Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки
СУПЕРОБУЧЕНИЕ
Комната отдыха

Введите слово для поиска

Челах Виктор Авангардович.
Продуктивные качества маралов-рогачей абайской линии алтае-саянской породы, способы переработки пантовой продукции

ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
«ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ПАНТОВОГО ОЛЕНЕВОДСТВА»

Специальность 06.02.10 – частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства

ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук

Научный руководитель: доктор ветеринарных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Луницын Василий Герасимович

Барнаул – 2010

Содержание диссертации
Продуктивные качества маралов-рогачей абайской линии алтае-саянской породы, способы переработки пантовой продукции

Введение

1. Обзор литературы
1.1. Пантовая продуктивность маралов и факторы, ее обуславливающие
1.2. Оценка продуктивных качеств маралов-рогачей
1.3. Способы переработки и применения пантов

2. Собственные исследования
2.1. Материалы и методы исследований

3. Результаты исследований
3.1. Мараловодство и оленеводство Республики Алтай и Алтайского края
3.2. Состояние мараловодства в СПК «Абайский» Республики Алтай
3.3. Продуктивные качества абайских маралов-рогачей
3.4. Корреляция линейных и весовых показателей шпилек и розанов у сайков с весом пантов у маралов-перворожек
3.5. Отработка технологии получения биосубстанции из пантов и крови маралов, их сравнительный биохимический состав
3.6. Отработка способа получения пантового концентрата из цельных пантов маралов
3.7. Способ получения и биохимический состав концентратов из цельных сырых пантов северных оленей

4. Обсуждение полученных результатов

Выводы
Практические предложения
Список использованной литературы
Приложения

1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1. Пантовая продуктивность маралов и факторы, ее обуславливающие

Панты марала – это рога, срезанные в период роста. Они покрыты густым шерстным покровом. На комле шерсть несколько длиннее, на концах ствола и отростков короче. Шерсть может быть длинной и лохматой или короткой и бархатистой (Митюшев П.В., 1959).

Кожа у пантов марала темная, темно-бурая (до черной), но под густой шерстью ее плохо видно, и цвет пантов определяется по шерстному покрову, который чаще всего бывает светлым, темно-серым или слегка желтоватым. Реже встречается бурый, темно-бурый и черный цвет (Митюшев П.В. и др., 1950).

С каждым годом (до известного возраста) панты маралов становятся все более крупными и мощными. У маралов число отростков продолжает увеличиваться до 4-5 лет (Галкин В.С., 1959). У двухлетних (перворожков) ледяного отростка часто не бывает, он появляется у трехлетних. У четырехлетних развивается крона (Егерь В.Н. и др., 1994). В 12-14-летнем возрасте как явление старения у маралов начинает уменьшаться число отростков. При хорошей конституции животного и усиленном питании период больших рогов растягивается и может держаться до 15 лет (Никольский Г.А., 1927).

Первым выпадает ледяной отросток, на его месте выступает гребень. Кроме него могут исчезнуть и другие отростки, иногда остается лишь один ствол, часто с недоразвитым надглазным отростком (Митюшев П.В., 1949).

Длина и вес пантов увеличиваются ежегодно. Наиболее интенсивно прирост идет в первые 6-7 лет. В последующие годы рост и прирост в весе идет менее интенсивно.

Вес рогов в 6-7-летнем возрасте в три раза больше, чем в двухлетнем. Установлено, что среднегодовой прирост веса пантов составляет 0,8-1 кг.

Максимального развития рога достигают в 12-13 лет (Пятков Л.П. и др., 1971).

При сбрасывании спадков ежегодно отходит верхний слой пенька, ввиду чего с каждым годом высота пенька уменьшается, и он вместе с тем утолщается (Митюшев П.В., 1959).

Достигнув наибольшего веса, рога стареющего марала начинают легчать, иногда вес пантов задерживается на одном уровне на протяжении 2-3 лет. Обычно убывание веса происходит аналогично росту, постепенно, но при быстром одряхлении животного или при плохом кормлении может протекать бурно, скачками. Важно отметить и то, что между возрастом маралов и весом пантов существует определенная зависимость, хотя и слабая. Линейные размеры пантов с годами увеличиваются, при этом длина – часто ненадежный признак для оценки пантов. Рога старого животного очень длинные и, на первый взгляд, тяжелые – оказываются маловесными. И, наоборот, короткие и массивные рога бывают тяжеловесными. Поэтому мараловод, прежде всего, смотрит на толщину пантов и количество отростков (Пятков Л.П. и др., 1971).

