Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Иванова Юлия Валентиновна.
Традиции и их роль в политической жизни общества

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА
ФИЛОСОФСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Специальность 09.00.11 – социальная философия

ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени кандидата философских наук

Научный руководитель - доктор философских наук, профессор Павлов Ю.М.

Москва – 1994

Содержание диссертации
Традиции и их роль в политической жизни общества

Введение

Глава 1. Разработка категории "традиция" в современной отечественной и зарубежной литературе

Глава 2. Традиции и духовное производство
Содержание категории «духовное производство»
Традиции и искусство
Традиции и мораль
Традиции и наука
Традиции и право
Традиции и религия
Традиции и философия

Глава 3. Политические традиции и политические идеалы

Глава 4. Политические традиции и их роль в жизни общества

Заключение
Библиография

Глава 1. Разработка категории «традиция» в современной отечественной и зарубежной литературе

В современной отечественной и зарубежной литературе уделяется большое внимание разработке теории традиции. При этом прослеживаются некоторые сходные тенденции.

В отечественной литературе нынешнего столетия проблема традиций начала серьезно исследоваться в 60-е годы и прошла в своем развитии несколько этапов. Эти этапы можно условно соотнести с прошедшими десятилетиями.

На первоначальном этапе (60-е гг.) произошло выделение проблемы традиций в качестве самостоятельного объекта теоретического анализа. В числе первых исследователей традиций можно отметить таких ученых, как И. В. Суханов, Н. С. Сарсенбаев, С. Есенгелдиев, В. А. Малинин, Т. В. Проничева. Для первого этапа характерно смешение традиций с такими близкими явлениями, как обычай, ритуал, обряд и т. д. Рассмотрение традиций проводится в основном в статике, поэтому основной формальный признак традиции - ее устойчивость - приобретает здесь несколько преувеличенное значение. Традиция в целом определяется как категория социальной психологии.

В 70-е гг. постепенно расширяется изучаемая проблематика, углубляется теоретическое осмысление вопроса. Увеличивается число работ по данной теме, защищается ряд кандидатских и докторских диссертаций (Аленина Р. А., Савинова К. Г., Плахов В. Д., Суханов И. В. и др.). Изучение традиций идет в основном в рамках социальной философии, особенно при рассмотрении культуроведческой проблематики (Артановский С. Н., Баллер Э. А., Спиркин А. Г. и др.), однако и в смежных дисциплинах высказываются важные соображения относительно наиболее общих свойств традиции. Это относится к работам по этнографии, религиоведению, востоковедению (Бромлей Ю. В., Павлова З. М., Салтыков Г. Ф. и др.) В 70-е гг., несмотря на существенные разногласия, традиции рассматриваются уже как универсальные образования, расширяется объем понятия «традиция».

Намечается переход от статического рассмотрения традиции к ее динамическому рассмотрению.

Увеличение количества работ, посвященных традициям, а вместе с тем и числа точек зрения на их природу и роль в жизни общества, в начале 80-х гг. привело ряд исследователей (Э. С. Маркарян, В. Д. Плахов) к постановке вопроса о необходимости обобщения материала и создания специальной теории традиции. В эти годы выходит ряд специальных исследования по данной теме (Э. С. Маркарян, В. Д. Плахов, И. А. Барсегян, В. Б. Власова и др.). Проводится дискуссия на страницах журнала «Советская этнография», которая зафиксировала разногласия и совпадения во мнениях по данной проблеме, наметила новые направления научного поиска.

В исследованиях начала 80-х гг. правомерным признается рассмотрение традиций как в статике, так и в динамике, что особенно важно для решения ряда вопросов, в частности, соотношения традиций и инноваций, традиций и современности. Такое направление научных изысканий расширяет представления о пределах устойчивости традиций.

Понятие «традиция» все четче отделяется от понятий «обычай», «обряд» и т. п. как более общее, собирательное. Возникает взгляд на традицию как категорию, призванную охватить все способы фиксации, передачи и воспроизводства культуры. Понятие «традиция» рассматривается как социально-философская, общесоциологическая категория.

Во второй половине 80-х гг. анализ традиций сдвигается из общефилософского плана в сторону конкретизации отдельных видов традиции (политические, художественные, религиозные). Большое внимание уделяется изучению локальных традиций, особенно в востоковедении.

