Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Франчук Виктор Иванович.
Теоретико-методологические основы общей теории социальных организаций

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Специальность 22.00.01 – Теория, методология и история социологии

Диссертация
на соискание ученой степени доктора социологических наук

Москва - 2002

Содержание диссертации

Введение

РАЗДЕЛ 1. Исходные положения общей теории социальных организаций

Глава 1. Анализ существующих теорий организаций

Глава 2. Теоретические и методологические предпосылки создания общей теории социальных организаций
2.1. Социальная организация как социальный институт
2.2. Объект, предмет, цели и задачи общей теории социальных организаций
2.3. Научные «вклады» в общую теорию социальных организаций

Глава 3. Категориально-понятийный аппарат общей теории социальных организаций
Выводы по первому разделу

РАЗДЕЛ 2. Социальные организации как объект социологического анализа

Глава 1. Типология социальных организаций и сравнительный анализ их особенностей
1.1. Типология социальных организаций
1.2. Отличительные свойства естественных и искусственных организаций
1.3. Общие особенности социальных организаций
Выводы по первой главе

Глава 2. Уникальная способность социальных организаций «отвечать на вызовы»
2.1. Социальные потребности, проблемы и ценности организации
2.2. Социальные проблемы как способ выражения социальных потребностей
2.3. Образцы организационной культуры как средства решения социальных проблем
2.4. Организационное развитие как процесс воспроизводства социальной организации
Выводы по второй главе

Глава 3. Социологический анализ функционирования и структуры социальных организаций
3.1. Социальное управление как средство выживания и развития социальных организаций
3.2. Социальный механизм организации и принципы его работы
3.3. Нормативная (проблемная) модель социальной организации
Выводы по третьей главе

РАЗДЕЛ 3. Социальные организации как объект социоинженерной деятельности

Глава 1. Происхождение социальных организаций: социологический подход
1.1. Происхождение естественных организаций
1.2. Происхождение искусственных организаций
1.3. Происхождение естественно-искусственных организаций
Выводы по первой главе

Глава 2. Социальная эволюция как процесс организационного строительства
2.1. Анализ концептуальных моделей социальной эволюции
2.2. Тектологическая модель социальной эволюции
Выводы по второй главе

Глава 3. Перспективные направления деятельности социальных инженеров
3.1. Типичные недостатки существующих организаций и анализ их причин
3.2. Актуальные задачи социальных инженеров
Выводы по третьей главе

РАЗДЕЛ 4. Методология проектирования и совершенствования социальных организаций

Глава 1. Вопросы методологии проектирования новых организаций
1.1. Проектирование организационных систем
1.2. Проектирование механизма выживания и развития

Глава 2. Методы совершенствования действующих организаций
2.1. Функционально-диагностический метод
2.2. Технология когнитивного управления
2.3. Создание «мозговых центров»
Выводы по четвертому разделу

Заключение
Список использованной литературы
Список научных трудов диссертанта

Глава 2. Теоретические и методологические предпосылки создания общей теории социальных организаций

2.1. Социальная организация как социальный институт

Понятие организации как некой структуры или системы используется многими общественными науками (социологическими, экономическими, политическими), каждая из которых вкладывает в него определенный смысл. Многие социологи рассматривают организации как социальные институты. С точки зрения экономистов организация – это экономическая организация (или экономическая система), занимающаяся производством и (или) распределением продукции. Политологи рассматривают организации как политические системы. Поэтому многие стали говорить о социальных, экономических, политических и других организациях как самостоятельных классах организаций, изучаемых соответственно социологическими, экономическими и политическими науками.

На наш взгляд, такое представление является ошибочным, так как любая организация (экономическая, политическая, гуманитарная, военная, экологическая и др.) – это, прежде всего, социальная организация, независимо от того, какой деятельностью она занимается, поэтому она обязательно входит в предметное поле социологии как социальный институт.

Это обстоятельство не должно ущемлять экономические, политические и другие науки, поскольку они занимаются специальными аспектами организаций, в отличие от социологии, которая должна, на наш взгляд, заниматься общими вопросами, относящимися к любым социальным отношениям, независимо от сферы деятельности.