Рост, окостенение и спад рогов взрослых самцов ежегодно повторяются так же, как у перворожков, но сроки роста меняются. Интенсивность роста рогов повышается и сбрасывание их спадков и рост пантов с каждым годом происходит раньше. После 11-12 лет этот процесс начинает запаздывать. Чем старше олени, тем раньше у них созревают панты, и тем раньше панты можно срезать (Галкин В.С., 1968).

Сроки роста и созревания пантов зависят от кормления и метеорологических условий, даже в одном стаде продолжительность роста пантов в разные годы неоднозначна (Галкин В.С., 1982). Если коронки сброшены рано и в последующем панты растут интенсивно – это показатель хорошего состояния стада. Мощные, здоровые, хорошо упитанные рогачи раньше сбрасывают коронки (Митюшев П.В. и др., 1953).

Масса пантов у рогачей с возрастом как у маралов, так и у пятнистых оленей значительно изменяется. У маралов с 2- до 6-летнего возраста прирост составляет 4 кг, или 44%, с 6- до 10-летнего – 2 кг (22%), с 10 до 12 лет – 1,2 кг (13%), с 12-летнего возраста пантовая продуктивность рогачей начинается снижаться.

Выявлена высокая положительная связь между пантовой продуктивностью и возрастом. Коэффициент корреляции (r) между этими признаками равен +0,79 (Егерь В.Н. и др., 1994).

По данным Галкина В.С. и др. (1979), вес пантов у маралов обусловлен наследственностью и варьирует в широких пределах (от 1 до 26 кг) в зависимости от возраста и индивидуальных особенностей животных. На проявление продуктивных свойств рогачей определенно влияют факторы внешней среды, главным образом, кормление и содержание. Колебание в весе пантов в значительной мере обусловлено индивидуальной изменчивостью. Амплитуда колебаний, например, в возрасте 6 лет составляет 9,9 кг (2,0-11,9) или 10,4 кг (3,2-13,6 кг). Колебания обусловлены изменением симметрии и формы. Панты, снятые с животных одного и того же возраста, были разнокачественными, имели разный облик, отличались всевозможными отклонениями в развитии ствола и отростков, что связано с экстерьерно-конституционными различиями животных и темпами роста пантов. Индивидуальные отклонения в признаках тесно коррелируют с возрастом. Поэтому изменения индивидуальной и возрастной изменчивости анализировать изолированно практически невозможно. По всем возрастным группам сильно варьируют вес пары пантов, длина второго-третьего отростков. Наименее изменчива длина и обхват ствола, длина первого отростка.

Влияние внешних факторов особенно отражено на вторых и третьих отростках (по кормовым признакам апрель-май). Количество выпавших отростков по годам сильно меняется и может колебаться в широких пределах от 4 до 29,5%, что связано исключительно с кормлением. Разница таких пантов по сравнению с нормальными в весе доходит 0,8-0,9 кг. Возможна компенсация таких пантов за счет лучшего разветвления среднего отростка или вершины ствола, длины или толщины. Однако полной компенсации не отмечается.

Панты марала подвержены высокой степени индивидуальной изменчивости, которая носит непрерывный характер. Степень фенотипической изменчивости отдельных признаков различна и варьирует в широких пределах. Особенно подвержены изменчивости второй и третий отростки. Индивидуальная изменчивость пантов отражается на их весовых показателях. Недоразвитие или выпадение отростков ведет к снижению веса пантов в среднем на 0,3-0,4 кг. При открытом переломе отростка панта пант теряет в весе 100 г и более, при переломе ствола потери составляют до 300 г (Павлова А.В., 2000).

