Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки
СУПЕРОБУЧЕНИЕ
Комната отдыха

Введите слово для поиска

Гайсина Анастасия Викторовна
Система защиты прав человека в современной России

Уральский государственный университет им. А. М. Горького


Специальность: 23.00.02. Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии


Диссертация
на соискание ученой степени кандидата политических наук


Научный руководитель: профессор, доктор исторических наук Миронов Д. А.


Екатеринбург - 2004

Содержание диссертации
Система защиты прав человека в современной России

Введение

Глава 1. Политико-правовые традиции и механизмы защиты прав человека стран Западной Европы
1.1. Права человека в западноевропейской политической традиции
1.2. Неправительственные организации в системе защиты прав человека
1.3. Институт омбудсмена в странах Западной Европы: структура и функции

Глава 2. Политико - правовые традиции и система защиты прав человека в России
2.1. Правовые традиции в российской политической культуре
2.2. Судебные реформы в истории России
2.3. Особенности развития неправительственных правозащитных организаций в России
2.4. Становление института Уполномоченного по правам человека в центре и регионах (на примере Свердловской области)

Заключение
Приложение 1
Приложение 2
Библиографический список

Глава 1. Политико-правовые традиции и механизмы защиты прав человека стран Западной Европы

1.1. Права человека в западноевропейской политической традиции

Рассуждения о правах человека идут с незапамятных времен. Основоположниками и разработчиками теории прав человека стали выдающиеся представители западноевропейской правовой мысли, рассуждения которых привели к выводу о том, что права человека - это системообразующая категория, составляющая основу гражданского общества и правового государства.

В монографии “Гражданское образование” даются противоречивые определения прав человека: “права человека - это обеспечиваемая и узаконенная возможность совершать правомерные действия” и “права человека это то, что соответствует природе человека и что разрешено законом”. Этими определениями можно охарактеризовать суть двух основных правовых доктрин - позитивизм и доктрина естественного права, соответственно первое можно обозначить как разрешительное право: делать только то, что разрешено законом и, второе - запретительное право: не делать того, что запрещено.

На становление концепции прав человека решающее влияние оказала естественноправовая доктрина, утвердившая приоритет прав человека и определившая новые параметры взаимоотношений между индивидом и властью. Естественные права явились результатом синтеза философии естественного закона и формирования культуры ответственности, это выражено в известной формуле: “нет прав без обязанностей”. Философия школы естественного права, сформировавшаяся к концу 17- нач. 18в., способствовала процессу понимания человеком, что он является обладателем разума, способного творить и изменять собственный мир. Философия естественного закона внесла свой особый вклад в развитие того типа мышления, при котором человек стремится занять по отношению к государству, праву, другому индивиду моральную позицию.

Поиски норм справедливости и права были предприняты еще пифагорейцами (VI - V вв. до н. э.). Ими была сформулирована концепция естественных прав человека, которая в последующие эпохи не меняла своего смысла: “справедливое состоит в воздаянии другому равным”. Демокрит расценивал справедливость в политике через соответствие природе: “То, что считается справедливым, не есть справедливое: несправедливо же то, что противно природе”. Для естественноправовой теории Демокрита характерно представление государстве как о чем-то искусственном и вторичном.

Идея естественного равенства и свободы всех людей впервые была высказана софистами (V-IV вв. до н. э.). Основополагающий естественноправовой принцип софистов был сформулирован Платоном: “Мера всех вещей - человек, существующих, что они существуют, а несуществующих, что они не существуют”.

Начало понятийно-теоретического исследования природы полиса положено Сократом (469-399 гг. до н. э.). По его мнению, путь достижения свободы для человека и для государства лежит через соблюдение всеми разумных и справедливых законов полиса.

Рационалистические идеи Сократа были развиты его учеником Платоном (427-347 гг. до н. э.). Справедливость Платон рассматривает через определенное равенство. Различает два вида равенства: “геометрическое” (по Платону - самое истинное и наилучшее равенство - равенство по достоинству и добродетелям, каждому то, что соразмерно его природе) и “арифметическое равенство” (равенство меры, веса и числа).

Положения Платона в дальнейшем были развиты в учении Аристотеля (384-322 гг. до н. э.), выделившего справедливость уравнивающую и распределяющую. Уравнивающая справедливость тождественна “арифметическому равенству” Платона. Распределяющая справедливость - это проявление справедливости при распределении того, что может быть распределено между членами общества (власть, почести и т. п.). Права же Аристотель трактует как политическую справедливость: “Те люди имеют права, для которых существует закон, определяющий их отношения”. Аристотель выделил область мышления и рассуждений, относящуюся к судопроизводству. Великий философ приступил к описанию и формированию ее, правда, пока в этическом плане. “Однако Аристотель весьма близко подошел к сущности права: утверждая, что справедливость связана с исполнением законов и все законное в известном смысле справедливо, он задает место для права, очерчивает его смысловой каркас. Тем не менее, последнего шага - сформулировать идею права - Аристотель сделать так и не смог”.

