Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки
СУПЕРОБУЧЕНИЕ
Комната отдыха

Введите слово для поиска

Долгоруков Виталий Владимирович.
Логико-эпистемический статус прагматических ограничений: теоретико-игровой подход

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ «ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ»


Специальность: 09.00.01 — «Онтология и теория познания»

ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени кандидата философских наук

Научный руководитель: доктор философских наук, Елена Григорьевна Драгалина-Черная

Москва – 2014

Содержание диссертации
Логико-эпистемический статус прагматических ограничений: теоретико-игровой подход

Введение
Глава I. Прагматические ограничения в теории Грайса и постграйсианских теориях
Глава II. Прагматика с точки зрения теории игр
Глава III. Теоретико-игровая схема речевого общения и проблема обоснования теоретико-игровой прагматики
Заключение
Литература

Глава 1. Прагматические ограничения в теории Грайса и постграйсианских теориях

1.1. Что такое лингвистическая прагматика?

Понятие «прагматика» было введено Ч. Моррисом для обозначения раздела семиотики, который наряду с синтаксисом (изучающим отношения знаков между собой) и семантикой (изучающей отношения знаков к объектам) занимается изучением отношений знаков и пользователей. Современное понимание термина «прагматика» обладает более узким значением по сравнению с теорией Морриса. Под прагматикой подразумевается дисциплина, изучающая аспекты употребления языковых выражений, прежде всего, эффект контекстуальной обусловленности лингвистического значения. Такое понимание прагматики восходит к работам И. Бар- Хиллела и получает дальнейшее оформление у Дж. Остина, Дж. Серля, П. Стросона, Г.П. Грайса. Ключевыми для современной прагматики являются понятия речевого акта, пресуппозиций, конверсационных импликатур и постулатов речевого общения.

В зависимости от изучаемого типа контекстуального окружения, современная лингвистическая прагматика условно подразделяется на микропрагматику и макропрагматику. Микропрагматика изучает прагматику высказывания, макропрагматика – прагматику дискурса. К сфере микропрагматики обычно относят вопросы прагматики дейксиса, анафоры, пресуппозиций, скалярных импликатур, к макропрагматике – частные импликатуры, I-импликатуры, M- импликатуры, смену коммуникативных ролей. Таким образом, со стороны микропрагматики лингвистическая прагматика примыкает к семантике (и отчасти к синтаксису), а со стороны макропрагматики – к социолингвистике.

Мы рассмотрим основные идеи теории речевых актов, прагматической теории Грайса, ряд последующих нововведений и постараемся показать, как теоретико-игровая прагматика пытается найти выход из внутренних затруднений грайсианства.

1.2. Системы прагматических ограничений: теория Грайса и постграйсианские теории

Под прагматическими ограничениями будем подразумевать систему регулярностей в организации речевой коммуникации, которые описывают специфику функционирования лингвистического значения в естественном языке по сравнению с формальными языками.

Несмотря на то, что представление о наличии у языковой коммуникации особой структуры восходит еще к античной риторике, начало дискуссии о системе таких ограничений по общему признанию восходит к теории коммуникативных импликатур Г.П. Грайса.

Теория Грайса: постулаты речевого общения. Тезис о наличии у речевой коммуникации определенной структуры, обуславливающей различие между естественными и формальными языками, является общим местом в философии языка. Традицию описывать особенности естественного языка через специфические правила взаимодействия принято связывать с работами Грайса.

Грайс условно обозначает две разные точки зрения на природу различия в структуре естественного и формальных языков позицией «формалистской» и «неформалистской группы» исследователей. Позиция формалистской группы состоит в том, что наличие в естественном языке элементов, не имеющих соответствий в формальном языке, должно «рассматриваться как недостаток естественного языка, а сами эти элементы представляют собой не более чем нежелательные наросты». Предложения идеального языка должны быть ясными, иметь строго одно значение для того, чтобы быть «заведомо свободными от всякой метафизики».

Противоположный взгляд на природу различия между формальными и естественными языками состоит в том, что «потребность философа в идеальном языке основана на некоторых допущениях, принимать которые не следует». Речь идет о допущении о том, что критерием адекватности естественного языка служит его пригодность для задач науки, а критерием понятности выражения – логическая экспликация. Естественный язык служит для коммуникации, а не только для выражения научных фактов, поэтому он устроен принципиально иначе, чем формальные языки, специально сконструированные для фиксации научных данных.