Панты растут у марала 86-92 дня (Галкин В.С., 1964). Средняя скорость роста пантов составляет 10-12 мм в сутки (Галкин В.С., 1972). По данным Размахнина (1966), у маралов в марте-апреле ежедневный прирост ствола рога в длину составляет 7 мм, а в мае-июне – 14-15 мм. Прибавки в весе – 100-200 г в сутки. У пятнистого оленя панты развиваются на 2-3 недели дольше, чем у марала и изюбра. При формировании первого раздвоя они удлиняются на 3-5 мм, второго – на 6,6 мм, третьего – на 14 мм в сутки. Ни один орган, ни одна ткань не обладают такой энергией роста.

Вес пантов значительно меняется в зависимости от стадии роста, на которой произведена съемка (стадия съемки). От одного и того же рогача-марала можно получить панты почти вдвое большего веса, если снять их при полном развитии шести концов, а не при четырех концах. Но качество таких пантов будет очень низкое (Митюшев П.В., 1950).

Пантовая продуктивность рогачей во многом обусловлена их кормлением. Непосредственное ежегодное влияние пастбища на рост пантов уже сформировавшегося рогача значительно меньше, чем влияние зимнего кормления и содержания (Луницын В.Г., 2002). Многие мараловоды начинают скармливать концентраты рогачам в феврале, стимулируя тем самым ранний рост пантов. Интенсивный рост их в этом случае приходится на апрель, когда на пастбищах еще нет зеленой травы. По этой причине панты имеют заостренные отростки и плохо развитую вершину ствола. Особенно много таких пантов в хозяйствах, где на весенний период нет достаточного запаса кормов (Галкин В.С., 1975). Панты таких животных имеют густой и длинный волосяной покров (Галкин В.С., 1971). Введение в рацион концентратов в конце марта – начале апреля до полной нормы содействует лучшему использованию зеленого корма.

П.И. Краснослободцев и др. (2002) изучали связь продуктивности с возрастом маралов рогачей трех ферм: «Алтус», «Покровка» и «Машенка». Оказалось, что чем в стаде больше взрослых рогачей, тем выше средняя пантовая продуктивность. На ферме «Покровка» 64% рогачей в возрасте 4-8 лет, а 60% маралов дают панты весом 4-8 кг, на другой ферме «Машенка» 64% рогачей в возрасте 3-7 лет, то есть рогачи на 1 год младше, а 67% рогачей дали панты весом 2-6 кг, в ЗАО «Алтус» 66% рогачей возраста 2-6 лет и 66% животных дают панты весом 2-5 кг.

1.2. Оценка продуктивных качеств маралов-рогачей

Одной из главных задач разведения пантовых оленей является повышение веса и улучшение качества пантов (Галкин В.С., 1967). Для этого необходимо хорошее и полноценное кормление животных в течение всего года, что содействует наиболее полному выявлению продуктивных качеств рогачей, а также систематически вести племенную работу общеизвестными методами, такими как отбор и подбор (Галкин В.С., 1971).

Основная задача селекционно-племенной работы – качественное совершенствование стада с целью получения от него максимального количества продукции. Селекционно-племенную работу нужно вести в трех направлениях:
1) повышение пантовой продуктивности рогачей;
2) улучшение плодовитости маток;
3) организация правильного выращивания молодняка (Луницын В.Г., 2004).

В процессе воспроизводства в основу совершенствования поголовья должно быть положено «чистопородное» разведение с отбором и подбором лучших по продуктивности и телосложению животных. Отбор в сочетании с последующим подбором при надлежащих условиях содержания и кормления обеспечивает получение в каждом последующем поколении лучших по конституции крепких животных с более высокой пантовой продуктивностью (Луницын и др., 2000).

Для пантов марала Митюшев П.В. и др. (1950) берут следующие промеры:

1. Длина ствола (а) измеряется по задней стороне, от среза до верхушки (лента прикладывается к изгибам ствола).

2. Толщина ствола (б) – обхват ствола между ледяным и средним отростками в наиболее тонком месте.

3. Длина надглазного отростка (в) – от угла, образуемого стволом и отростком, до вершины отростка (лента прикладывается к верхней стороне отростка).

4. Длина ледяного отростка (г) – от начала ответвления отростка до его вершины, по нижней стороне.

5. Длина среднего отростка (д) – от начала ответвления до вершины отростка, по нижней стороне. У пятиконцовых и переросших пантов берется дополнительный промер.