Знаменательно, что в последние десятилетия в развитии отечественных и западных исследований традиции, как показывает на примере американской литературы автор серьезной историографической работы О. А. Осипова, в целом наблюдаются сходные тенденции, такие как:
- отход от сугубо статического рассмотрения традиции, преувеличивавшего степень устойчивости традиции и недиалектически противопоставлявшего традиции и инновации;
- обращение, помимо статического анализа, к динамическому рассмотрению традиции, особенно в вопросе о соотношении традиций и инноваций, что позволяет преодолеть некоторые прежние метафизические воззрения;
- расширение объема понятия «традиция», утверждение взгляда на традицию как универсальное образование, бытующее во всех сферах общественной жизнедеятельности;
- преодоление жесткого противопоставления традиционного и рационального способов регуляции, что позволяет по-новому взглянуть на вопрос о месте традиций в современной общественной жизни;
- более четкое разграничение понятий «культура» - «традиция» - «обычай».

Можно констатировать, что к настоящему времени в отечественной и зарубежной литературе накоплен большой материал по интересующей нас теме. Однако вместе с тем отмечается некоторое снижение интереса к проблеме традиций. Подробный анализ сложившейся ситуации содержится в работах Б.С. Ерасова. Он отмечает, что «вместе с упадком концепции модернизации увяло и прежде столь распространенное понятие ТРАДИЦИЯ, относимое как к культуре, так и к политической жизни и социальным структурам». Б.С. Ерасов указывает, что, несмотря на значительную распространенность слова «традиция» в обществоведческой литературе на Западе и Востоке, оно зачастую заменяет иные понятия: понятие «культура» (обычно при необходимости отличить собственную культуру африканского или азиатского общества от привнесенной, чужой культуры); либо «некая часть культурного достояния». Имеется и ряд иных смыслов у данного чрезвычайно богатого семантически понятия.

Подобная перегруженность понятия «традиция», по мнению Б.С. Ерасова, делает его неопределенным, и поэтому оно все чаще заменяется более адекватными (хотя и тоже не безупречными в аналитическом плане) понятиями: самобытность, специфика, культурное наследие, культурное ядро, культурная динамика, эндогенность. Из этих понятий наиболее распространено понятие «самобытность», обозначающее, прежде всего определенность и самостоятельность общества, вытекающие из общности и своеобразия его культурных характеристик и исторического опыта. «В самобытности соединяются объективные и субъективные стороны бытия, внутреннее с внешним, отдельное с общим, действие и сознание, целостность и динамика».

Уменьшение частоты использования термина «традиция» вызвано не только его полисемантизмом, но отчасти и историей его употребления. Навязчивое противопоставление традиции и модернизации, традиции и современности, ставшее общим местом в западной литературе, привнесло в понятие «традиция» негативный оттенок отсталости и косности. Даже в том благоприятном варианте, когда традиция оказывалась способной стать носителем и приемником модернизации, она лишь приспосабливается к новым возможностям, но не порождает их, что обрекает ее на постепенное устранение. Поэтому как в идеологическом, так и в аналитическом подходах к собственным культурам и к проблеме взаимодействия культур понятие «традиция» вызывает у идеологов и теоретиков из стран Азии и Африки настороженное и недоверчивое отношение.

Непригодность противопоставления «традиция – современность» становится все очевиднее уже при рассмотрении процессов общественного развития, для описания которых она и была сформулирована.

Традиционность в действительности противопоставляется не современности, а деформации, разладу и ломке, в которых уничтожались жизненно важные компоненты общественного бытия. Немаловажно, что традиционность специально воспроизводится самим ходом буржуазной модернизации.

Неоколониалистский Запад готов примириться с существованием традиционных форм регуляции (религия, прежние социальные институты, ценности), если в ключевых сферах экономики и высшей власти обеспечены его интересы. Более того, в работах леворадикальных социологов обосновывается та идея, что традиция - в немалой степени - прямое порождение Запада, следствие зависимости стран Азии и Африки от ведущих капиталистических держав, как в период колониального прошлого, так и в последующем, что и привело к снижению эндогенных способностей развития.

Все эти обстоятельства влекут за собой необходимость переосмысления понятия «традиция», учета достижений отечественной и зарубежной науки.

В изучении традиций можно выделить содержательный, структурный и функциональный аспекты.