С точки зрения Грайса, представление о существовании указанных различий между формальными и естественными языками «не что иное как их общая ошибка». Эта ошибка возникла из-за «недостаточного внимания к характеру и силе влияния тех условий и факторов, которые управляют речевым общением». Речевая коммуникация происходит по особым законам, которые и обуславливают специфику порождения значения в естественном языке.

Ключевое отличие естественного языка от формальных языков, с точки зрения Грайса, состоит в способности порождать импликатуры. Грайс вводит в качестве специальных терминов глагол «имплицировать» (намерение сообщить то, что подразумевается произнесением высказывания, но отличается от буквального содержания) и существительное «импликатура» (само подразумеваемое содержание).

Для пояснения этого понятия Грайс приводит следующий пример. Два собеседника A и B обсуждают их общего знакомого C, который устроился на работу в банк:

А. – Как дела у С на работе?

B. – Думаю, более или менее в порядке: ему нравятся сослуживцы и он еще не попал в тюрьму.

А может спросить, что имел в виду B, на что он намекал, произнося эту фразу. B может ответить, что С не такой человек, который способен устоять перед искушениями работы в банке или что сослуживцы C люди достаточно неприятные и склонные к мошенничеству. Что бы B ни подразумевал, в любом случае, подразумеваемое будет отличаться от того, что он сказал буквально. B сказал лишь то, что С еще не попал в тюрьму, но имелось в виду не только это.

Грайс выделяет два класса импликатур, различающихся механизмами порождения и свойствами – конвенциональные и речевые (коммуникативные, конверсационные). Порождение конвенциональных импликатур связано с конвенциональным значением слов. К примеру, высказывание «он храбр, поскольку он англичанин» порождает импликатуру «все англичане храбрые». Другой класс импликатур – речевые импликатуры - порождается благодаря наличию особых правил организации коммуникации.

Правила коммуникации обусловлены тем, что диалог представляет собой совместную деятельность, участники которой разделяют общие цели. Эта цель может быть задана с самого начала или появиться в процессе общения, но все участники диалога исходят из допущения о наличии этой общей цели. Исходя из этого, Грайс формулирует следующий принцип (Принцип Кооперации): «Твой коммуникативный вклад на данном шаге диалога должен быть таким, какого требует совместно принятая цель (направление) этого диалога».

Помимо общего Принципа Кооперации Грайс формулирует и конкретные Постулаты речевого общения. Взаимоотношения между Принципом Кооперации и Постулатами Грайс поясняет так: «допустим, какой-то общий принцип вроде Принципа Кооперации принят; тогда можно выделить и более конкретные постулаты, соблюдение которых в общем и целом соответствует выполнению этого принципа». Данные постулаты составляют четыре категории, которые Грайс (по его словам «вслед за Кантом») именует категориями Качества, Количества, Отношения и Способа.

Коммуникативные Максимы формулируются следующим образом: Максима Качества:

1. Старайся, чтобы твое высказывание было истинным;

2. Не говори того, в чем сомневаешься.

Максима Количества: 1. Твое высказывание должно содержать не меньше информации, чем требуется (для выполнения текущих целей диалога);

2. Твое высказывание не должно содержать больше информации, чем требуется.

Максима Отношения (Релевантности): Не отклоняйся от темы. Максима Способа: Выражайся ясно.

Действие данных коммуникативных Максим является основанием для возможности порождения конверсационных импликатур. Грайс формулирует схему порождения конверсационных импликатур следующим образом: «Он сказал, что р; нет оснований считать, что он не соблюдает постулаты или по крайней мере Принцип Кооперации; он не мог сказать р, если бы он не считал, что q; он знает (и знает, что я знаю, что он знает), что я могу понять необходимость предположения о том, что он думает, что q он хочет, чтобы я думал — или хотя бы готов позволить мне думать — что q: итак, он имплицировал, что q».

