Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Журавель Владимир Александрович.
Советско-германские торгово-экономические отношения 1933 - июнь 1941

Министерство образования Российской Федерации

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСИТЕТ
Кафедра истории и народного образования

Специальность: 07.00.02 – отечественная история

Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент Галкин В.Я.

Москва 2003

Содержание диссертации
Советско-германские торгово-экономические отношения 1933- июнь 1941 гг.
Оглавление

Введение

Глава 1. Неоднозначные оценки советско-германских торговых отношений 1933 – июня 1941 гг. в историографических трудах и публикациях
1.1. Советская историография о торгово-экономических отношениях СССР и Германии в 1930-е годы
1.2. Проблемы торгово-экономических отношений СССР и «третьего рейха» в зарубежной историографии

Глава 2. Характер торгово-экономических отношений СССР и Германии в 1933-1938 гг.
2.1. Сравнения экспортно-импортных отношений между СССР и Германией в 1933-1934 гг.
2.2. Нестабильность советско-германских торгово-экономических отношений 1935-1938 гг. и ее причины.

Глава 3. Особенности предвоенного этапа экспортно-импортных отношений СССР и Германии (1939 – июнь1941 гг.)
3.1. Система долгосрочных советско-германских хозяйственных соглашений в 1939- июне 1941 гг.
3.2. Значение торгово-экономических связей между СССР и Германией для развития обеих стран

Заключение
Список источников и литературы
Приложения

Глава 2. Характер торгово-экономических отношений СССР и Германии в 1933-1938 гг.

2.1. Сравнения экспортно-импортных отношений между СССР и Германией в 1933-1934 гг.

На протяжении всей истории СССР внешняя торговля играла важную роль в развитии экономики страны. Расширяя внешнюю торговлю и укрепляя внешнеэкономические связи, Советский Союз стремился шире использовать выгоды и преимущества, вытекающие из международного разделения труда, достигнуть выигрыша времени, экономии в ресурсах и повышения темпов развития своей экономики. В 1931 и 1932 годах СССР занимал первое место в мире по импорту оборудования. В 1931 году около одной трети, а в 1932 году – около половины всего мирового экспорта машин и оборудования направлялось в Советский Союз.

В СССР в первую очередь ввозились такие машины и оборудование, которые содействовали скорейшему производству этих же машин внутри страны и тем самым способствовали созданию в СССР технической базы для перевооружения экономики. На базе импортного оборудования были созданы крупные станкостроительные заводы, такие как «Фрезер», «Калибр», «Красный пролетарий». За период 1929-1932 гг. были построены: в тракторной промышленности – Сталинградский, Харьковский и Челябинский заводы; в автомобильной промышленности – Горьковский и Московский заводы; в металлургической промышленности – четырнадцать комбинатов и заводов, в том числе Магнитогорский, Кузнецкий, Запорожсталь, Челябинский, Днепропетровский и др. Были построены такие крупные электростанции, как ДнепроГЭС, Свирская ГЭС и Челябинская ГРЭС.

Первый пятилетний план СССР привел к заметному росту промышленности и снизил зависимость Советского Союза от импорта. «…Были созданы новые отрасли производства: станкостроение, автомобильная промышленность, тракторная промышленность, моторостроение, самолетостроение, комбайностроение, производство мощных турбин и генераторов, качественных сталей, ферросплавов, синтетического каучука, азота, искусственного волокна и т.д.». Тем не менее, по целому ряду отраслей промышленности, потребности советской экономики не были удовлетворены. Так, М.М. Кагановичем на Первом всесоюзном совещании по станкостроению 20 июня 1933 года отмечалось, что «…станкостроение сейчас является наиболее отстающим участком нашего машиностроения».

К тому же, в сельском хозяйстве имело место временное снижение уровня сельскохозяйственного производства и, следовательно, – возможностей для экспорта. В германской прессе появляются статьи о плачевном состоянии советского сельского хозяйства. Даже в журнале Русского комитета германской экономики «Оствиртшафт», появляются такие выражения, как «…Советский Союз должен был в этом году и должен еще сейчас преодолеть период голода».