Именно в Риме складывается идея права: под ней понимается гарантированная для человека властью и законом справедливость. Тем не менее, идея римского права перемещает акценты: “с этических поисков в плоскость управления и организации (справедливость - прерогатива власти), от тонких, но достаточно определенных рассуждений в области этики к более грубым, но точно измеренным и гарантированным действиям властных субъектов и подчиненных им судов”.

Столкнувшись, очевидно, с несправедливыми решениями судей, которые действовали “по Аристотелю”, римские граждане - люди свободные и не чуждые власти и, в то же время заинтересованные в поддержке общины (римского народа), начали, минуя суд обращаться прямо к властям (преторам). Анализ важнейших институтов римского права говорит о том, что мера справедливости задавалась властью: “то есть именно властным субъектам в первую очередь гарантировалась справедливость, а мера справедливости задавалась подтверждением опять же властями тех или иных властных отношений. Например, обладая абсолютной властью в семье, отец семейства получает по римским законам соответствующие права.

Может показаться, что римское право отступает от идеи справедливости, подменяя ее идеей гарантированного властью порядка. Но, идея справедливости сохраняется в римском праве. “Когда властные отношения кристаллизуются и складываются устойчивые экономические и социальные отношения, идея справедливости уходит на второй план, а ее содержание частично снимается в идее гарантированного властью порядка. Получается, что право как бы пульсирует: то на первый план выходит идея справедливости, то идея гарантированного властью порядка.

Естественный закон, систематизированный Аристотелем, получил свое дальнейшее развитие у греческих стоиков. Цицерон (106 -43 гг. до н. э.) придал учению последних ту форму, в которой оно было известно в Европе вплоть до 19 века.

По мнению Цицерона, “закон… есть заложенный в природе высший разум, велящий нам совершать то, что следует совершать, и запрещающий противоположное. Этот же разум, когда он укрепился в мыслях человека и усовершенствовался, и есть закон”. При этом “высший закон, будучи общим для всех веков, возник раньше, чем какое-либо государство вообще было основано”; “он – нечто извечное, правящее всем миром благодаря мудрости своих повелителей и запретов”.

Склонность к любви к ближнему и к отечеству, желание служить им, благородство, чувство долга – эти доблести, по Цицерону, коренятся в естественном законе. Он осознается человеком как долг, благодаря совершенству его разума, который, в свою очередь есть часть космического разума: “первая связь между человеком и божеством – в разуме”. Теоретики школы естественного права утверждали, что естественный моральный закон, существующий во вселенной, осознается людьми благодаря их умственной способности, он очевиден и понятен всем разумным созданиям. Человек знает, а не просто чувствует, что хорошо и что плохо.

Такое отношение к праву позволило сформулировать некий идеал: чем ближе право к своей естественной цели, а именно - обеспечение свободы каждого, путем введения правил для всех, тем меньше в нем предписаний и тем очевидней смысл запретов. В идеале право должно позволять все, чего специально не запрещает, а запреты должны быть такими, что незнание их никому не может послужить моральным оправданием негативного поступка: “что не запрещено - разрешено; незнание закона - не есть оправдание”. Эта формула служит основой “естественно-правового” законодательства. По природе, учили стоики, все люди равны. Марк Аврелий (в 161-180 гг. - римский император) хвалил политию “с законом, равным для всех, где признаются равенство и равное право на речь”, а также единодержавие, “которое всего более почитает свободу подданных”.

Существенный вклад в развитие юридических представлений о правах человека и государстве внесли римские юристы Модестин, Павел, Юлиан. Под воздействием идей справедливости появилось резкое отличие старого строгого римского права и права справедливого. Трактовка справедливости как необходимого свойства самого права и конституирующего момента его понятия означала, что все нормы, противоречащие требованиям принципа естественноправовой справедливости, не имеют юридической силы. Великая Хартия вольностей 1215 г. предписывала английским королям давать обещание, что “мы никому не откажем в праве или правосудии и ни для кого не отсрочим их”, и что “ни один свободный человек не будет взят, помещен в тюрьму или лишен права владеть имуществом... и мы не накажем его и не пошлем наказать его кроме как по законному решению”. Общее право к тому времени разработало концепцию справедливой процедуры, согласно которой суды принимают решения, только уведомив заинтересованные стороны и дав им возможность высказаться, и только тогда, когда сами судьи свободны от всякого пристрастия и предрассудков.

В Средние века Фома Аквинский (1225-1274) доказывал, что положительное право государства должно быть совместимо с естественным моральным законом, который учит, что есть добро, а что – зло. Иначе говоря, если конкретный государственный закон несовместим с естественным моральным законом, то “он будет не законом, а извращением закона”. Из его позиции следует, что каждое моральное предписание должно стать объектом законотворчества государства: критерий здесь составляют интересы общего блага.

Исходя из естественных прав, понятие “обязанности” в большей степени относится к государственной власти, которая должна творить закон в соответствии с законом природы, как “законом справедливости”, который гласит: право - это то, на что я могу рассчитывать потому, что на это могут рассчитывать и другие.