В содержательном аспекте традиции в современной литературе рассматриваются как реально существующий атрибут общества, однонаправленно выраженный во времени. Традиция представляет собой продукт совместной деятельности людей, форму коллективной адаптации человеческого сообщества к окружающей среде. Носителем традиции выступают индивиды, при этом традиция локализована в отношении определенной группы, коллектива, корпоративного сообщества, области с относительно общей культурой. Традиция является продуктом истории, имеет процессуальный, непрерывный, относительно устойчивый, инерционный характер. В то же время она потенциально динамична, обнаруживает способность к существенной перестройке. Традиция наследуется избирательно. Она основана на силе общественного мнения, на авторитете древности, а не на юридических установлениях. Традиция передается внегенетическими способами: устным или письменным путем, посредством примера или наставления.

Освоение традиции и следование ей может происходить сознательно или бессознательно. Традиция представляет собой абстрагирование от поведения конкретного человека и продуктов его деятельности.

Структурный аспект изучения традиций описывает их организацию и компоненты, а также определяемые ими варианты классификации традиций.

С этой точки зрения традиция имеет целостный характер, представляя собой сложную систему, включающую различные компоненты и имеющую определенную структуру. Сюда включаются открытая (устойчивые формы поведения) и скрытая эмоциональная и рациональная стороны (различные повторяющиеся, устойчивые способы мышления и чувствования, верования, символы, стандарты, нормы, правила поведения, знания, ценности, модусы оценки и т. д.).

Основанием классификации традиций может быть любой варьирующийся параметр традиции: социальная направленность (прогрессивные, реакционные или позитивные, негативные и нейтральные); степень развития (нарождающиеся, устоявшиеся и отмирающие); способ передачи (устные, письменные, акторные и др.); сфера общественной жизнедеятельности (политические, нравственные, эстетические, религиозные и др.; традиции материальной, социально-материальной и духовной культуры и т. д.); способы производства и воспроизводства общественной жизни...

В работах Э. С. Маркаряна, И. А. Барсегяна, А. И. Першица имеются подходы к созданию общей классификации традиций, интегрирующей все формы их проявления. Однако пока это только первые шаги, которые сдерживаются многими факторами, в частности недостаточно четким пониманием структуры общества. Создание общей классификации традиций является сложной задачей в связи с наличием множества параметров традиции (оснований классификации). Поэтому в каждом отдельном случае в соответствии с конкретными целями исследования можно успешно пользоваться тем или иным типом классификации из числа имеющихся.

Рассуждая о функциях традиций, большинство авторов в качестве фундаментальной и основной справедливо признают функцию аккумуляции и передачи социального опыта новым поколениям. Среди прочих функций традиций важны такие тесно связанные между собой функции, как регулятивная и нормативная. Нормативная функция, или иначе функция ориентирования на определенные ценности, находит выражение в предписывании члену общества следования определенным правильным и предпочтительным формам поведения. В силу своего нормативного характера традиция, ограничивая произвол, способствует регулированию в обществе отношений между людьми, направлена на согласование внутренних процессов. Не менее важна и выполняемая традициями функция социализации индивидов, включения их в систему социальных ценностей и ориентаций через воспроизведение уроков прошлой практики, восприятие традиций своего народа. Поэтому традиции несут большой воспитательный потенциал.

Функционирование традиций обеспечивается не юридическими установлениями, а силой общественного мнения, авторитетом традиции. Последнее наиболее труднопреодолимо при необходимости изменения существующих традиций, введения в жизнь каких-либо новаций. «Новация», «инновация», «новаторство» составляют ряд близких по значению терминов, противопоставляемых понятию «традиция». В чем их различие? Термин «новаторство» употребляется для обозначения творческой продуктивной деятельности, поиска нового и противопоставляется традиции как специфическому механизму стереотипизации в решении репродуктивных социальных задач. Новацию можно рассматривать как элемент новаторства в его первоначальном виде. По мере того, как новация втягивается в традицию, адаптируется ею и функционирует в ее составе, она становится инновацией.

Для литературы прошлых лет было характерно резкое противопоставление и четкое разграничение понятий «традиция» и «новация», правомерное при рассмотрении традиции в статике, с точки зрения ее устойчивости. Однако в последнее время традиция все чаще рассматривается в динамике, как явление постоянно трансформирующееся и подчиняющееся в своем развитии всем законам диалектики.