В результате мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. произошло огромное сокращение оборотов мировой торговли (на 2/3 по стоимости и свыше, чем на 25% по физическому объему), резкое сжатие покупательской способности капиталистических стран, валютный хаос. Капиталистические страны развернули настоящую коммерческую войну за рынки сбыта и, в меньшей степени, за рынки сырья. Помимо максимального использования таможенного и административного сверхпротекционизма, в эти годы нашли широкое применение лицензионная (разрешительно-запретительная) система и система контингентирования (установление твердых количеств товаров, допускаемых к ввозу в ту или иную страну). Кроме того, – система ограничения использования валюты для внешней торговли, система клиринга (расчет по внешнеторговым операциям без перевода валюты) и, наконец, практика натурального товарооборота между отдельными капиталистическими странами.

Советскими идеологами в 1929-1935 годах кризис 1929-1933 года рассматривался как начало краха капитализма. В отчетном докладе И.В. Сталина о работе ЦК на XVII Съезде ВКП(б) отмечалось: «Усиление борьбы за внешние рынки, уничтожение последних остатков свободной торговли, запретительные таможенные пошлины, торговая война, война валют, демпинг и многие другие аналогичные мероприятия, демонстрирующие крайний национализм в экономической политике, обострили до крайности отношения между странами, создали почву для военных столкновений и поставили на очередь войну, как средство нового передела мира и сфер влияния в пользу более сильных государств». Кроме того, в результате агрессивной политики Японии появилась реальная угроза нападения на Советский Союз на Дальнем Востоке. В связи с этим, СССР форсированными темпами готовился к войне, производя в огромных количествах вооружение. Подобная милитаризация экономики обернулась торможением развития собственных производительных сил Советского Союза, и вынуждала импортировать высокотехнологичное оборудование.

В годы второй пятилетки в СССР на многие новостройки тяжелого машиностроения поступало оборудование фирм различных стран. В нашу страну отправлялись тысячи станков, прессов и другой машиностроительной продукции. У иностранных фирм закупалось новейшее оборудование последних образцов. В условиях экономического кризиса и депрессии первой половины 30-х годов обострилась конкуренция между иностранными поставщиками, и они ревностно относились к выполнению своих обязательств. КОКОМ, ограничивающего в послевоенные годы поставки в СССР, тогда еще не существовало, и новейшая техника шла на наши заводы беспрепятственно. Таким образом, отечественные предприятия оснащались новейшим оборудованием и немецкие фирмы во многих случаях, особенно в 1931-1932 гг., играли в этом ведущую роль.

Один из основных торговых партнеров СССР – Германия в полной мере испытала все ужасы мирового кризиса. Жестко привязанная из-за проблемы репараций к иностранным инвестициям, экономика этой страны немедленно отреагировала на катастрофу Нью-Йоркской фондовой биржи в октябре 1929 года. Попытки преодолеть кризис путем сокращения расходов на социальное страхование, повышения налогов и увеличения импортных пошлин на сельскохозяйственную продукцию только обострили социально-экономическую ситуацию.

Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. привел к резкому сокращению германской внешней торговли. Ее объемы упали более чем в 2,5 раза. Под влиянием кризиса общий экспорт Германии с 1929 по 1932 год сократился с 13,5 до 5,7 млрд. марок. Однако, экспорт в Советский Союз за тот же период увеличился почти вдвое. Под влиянием советско-германских торговых соглашений от 14 апреля 1931 года и 15 июня 1932 года, немецкий экспорт в СССР составил 762 миллиона марок в 1931 году и 625,8 миллиона марок в 1932 году. В целом, в 1932 году доля экспорта в Советский Союз составила 10% от общего экспорта Германии, таким образом, СССР занимал 2 место среди стран-импортеров германских товаров. Причем, доля советских заказов в производстве германскими предприятиями металлообрабатывающих станков составляла 70%, кранов и локомобилей – 80%, а турбин и прессов – 90%.

Германские долгосрочные кредиты 1925, 1926 и 1931 годов (общей суммой в 700 млн. марок) и крупные заказы, выполненные передовой промышленностью этой страны, способствовали формированию советской индустрии и обороны. Таким образом, поставки германской продукции в СССР во время первой пятилетки и, особенно, в 1931-1932 гг., принимали форму долгосрочных вложений производительного капитала в промышленность, сельское хозяйство и другие отрасли экономики, т.е. носили инвестиционный характер.