Проблема логико-эпистемического статуса прагматических ограничений. Нормативная структура предлагаемых Грайсом правил речевого взаимодействия вызывает ряд затруднений. Прежде всего, эти затруднения связаны с тем, что у участников коммуникации есть несколько способов нарушить постулаты.

Во-первых, можно не демонстративно не соблюсти постулат.

Во-вторых, можно уклониться от соблюдения конкретного постулата (или вообще принципа кооперации) и явно это обозначить. К примеру, заявить «больше я ничего не могу сказать». В-третьих, участник коммуникации может оказаться в ситуации конфликта между максимами. К примеру, он не в состоянии будет выполнить постулат Количества, не нарушив второй постулат Качества. В-четвертых, участник коммуникации может нарушить постулат («откровенно отказаться от его соблюдения»). Но, при этом, 1) будет отсутствовать конфликт постулатов, 2) участник коммуникации не стремится уклониться от соблюдения Принципа Кооперации, 3) участник коммуникации не пытается ввести другого в заблуждение. Каким образом четвертая ситуация согласуется с соблюдением Принципа Кооперации? По словам Грайса, именно «такая ситуация обычно порождает коммуникативную импликатуру; когда коммуникативная импликатура порождается таким способом, я буду говорить, что постулат эксплуатируется».

Сформулировав постулаты речевого общения, Грайс делает два важных замечания, касающихся природы этих постулатов. Во-первых, он отмечает, что «соблюдение одних постулатов более обязательно, чем соблюдение других: обычно многословный человек подвергается менее строгому осуждению, чем человек, который говорит то, что он считает ложным». Постулат качества выполняет особую роль, остальные постулаты выполняются только при допущении, что выполнен постулат Качества. Однако постулат Качества включен в общую схему, а не рассматривается отдельно, поскольку «в той мере, в какой речь идет о порождении импликатур, роль этого постулата не отличается существенным образом от роли других постулатов».

Во-вторых, он отмечает, что список постулатов может быть расширен и постулатами иной природы (эстетическими, социальными или моральными), к примеру, постулатом «Будь вежлив». Но, как пишет Грайс, «именно коммуникативные постулаты и относящиеся к ним коммуникативные импликатуры связаны с теми специфическими целями, для выполнения которых приспособлена и в первую очередь используется речь (и тем самым, речевое общение)».

Помимо эффектов «эксплуатации» максим внутри теории коммуникативных импликатур содержится ряд принципиальных затруднений, связанных со статусом формулируемых им принципов и постулатов.

Во-первых, сложно отнести принцип кооперации к чисто нормативным или чисто дескриптивными правилам. Также нельзя сказать, что данный принцип относится (в терминологии Серля) к конститутивному или регулятивному типу правил. Поскольку существуют не только кооперативные коммуникативные контексты, которые могут быть не в меньшей степени прагматически нагруженными. Во-вторых, коммуникативные максимы (как отмечает сам Грайс) могут вступать в конфликт друг с другом. В-третьих, не до конца понятна связь между Принципом Кооперации и коммуникативными максимами. В особенности, это касается теории «эксплуатации» максим, когда порождение коммуникативной импликатуры происходит за счет нарушения максимы. В-четвертых, понятие импликатуры формулируется через принцип кооперации, хотя импликатуры могут порождаться и в тех коммуникативных контекстах, которые не связаны с кооперативным взаимодействием (к примеру, высказывание «вы еще об этом пожалеете!» порождает конверсационную импликатуру, хотя сам факт его произнесения свидетельствует о том, что коммуникация обладает некооперативным характером).

Внутренние затруднения теории Грайса. Предложенный Грайсом подход столкнулся с рядом критических отзывов. Рассмотрим основные претензии, предъявляемые к его теории. Самое распространенное направление критики – чрезмерная требовательность коммуникативных Максим по отношению к реальным участникам коммуникации. С точки зрения этого направления критики, Грайс ожидает от Говорящего столь высоких образцов поведения, чему в реальной жизни вряд ли найдутся подтверждения. Приведем один из наиболее ярких критических отзывов такого рода: «данные Максимы требуют от Говорящего проявления настолько утопического джентльменства и старомодных образцов правильности, которые раздражали бы и Джорджа Вашингтона. Эти максимы напоминают былое пуританство Королевского Научного Общества. Говорящий должен сообщать не слишком много, но достаточное количество сведений, удерживаться от того, чтобы не произнеси то, что он полагает ложным или то, для чего у него нет убедительных оснований, он должен быть уместным, кратким и последовательным, а также избегать двусмысленностей и неопределенностей … Будет ли столь безупречно вежливый приверженец указанных Максим желанным гостем на нашем обеде?».