6. Глубина раздвоя между стволом и верхним отростком (е) – от раздвоя до линии, соединяющей вершины ствола и отростка (Луницын В.Г. и др., 2000).

Бонитировку маралов-рогачей по пантовой продуктивности начали проводить в совхозах Горного Алтая с 1966 г. В 1971 г. по всем хозяйствам области пробонитировали 4736 маралов-рогачей и перворожков, к классу элита отнесено 1293 головы (26,3%), к первому классу – 1218 (25,7%). Имелись животные с продуктивностью от 10 до 22 кг. В 1971 г. средняя продуктивность составила до 6 кг (Галкин В.С. и др., 1968).

Г.Я. Брызгалов (1975), подробно исследовавший корреляцию между весом пантов и живым весом рогачей, установил, что она повышается с возрастом оленей, достигая наибольшего значения у рогачей 6-летнего возраста (0,618). У перворожек этот показатель имеет наименьшее значение (r = 0,148). Это указывает на целесообразность отбора молодых самцов по двум признакам: весу пантов и живому весу.

Исследования повторяемости веса пантов в совхозах «Амурский», «Октябрьский», «Кедровый» и «Силинский» показали наличие тесной взаимосвязи веса пантов за первые 2-3 года использования рогачей с их пожизненной продуктивностью. Это позволяет более точно оценивать продуктивность молодых рогачей по сумме веса их пантов за первые 2-3 года использования (Рященко Л.П., 1976).

В.М. Мещеряков (1989) считает, что живая масса и конституция телят в 16-месячном возрасте отражает уровень индивидуального развития. Их можно рассматривать как основу пантовой продуктивности перворожков и плодовитости самок. Перворожков с продуктивностью ниже двух килограммов выбраковывают. За весь период выделяют четыре этапа выбраковки самцов-маралов: слабые и поздние телята, сайки с длиной шпилек менее 30 см, перворожки с продуктивностью менее 2 кг, рогачи со вторыми рожками менее 4 кг.

Проводя отбор высококлассных производителей, надо стремиться к тому, чтобы в гоне не участвовали рогачи, имеющие те или иные недостатки в телосложении и низкий вес пантов (Галкин В.С., 1967).

В современной практике бонитировку рогачей-маралов проводят в возрасте 2 лет при первой съемке пантов по весу пантов. Спад шпилек у сайков начинается во второй половине апреля и заканчивается в первой половине мая. Между длиной шпилек у самцов в полуторагодичном возрасте и весом пантов у них в последующие годы наблюдается прямая зависимость: чем длиннее шпильки у самца, тем вес пантов выше (Галкин В.С., 1971).

Вес пантов зависит не только от длины шпилек, но и от веса животных. Животные с большим весом имеют большего веса панты.

Между длиной и толщиной шпилек сайков и весом пантов у них в последующие годы существует прямая зависимость (r = 0,87), что позволяет провести оценку племенных качеств молодняка в возрасте 1,5 года.

Для более объективной оценки молодых рогачей необходимо в инструкцию по бонитировки ввести дифференцированные показатели продуктивности, позволяющие их относить не только ко второму, но и к третьему классу. Для 2-летних рогачей второго класса вес пантов – свыше 1,2 кг, для 3-летних – 2,0 кг. Рогача с весом ниже указанного относят к третьему классу.

Предварительный отбор молодняка маралов можно проводить в 4-6 месяцев по их общему развитию и живому весу (Галкин В.С., 1975). Существующая инструкция по оценке племенных качеств взрослых рогачей маралов по продуктивности, конституции и экстерьеру делит их на 4 класса. Оценка же молодых рогачей в возрасте 2-3 года позволяет их отнести только к трем классам (элита, первому и второму) (Галкин В.С. и др, 1976).

Критерием оценки при отнесении сайков к тому или иному классу должна являться длина шпилек, соответствующая весу пантов (Галкин В.С., 1987).

Анализируя имеющиеся научные данные, необходимо отметить (Луницын В.Г. и др., 2000), что отбор рогачей для участия в гоне должен проводиться по комплексу признаков, главными из которых являются вес пантов, живая масса и возраст. Дополнительными признаками являются показатели телосложения. Самки отбираются по живой массе и возрасту с учетом экстерьерных данных.