Что касается импорта Германии из СССР, то он составил в 1932 году товарами – 271 миллион марок (т.е. на 354 миллиона марок меньше экспорта), золотом – 204 миллиона марок. Доля импорта из Советского Союза составила 5,8% от общего импорта Германии. Таким образом, СССР занимал 3 место среди стран, экспортирующих товары в Германию.

Исключительный рост удельного веса Советского Союза в германской внешней торговле проистекал из задач, поставленных еще первой пятилеткой. Кроме того, ему способствовали те наиболее благоприятные условия, которые были созданы германскими промышленными и банковскими группами при прямом участии государства, выступавшего гарантом значительной части (60 и 70%, как правило) размещенных в Германии заказов. Приход к власти правительства А. Гитлера создал на первых порах некоторую неясность по вопросам ближайшей экономической политики. Заинтересованные в торговле с Советским Союзом промышленные и банковские группы Германии не были уверены, что их попытка создать условия, которые сделали бы возможным дальнейшее кредитование советских заказов, будут положительно оценены в правительственных сферах и получат государственную гарантию.

Необходимо учитывать, что сокращение советско-германского сотрудничества началось еще до прихода к власти А. Гитлера. Действительно, политика последних правительств Веймарской республики, подготовивших установление фашистской диктатуры, характеризовалась нарастанием антисоветских тенденций. В обзоре НКВТ за первое полугодие 1932 года отмечался рост аграрного протекционизма в Германии, который распространялся на все большую номенклатуру продуктов сельского хозяйства, имел тенденцию к своему росту и влиял на сокращение объема внешней торговли (с СССР, в частности) как по линии импорта, так и по линии экспорта.

Неблагополучное положение складывалось и в области экономических отношений между двумя странами. Широкие масштабы советского импорта германских товаров в годы первой пятилетки требовали соответствующего увеличения советского экспорта в Германию, выручка которого должна была покрывать расходы на оплату заказов. Однако, протекционистские меры германских властей не только не расширили возможности сбыта советских товаров в Германии, но даже ограничивали их. По данным советского полпредства в Берлине, пассивное сальдо в торговле с Германией составило для СССР за 1930-1932 гг. и часть 1933 года почти 1 млрд. марок.

Из-за пассивности товарооборота, советская сторона, еще с 1932 года, начала резко сокращать размещение своих заказов в Германии и уже в 1933 году свела их к относительно небольшой величине. В течение 1932-1933 годов Советским Союзом, в связи с пассивностью его товарооборота с Германией, неоднократно поднимался вопрос о необходимости решительных мер германского правительства по обеспечению роста советского экспорта. Советская сторона потребовала в октябре 1932 г. радикально улучшить условия для советского экспорта в эту страну или предоставить «переходный кредит», чтобы растянуть выплату задолженности на более продолжительный срок. Однако, переговоры по этому вопросу не привели к удовлетворительному для СССР результату. Только 17 января 1933 года в МИДе Германии состоялось подписание заключительного протокола советско-германских экономических переговоров.

На переговорах частично были решены вопросы пошлин и контингентирования, вопросы закупок русских нефтепродуктов и транспортные вопросы. Вопросы о сбыте советского зерна в Германии были признаны коммерческими, т. е. регулируемыми в рабочем порядке. По финансовым вопросам советская делегация выразила свое неудовлетворение, т.к. разграничения операций с блокированными счетами, а также отказ немецкой стороны установить глобальную сумму для операций с денежными суммами, попадающими под действие моратория, обесценили урегулирование финансовых вопросов. Однако, по заявлениям германской стороны, меры по расширению советского экспорта и облегчению платежей были «предельно возможными».

Сразу же после прихода к власти, нацисты пытались улучшить отношения Германии со странами Европы. Так, желая показать «отсутствие» у них намерений и замыслов, несовместимых с поддержанием нормальных отношений с СССР и, основываясь на экономических потребностях страны, новое германское правительство пошло на подписание 25 февраля 1933 года Кредитного соглашения на 140 миллионов марок.