Из предшествующей иудаистской и античной мысли христианство восприняло “золотое правило” справедливого поведения каждого человека: “Итак, во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы сними; ибо в этом закон и пророки” (Мф., 7, 12). Эта норма регулирует поведение людей и воплощает принцип равенства, содержащийся и в Новом Завете: “Не судите, да не судимы будете. Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерой мерите, такою и вам будут мерить” (Мф., 7, 1-2). Тем не менее, практическое применение эти принципы нашли в несколько извращенной форме. Например, каноническое право, возникшее в средние века, считало справедливым способ распределения наследства, когда церкви выделялась законная доля. “Правовой источник эпохи Карла Великого содержит жалобы на то, что угрозами вечного Суда и обещаниями блаженства церковь отбирает собственность у больных и бедных и лишает наследства их законных наследников, так что они из-за бедности становятся преступниками”.

Наряду с каноническим правом Западной Европы, развивался “партикуляризм”, т. е. отсутствие единого права всей страны. Судебные функции в различных странах были распределены между монархом, вассалами, церковью, феодальными судами, и соответственно они же распоряжались правами человека. Идея естественных прав была отвергнута. Ученые - гуманисты 15-17 в. в. считали это время “сумерками” европейской истории. Кроме того, в средние века в период абсолютизма появился инквизиционный процесс. Он пришел на смену состязательности и явился прямой ее противоположностью. В инквизиционном процессе нет сторон, обвиняемый практически не имеет прав, потерпевший является лишь жалобщиком. Функции обвинения, защиты и следствия сосредоточены в руках судьи. На всем протяжении следствия для получения показаний применялись пытки. Обвиняемый не мог отказаться от дачи показаний, даже после отмены пыток в конце ХVIII в.

Позднее инквизиционная система уголовного процесса была уничтожена Великой Французской революцией, а в других странах Западной Европы просуществовала до революции 1848 г. На смену инквизиционному пришел смешанный процесс, который стал комбинацией инквизиционного предварительного следствия и состязательного судебного рассмотрения. Однако при этом не произошло механического соединения разнородных элементов, а выработалась единая процессуальная система, основной принцип которой - состязательность, хотя и с сохранением некоторых инквизиционных элементов. Для смешанного процесса характерным является положение обвиняемого в качестве стороны, пользующейся правом на защиту не только в суде, но и до суда.

Важным этапом в формировании прав человека в Новое время стала концепция общественного договора как источника происхождения и правовой основы деятельности государства (Гроций Г., Спиноза Б.) Западная социальность создавалась на основе правил договорной (ковенантной) теологии, или системы ковенантов. Взаимодействие индивидов в таком обществе предполагает предварительное взращивание таких качеств, как саморефлексия и способность к личностному обновлению, которые начинали работать в направлении либерализации. На наш взгляд, именно система ковенантов сыграла огромную роль в становлении политико-правовой культуры западного общества, ведь договор предполагает не только взаимные права, обязанности, ответственность, но и активное участие в осуществлении условий договора.

Теория договорного происхождения государства, господствующая в политической мысли Запада в течение нескольких веков культивировала в гражданах убеждение в том, что именно люди учреждают государства, чья главная функция – гарантия безопасности людей. Категории самостоятельности и ответственности на протяжении своего исторического развития глубоко укоренились в сознании и поведении людей, сделались общепризнанными, став реально действующими регуляторами деятельности индивидов. Исторический опыт Запада показывает, что именно “снизу”, от граждан исходило требование менять действительность в соответствии с этими идеалами.

Разработка либеральной доктрины естественных неотчуждаемых прав и свобод человека на основе идей господства права, правовой организации государственной жизни, разделения властей и верховенства закона была продолжена Д. Локком (1632-1704).

Естественный договор по Локку гласит: “каждый, подчиняя себя всем, не подчиняет себя никому в отдельности, так как нет ни одного члена ассоциации, в отношении которого остальные не приобретали бы тех же прав, которые они уступили ему по отношению к себе, то каждый приобретает эквивалент того, что теряет”.

Здесь берет свое начало идеальная система права - “это законодательное обеспечение гуманизма, как идеи самоценности личности. Система принципов, которыми обязывают всех (социум) ради свободы каждого (личности)”. Эта система обуславливает существование естественных прав, которыми обладает каждый принадлежащий к роду человеческому.

Выраженный Локком правовой принцип индивидуальной свободы сформулирован несколько иначе предшествующего: “Разрешено все, что не запрещено законом”. Локк считает, что этот принцип применим лишь к индивиду, но не к носителям власти, в отношении которых должен действовать другой правовой принцип: “Запрещено все, что не разрешено законом”. Теоретические представления о естественных неотчуждаемых правах человека, увязанные с учением о разделении властей (как, например, у Локка, Монтескье, Джефферсона и др.), сыграли важную роль в процессе формирования конституционализма и заметно повлияли на раннебуржуазное конституционное законодательство и государственно-правовую практику. Глубокая философская разработка проблем прав и свобод человека с либерально-гуманистических позиций связана с именем И. Канта (1724-1804). Основной идеей этики Канта является свобода человека, его свободная воля, которая определяет смысл моральной независимости и автономии личности, ее способность и право самой устанавливать нормы должного и следовать им без внешнего принуждения и давления.

