Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ

Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Григорьев Сергей Львович.
Религиозные взгляды и религиозная политика Павла I

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Екатеринбург – 2004

Работа выполнена на кафедре Отечественной истории Уральского государственного университета им. А. М. Горького

Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент В. А. ЛЯПИН

Официальные оппоненты:
доктор исторических наук, профессор Н. П. ПАРФЕНТЬЕВ
кандидат исторических наук, доцент И. В. ПОБЕРЕЖНИКОВ

Ведущее учреждение: УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Содержание диссертации
Религиозные взгляды и религиозная политика Павла I

Введение

Глава 1. Формирование и эволюция религиозного мировоззрения Павла I
Первый параграф посвящён православной традиции в мировоззрении Павла I.
Второй параграф посвящён влиянию философии масонов на мировоззрение Павла I.
Третий параграф посвящён идее рыцарства в системе религиозных взглядов Павла I.

Глава 2. Религиозная политика Павла I
Первый параграф посвящён положению православного духовенства при Павле.
Второй параграф посвящён религиозной политике в отношении старообрядчества.

Заключение
Список использованных источников
Литература
Приложения

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования определяется важностью изучения истории взаимоотношений Российского государства с Русской православной церковью и другими конфессиями. Данная тема также представляет интерес для исторических, историко-юридических и историко-церковных исследований.

Рассмотрение религиозных взглядов Павла способствует более полному пониманию духовной жизни русского общества рубежа XVIII-XIX вв., так как религиозное мировоззрение императора формировалось в непосредственной связи с религиозно-философскими представлениями и исканиями того времени.

Личность и мировоззрение Павла I сформировались задолго до восшествия на престол. Без рассмотрения православных традиций воспитания Павла, являющихся основой его религиозных взглядов, которые формировались в этот период, без рассмотрения религиозно-философских установок личности императора, невозможно понять и оценить религиозную политику императора.

Обращение к павловской эпохе важно с точки зрения понимания современного места религии в обществе. Здесь несомненный интерес вызывает проект Павла I о соединении христианских церквей, который может рассматриваться как один из вариантов решения проблемы многоконфессиональности, исторически сложившейся на территории Российской империи, а также как предтеча современных экуменистических идей.

Объектом исследования являются религиозные взгляды и религиозная политика Павла I, взятые во взаимосвязи.

Предмет исследования составляют конкретные мероприятия религиозной политики Павла, при этом система религиозных взглядов выступает как наиболее значимый фактор этих политических мер. К факторам, оказавшим влияние, как на формирование мировоззрения императора, так и на его политические приоритеты, а также на курс во внутренней и внешней политике, относятся: православие и положение православного духовенства при Павле, католицизм и течения внутри его.

Хронологические рамки определяются годами жизни императора Павла I (1754 – 1801 гг.), что обусловлено тем, что формирование религиозных взглядов императора началось задолго до его вступления на престол. Осуществление религиозной политики, естественно, пришлось на период недолгого правления Павла Петровича.

Историография. Религиозный аспект в большей, либо меньшей степени затрагивается во всех работах посвященных жизни и царствованию Павла I, а, следовательно, анализ степени изученности темы включает в себя рассмотрение основных проблем историографии царствования Павла I в целом. Приступая к характеристике работ, необходимо систематизировать их по хронологии и по степени охвата данной проблематики.

Вплоть до начала XX века историки касались событий конца столетия лишь «попутно», изучая финансовую политику самодержавия, военную историю России, сословную политику царизма, ряд других вопросов, а также в общих курсах истории страны. Также «попутно» рассматривались и вопросы религиозной политики Павла. Увеличение количества работ, посвященных Павлу, происходит в конце 60-х – начале 80-х гг. XIX века, когда вводятся в научный оборот новые источники, опубликованные в историко-литературных журналах «Русский Архив», «Русская старина» и других изданиях. Центр внимания исследователей смещается с личности императора на оценку внешней и внутренней политики.

Отдельно заслуживают упоминания работы, написанные исследователями эпохи Павла XIX – начала XX вв., среди которых стоит назвать историка Н. К. Шильдера,1 немецких историков Т. Шимана и А. Брикнера, историка начала XX века А. А. Корнилова. Эти авторы в целом дали правлению и личности Павла негативную оценку, и, не занимаясь подробно вопросами религиозной политики императора, отдельные ее элементы оценивали отрицательно. Их оппонентами на тот период были, прежде всего, Е. С. Шумигорский, М. В. Клочков, генерал-фельдмаршал Д. А. Милютин, а также Д. Ф. Кобеко.