Попытаемся обосновать такую позицию, которой мы будем придерживаться в дальнейшем.

По мнению авторитетного французского социолога П.Бурдье /232,233/, который первый ввел в научный оборот термин «социальное пространство» (он рассматривал его как совокупность социальных отношений), последнее есть определенная конфигурация относительно автономных «полей» (экономическое, политическое, культурное и др.). Он считал, что социальные отношения, отнесенные к какой-либо одной сфере жизни складываются в автономные «поля».

В связи с этим организации как структуры (или системы) возникающие самопроизвольно (естественным путем в результате самоорганизации) или создаваемые сознательно, появляются там, где имеются или специально устанавливаются социальные отношения. Обычно эти отношения связаны с определенной трудовой деятельностью. Там, где трудовая деятельность связана с производством и (или) распределением продукции создаются экономические организации, там где деятельность связана с социальным управлением, создаются политические организации и т.д. Социологические исследования убедительно показывают, что везде, где имеются достаточно устойчивые социальные отношения (деловые, трудовые, культурные, духовные и т.д.) обязательно возникают формальные или неформальные социальные организации. Еще П.Сорокин/179/ писал, что «организация – постоянное и неизбежное следствие всякого длительного существования коллективного единства».

Поэтому любая организация – это прежде всего социальная организация, социальный институт, как результат социальных отношений между людьми. В связи с этим мы рассматриваем социальную организацию как важнейший предмет исследования социологии, которая должна заниматься всеми видами организаций без исключения, а не отдельными видами.

Это обстоятельство очень важно, так как в последние десятилетия все более отчетливо стала проявляться тенденция обособления экономических и политических институтов от социальных. Более того, некоторые социологи сами стараются выделить социальные отношения из экономических и политических. На самом же деле, социальные отношения являются первичными по отношению к другим, поэтому их нельзя ставить в один ряд с экономическими и политическими отношениями, а тем более отыскивать в них социальные отношения. Скорее наоборот, в социальных отношениях следует выделять экономические и политические.

Короче говоря, мы рассматриваем политические, экономические, культурные, экологические, военные и другие отношения как частный случай социальных отношений, а поскольку последние представляют основной предмет социологии, поэтому социальные организации как результат социальных отношений мы относим к предметному полю социологии. Более того, мы считаем, что социология должна играть ведущую роль в познании сложной природы социальных организаций, так как должна интегрировать в себе знания других общественных наук, изучающих их со своих позиций.

Прежде чем подступиться к изучению социальной организации как важнейшего объекта исследования социологии, необходимо выработать рабочее определение.

Известны сотни определений понятия «социальная организация», отражающих сложность этого феномена и множество научных дисциплин, его изучающих (теория организаций, социология организаций, экономика организаций, менеджмент и др.).

Среди множества различных трактовок этого понятия в экономике и социологии (в меньшей степени) доминирует рационалистическая (целевая), заключающаяся в том, что организация рассматривается как рационально построенная система, действующая для достижения общей цели (или целей).

Приведем несколько характерных определений, соответствующих этому представлению, берущему свое начало от бюрократической модели организации М. Вебера /279/. Так, по мнению А.И. Пригожина /152/,«организация создается как инструмент решения общественных задач, средство достижения целей… Организация есть целевая общность».

Г.С. Поспелов, В.А. Ириков и А.Е. Курилов/151/ считают, что «любая организация создается для решения вполне определенной задачи, для выполнения конкретных функций и, таким образом, по своему назначению является целенаправленной».

По мнению С.С. Фролова /211/, «каждая организация имеет искусственную, созданную людьми природу» и представляет собой «социальную группу, ориентированную на достижение взаимосвязанных специфических целей и формирование высокоформализованных структур».

Как видим, авторы проявляют завидное единодушие в том, что организация – это специально сконструированная социальная система, предназначенная для достижения определенной цели (целей) организации.

Подобное понимание организации пришло в социологию из экономики и менеджмента и имеет, по крайней мере, два существенных недостатка.

Во-первых, оно использует в качестве системообразующего фактора недостаточно определенное понятие цели организации, а во-вторых – распространяется лишь на искусственные (сознательно созданные человеком) организации.