Эта мысль отчетливо присутствует в категорическом императиве, гласящем: “Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом”. И. Кант подверг критике идеи естественного права, развивая учение о моральной свободе и независимости человека, которое оказало большое влияние на правоведение многих стран.

Найденные выдающимися представителями естественно-правового мышления Нового времени правила и заповеди, не были чистой теорией, они коренным образом изменяли практику государственно-правовой жизни. Школа естественного права постепенно формировала такой политико-правовой менталитет граждан, для которого неотъемлемыми ценностями становились права и свободы граждан, ограниченная роль государства в обществе. Время возникновения позитивизма определяется второй половиной XIX в. Хотя еще Аристотель политическое право делил на естественное и волеустановленное (т. е. позитивное право). Позитивизм резко выступал против доктрины естественного права (А. Маркель, Д. Остин, К. Бергбом и др.). Свою главную задачу он видел в систематизации действующего права. Источником права и прав человека признавалось государство, которое стоит над обществом и формирует общеобязательные законы.

Подход к вопросу о соотношении естественного права и закона И. Бентама (1748-1832) по-своему предвосхитил юридико-позитивистскую школу права. Бентам не признавал и отвергал права и свободы человека, т. к. они не совместимы с какой бы то ни было конституцией и, по сути, олицетворяют анархию. Те, кто различает право и закон, придают праву антизаконный смысл, считал И. Бентам. Тем не менее, он был сторонником демократизации и республиканского устройства государства. Бентам призывал политиков оценивать законы "по их последствиям" и, по необходимости, изменять их. Разрыв позитивизма с естественноправовыми ценностями позволил широко использовать его тоталитарным режимам. Тоталитаризм решительно отвергает учение о естественных правах и всегда выступает “благодетелем” по отношению к народу, получающему свои права по милости всесильного государства.

Кроме естественноправового и позитивистского подхода к определению прав человека нельзя не упомянуть марксистскую доктрину. Сформировавшись в XIX в., марксизм объявил своей главной целью установление нового строя, основанного на принципах подлинного демократизма.

Тем не менее, в трактовке марксизма демократия - явление сугубо классовое, истинная демократия - есть диктатура пролетариата. “Научное понятие диктатуры, - подчеркивал В. И. Ленин, - означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на насилие опирающуюся власть”. В таком государстве человек становится средством достижения целей, стоящих перед государством, он всецело подчинен политической власти, не знающей над собой силы закона. Это является выражением системоцентристского подхода: государство - первично; человек - объект государственного воздействия, его поведение жестко регламентируется, направляется, контролируется государством.

Нельзя не учитывать, что марксизм руководствовался благородными целями, но методы достижения этих целей превратили его в тоталитарный режим и исключили его из правовой практики демократических государств. В современном мире практика государств, признающих естественноправовую доктрину происхождения прав человека, отнюдь не отвергает его позитивного оформления. И естественноправовая доктрина, и позитивистский подход в современном мире не выступают как антиподы. Неким синтезом идей естественного права и позитивизма следует считать понятие прав и свобод человека. Термин “право” определяет конкретные действия человека (позитивизм), термин “свобода” подчеркивает более широкие возможности индивидуального выбора, не очерчивая конкретного его результата. Т. о. свобода расширяет границы права. Права и свободы человека представляют собой принципы, нормы взаимоотношений между людьми и государством, обеспечивающие индивиду возможность действовать по своему усмотрению (эту часть прав обычно называют свободами) или получать определенные блага (это собственно права).

С развитием концепции прав человека сформировалось множество типологий прав:

- Фундаментальные и иные права. Первые принадлежат человеку вообще, независимо от гражданства и конституций: это право на жизнь, достоинство, свободу совести, веру, иные же права производны от фундаментальных. От фундаментального (основного) права отпочковываются значительное количество других прав, они соотносятся как общее и частное.

- Негативные и позитивные права.

- Исходя из сферы применения: гражданские, экономические социальные, культурные и др.

- Коллективные права и индивидуальные.

Наиболее широким понятием, включающим в себя сферы применения прав, периоды возникновения, причины появления, является понятие “поколений прав человека”. Первое поколение прав включает в себя традиционные либеральные ценности, сформировавшиеся в процессе осуществления буржуазных революций. Это личные (гражданские) и политические права - свобода мысли, совести, религии, участие во власти, право на жизнь и безопасность, на беспристрастный суд и т. п.

Сформированная до нашего времени позиция многих философов о том, что абсолютной ценностью является “минимальное государство”, созданное для защиты людей, и не вмешивающееся в процессы естественного развития общества, претерпевают в настоящее время существенные изменения. Современное западное общество не отказывается от ценностей 18 в., но им придается новое истолкование, они наполняются новым содержанием. В отличие от прежних установок либерального индивидуализма в современных конституциях звучат иные идеи.