В работах этих авторов отношение Павла I к религии и церкви рассматривается фрагментарно, попутно с характеристикой тех или иных событий внешней или внутренней политики периода.

В целом к XX веку у историков не сложилось сколько-нибудь целостной картины религиозной политики Павла. Более того, наличие у него концептуальной основы политических мер подавляющим большинством авторов вообще отрицалось. Это было связано с общей тенденцией противопоставления царствования Павла I времени Екатерины II. Дореволюционная историография упустила из внимания вопрос о закономерности, своевременности и значимости павловских преобразований для решения наиболее актуальных задач, вставших перед российской монархией в конце XVIII века.

Попытки объяснить повороты во внутренней политике только особенностью личности императора привели к преувеличению влияния характера Павла на деятельность его правительства, препятствовали раскрытию сложности и диалектичности преобразований.

Особое значение для серьезного переосмысления взглядов на политику Павла I имела точка зрения В. О. Ключевского, который, подчеркивает положительные стороны правления Павла. Характеризуя мотивы преобразований, Ключевский отмечает, что осуществлявшиеся на рубеже XVIII—XIX вв. планы возникали «из недобрых источников, либо из превратного политического понимания, либо из личных мотивов».

В XIX – начале XX вв. вопросы религиозных взглядов и религиозной политики Павла рассматриваются в работах, посвященных истории религии в России. Выходят работы М. Морошкина10 и И. Знаменского о положении православного и католического духовенства во второй половине XVIII века и отношении к нему самодержавия, дается анализ религиозной политики Павла I.

Оба автора отмечают заботу императора, в противоположность его матери, об улучшении материального положения духовенства, которую объясняют глубокой религиозностью царя. Однако некритическое использование источников мемуарного характера в определенной мере снижает научную значимость этих работ, т. к. авторы тяготеют к механическому воспроизведению отзывов современников и не могут преодолеть их субъективизма в оценках событий конца XVIII века.

В XIX – начале XX вв. выходят работы посвященные истории не только официальной православной церкви, также рассматриваются и вопросы истории иных религиозных и религиозно-философских направлений. Некоторые авторы затрагивают положение таких течений и направлений в павловскую эпоху. В этой связи следует упомянуть работу В. Г. Сенатова.

Эта работа интересна, прежде всего, тем, что автор рассматривает политику Павла I в отношении старообрядцев не только как целостную систему мероприятий, но и включает её в контекст истории взаимоотношений государства и старообрядчества в целом. Более серьёзные и глубокие работы в этот же период на данную тему принадлежат И. Нильскому. В советской историографии разработкой темы взаимоотношений власти со старообрядцами занимались А. И. Клибанов, В. Ф. Миловидов.

Отдельного обзора требуют исследования досоветского периода, затрагивающие вопросы взаимоотношений Павла с Мальтийским орденом. Особо необходимо отметить работу А. Лабзина, эта книга дает не только богатейший и разнообразный материал по истории этого рыцарского ордена, но и позволяет лучше понять восприятие самим императором рыцарских идей. Частично проблемы масонства при дворе Павла I касается М. Морошкин в упомянутой выше работе, оценивающий влияние масонских идей и западноевропейских масонских организаций на Павла I крайне негативно. М. Морошкин считает, что масоны лишь использовали императора в своих политических играх, а о влиянии масонских идей на мировоззрение Павла вообще не упоминается.

Несмотря на отсутствие на рубеже XIX-XX вв. обстоятельного труда о влиянии масонских идей на религиозные взгляды и религиозную политику Павла I, происходит более глубокое изучение вопросов становления, развития масонской идеологии и организаций в России в работах Я. Л. Барскова, Беренса, Т. О. Соколовской, М. Н. Лонгинова.

Следующий период в изучении павловской эпохи, период 1920-50-х гг. Историки этого периода подходили к осмыслению политики императора с ярко выраженных классовых позиций. В работах М. Н. Покровского, В. И. Самойлова и С. Б. Окуня время Павла вписывается в общий ход русской истории как продолжение продворянской политики самодержавия. Проявляя большой интерес к рассмотрению классовой политики, в частности изучению крестьянских волнений в царствование Павла I, религиозную политику авторы не рассматривали. Можно отметить лишь отдельные упоминания о положении православной церкви в этот период. Особо следует упомянуть большое количество фактического материала, содержащееся в работе С. Б. Окуня. Однако, вопросы собственно религиозной политики в работах этого периода совершенно не затрагиваются.