Поскольку в пантовом оленеводстве не ведется учет животных по происхождению и не проводится оценка рогачей по качеству потомства, эти показатели при отборе в расчет не принимаются. Отбор осуществляют по фактической продуктивности – весу сырых и консервированных пантов. Необходимость двойного учета продуктивности обеспечивается тем, что вес пантов в сыром виде неточно отражает продуктивные свойства рогача, так как в значительной степени обуславливается сроками срезки и субъективными суждениями о них. Более точным показателем выраженности продуктивных свойств является вес пантов в консервированном виде. При отборе предпочтение отдается рогачам, которые дают мощные панты с большой пористостью на срезе, имеющие зольность в пределах 38-40%, а усушку при консервировании – 62-64%. Животные, отобранные на племенное ядро, являются основными репродукторами ремонтного молодняка (Луницын В.Г. и др., 2002).

При комплектовании стада стремятся к наиболее рациональной структуре поголовья исходя из целей и задач производства. Для обеспечения расширенного воспроизводства наиболее рациональной будет следующая структура стада: рогачи – 38%, самки – 32, перворожки – 6, маралушки (оленушки) – 6, телята – 18%, при выходе приплода – 60 голов на 100 маток. При стабилизации численности основного стада количество рогачей, являющихся поставщиками пантовой продукции, может достигать 50% от общего поголовья (Друри М.Н. и др., 2002).

В этом случае самок в стаде будет 25%, молодняка старше 2 лет – 12%, телят – 13%. Выход приплода с учетом повышенной выбраковки молодняка должен быть на уровне 70% (Галкин В.С., 1987).

Поскольку комплектование стада предусматривает улучшение качественного состава поголовья, его проводят на основе данных бонитировки рогачей, полученных в период панторезной кампании и взвешивания маралух (оленух) перед постановкой на зимовку. Во время взвешивания отбирают самок по живой массе с учетом возраста, экстерьера и состояния здоровья (Санкевич М.Н. и др., 2002).

1.3. Способы переработки и применения пантов

Согласно сводной китайской фармакопеи панты входят в состав очень многих препаратов китайской медицины, рекомендуемых при различных заболеваниях (Менард Г.А., 1930). При лечении панты принимаются внутрь или в виде порошка и пилюль, запиваемых водным или рисовым отваром, или в виде водочных настоек (Сюй-го-цюнь, 1961).

Панты в традиционной восточной медицине использовались с древних времен для лечения ангины, истощения, потери энергии, сердечно-сосудистой недостаточности, для ускорения заживления ран (Shin I.S., 2000). В корейской медицине панты рассматриваются как одно из ценнейших лекарственных средств, применяемых для лечения бесплодия, улучшения обмена веществ, предупреждения преждевременного старения (Kang S.I. et. al., 2000; Kim G.H. et. al. 1982). В китайской медицине (Yang F. et. al., 2004) применяют при печеночной недостаточности, желудочно-кишечных расстройствах, сексуальных расстройствах у мужчин и при менструациях у женщин, при остеопорозах (Wang Q. et. al., 2004).

С помощью пантов можно предотвратить и лечить старение, анемию, диабет, задержку роста (карликовость), утомляемость, рак, язвы желудка, повышенное кровяное давление, импотенцию, болезни печени, женское и мужское бесплодие, бессонницу, потерю памяти, слабость мышц, нервные срывы, остеоартрит, остеомиелит, стресс, тромбозы, ослабленную иммунную систему и другие заболевания (Shin K.H. et. al, 1989; Sunwoo H.H. et. al., 1997, 2000; Cooney A.A., 2001). Панты используют в основном люди старше 50 лет.

Лекарственные формы препаратов из пантов, рекомендуемые древней медициной, весьма различны. Для каждого заболевания использовались разные способы изготовления и дозировки препаратов. Наиболее распространенными являются «пилюли», в состав которых входят панты, обжаренные в масле; пантовая настойка на вине; олений роговой клей, оленье масло из сухих рогов; различные настойки в смеси с отварами различных лекарственных растений и другими ингредиентами. Кроме того, широко применяются порошок из пантов, свежая кровь оленей, как правило, в сочетании с растительными компонентами (Богачев А.С., 1993; Broeder C.E. et. al., 2004).

