаровой, развитая форма родительства включает: ценностные ориентации супругов (семейные ценности), родительские установки и ожидания, родительское отношение, родительские чувства, родительские позиции, родительскую ответственность, стиль семейного воспитания [201,11].

Как отмечает И.Ю. Кульчицкая, феномен родительства тесно связан с феноменом родительской любви как наиболее эффективным способом воспитания: это и любовь между мужчиной и женщиной, любовью к Отечеству, и сыновья любовь, и некоторые другие виды, и, наконец, родительская любовь. Именно в родительской любви в значительной мере проявляется истинная суть такого чувства, как любовь. Суть этого чувства заключается в бескорыстии. В чем, как не в родительской любви раскрывается бескорыстие, когда любят не за что-то, а скорее, вопреки всему. Родительская любовь безотносительна. Вместе с тем она не сдерживает желание совершенствования своего ребенка, не снижает требовательность к нему [151,26].

В нашем обществе, отмечает социолог Л.В. Карцева, произошла смена позиций во взаимодействии трех уровней субъектов: общества, семьи как малой социальной группы и индивида. Еще в дореформенный период иерархия их взаимоотношений напоминала пирамиду, в основании которой находится индивид, а на вершине - общество, то сегодня позиции кардинально изменились: индивид занял верхнюю, лидирующую позицию, тогда как общество оказалось в нижней, подчиненной. Семья сохранила свое центральное в иерархии место, по-прежнему являясь каналом разрешения противоречий между социумом и индивидом [112,94].

1. Социально-экономические проблемы современного родительства:

- кризисная демографическая ситуация. В.В. Бодрова показывает, что социально-экономический кризис сказался на сокращении числа детей в семье, и возникли не столь жизненные проблемы, сколько чувство страха и неуверенности в том, что появившиеся дети получат должное воспитание и образование.

- приспособление современной семьи к ухудшению своего материально-экономического положения. Снижение уровня жизни, вызванное резким уменьшением доходов, сужением их источников, ростом уровня безработицы, отсутствием постоянных доходов даже в условиях полной занятости, привело к ограничению и других потребностей россиян - хозяйственно-бытовых, физиологических, социокультурных, духовных.

Социальной нормой стали неполные семьи; семьи, где воспитываются внебрачные дети; семьи с неявным лидерством, партнерские» [151,34].

- изменение структуры семьи, которое можно рассматривать как адаптивную стратегию россиян только в их сознании, но не в реальности. Однако, отказ от брака вообще либо его искусственное прекращение не эффективны для решения семейных проблем, а, следовательно, данные стратегии нельзя назвать адаптивными ни теоретически, ни практически.

- ослабление природного института материнства в России. Семейные связи зачастую становятся бездуховными и бездумными, растет число «отказных детей», а также детская безнадзорность, сиротство при живых родителях. Появляется так называемое уклоняющееся материнство. Дети вне семьи - это социальные сироты, их около 600 тысяч. Но еще в большем отдалении от семьи находятся дети-беспризорники. Сегодня их в России - от 2 до 4 миллионов. «Это дети без крыши над головой, без помощи родителей или родственников. С трагедией таких масштабов страна не сталкивалась даже в годы Великой Отечественной войны» [120,205].

- снижение репродуктивной функции семьи как ответ на социально-экономическую нестабильность коснулось, прежде всего, семей с высоким культурным уровнем и высоким уровнем ответственности, родительского долга по отношению к детям. Отсюда можно сказать, что снижение репродуктивных планов населения является своеобразной реакцией на экономическую и политическую нестабильность.

- изменения в исполнении социальных функций семьи. Репродуктивная функция исполняется в явно редуцированном виде. Число рожденных детей оказалось значительно меньше желаемого, заметно меньше идеального. Воспитательную функцию родители выполняют не менее пассивно. Лишь чуть более половины супругов в официальном браке уделяют воспитанию детей достаточное количество времени. Почти треть из них (29%) занимаются детьми от случая к случаю. Причины весьма прагматичны: материальные трудности (34%), излишние нагрузки на работе (31 %), большой объем работы по дому (14%), отсутствие необходимых знаний и опыта (8%) [112,98].

Столь же затрудненно исполняются и неспецифические функции семьи - хозяйственно-бытовая, материально-экономическая, досуговая, коммуникативная, социального контроля, сексуальная и т.д.

Возникшая неустойчивость социальной, экономической, идеологической обстановки, дискредитация многих нравственных ориентиров вызывают массовый психологический стресс, который тяжело сказывается на общем духовном и физическом здоровье людей, у которых отмечаются сейчас глубинные изменения восприятия, сознания, мышления, потребностно-мотивационной и эмоционально-волевой сфер, жизненных ритмов, пространства деятельности, душевных переживаний, этических и ценностных аспектов бытия [253].

2.Психолого-педагогические проблемы современной российской семьи.

Престиж семьи был и будет неизменно высоким уже по той причине, что семья представляет собой центр удовлетворения многих потребностей: естественно-биологических, социально-психологических, индивидуально-психологических, присущих индивиду как потенциальному или реальному ее члену.

Несмотря на все те преобразования, которые семья претерпевает в институциональном аспекте, она остается для индивида одной из важнейших ценностей. И мужчины и женщины, в равной степени, сегодня испытывают потребность в интимности, душевности, сочувствии, которая реализуется в брачно-семейных отношениях.

Важность семьи для человека подтверждает и тот факт, что именно в семье люди с большей уверенностью планируют рождение детей, чаще занимаются их воспитанием, а психологическая удовлетворенность жизнью повышается с увеличением числа детей в семье. Только устойчивая, формализованная семья создает благоприятные и необходимые условия для воспитания и социализации детей.