В 1920-50-е годы рассмотрение религиозного аспекта политической деятельности Павла I происходит также в трудах ученых русского зарубежья.

Следует особо упомянуть работы Г. В. Вернадского, который рассматривал религиозную политику Павла как составляющую не политики правления Павла, а часть религиозной политики российских императоров вообще. Особо интересны взгляды Г. В. Вернадского на проблему «соединения церквей». Он, рассматривая эту идею Павла I в контексте конкретной исторической действительности, показывает, что решить столь важную задачу путем чисто формальным, юридическим, через заключение договора, невозможно, поскольку к благим намерениям неизбежно примешиваются корыстные интересы и мирские разногласия правителей и иерархов. В итоге попытка объединения обращается в очередную политическую интригу, лишь усугубляющую взаимное недоверие. Исследователь предостерегает от бесконечного повторения давних исторических ошибок.

В работе «Начертание русской истории» Г. В. Вернадский указывает, в частности, что в виде протеста против рационалистических взглядов Екатерины Павел развил в себе взгляды на мистическую и религиозную составляющую государственной власти. Так, утоляя духовную жажду не из церковного, а из внецерковного источника, Павел пришел к выводам о ценности также и церковной религиозности, причем, однако, он склонен был делать мало различия между православием и латинством. Таким образом, Павел пришел к той же точке зрения, что в свое время и Петр I, - то есть к мысли о власти императора над церковью, только при этом Петр и Павел исходили из различных оснований: Петр мало ценил обрядовую сторону церкви и стремился к секуляризации государства: Павел, наоборот, высоко ставил мистическую сторону религии и стремился к оцерковлению государства. Этим путем он пришел к формуле о том, что государь есть глава церкви.

Более серьезному осмыслению вопроса о взаимоотношениях государственной власти и церкви в России посвящена работа И. А. Ильина, которая представляет особый интерес при рассмотрении религиозно-философских истоков идеологии Павла в вопросе «государь и церковь». И. А. Ильин рассматривает механизмы взаимоотношений церкви и государства в России, отмечая особый нравственный характер русской религиозности, а также свойственное русскому православию умение охранять свободу веры своей и чужой, говорит о развивающейся на всем протяжении русской истории идее противостояния злу свойственной православию. Он полагает, что в борьбе со злом церкви возможно и даже необходимо полагаться на государственную машину.

Интерес к императору Павлу заметно возрос в конце 1970-х гг., а принципиально новые оценки некоторых аспектов внутренней и внешней политики Павла I содержатся в работах, изданных в 1980-х – 1990-х гг.

Дальнейшее развитие благодаря большому фактическому материалу, введённому в исторический оборот, в этот период получила тема «Павел I и Мальтийский орден» в работах П. В. Перминова, Е. А. Погосяна.

Новый этап изучения павловской эпохи начался с работы Н. Я. Эйдельмана, «Грань веков», в которой автор дал принципиально новую и глубоко продуманную оценку царствованию Павла I. Н. Я. Эйдельман, указывая в качестве первопричин на личные качества и политические притязания Павла, видит в нем самостоятельного творца концепции власти, причем такой концепции, которая исходит в большей степени из практических нужд этой власти, а не религиозно-философских исканий. В целом, подробно рассматривая павловское правление, Н. Я. Эйдельман упоминает о религиозных взглядах Павла лишь вскользь.

Концептуально новый, целостный подход к изучению политики Павла I можно проследить у таких историков, как Ю. А. Сорокин, М. М. Сафонов, В. Тюрин, Г. И. Чулков, Г. Л. Оболенский. Вместе с тем, можно говорить лишь о новых подходах к оценке политики Павла I в работах этих исследователей, которые впоследствии будут использованы и в рассмотрении религиозно-политических вопросов. Затрагивая различные политические аспекты, вопросам религиозной политики и, тем более, формированию мировоззрения императора вышеназванные авторы уделяют крайне мало внимания.

Особое значение для рассмотрения внутренней политики Павла, в частности её религиозных аспектов, имеет точка зрения А. Б. Каменского, высказываемая им в работах «Российская империя в XVIII веке: традиции и модернизация» и «От Петра I до Павла I: Реформы в России XVIII века (Опыт целостного анализа)», где автор рассматривает правление Павла I в русле общих модернизационных процессов XVIII века, отмечая особую в это правление «опору на русскую традицию, государственного насилия и принуждения». Оценивая правление Павла, А. Б. Каменский не отрицает реформаторского характера политики императора, однако, рассматривает их в русле общих модернизационных процессов и оценивает реформаторский потенциал Павла не слишком высоко. Подчёркиваемое А. Б. Каменским особое стремление Павла к традиционности в отношениях между государем и народом, государем и церковью и другим формам традиционности особым образом, по мнению автора, проявилось в религиозной политике Павла.