Кредит предоставлялся двумя германскими консорциумами банков Государственному банку СССР и Торговому представительству СССР в Германии. Он подлежал погашению с мая по октябрь 1934 года. Кроме предоставления крупного кредита для удовлетворения потребностей советских внешнеторговых организаций, соглашение предусматривало возможность стимулирования продаж в Германию нефтепродуктов и золота. Это соглашение, в целом, учитывало советские пожелания относительно предоставления «переходного кредита».

В своем выступлении в Рейхстаге 23 марта 1933 года, А. Гитлер утверждал необходимость поддерживать с СССР «…дружеские отношения, приносящие сторонам пользу». Вместе с этим, в 1933 году произошло сильное повышение германских пошлин на ряд важнейших экспортных советских товаров (особенно – на яйца, рыбу), введение государственной монополии на торговлю жирами, подсолнухами, жмыхами и т.д., контингентирование других товаров. Это отразилось на экспорте СССР и выразилось в потере им многих десятков миллионов марок. Так, министр экономики, а также сельского хозяйства и продовольственного снабжения А.Гугенберг 17 февраля 1933 года повысил таможенный тариф на ввоз сельскохозяйственных продуктов и изделий деревообрабатывающей промышленности. На собрании Германского Союза лесовладельцев указывалось, что 150% повышение пошлин на хвойные породы лесов направлено главным образом в первую очередь против Советского Союза. То же самое относилось и к введению пошлин на судака, ввоз которого ранее был беспошлинным, и к ограничению ввоза маслосемян.

Германия также стала на путь ущемления советского экспорта путем резкого сужения контингентов. Например, по маслу Германией первоначально на 1933 год был установлен контингент для СССР в 2,5 тыс. тонн, в то время как ввоз в Германию масла из СССР в 1932 году составил 12 тыс. тонн. Путем жестких переговоров удалось увеличить контингент коровьего масла, экспортируемого в Германию из СССР в 1933 году до 8 116 тонн на 11 712 тысяч рублей, в 1934 году до 9 996 тонн на 15 807 тысяч рублей.

Германией использовались ужесточение таможенных ветеринарных правил с целью ограничения импорта в страну животных продуктов. Это было одной из классических форм таможенной дискриминации и способом обхода принципа «наибольшего благоприятствования». Еще статья 12 экономического положения советско-германского договора от 12 октября 1925 года, предусматривала, как «исключение», возможность широкого применения ограничений ввоза и вывоза товаров «по санитарным соображениям или в целях охраны животных».

22 апреля 1933 года, в связи со сверхпротекционистскими и откровенно провокационными мерами, предпринятыми германской стороной против Советского Союза, в беседе Полномочного Представителя и Торгового Представителя СССР в Германии Л.М. Хинчука со Статс-секретарем МИД Германии Бюловым был поставлен вопрос о возможности восстановления нормальных двусторонних дружественных отношений. А 28 апреля 1933 года Л.М. Хинчуком было сделано Рейхсканцлеру Германии А. Гитлеру заявление, в котором обращалось внимание на враждебное поведение отдельных лиц и организаций Германии по отношению к Советскому Союзу и были предложены меры, направленные на нормализацию отношений. Эти меры включали в себя безотлагательную ратификацию Протокола о продлении Берлинского договора 1926 года и исключение воздействия внутриполитических преобразований в Германии на внешнеполитические интересы обеих сторон.

А кроме этого, предоставление германской прессе информации о дружеских отношениях обеих стран, пересмотр основ и предпосылок формирования приемлемого для СССР торгового и платежного баланса с Германией, а также согласование экономических интересов обеих стран и урегулирование положения с советско-германскими акционерными обществами.

А. Гитлер нашел эти меры приемлемыми и дал распоряжение об их применении в германо-советских отношениях. В апреле 1933 г. германским правительством было предпринято решение о ратификации протокола о продлении Берлинского договора о нейтралитете и нападении 1926 года и 5 мая 1933 г. в Москве произведен обмен ратификационными грамотами. При этом, А. Гитлер ясно заявил, что договор и протокол 1931 года будут действовать и впредь. В 1933-1934 годах немцами были пролонгированы советские долговые обязательства на многие миллионы марок. По воспоминаниям Герберта Дирксена, при принятии этого решения определяющим стало положительное мнение А. Гитлера. Правительство Германии также поручалось перед банками за полученные Советским Союзом текущие кредиты. Таким образом, нацистское правительство заявляло мировой общественности о своих принципах терпимости во внешней политике и прагматизма в экономике.