В современном обществе произошла трансформация семейных ролей родителей. Как отмечают историки, в целом, поначалу в отношениях родителей и детей в России господствовал дух рабства, часто власть родителей переходила в деспотизм, «без нравственной силы» [137,206]. Однако, по свидетельствам Н.И. Костомарова, «дети, раболепные в присутствии родителей, с детства приучались насмехаться над ними вместе со сверстниками из слуг». Низкий социальный статус женщин вплоть до XIX века в определенной мере ограничивал даже их материнские права. «Редко дозволялось ей иметь влияние на детей своих, начиная с того, что знатной женщине считалось неприличным кормить грудью детей, которых поэтому отдавали кормилицам; мать впоследствии имела над ними менее надзора, чем няньки и дядьки, которые воспитывали господских детей под властию отца семейства» [137,206].

Разделение материнских и отцовских ролей существенно различалось в зависимости от социального слоя. В крестьянских семьях, по свидетельству Б.Н. Миронова, «до 7 лет дети воспитывались исключительно матерями, но с лет мальчики постепенно переходили под наблюдение отца, передававшего им навыки и умения, которые необходимо было знать крестьянину, а девочки оставались под надзором матери. Обучение трудовым навыкам стояло на первом месте» [185,238].

Народная педагогика признавала принуждение и насилие нормальными и важными формами воздействия на непослушных. Семейные отношения крестьян несколько гуманизировались только в конце XIX – начале XX века под воздействием городских нравов, отходничества, коммерциализации хозяйства, более активного вовлечения женщин в хозяйственную деятельность. В городских семьях купцов, мещан, ремесленников дети находились в полном подчинении у родителей, с раннего детства помогали им по хозяйству, а когда вырастали, включались в семейное дело отца. Родительские роли в этой среде были практически такими же, как и у крестьян.

В дворянских семьях эмоциональные связи между супругами обычно отсутствовали, так как брак являлся соглашением родительских семей. «Между матерями и дочерьми и между отцами и сыновьями также было мало любви, преобладали отношения идентификации и руководства. Сразу после рождения ребенок переходил на попечение кормилицы и нянек. С 5-7 лет к нему приставляли учителей и гувернеров, позднее дети поступали в учебные заведения в стране или за границей, часто закрытые». Матери и отцы в дворянских семьях мало занимались детьми. Жены обычно находили компенсацию супружеского отчуждения, по крайней мере, «в любви к сыновьям, но не к дочерям. Матерям было предписано наставлять, учить дочерей, но не любить. Мужчины, которым позволяли средства, находили выход в бигамии, другие - в интимных связях с крепостными девушками» [185,259].

Во второй четверти XIX века в русском образованном обществе распространяются либеральные идеи ценности личности, любви, эмансипации женщин и детей. «Особенно сильно изменились отношения между матерями и дочерьми. Лишенные возможности найти применение своим силам на общественном поприще, образованные дворянские женщины стали активно заниматься воспитанием и образованием своих дочерей, так как образование мальчиков по традиции было прерогативой отцов и выбранных последними домашних учителей и учебных заведений» [185,259].

Отдельной строкой необходимо подчеркнуть проблему отцовства в истории России. Роль отца как транслятора религиозной нравственности и православных семейных ценностей меняется. Например, Ф.М. Достоевский в 1876 году называет кризис отцовской власти как «идейные метания отцов» [81, 27].

Надо отметить, что эта традиция стала возрождаться в 1990-х по мере появления «новых русских» в России. Детей стало престижно направлять на учебу за границу, например Англию, США, нанимать домашних высокообразованных учителей, нянь.

В советский период собственно одна из важнейших функций родительства - нравственное воспитание, формирование системы моральных ценностей - была деформирована. Родительство же, как считает А.И. Антонов, выродилось в «конформистское следование общественным требованиям и стандартам содержания детей…в имитацию семейной жизни, «показуху» [8, 11]

Работающие матери и отцы уделяли детям немного времени, часто за детьми присматривали бабушки. В советских семьях интеллигенции матери и отцы в 1980-е годы значительно чаще занимались образованием детей и были осведомлены об их интересах. В этом «узком слое» нарабатывались и практики партнерских, а не подавляющих, авторитарных отношений с детьми. Образованные родители изучали специальную литературу, в том числе переводную, прививали детям «неконформистские» ценности.

В России в 1990-е годы в новых социальных условиях наметился переход от преимущественно государственного воспитания к семейному, что, по крайней мере, теоретически повысило ответственность родителей за детей. В этот период в научной лексике стал употребляться термин родительство.

Однако современная семья далеко не всегда выполняет жизненно важные функции для развития и социального становления ребенка. Такие семьи объединяются понятием «неблагополучная семья». Это семья, в которой ребенок испытывает дискомфорт, стресс, пренебрежение со стороны взрослых, подвергается насилию или жестокому обращению. Понятие «неблагополучная семья» может возникнуть лишь в соотношении с конкретным ребенком, на кого это неблагополучие действует. Только система отношений «семья-ребенок» имеет право рассматриваться как благополучная или неблагополучная. К данной категории исследователи относят семьи, функционирование которой нарушено из-за педагогической некомпетентности родителей. В педагогически некомпетентных семьях общая низкая культура сочетается с отсутствием культуры педагогической, а главное, с нежеланием что-либо изменять и исправлять в самих себе.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки


Пишите нам

 

 

 

 

X