В самом деле, представление о социальной организации как целереализующей и (или) целенаправленной системе наталкивается на ряд трудноразрешимых противоречий и связанных с ними вопросов.

Первый вопрос возникает в связи с неопределенностью количества целей у организации. Одни авторы считают, что у организации должна быть одна главная цель (миссия) и множество подцелей, обеспечивающих выполнение главной цели. Например, по мнению М. Мескона, М. Альберта и Ф. Хедоури, «основная общая цель организации – четко выраженная причина ее существования – обозначается как ее миссия. Цели вырабатываются для осуществления этой миссии» /107/. Другие считают, что организации, в частности, хозяйственные, имеют множество целей.

Например, по мнению Б.З. Мильнера, Л.И. Евенко и В.С. Рапопорта, «хозяйственная организация – многоцелевая система. Ее отдельные звенья должны быть с самого начала построены и согласованы таким образом, чтобы обеспечить достижение всего комплекса целей данного предприятия»/112/.

Второй вопрос касается принадлежности целей, которые организация стремится достичь, а именно, кто устанавливает цели для организации – ее администрация, трудовой коллектив или вышестоящая организация. Например, по мнению В.Н. Буркова и В.А. Ирикова /20/, целеполагание является одной из основных функций организации. По мнению же Б.З. Мильнера, Л.И. Евенко и В.С. Раппопорта /112/, а также Б.А. Лагоши, Шарковича В.Г. и Дегтяревой Т.Д. /82/, цели для организации устанавливает вышестоящая организация.

Третий вопрос касается противоречивости целей организации между собой. Так, М. Хэнан и Дж. Фримэн /273/ подчеркивают, что перед большинством организаций стоит множество целей, подчас противоречащих одна другой. Например, университет обязан обучать студентов, осуществлять подготовку аспирантов, проводить исследования и вести общественную работу. Чему отдать предпочтение и на что следует тратить больше средств? На этот вопрос трудно дать однозначный ответ. Кроме того, авторы считают, что различные подразделения одной и той же организации могут ставить перед собой разные цели. При этом некоторые подразделения стремятся выполнить, прежде всего, свои собственные задачи, которые часто не соответствуют целям организации.

Четвертый вопрос касается степени соответствия целей подразделений целям организации в целом. Одни считают, что цели подразделений должны быть полностью подчинены целям организации, другие признают за подразделениями относительную самостоятельность и независимость от центра и его целей.

Наконец, пятый вопрос касается сложности установления адекватных целей. Так, В. Данилов-Данильян /40/ по этому поводу считает, что, во-первых, «...изначально определенные цели могут не вполне соответствовать реальным внутренним возможностям и внешним условиям протекания процесса; а во-вторых, для долгосрочных широкомасштабных процессов цели обычно не удается поставить вполне определенно, операционально».

Таким образом, определение социальной организации через понятие «цель организации» (или просто «цель») не представляется конструктивным, так как вместо ясности, вносит дополнительную неопределенность.

Не выдерживает серьезной критики и тезис о том, что социальные организации обязательно являются результатом преднамеренных действий человека. Во-первых, данные антропологов и эволюционистов убедительно показывают, что первые социальные организации появились непреднамеренно. Они являются скорее творениями природы, чем человека (об этом более подробно см. в разделе ).

Во-вторых, еще с античных времен, философы (Платон, Аристотель) обращали внимание на естественное (патриархальное) происхождение полисов (городов-государств). Естественное происхождение общества и двойственную природу социальной организации отстаивал Г. Спенсер, который в частности, отмечал, что «существует самопроизвольная кооперация, которая происходит непреднамеренно во время преследования целей частного характера; существует также сознательно установленная кооперация, предполагающая ясно признанные цели общественного интереса» /185/. Подобного мнения придерживались также К. Поппер, А. Богданов, Ф. Хайек и другие ученые. Так, А. Богданов /16/ различал «стихийно создавшиеся организации» и «организации, устраиваемые сознательно».