Кроме того, в июне-июле 1933 года аграрно-протекционистский курс германского правительства несколько ослаб. Национал-социалистами подчеркивалось, что ввоз аграрных продуктов неизбежен. Германское правительство пошло на уступки при ввозе аграрных продуктов. В то же время, официальными лицами было заявлено, что Германия не желает сохранить в силе принцип наибольшего благоприятствования, а стремится заключить двусторонние экономические договоры или соглашения с группами государств.

Приход к власти нацистов привел к тому, что германская внешняя торговля постепенно приобрела определенные специфические черты. Во-первых, резко увеличился ввоз сырья и полуфабрикатов и резко сократился ввоз продовольствия и ширпотреба. До начала второй мировой войны Германия занимала первое место в капиталистическом мире по импорту железной руды и нефти. Особое внимание уделялось импорту марганца, каучука, цветных металлов, необходимых военной промышленности. Второй отличительной особенностью внешней торговли фашистской Германии было стремление расширить свой экспорт в страны, поставлявшие сырье для нужд германской экономики. Большую часть экспорта Германии составляли готовые изделия. Кроме того, заметно усилились автаркические тенденции германской экономики. Германия перешла к политике стеснения импорта, посредством девизных рестрикций, контингентирования и прямого регулирования внешней торговли. В результате чего удельный вес Германии в советском экспорте уменьшился с 26,3% в 1929 году до 20,4% уже в 1933 году.

Валютные ограничения Германии, отказ ее от уплаты своей задолженности инофирмам и инобанкам, наряду с мероприятиями по ограничению ввоза в Германию, ухудшили и обострили экономические взаимоотношения Германии почти со всеми странами, начавшими в свою очередь проводить контрмеры против германского экспорта. По данным И.М. Файнгара, «внешнеторговый оборот Германии сократился с 26 930 млн. марок в предкризисном 1929 году до 8 429 млн. марок в 1935 году и больше не поднимался выше отметки в 11 671 млн. марок в 1938 году».

Противодействие прочих стран вынудило германское правительство к переходу на путь двусторонних соглашений с соседними странами на основе взаимных скрытых либо явных преференций. Соглашения Германии с Дунайскими странами по зерновым, с Голландией по ввозу яиц и т.д. серьезно задевали интересы советского экспорта в Германию.

Обострение советско-германских экономических отношений, не могло не оказать влияние на состояние политической атмосферы вокруг взаимоотношений Германии и СССР. Так, Германия начала информационную пропагандистскую кампанию «неплатежеспособности и банкротства СССР» вопреки тому, что СССР аккуратно погашал все свои долги, которые были особенно значительны именно в Германии. Основной целью этой кампании было воспрепятствование успешному размещению советских заказов в других странах, так как одновременно с этой кампанией сама Германия продолжала кредитование советских заказов. Эта ситуация нашла свое отражение и в выступлении И.В. Сталина, который 20 декабря 1933 года, в беседе с корреспондентом газеты «Нью-Йорк таймс», сказал следующее: «Мы не берем на себя обязательств, которых не можем оплатить. … Германия объявила мораторий по значительной части своих заграничных долгов, и мы могли бы использовать германский прецедент и поступить точно также по отношению к Германии. Но мы не делаем этого. А между тем мы сейчас уже не так зависим от германской промышленности, как прежде...».

Кроме того, на советские и смешанные советско-германские организации в Германии был обрушен целый шквал акций внеэкономического воздействия. В это время происходили обыски в филиалах торгпредства в Гамбурге и Лейпциге, в отделениях, складах и в управлении советско-германского общества «Дероп», аресты советских граждан и служащих советских организаций, угрозы по адресу покупателей советских товаров и т.п. Подобные внеэкономические и политические акции способствовали нарастанию тенденций к сокращению советско-германского сотрудничества. Тем не менее, смешанные советско-германские акционерные общества продолжали работать еще значительное время. Так, общество воздушного сообщения «Дерулуфт», просуществовало вплоть до 1937 года, постоянно наращивая свою производительность.