Вместо положения о безусловном примате личности по отношению к обществу и государству, о священной и неприкосновенной частной собственности, невмешательстве государства (“ночного сторожа”) говорится о возможности государственного регулирования (планирования), социально ориентированной экономике, социальном государстве, общественных функциях частной собственности, роли трудящихся в обществе. “Осуществляется переход от институциональных конституций прошлого к социальным конституциям настоящего... Современные концепции развития общества, государства и права, причем концепции, выраженные в законодательной форме, преодолевают крайности индивидуалистического либерализма и пороки “авторитарного социализма””.

По мнению западных исследователей, практика “свободного рынка” превращает гражданина в потребителя, а это ведет к снижению его ответственности за состояние общества. Рынок утверждает “право сильного”, подрывая нравственные нормы, а частная собственность отгораживает друг от друга граждан и объединения людей.

Абсолютизация частной собственности привела к обострению социального конфликта между тонким слоем состоятельных людей и массами, уровень обеспеченности которых крайне низок. Оказалось, что частная собственность не играет той роли “ объединителя” гражданского общества, которая ей издавна приписывалась. Э. Дюркгейм и М. Вебер еще в начале 20 в. предупреждали о грядущей социальной опасности, связанной с ростом рационализированной, секуляризированной и материалистической среды. Идеология либерализма, безусловно, сыграла большую роль в становлении гражданского общества и концепции прав человека. “Вся история европейской цивилизации Нового и Новейшего времени может быть интерпретирована как опасное путешествие между Сциллой естественного состояния войны всех против всех, которое не знает никаких моральных ограничений, и Харибдой государственного тоталитаризма, который замыкает роль на себя до такой степени, что считает моральным все, что служит его целям и интересам”.

Вследствие вышесказанного появилось понятие “социального государства”, которое включает в себя: движение к утверждению в обществе социальной справедливости, ослабление социального неравенства путем развития системы социального партнерства, защиты граждан и повышения роли государства в системе планирования и регулирования социально- экономических процессов.

Современные концепции отношений общества и государства, с одной стороны отвергают неуправляемую рыночную экономику и анархию, как социальный порядок, а, с другой, - предусматривают создание таких институтов, которые гарантируют гармоничное развитие, саморегулирование общества.

Сегодня общий вектор политики западноевропейских стран изменился по направлению к этатизму. Он представляет собой государственный интервенционизм, выражающий интересы большинства социальных групп. Это означает конец свободного рынка в либеральном классическом его понимании. В связи с эволюцией ценностей окончательно сформировалось второе поколение прав: право на труд, свободный выбор работы, право на социальное обеспечение, право на участие в культурной жизни общества. Они не отрицают либеральных прав, а лишь ограждают человека от негативных последствий свободного рынка.

Социально-экономические права охватывают нормы, касающиеся положения человека в сфере труда и быта, занятости, благосостояния, социальной защищенности и имеющие целью создание условий, при которых люди могут быть “свободны от страха и нужды”.

Концепция прав человека во всех своих разделах сочетает элементы директивности, обязательности и рекомендательности, недаром Всеобщая декларация прав человека призывает считать выраженные в ней права задачей, “к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства”. Однако осуществление социально-экономических прав требует явно большего времени и несравнимо больше материальных ресурсов, нежели обеспечение базовых свобод. Закономерно, что в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах обозначена обязанность для подписавших его стран, постепенно и в пределах имеющихся ресурсов, осуществлять цели указанного пакта.

Меньшая универсальность и четкость социально-экономических прав, их во многом рекомендательный, условный (зависящий от ресурсов) характер означает своего рода вторичность, производность этих прав сравнительно с гражданско-политическими правами. Именно последние составляют фундамент естественных прав человека, присущих самой политической природе человека.

Система социально-экономических прав создает условия для коллективных действий, социального партнерства и уменьшает вероятность чрезмерного огосударствления. В свою очередь, ускорение социально- экономических прав в массовом сознании может стать основой для освоения гражданско-политических прав.

Существует и третье поколение прав человека - коллективные права, означающие международный порядок, при котором могут осуществляться права человека первого и второго поколений. Коллективные права основаны на солидарности, это так называемые “права солидарности” - право на развитие, на мир, на здоровую окружающую среду, на общее наследие человечества, а также право на коммуникацию, связанное с концепцией нового международного информационного порядка.

Конституции многих стран гарантируют защиту прав граждан независимо от их пола, расы, национального языка, происхождения, имущественного и должностного положения. Важным пунктом в изучении прав человека является разграничение понятий прав человека и гражданина. Речь чаще всего идет об официальном признании и легитимности прав гражданина, и отрицании другого - прав человека.