В-третьих, из научных публикаций по социологии и менеджменту хорошо известно существование так называемых неформальных организаций, возникающих спонтанно, независимо от желания людей. Процессы самоорганизации, приводящие к естественному возникновению неформальных организаций (и неформальных групп) давно уже стали предметом исследования не только представителей школы «человеческих отношений», но и социальных психологов, которые называют подобные организации социально-психологическими /73,152/.

Недостаточная адекватность популярного представления об организации как специально сконструированной целенаправленной социальной системы, приводят к необходимости поиска других представлений. Так, Я. Зеленевский /55/ полагает, что главное в организации – ее целостность (а не целенаправленность), а сама организация – это «объект, состоящий из людей и технических средств, взаимодействующих ради успеха целого».

По мнению С. Коссена /250/, «организация – это объединение двух или более людей, имеющих некоторые общие интересы. Примерами организаций являются не только компании, занимающиеся бизнесом, но также правительственные образования, группы по интересам и даже семьи».

Наибольший интерес представляют, на наш взгляд, мнения, характерные в свое время для организмического направления в социологии, согласно которым организация рассматривается как живой социальный организм, подобный биологическому организму. Так, по мнению Ж. Хайеса /245/, «организация есть живой организм. Организация – это ее люди. Люди вдыхают жизнь, смысл и энергию в организацию. Организация имеет стиль, дух, ритм, природу, характер. Она имеет настроения, радости, страх, печали».

По определению К. Скота /269/ «организация – это группа людей, разделяющих общие интересы выживания организационной системы и занятых коллективной деятельностью».

Т. Питерс и Р. Уотерман /257/ определяют организацию как не имеющую лишних элементов разумную систему сознательно скоординированных видов деятельности.

По мнению Д. Марча и Г. Саймона /254/, «организация – это сообщество взаимодействующих человеческих существ, являющееся самым распространенным в обществе и содержащим центральную координирующую систему. Высокая специфичность структуры и координация внутри организации отличают ее от диффузных и неупорядоченных связей между неорганизованными индивидами. Все это делает организацию похожей на отдельный сложный биологический организм».

Подобные представления разделяют многие социологи, социальные психологи, социальные философы, политологи, государствоведы и правоведы, а также некоторые управленцы. Учитывая противоположность мнений, некоторые западные и американские социологические словари дают не одну, а несколько альтернативных трактовок понятия «социальная организация», стараясь примирить различные стороны. Так, в американском социологическом словаре /257/ понятие «социальная организация» имеет следующие трактовки:
- относительно устойчивая совокупность социальных отношений индивидов и подгрупп в обществе или групп, основанных на системе социальных ролей, норм, разделяемых смыслов, которая обеспечивает регулярность и предсказуемость социальных взаимодействий;
- формально организованная социальная группа или формальная организация;
- общество.

Как видим, указанные выше представления о социальной организации существенно различаются между собой. Какое же из них выбрать за основу? Ответ на этот вопрос требует изучения происхождения самого феномена социальной организации, а также общих особенностей организаций.

Забегая несколько вперед, назовем общие особенности социальных организаций (подробно они будут рассмотрены в разделе 2): целостность и устойчивость, наличие организационной культуры, регламентированное поведение и деятельность членов организации, способность выявлять и удовлетворять свои потребности, способность к самообучению и саморазвитию.

Очевидно, что определение социальной организации должно лаконичным, поэтому в нем не должно содержаться подобного перечисления ее особенностей. В связи с этим попытаемся выразить все эти особенности в сжатом, интегральном виде, отражающим главное в организации. Этим главным является, на наш взгляд, то, что еще А. Богданов /16/ называл «способность разумной деятельности». Сравнивая кристалл с социально-биологическими системами, он писал: «кристалл сохраняет и поддерживает свою целостность за счет физических связей в кристаллической решетке.

Социально-биологическая система сохраняет и поддерживает свою целостность за счет способности разумной деятельности». Последняя проявляется в способности выявлять и удовлетворять свои потребности (или способности отвечать на вызовы – по А. Тойнби /276,277/), способности к самообучению и саморазвитию, наличии коллективного сознания (по Э. Дюркгейму /47/), способности реагировать на раздражения сложными программами действий (по Н.М. Амосову /6/). Поэтому мы в конце концов остановились на следующем определении: социальная организация – это относительно устойчивая социальная целостность (социальная общность), проявляющая разумное поведение подобно живому организму. При этом устойчивость организации проявляется в способности сохранять свои жизненные культурные ценности несмотря на вызовы, а разумное поведение проявляется в способности адекватно отвечать на вызовы.