Рассматривая проблему сохранения определенного уровня межгосударственных и экономических связей с Германией, И.В.Сталин рассчитывал на благоразумие нацистских правителей. Он предполагал, что в отношении СССР «…национал-социалисты будут вынуждены в общих чертах проводить ту же политику, что и любое другое буржуазное правительство Германии». Желая сохранить нормальные отношения с Берлином, советское правительство, устами председателя Совнаркома В.М. Молотова, заявляло 28 декабря 1933 года, что «…сила политического и экономического сотрудничества СССР и Германии заключалась в их стремлении к миру и развитию взаимовыгодных отношений».

В целом, сфера экономических отношений двух стран оказалась более устойчивой, чем другие области взаимоотношений. Это было обусловлено тем, что Германия, по мере выхода из кризиса, все более остро нуждалась в поставках советского сырья и продовольствия, т.к. потребности германской промышленности не могли быть покрыты за счет закупок на мировом рынке. В торговле с СССР Германии не было необходимости расплачиваться дефицитной твердой валютой, т.к. выручка от советского экспорта в Германию расходовалась внутри этой страны. Так, в записке командования вермахта от 16 апреля 1934 года указывалось на острую необходимость расширения экономического сотрудничества Германии и Советского Союза в связи с программой промышленного строительства в СССР и потребностью Германии в сырье, осложненных нехваткой валютных средств в обеих странах.

В свою очередь, СССР нигде, кроме Германии, не мог получить до начала 1936 г. финансового кредита для закупок товаров за границей, необходимых для его экономики. (Если не считать кредита в 250 млн. крон, предоставленного Чехословакией в июне 1935 г., что равнялось 25 миллионам германских марок). Кроме того, СССР на начало 1933 года имел значительное пассивное сальдо в торговле с Германией. Так, по данным советской статистики, отрицательное сальдо в торговле с Германией для Советского Союза составило в 1931 году – 1232 млн. руб., в 1932 году – 995 млн. рублей, а в конце 1933 – 273 млн. рублей в текущих ценах. Германия продавала СССР сложную технику, в том числе и военную (аккумуляторы для подводных лодок, автопилоты, телевизионную аппаратуру и др.). Кроме того, Рейх покупал у Советского Союза сырье и продовольствие по высоким ценам, в отдельные годы по некоторым видам товаров превышающим мировые в 3-4 раза.

Несмотря на все усилия своего внешнеполитического ведомства, СССР в первой половине 30-х годов не удалось наладить такого же значительного экономического сотрудничества ни с Францией, ни с Англией, ни с США. Свертывание экономических связей с Германией означало резкое сокращение советского импорта и экспорта, которые в основном были сориентированы на эту страну. По мере нарастания открытого антисоветизма во внешней политике нацистской Германии, ее заинтересованность в сохранении нормальных экономических отношений с СССР все больше превращалось в единственный рычаг, с помощью которого можно было оказывать сдерживающее влияние на «третий рейх».

Данные советской статистики позволяют проследить динамику экспорта и импорта СССР по отношению к Германии. В 1933 году по сравнению с предыдущим, 1932 годом, резко сократился импорт Советского Союза из Германии сельскохозяйственных машин и их частей – в 7,3 раза. Существенное сокращение затронуло поставки черных металлов – в 4,5 раза, цветных металлов – в 3,5 раза, химических и фармацевтических продуктов, электромашин, электроаппаратов и электропринадлежностей – в 2,4 раза.

В то же время резко возрос советский импорт из Германии тракторов и их частей – в 9,4 раза. В меньшей степени увеличились поставки чугунных, железных, стальных изделий, а также бумаги и бумажных изделий – в 1,2 раза. Всего из Германии было импортировано в СССР 409 903 тонны товаров на 515 905 тысячи рублей.

Таким образом, исходя из номенклатуры и объема импорта германских товаров в СССР в 1933 году, имевших форму долгосрочных вложений производительного капитала в промышленность, сельское хозяйство и другие отрасли экономики, можно утверждать, что эти поставки носили инвестиционный характер.