В настоящее время изучение различных аспектов религиозных взглядов и религиозной политики получило новое развитие в работах Ю. А. Сорокина, М. М. Сафонова, А. В. Скоробогатова, Л. В. Хайкиной.

В работах этих исследователей вопросы формирования религиозных взглядов рассмотрены более детально, чем в работах предыдущих периодов. Отмечается нетрадиционность взглядов этого монарха на духовный авторитет светской власти, подробно рассматриваются притязания императора на роль главы Вселенской церкви, взаимоотношения с католической церковью.

Ю. А. Сорокин в своей монографии «Павел I: личность и судьба» рассматривая эпоху царствования сына Екатерины II как закономерный этап развития российского абсолютизма, отмечает, что для понимания попыток реализации основных проблем этого непродолжительно царствования необходимо учитывать «контекст личности этого монарха».

Л. В. Хайкина в статье «Михайловский замок и некоторые аспекты религиозно-философских воззрений Павла I» подробно рассматривает влияние традиционной православной традиции взаимоотношений церкви и государства на формирование религиозных взглядов Павла.

Ряд публикаций последних лет А. В. Скоробогатова, посвящённых различным аспектам правления Павла I, представляют политику, в том числе и религиозную, как важнейшую составляющую формирующейся государственности идеологии Российской империи.

В целом можно отметить, что современные историки, несмотря на более глубокие исследования и привлечение более обширного документального материала, не сформировали какие-либо общие концептуальные подходы в оценках правления императора Павла Петровича, а тем более, на проводимую им религиозную политику.

Цель исследования заключается в выявлении конкретных механизмов религиозной политики Павла I на основе комплексного тематико-хронологического исследования.

Данная цель достигается путем решения ряда конкретных задач:
1. Анализа системы религиозного мировоззрения Павла;
2. Установления возможности взаимосвязи законотворческой деятельности в отношении религии и духовенства с религиозными взглядами Павла;
3. Установления возможности зависимости религиозной политики Павла от общего направления его реформаторской деятельности;
4. Рассмотрения религиозной политики как одного из элементов социальной политики;
5. Определения эффективности политических мероприятий в отношении различных религиозных конфессий, таких как: православие и католицизм, и религиозных течений, таких как: униатство и старообрядчество.

Новизна исследования состоит в том, что автор впервые рассматривает религиозную политику как самостоятельную часть политического курса Павла I. Это создало возможность провести более целостный теоретический анализ данной сферы его государственной деятельности.

В исследовании впервые сделана попытка рассмотрения религиозно-философских исканий императора Павла I в непосредственной связи с его политическими мероприятиями. Впервые рассмотрены вопросы преемственности религиозной политики Павла I:
• впервые проанализирована система религиозного мировоззрения Павла;
• впервые установлена степень влияния религиозных взглядов Павла I на его законотворческую деятельность в отношении религии и духовенства;
• впервые определено соотношение религиозной политики Павла с его законодательной деятельностью;
• рассмотрена религиозная политика Павла I как один из элементов социальной политики;
• определена результативность политики Павла I в отношении православия, старообрядчества, католицизма и униатства.

Теоретическая значимость диссертации состоит в осмыслении религиозной политики Павла I во взаимосвязи с социокультурными процессами российской модернизации конца XVIII – начала XIX веков.

Практическая значимость работы заключается в том, что полученные результаты могут быть использованы в научных исследованиях по истории России конца XVIII – начала XIX веков, научных работах по истории религии и церкви, общих и специальных курсах отечественной истории и истории религии, биографических работах.

Апробация результатов исследования. Ключевые положения диссертационного исследования были изложены автором в пяти научных публикациях (Екатеринбург, 1999, 2000, 2001, 2002) и апробированы на конференциях: научной конференции «Германия-Россия: исторический опыт межрегионального взаимодействия XVI-XX вв. (Екатеринбург, 1999), научно-практической конференции, посвящённой 60-летию исторического факультета УрГУ (Екатеринбург, 1999), региональной научной конференции «Вторые уральские военно-исторические чтения» (Екатеринбург, 2000), студенческой научно-практической конференции (Екатеринбург, 2000), IV-ых Татищевских чтениях (Екатеринбург, 2002).