Как видим, последнее определение социальной организации имеет более общий характер по сравнению с предыдущими, так как охватывает не только искусственные, но также организации естественного и смешанного происхождения, включая и общество, и может, на наш взгляд, служить отправной точкой для создания общей теории социальных организаций.

Как можно убедиться в разумном поведении социальных организаций и, в частности, общества?

Разумность общества проявляется в его способности адекватно отвечать на вызовы (времени, истории и др.), или, точнее, способности решать стоящие перед ним проблемы, путем создания соответствующих социальных институтов и других образцов общественной культуры. Так, каждая страна решает проблемы своей безопасности путем создания армии, полиции, служб безопасности. Для решения жилищной проблемы служат строительная отрасль и жилищное право, для решения проблемы охраны здоровья населения - система здравоохранения и законодательство об охране здоровья, для решения проблемы охраны окружающей среды - министерство экологии с его службами и экологическое право и т.д.

Подобное соответствие между вызовами-проблемами и социальными институтами (и другими образцами культуры) не является случайным и характерно не только для общества, но и других социальных организаций. Например, «разумность» современных фирм, корпораций, предприятий проявляется в их способности достигать намеченные цели, перестраиваться на выпуск новой продукции в ответ на изменение рыночной конъюнктуры, формировать соответствующую социальную инфраструктуру (профсоюзы, поликлиники, больницы, пансионаты и дома отдыха, службы быта и др.).

Разумное поведение социальных организаций проявляется начиная с малых социальных групп и заканчивается человечеством в целом и часто связывается с наличием так называемого «коллективного сознания» или «общественного сознания». В настоящее время коллективное (общественное) сознание стало общепризнанным «социальным фактом».

Признание «коллективного сознания» как социального факта началось с Э. Дюркгейма, который исследовал этот феномен в крупных организациях. Подобный феномен обнаружен и в малых коллективах /47,73/, что является дополнительным аргументом в пользу определения социальной организации как разумного организма.

Наличие у организаций коллективного сознания не следует понимать буквально. Подобно человеческому сознанию, коллективное (общественное) сознание (или разум) не имеет определенного местонахождения («хранилища разума»). Речь идет скорее о свойстве социальной организации, возникающим как непредвиденный результат деятельности многих людей. В связи с предлагаемой расширенной трактовкой понятия «социальная организация» возникает необходимость уточнения видов социальных формирований, которые не относятся к социальным организациям. Уточнение необходимо ввиду расплывчатости и неоднозначности некоторых социологических понятий и определений таких как социальная общность, социальная группа, класс и др., на что обращают внимание Ж.Т. Тощенко /196/ и другие социологи.

В самом деле, относятся ли социальные группы к классу социальных организаций? Это зависит от понимания социальной группы каждым конкретным автором.

Так, некоторые российские социологи /207/ понимают под социальной группой «совокупность взаимодействующих людей, объединившихся ради реализации определенных интересов и целей». Такое понимание социальных групп вполне позволяет отнести их к классу социальных организаций.

Однако, наряду с таким пониманием распространено также более широкое понимание социальной группы как совокупность людей, выделенных по определенному признаку (или признакам). Очевидно, что подобные социальные группы (демографические, территориальные, этнические, профессиональные и другие) нельзя относить к классу социальных организаций. Тоже относится к социальным общностям, социальным слоям общества, классам, кастам, диаспорам, толпам.

Хотя социальные общности, группы, слои, классы, касты, толпы мы не относим к социальным организациям, это не исключает возможности их самоорганизации с превращением в организации (естественные и естественно-искусственные). Такое превращение связано с формированием в них общих интересов, социальных ценностей и институтов управления, что не всегда бывает легко обнаружить без проведения специальных социологических исследований.

Запрос на диссертацию "Теоретико-методологические основы общей теории социальных организаций" присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки

Пишите нам
X