В том же 1933 году, по сравнению с прошлым, 1932 годом, резко возрос экспорт Советского Союза в Германию ячменя – в 49,7 раза. Существенно увеличились поставки пшеницы – в 5,3 раза и марганцевой руды – в 2,2 раза. В то же время существенно сократились отправки в Германию из СССР спичек – в 2,9 раза и удобрений – в 2,1 раза. Всего экспорт Советского Союза в Германию в 1933 году составил 2034278 тонн товаров на 298837 тысяч рублей.

По данным Торгпредства СССР в Германии, сокращение всего советского экспорта в Германию в 1933 году, по сравнению с 1932 годом на 28,4% или на 76 819 тыс. марок произошло главным образом в результате значительного сокращения экспорта в Германию продовольствия. Это было следствием политики аграрного протекционизма во внешней торговле Германии.

По данным германской статистики, в 1933 году экспорт Германии в СССР составил товарами 282 миллиона марок, доля экспорта в Советский Союз составила 5,8% от общего экспорта Германии, таким образом, СССР занимал 5 место среди стран-получателей германских товаров.

В том же 1933 году импорт Германии из СССР составил: товарами – 194 миллиона марок, золотом (для выравнивания торгового баланса) – 202 миллиона марок, доля импорта из Советского Союза составила 4,6% от общего импорта Германии, таким образом, СССР занимал 4 место среди стран-импортеров Германии.

По мнению И.В. Сталина, ухудшение отношений между СССР и Германией в 1933 году было вызвано не столько фашизмом – «…фашизм… в Италии не помешал СССР установить наилучшие отношения с этой страной…», сколько экспансионистской политикой Германии.

По вопросу экономических отношений с капиталистическим миром на XVII съезде ВКП(б) позицию советского государства высказал А.П. Розенгольц: «…Мы не стоим за автаркию, но не пойдем на сколько-нибудь значительные закупки, если не будут радикально изменены и улучшены условия закупок. Если будут предложены займы на длительные сроки и с нормальными небольшими процентами, мы взвесим эти условия и, возможно, пойдем на дополнительный импорт. Мы не согласимся … на высокие проценты за кредит. СССР стоит за расширение торговых отношений с другими странами, но возможность осуществления этого зависит главным образом не от нас, а от других стран, пойдут ли они на изменение условий…».

17 марта 1934 года, во время беседы Члена коллегии НКИД СССР Б. Стомонякова с послом Германии в СССР Р.А. Надольным, последним было высказано мнение о том, что оживление двусторонних экономических отношений было бы хорошей предпосылкой для улучшения политических отношений. Однако, советская сторона считала, что «для нового развития экономических отношений было бы очень важно ускорить очищение политической атмосферы».

Несмотря на существующие трудности политического характера, советским техническим специалистам в определенной мере удалось познакомиться со многими интересующими их вопросами. В наркомате внешней торговли особое внимание уделялось вопросу выявления и перенесения технических новинок в промышленность Советского Союза. Такая работа была одним из важнейших пунктов стахановского движения в НКВТ. Для этого применялись самые различные способы: посылка в Германию представителей для изучения соответствующих отраслей производства и подписание контрактов на поставку отдельных образцов, заключение лицензионных договоров и соглашений об оказании технической помощи, а также использование «неофициальных» каналов для получения тех видов оборудования, которые немецкая сторона не желала продавать СССР.

Германские фирмы были настроены достаточно доброжелательно к сотрудничеству с советскими организациями. Так, в ответ на просьбу Уполномоченного НКТП при торгпредстве СССР в Германии допустить двух советских инженеров к посещению заводов фирмы «Адам Опель» от 2 января 1934 года, немедленно был получен положительный ответ. «… Мы охотно готовы … показывать наш труд. Мы делаем это скорее, чтобы показать Вашим господам, как это происходит у нас в действительности, особенно после того, как мы заметили, к сожалению, что в сообщениях русских газет о немецких автомобильных заводах пишется некорректное и не соответствующее действительности».

Запрос на полный текст диссертации присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
География
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки

Пишите нам
X