Ряду авторов коммуникативные Максимы кажутся, напротив, слишком очевидными. В некоторых работах высказывается сомнение в эмпирической адекватности максим Грайса. В ряде работ сомнению подвергается универсальность отдельных Максим: Максимы Качества, Максимы Количества; Максимы Способа.

Другое направление критики — сомнение в универсальной применимости самого Принципа Кооперации. Сильным аргументом против дескриптивной адекватности теории Грайса служит описание речевого взаимодействия в некооперативных коммуникативных ситуациях.

С точки зрения ряда авторов, грайсов подход к описанию импликатур не является достаточно строгим. В частности, Дж. Хиршберг предлагает такое уточнение: предложение q является речевой импликатурой высказывания U, произнесенного агентом A в контексте С, если и только если:

1. A полагает, что С соблюдает Принцип Кооперации, и это знание является взаимным и публичным.

2. A полагает, что слушающий предполагает, что A полагает, что q.

3. A полагает, что всем участникам коммуникации известно (и этот факт является взаимно известным и публичным), что нужно предположить, что A полагает, что q.

Дж. Лич отмечает, что Максимы отличаются от правил, обычно формулируемых в лингвистике и логике, поскольку обладают следующими особенностями: Максимы по-разному применяются в различных языковых контекстах; Максимы могут выполняться в той или иной степени (а не выполняться полностью или не выполняться совсем), нарушаться может даже Максима Качества; Максимы могут вступать в конфликт друг с другом; Максимы могу нарушаться без отмены того вида действия, которое они контролируют. Основные идеи «постграйсианской» прагматики. Будем различать «постграйсианские» и «неограйсианские» подходы. Первый термин обозначает все прагматические теории, хронологические возникшие после работ Грайса, за вторым термином закрепилось значение, ограничивающее Неограйсианские подходы. Неограйсианские подходы пытаются заменить Максимы Грайса более экономным перечнем коммуникативных постулатов. Теория обобщенных конверсационных импликатур (generalized conversational implicatures) Левинсона пытается переформулировать постулаты Грайса так, чтобы их можно было свести к трем принципам: I, Q, M.

Q-принцип: То, что не сообщается, не имеет места.

I-принцип: То, что выражено типичным образом, описывает типичное положение дел.

M-принцип: То, что выражено нетипичным образом, описывает нетипичную ситуацию.

Принципы Левинсона повторяют содержание соответствующих максим Грайса. Но в отличие от максим Грайса, ориентированных только на Говорящего, принципы обобщенных импликатур касаются и Слушающего.

Хорн предлагает заменить максимы Количества, Качества и Способа двумя взаимосвязанными принципами.

Q-Принцип: Говори ровно столько, сколько ты можешь сказать.

R-Принцип: Говори не больше того, что ты должен сказать.

Теория релевантности. Теория релевантности была предложена в работах Д.Спербера и Д.Уилсон. С одной стороны, создатели этой теории не скрывают факта своей непосредственной преемственности с подходом Грайса: «теория релевантности может рассматриваться как попытка в деталях разработать главный тезис Грайса, который состоит в том, что существенной чертой человеческой коммуникации является выражение и распознавание намерений (intentions)». С другой стороны, теория релевантности призвана преодолеть один из существенных недостатков грайсовского подхода - неоднородность коммуникативных постулатов. Принцип Кооперации Спербер и Уилсон стремятся заменить единственным принципом Релевантности: вклад сообщения в коммуникацию должен обеспечивать максимальное число контекстуальных импликаций по отношению к издержкам на обработку сообщения. Этот принцип по замыслу Спербера и Уилсон должен не только заменить все коммуникативные постулаты вместе с Принципом Кооперации, но и стать инструментом для анализа всего спектра прагматических феноменов.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки


Пишите нам

 

 

 

 

X