Так, проявление диалектического закона отрицания в традициях основывается на понимании отрицания как момента связи, момента развития с удержанием положительного. Развивая межформационные связи и переходные структуры, воплощающие исторический синтез, человечество как родовая общность преодолевает тупиковые, изжившие себя во всемирно-историческом масштабе социально-экономические и социально-политические отношения, сохраняя при этом ценнейшие, необходимые для дальнейшего развития достижения предшествующих эпох.

Сплетенные в системе традиции с иррациональными, преходящими, рациональные элементы снимаются, становятся все более общезначимыми, подчиняются контролю всеобщего интеллекта. В сплетенности рационального (необратимо достигнутого, снятого, завоеванного) и преходящего (абсолютизируемого, относительного, ограниченного) и заключается единство и борьба противоположностей в диалектике традиции.

Проявление закона перехода количественных изменений в качественные может быть проиллюстрировано процессом обновления традиций, для которого характерна постепенность. А. И. Першиц выделяет 4 основные формы и одновременно стадии реакции традиций на инновации: 1) противодействие, 2) сосуществование, 3) смешение, 4) превращение.

Таким образом, в процессе культурного воспроизводства традиции и инновации всегда выступают как взаимодополняющие явления, в единстве которых только и может протекать данный процесс. Каждая традиция когда-то была инновацией, многие из инноваций, в свою очередь, могут стать традициями.

Категория «традиция» обычно соотносится, кроме «инновации» еще с целым рядом смежных категорий, таких как «общественный прогресс», «культура», «идеал» и др.

Традиция и общественный прогресс выступают различными аспектами непрерывного социального процесса. Поэтому, как отмечает известный отечественный политолог Ю. М. Павлов, их взаимоотношение не дихотомично, но диалектично. Традиции и общественный прогресс постоянно взаимодействуют друг с другом. Именно из-за этой диалектичности традиции могут как подкреплять взаимодействия, так и противостоять им.

Такое понимание соотношения традиций и общественного прогресса отражает динамический взгляд на историю как на драматический процесс столкновения, взаимовлияния, синтезирования, трансформации конкретных форм социально-экономической и социально-культурной самоорганизации, конкретных и разнохарактерных путей духовного самооформления и самовыражения культур субстанциально единого человечества.

Категория «общественный прогресс» является одной из наиболее общих категорий социальной философии, поскольку, во-первых, прогресс изучается в масштабах общества в целом на протяжении всей его истории, а во-вторых, само понятие общественного прогресса возникает при обобщении реальной истории, всегда богатой зигзагами и противоречиями. Прогресс - исторически необходимое направление развития общества, и его результатом является процесс становления и развития человека как субъекта истории, создания объективных и субъективных условий всестороннего развития и проявления его творческих сил.

В отличие от категории «общественный прогресс», категория «традиция» выступает как менее общая, дающая возможность конкретного анализа отдельных развивающихся сторон и отношений общественной жизни. При этом сфера применения данной категории чрезвычайно широка.

Традиции обязательно присутствуют в любом обществе и сопровождают его на всех этапах развития, то есть прослеживаются и в горизонтальном, и в вертикальном срезах общественной жизни.

Категория «культура» дает качественную характеристику развития общества по пути прогресса с точки зрения активного, творческого участия в этом процессе общественного индивида. Соотношение категорий «культура» и «традиция» упрощенно можно представить следующим образом. Если культура - характеристика развития общества, то традиция характеризует развитие культуры, то есть выступает, выражаясь математическим языком, в роли второй производной.

Конечно, в связи с известным разнообразием точек зрения на содержание понятий «культура» и «традиция», их соотношение разными авторами понимается по-разному. Многие исследователи эти понятия отождествляют (ряд подобных мнений проанализирован еще в известной книге А. Кребера и К. Клакхона).

Однако такой подход представляется неприемлемым и критикуется рядом авторов. Например, Э. С. Маркарян обосновывает неправомерность отождествления культуры (как явления сугубо надбиологического, социального) и традиции наличием биологических традиций (способность высших животных осуществлять трансформацию индивидуального опыта в стадный и его передачу от поколения к поколению путем подражания), а также включенностью индивидуального опыта в культуру и невключенностью его в традицию.