Ключевой категорией здесь выступает гражданство. “Гражданство является для индивида юридическим основанием пользоваться правами и свободами и выполнять установленные законом обязанности, т. е. основанием правового статуса”. Обязанность - это объективно необходимое, должное поведение человека. Государство в системе обязанностей указывает целесообразный, социально полезный и необходимый вариант поведения. Для различия прав человека и гражданина в Конституции РФ используются различные формулировки. Там, где речь идет о правах человека, говорится: “каждый имеет право”, “каждый может”, “каждому гарантируется” и т. п. Наряду с этим в ст. 31, 32, 33, 36 сформулированы права, принадлежащие только гражданам РФ. Это преимущественно политические права.

Отличие прав человека и гражданина в том, что каждый гражданин - человек, но не каждый человек - гражданин. Права гражданина существуют здесь и сейчас, а права человека носят всеобщий и универсальный характер. “Права человека - это неотъемлемое свойство личности. Они составляют духовно-нравственную основу прав гражданина”.

Русский философ В. Соловьев писал: “Быть гражданином есть само по себе лишь положительное право и как таковое может быть отнято без внутреннего противоречия. Но быть человеком есть не условное право, а свойство по существу не отчуждаемое, и только оно одно, будучи принято за первооснову всяких прав, может сообщить принципиальную неприкосновенность”.

Права задекларированы в Конституции как ориентиры действенных возможностей - возможности реализации гражданской активности. “Правовое государство - ...это инобытие гражданского общества”. Права человека - это явление, имеющее не только юридические, но и нравственные, социокультурные характеристики и, соответственно их реализация зависит не только от четко отлаженных государственных механизмов и процедур. Свобода, писал английский юрист Лернед Хэнд, живет в душах людей, а когда она там умирает, ее не спасут ни конституции, ни законы, ни суды. Права человека носят универсальный моральный характер, они принадлежат человеку - носителю соответствующей политической и правовой культуры.

Как известно, права человека в современном мире явление не универсальное, оно связано со сферой общественных отношений, охватываемых понятием цивилизации. Именно европейская цивилизация породила высокую гуманистическую культуру, в ней появились представления о ценности индивида, о значимости права, и основанного на нем порядка. Оболонский А. выделил два типа отношений личности и власти: системоцентризм, где индивид либо вообще отсутствует, либо рассматривается как нечто вспомогательное, способное принести большую или меньшую пользу в достижении надличностных целей, и персоноцентризм, где индивид является высшей точкой, “мерилом всех вещей”.

С помощью этой классификации можно охарактеризовать различные типы цивилизаций. Персоноцентристской, по всей вероятности, является европейская цивилизация. В значительной мере это объясняется неразрывной связью цивилизации и религии. Как справедливо отмечают многие исследователи религии, она представляет собой основу и фон всякой цивилизации.

Ценность религии известный социолог Макс Вебер видит в “артикуляции самых глубоких мотивов индивидуальных человеческих действий”. Общество, как утверждал Вебер, нуждается в религии, ибо последняя - социальный факт и строительный материал любого общества. Среди социальных функций церкви, Вебер считает главной консолидирующую и интегрирующую. Эти функции способны сплачивать общество, не допускать социальных конфликтов и революционных потрясений.

Естественный закон стал положением западной христианской веры благодаря изменениям, которые произошли в теологии в результате папской революции 11-13 вв. В этот период пути западного и восточного христианства постепенно расходятся, формулируется дуализм католической и православной культур. Благодаря влиянию Аристотеля западное христианство, в отличие от православия, основывалось на аналитическом разделении разума и веры, на убеждении в том, что разумом можно доказать то, что было проникнуто верой через божественное откровение.

Для схоластов путь к познанию Бога лежал через вовлечение, а не через обожествление. Девиз средневековых схоластов: “вера стремится к пониманию”. Понять означало проникнуть интеллектом, знать причины, уметь доказать. Христианин, по мнению схоластов, должен пытаться понять содержание своей веры и связь между ее постулатами. “Еще Монтескье сказал в “Духе законов”, что англичане превзошли все народы мира в трех весьма существенных вещах – в набожности, торговле и свободе. Не связаны ли успехи англичан в области приобретательства, а также их приверженность к демократическим институтам... с тем рекордом благочестия, о котором говорит Монтескье?” - задается вопросом М. Вебер в своем исследовании протестантизма.

В идее, созданной Реформацией заключалась оценка, согласно которой “выполнение долга в рамках мирской профессии рассматривается как наивысшая задача нравственной жизни человека”. С точки зрения Лютера “монашеский образ жизни не только бессмысленен для оправдания перед Богом, но и являет собой порождение эгоизма и холодного равнодушия, пренебрегающего мирскими обязанностями человека. Мирская же деятельность, напротив, характеризуется им как проявление христианской любви к ближнему… Выполнение мирских обязанностей служит, при любых обстоятельствах средством быть угодным Богу”.

На наш взгляд, именно “рационалистическим” подходом к теологии объясним тот факт, что католицизм, в отличие от православия, был относительно прагматичным, реагировал на изменяющийся мир, мог переосмыслить некоторые свои постулаты. Тем самым, католицизм положил начало процессу достижения свободы личности. “Если Восток всецело отдался сохранению начатков Царства Божия, - отмечал русский философ В. Соловьев, то Запад, по своему практическому характеру, прежде всего, поставил заботу о средствах по достижению Царства Божия на земле”.