Результаты, заключающие в себе научную новизну, могут быть сформулированы в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Формирование системы религиозных взглядов и воплощение их в политических мероприятиях Павла I проходило в тесной взаимосвязи с модернизационными процессами различных сторон жизни общества конца XVIII века, включая один из влиятельнейших институтов – церковь. Перемена в статусе церкви, изменение ее роли в обществе являлось одним из основных атрибутов модернизации. Модернизация общества теснейшим образом связана с подрывом позиций церкви, ослаблением ее воздействия на все стороны жизни общества и личности, существенным освобождением от влияния церкви общественной жизни.

2. Традиционность церкви как института определяла подходы к ее реформированию, которые выступали как поиск компромисса между модернизационными тенденциями государства и традициями церкви. При Павле поиск такого компромисса осуществлялся не столько с позиций превалирования имперских интересов, а, следовательно, ущемления религиозных интересов какой-либо части подданных. Традиционность церковных институтов при Павле стала одним из составляющих модернизации, стала частью идеологической доктрины, призванной сплотить общество и тем самым способствовать успешности модернизационных процессов.

3. Церковь, с одной стороны, теряя всеохватное воздействие на жизнь общества, с другой, приобрела даже большее значение, чем в предшествующий период. Непоследовательный в конкретных вопросах какой-либо продуманной системы управления и законодательства, император Павел вполне обдуманно шел навстречу неизбежным назревающим реформам. Официальная православная церковь, прожившая XVIII век под давлением неограниченной монархии, тоже, несмотря на сохранение подчиненности государству и даже увеличение регламентации со стороны монарха, смогла не только укрепить свое положение, но и идеологически оправдать реформаторские тенденции нового правления. В целом в период недолгого правления Павла несколько поутихло религиозное противостояние в России, начавшееся ещё при Петре I.

4. Система религиозных взглядов Павла I представляет собой комплекс традиционно православных, византийских и католических элементов, которые явились основой концепции павловской религиозной политики. Религиозно-философская концепция Павла I основывается на традиционно-православном мировоззрении, свойственном большинству русских людей того времени, и на особой религиозности, свойственной личности императора. Павел выстраивает и предпринимает попытки исторически обосновать свою идею о «первосвященной» роли императора, кареллирующейся у Павла с масонскими и рыцарскими представлениями о значении монаршей власти.

5. У Павла была своя политическая программа, но подвергающаяся постоянным изменениям. Император часто действовал импульсивно, мгновенно реагируя на ситуацию. Но при этом всегда имелся в виду некоторый идеал, который Павел создал себе из нескольких, часто противоречащих друг другу религиозно-философских начал. Официальная идеология правления Павла I находилась в русле общих модернизационных тенденций эпохи, но тяготела к развитию модернизационных процессов не всегда традиционными для российских реалий методами.

6. Сформировавшиеся еще до начала царствования великого князя религиозные взгляды нашли отражение в конкретном содержании религиозной политики императора Павла I, которая проводилась в русле общей направленности внутренней и внешней политики императора и одновременно прозвана была решать внутриконфессиональные, межконфессиональные проблемы, обостряющиеся в условиях многонационального характера Российской империи и особенностей внешнеполитической ситуации.

Основные положения диссертации изложены автором в следующих публикациях:
1. Григорьев С. Л. Немцы в России в годы правления Павла I. // Немцы на Урале и в Сибири (XVI-XX вв.). Материалы научной конференции «Германия-Россия: исторический опыт межрегионального взаимодействия XVI-XX вв. (03-05.09.1999). – Екатеринбург: Изд-во «Волот», 2001. – С. 488-498.
2. Григорьев С. Л. Оценки правления Павла I в мемуарной литературе. // Орёл шестого легиона: Тез. докл. студ. науч.-практ. конф., посвящ. 60-летию ист. фак. УрГУ. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1999. – С. 43-46.
3. Григорьев С. Л. Павел I и армия в оценках современников. // Вторые уральские военно-исторические чтения: Материалы регион. науч. конф. – Екатеринбург, 2000. – С. 16-17.
4. Григорьев С. Л. Политика Павла I в отношении старообрядчества. // IV-ые Татищевские чтения. Тезисы докладов и сообщений. Екатеринбург, 18-19 апреля 2002 года. – Екатеринбург: «Банк культурной информации», 2002. – С. 156-157.
5. Григорьев С. Л. События 11 марта 1801 года в записках современников и трудах дореволюционных историков. // Орёл шестого легиона: Тез. докл. студ. науч.-практ. конф. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2000. – С. 60-62.

Запрос на полный текст автореферата диссертации присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветерин ария
География
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки

Пишите нам
X