Более предпочтительным представляется разграничение понятий «традиция» и «культура». Распространен подход к традиции как определенному механизму развития культуры: ее формирования, передачи (транслирования) и функционирования (Э. С. Маркарян и др.). Важнейшим аспектом является передача объектов культурной преемственности, что зафиксировано уже этимологически (лат. traditio - передача). Сам факт передачи в традициях определенной общественно важной информации не отрицает никто из исследователей, однако акцент в понимании этой передачи ставится по-разному: на процесс передачи и на передаваемое содержание.

Представление о традициях как механизме развития культуры ставит акцент на процессуальной стороне культурной преемственности. Акцент же на передаваемом содержании приводит к пониманию традиций как передаваемого от поколения к поколению опыта (Д. М. Угринович, А. Г. Спиркин, И. В. Суханов, Э. С. Маркарян и др.) Например, Э. С. Маркарян определяет традицию следующим образом: «Культурная традиция - это выраженный в социально организованных стереотипах групповой опыт, который путем пространственно-временной передачи аккумулируется и воспроизводится в различных человеческих коллективах».

В отечественной литературе иногда предпринимаются попытки примирить представления о традициях как механизме развития культуры, с одной стороны, и как передаваемом опыте, с другой - путем провозглашения необходимости сочетания двух подходов к традиции - статического и динамического. В этом случае традиция рассматривается как функциональный элемент культуры.

Наряду с указанными подходами в литературе встречается трактовка традиций с точки зрения релятивного подхода (традиция как устойчивое отношение между людьми) (Плахов В. Д.); номологического (традиция как общесоциологический закон) (Плахов В. Д.); нормативного (традиция как норма, разновидность социальной регуляции) (Аленина Р. А.); коммуникативного (традиция как разновидность коммуникативной инфраструктуры общества) (Цветков А. П.) и др.

Говоря о подходах к изучению традиций, нельзя не затронуть деятельностный подход, позволяющий по-новому взглянуть на место и роль категории «традиция» в системе категорий социальной философии.

Деятельность - это субстанция общественной жизни, поэтому понятие «деятельность» в рамках нашей работы используется как базовая, предельная категория. Деятельность - это социальный процесс, адаптивно-адаптирующая активность. Адаптация рассматривается в аспекте овладения стихийными силами природы и общества и проявляется в конкретных формах. Подбор форм (оформление) - это самоорганизующийся процесс, который может протекать в разных направлениях: стабилизирующем, флуктуационном, дестабилизирующем. Традиция относится к стабилизирующему направлению, хотя и не исчерпывает всего его богатства. «Традиция» не является фундаментальной категорией социальной философии, поэтому она нуждается в определении через выявление родо-видовой специфики и может быть охарактеризована как разновидность адаптивного оформления деятельности, стабилизирующая социальные процессы.

Многоликость традиции может быть понята на основе гегелевской диалектики, дающей возможность многоуровневого анализа традиций. Так, на уровне бытия традиция выступает как нечто застывшее, как форма. На уровне сущности - как процесс. На уровне явления - как норматив, запрет, регуляция. И на уровне действительности - как разновидность адаптивного оформления деятельности, стабилизирующая социальные процессы.

Как видим, деятельностный подход к традиции делает их анализ многоуровневым, позволяет преодолеть их идеалистическое толкование, отход от материалистического понимания истории. В рамках данного подхода упоминавшаяся ранее точка зрения Э. С. Маркаряна о биологических традициях снимается сама собой, т. к. деятельность - это социальная категория, лишающая смысла разговор о биологических традициях.

Таковы некоторые представления о традициях в отечественной и зарубежной литературе. Дальнейшая разработка теоретико-методологических вопросов, связанных с традициями, приводит нас к необходимости рассмотрения соотношения категории «традиция» с категориями «духовное производство», «идеал», а также изучения роли конкретных (религиозных, научных, политических и др.) традиций в жизни общества. Этому посвящены следующие главы нашего исследования.

В качестве примера рассматриваются конкретные явления в истории и культуре Китая - страны, где воздействие классического наследия на современность ощущается с удивительным постоянством. Необходимость конкретики в нашей работе обусловлена тем, что только практика показывает, в каком направлении и с какой целью должен идти научный анализ тех или иных категорий. Решение сложных и противоречивых проблем исторической преемственности позволит выявить традиции, способствующие социальному переустройству на подлинно демократических началах, и преодолеть тормозящее воздействие устаревших и реакционных традиций.

Запрос на полный текст диссертации присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
География
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки

Пишите нам
X