В православии уверенность в спасении может быть обретена постепенным накоплением отдельных достойных деяний, кроме того, здесь всегда присутствует возможность покаяться. В западном же христианстве спасение является следствием систематического самоконтроля, который постоянно ставит верующего перед альтернативой: избран или отвергнут? Именно это превращало жизнь верующего в последовательный метод, не случайно носителей пуританских идей называли “методистами”, это привело к освобождению человека от иррациональных инстинктов и подчинению его жизни некоему планомерному стремлению, а его действий – постоянному самоконтролю.

Когда идея построения общества во славу Божию отошла на задний план, а затем и вовсе исчезла из числа артикулируемых целей, она сохранилась в генотипе культуры - в “привычке” к созданию местных общин, равно как и других добровольных ассоциаций и организаций. Произошла инкорпорация религиозных ценностей в гражданское общество. Представление об индивидуальной свободе, ограничено обязательством подчиняться правилам религиозных, гражданских групп, признанных общественным мнением. Т. о. свобода создавать ассоциации - это свобода делать то, чего желает Господь. Протестантская концепция способности индивида по Божьей милости изменять природу и усилием воли создавать новые общественные отношения явилось ключом к обновлению экономических отношений. Пуританизм противопоставлял индивидуалистические импульсы рационального легального предпринимательства, основанного на личных качествах, на инициативе – пользовавшемуся государственными привилегиями капитализму.

Мы видим, что западное общество из почти теократического становится обществом гражданским, в котором человек не “получает” и не “берет”, а осознанно “обретает” свои права, благодаря взращиванию чувства ответственности и склонности к самоорганизации и самодеятельности. Естественно-правовое мышление Нового времени воздействовало на Американскую и Французскую революцию и привело к возникновению идеала современного общества – демократического конституционно-правового государства, где определены границы свободы человека, которые никому не позволено переступать, а также позволило появиться таким демократическим механизмам защиты прав человека, как неправительственные организации и институт омбудсмена.

Традиционный путь защиты прав лежит через судебную систему, человек также может защищать свои права внесудебно, всеми возможными способами, не запрещенными законом, может организовывать пикеты, митинги, может обратиться в СМИ, к депутату, вплоть до Европейского Страсбургского Суда по правам человека.

Человек, защищающий свои права, действует в правозащитной системе. “Система, - утверждает, к примеру, один из основоположников современной “общей теории систем”, Л. Берталанафи, - есть комплекс элементов, находящихся во взаимодействии”. В результате взаимодействия элементов (в данном случае это, например, судебная система, институт омбудсмена и неправительственные правозащитные организации), система приобретает новые системные интегративные качества, не свойственные ее компонентам. Правозащитная система в результате своей деятельности влияет на свои отдельные элементы, которые нередко теряют прежние свойства, присущие им до вхождения в целостную систему, также количественным и качественным преобразованиям подвергаются сохраняемые ими свойства. “Извлеченная из целостного организма часть теряет специфику живого и превращается в мертвый продукт”. Как известно из истории появления института омбудсмена, он был создан для ограничения самоуправства чиновников, а в настоящее время одна из его функций это - “контроль качества” судебной системы. Отсюда вытекает, что категория целостности системы весьма близка к категории качества.

Итак, система защиты прав человека определяется наличием компонентов, связей между ними, структуры, функции, а также наличием целесообразности. Цель выступает во многих социальных системах, особенно в организациях, как один из важных системообразующих факторов. Цель - это будущее состояние социальной системы, это и конечный результат, продукт, ради получения которого система создается. Не вызывает сомнения тот факт, что целью исследуемой системы является всесторонняя защита прав человека. Но цель требует средств, действий по ее достижению. “Действия же системы, ее компонентов для достижения цели, действия с применением определенных средств есть не что иное, как функции системы и ее компонентов”. “Функцией, - пишет Кремянский В. И.,- называют чаще всего вид активной и притом направленной или вообще целенаправленной деятельности биологических или социальных и технических систем и их частей”. Любая функция подчинена цели, работает на цель, а цель осуществима только тогда, когда для ее реализации есть объективные возможности.

Для объяснения и обоснования функций необходимо знание об истории системы, ее зарождения, становления и развития, знание о “среде” системы - социальной и культурной. Место системы в обществе определяется ее соответствием требованиям времени и внешней Среды. Внешняя среда может ускорять или замедлять течение процессов в системе, придавать им различные оттенки, формы. “Следует учитывать зависимость свойств системы как от внутренних факторов - состава и структуры, так и от процессов, происходящих в окружающих ее условиях”.

Компонентом системы является любая часть системы, вступающая в определенные отношения с другими частями. Обычно в качестве компонентов выступают подсистемы и элементы. В данной работе рассматриваются три подсистемы системы защиты прав человека: судебная (или правоохранительная), институт омбудсмена и неправительственные правозащитные организации. “Подсистема - это такая часть системы, которая сама образована из компонентов”.

Иное дело - элемент. В рамках социальной системы таким нерасчлененным элементом является человек.

Рассуждения о правах человека не обходятся без упоминаний о политической и правовой культуры. Хотелось бы конкретизировать те аспекты культуры, которые относятся к функционированию индивида в правозащитной системе. Индивид предстает здесь носителем социального системного качества, которое можно выразить через определение самозащиты. Закрепленные в конституциях и иных законодательных актах, права и свободы человека имеют декларативный характер. Потому и права, что не обязанности: человек имеет право воспользоваться или не воспользоваться ими. Если человек не использует свои права, или просто не знает о них, следовательно, необходимость в правозащитных механизмах для него отпадает. Другими словами, личность является необходимым дополнением, двигателем правозащитной системы. Отношения между человеком и системой защиты прав человека можно определить через понятие социальной самозащиты прав и свобод.

Способность к самозащите прав берет свое начало в политико-правовой культуре общества. В работе выделены характерные черты политико-правовой культуры, возникшие в процессе коэволюции культуры и политической системы западноевропейских стран.

Прежде чем обратиться к анализу определения “самозащита прав”, необходимо отметить, что все указанные явления (самозащита; права и свободы; личность, человек, гражданин) могут выступать объектами изучения разных наук: психологии, социологии, политологии, юриспруденции, политологии, естественных наук.

Самозащита тесно связана с понятием социализации личности - процесс, в ходе которого человек приобретает качества, опыт, необходимые для жизнедеятельности в обществе. В процессе социализации личности огромную роль играют факторы национальной культуры. В ходе воспитания в системе образования формируются черты, свойства, привычки, отвечающие нормам и требованиям действующей в рамках данной культуры системы ценностей и традиций. Отметим, что социализация личности может происходить как в условиях стихийного воздействия на личность различных обстоятельств жизни в обществе, так и в условиях целенаправленного ее воспитания. Говоря о политико-правовой культуре социальной самозащиты, важным является разграничить понятия “человек” и “личность”.

Личность обладает таким уровнем психики, который делает ее способным управлять своим поведением и психологическим развитием. “Индивидом (человеком) рождаются, а личностью становятся”. Личность характеризуется: активностью, самостоятельностью субъекта, преобразующей функцией психики по отношению к внешнему миру и к самому себе. Именно эти свойства нужны человеку для эффективного взаимодействия с окружающим миром вообще, и с политической системой, в частности. Ведь права человека - это и есть особый вид взаимодействия между человеком и властью.

Гражданин - правовая связь человека с государством, предполагающая взаимные права и обязанности (чаще всего это различные политические права, принадлежащие только гражданам, в отличие от прав человека, принадлежащих каждому). Определение принадлежит классу социальных явлений. Здесь человек выступает членом общества, где выступает в качестве гражданина, обладателя качеств (ответственность, долг, патриотизм, коллективизм, гуманизм). Наличие тех или иных качеств позволяет судить о его гражданственности. Гражданственность является важной характеристикой в защите прав, она предостерегает человека от “злоупотребления” правами, является неким “естественным законом”, регулирующим отношения между людьми и властью.

Итак, самозащита прав и свобод человека (гражданина) представляет собой самостоятельно отрегулированную, исходящую от себя и направленную от себя оборону, посредством использования правозащитной системы или ее элементов (суд, институт омбудсмена, неправительственные правозащитные организации), в случае несоблюдения принципов и норм взаимоотношений между субъектом защиты и государством, обеспечивающих субъекту возможность действовать по своему усмотрению (свободы) или получать определенные блага (права).

Самозащита прав человека и гражданина может проходить как в рамках существующего законодательства, так и вне его. Также основанием для классификации является положение личности при демократическом и недемократическом политических режимах. Конституционная: самозащита нарушенных прав и свобод человека и гражданина в рамках Конституции, посредством легальных правозащитных механизмов. Неконституционная: самозащита нарушенных прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в международных правозащитных документах, но не отраженных в Конституции государства, нарушившего права и свободы. Самозащита посредством международных механизмов защиты прав человека.

Кроме двух вышеуказанных типов, можно выделить третий - «негативный” тип самозащиты. Защита прав здесь проходит насильственными, радикальными методами, связанными с человеческими жертвами (терроризм).

Изучение истории возникновения и развития концепции прав человека, приводит к выводу о том, что западноевропейские политико-правовые традиции и появление правозащитных институтов обусловливали друг друга. Но коэволюционый путь, пройденный обществом и правозащитной системой, был далеко не однозначным. Становлению демократической судебной системы предшествовал инквизиционный, а затем смешанный судебный процесс, который под давлением общественно-политических преобразований стал гласным и справедливым. Результатом развития системы государственного управления и укрепления позиций гражданского общества стало появление института омбудсмена и неправительственных организаций.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки
Рассылка 'Новости библиотеки диссертаций'


Пишите нам

 

 

 

 

X