Одни китайские врачи рекомендуют употреблять панты с горным имбирем и естественной влагой (соком), другие считают, что панты нужно обмазать коровьим маслом или бараньим салом, подсушить на огне, растолочь и употреблять, третьи – смазать маслом, поджарить на сильном огне, но не доводя до состояния сухарей (Сюй-го-цюнь, 1961; Shin H.T. et. al., 2000). В Юго-Восточной Азии панты реализуются в аптеках и магазинах в натуральном законсервированном виде или целиком, или порезанные на кусочки и пластины, помещенные в целлофановые пакеты. Поэтому каждый человек, каждая семья, покупая пант или часть его, приготавливает из него различные лекарства по своему усмотрению или в виде порошка подмешивает в различные блюда. Наряду с этим в последние годы появились новые препараты типа пантокрина в различных модификациях с другими лекарственными средствами (с медом, женьшенем и т.д.). В КНР, например, выпускают таблетки, содержащие сухой экстракт из пантов. Во Вьетнаме получили распространение небольшие брикеты из разваренных пантов с добавлением экстрактов из местных лекарственных растений и препарат из экстракта пантов с добавлением масла момордики (Богачев А.С., 1993; Bal D.S., 1975; Blaxter K.L. et. al., 1974).

Если китайская медицина в течение нескольких тысячелетий использовала продукцию пантового оленеводства в лечении широкого круга болезней человека, то изучение пантов как лечебного средства в отечественной науке ограничено лишь последним столетием.

Первые опыты с пантами в нашей стране были поставлены И. Шавровым, который приготовил вытяжки из рогов марала и испытал их на кроликах. Он получил отрицательный результат, не обнаружив никакого физиологического действия, кроме слабой белковой реакции при парентеральном введении (Павленко С.М., 1932). П.В. Бочкарев (1927) не отметил действия препаратов пантов на изолированное сердце собаки, но зафиксировал повышение тонуса изолированной матки. Он наблюдал благоприятное их влияние на рост и развитие головастиков, которым в пищу добавляли порошок из пантов.

В 1935 г. Довбня П.М. изобрел способ приготовления лекарственных порошков из пантов. Свежие или консервированные панты измельчают, продолжительно разваривают на водяной бане до мягкости, удаляют кожу, разминают мягкие части, окостенелые вновь варят до консистенции, позволяющей растереть их в однородную массу. Ее распределяют тонким слоем на металлических противнях и сушат в русской печи при температуре 60…800С, постепенно помешивая, следя, чтобы масса не подгорела, после чего их размалывают в порошок и применяют в чистом виде или для настоев и отваров.

До 90-х годов ХХ в. основным лекарственным средством из пантов марала был пантокрин, при изготовлении которого лишь 3% сухого вещества пантов переходило в препарат, а остальное выбрасывалось. Учитывая это и опыт китайской народной медицины, ряд отечественных исследователей предложили новые способы получения пантового порошка и нативного его использования в качестве лекарственного средства, в пищевых и биологически активных добавках (Луницын В.Г., 2004). Е.Д. Гольдберг и др. (1995) разработали способ получения пантовой муки и фармацевтической композиции на ее основе. Для приготовления драже «Пантогран», наряду с другими ингредиентами, добавляют порошок пантов марала 2,8-3,2% и пантовый жмых (Миренков В.А. и др., 1998). Н.Ф. Иванкина (1997) запатентовала иной способ получения лекарственной формы из пантов оленей, суть которого – измельчение пантов марала до порошка и его расфасовка.

Панты марала или пятнистого оленя входят наряду с другими компонентами в лечебно-профилактическую композицию «Гербамарин» (Еляков Г.Б. и др., 1997), в бальзам в количестве 1,2-1,9% (Баллула Т.И. и др., 1998). Авторами (Журавлева Н.В. и др., 1998; Кершенгольц Т.И. и др., 1998; Лоенко Ю.Н. и др., 1998; Фадеева И.Д., 1998; Емец Ю.В. и др., 1999) разработаны пищевые биологически активные добавки, в состав которых входят панты или их экстракты.

По мнению В.В. Цыганкова (1995), окостеневший рог северных оленей по сравнению с пантами является естественным накопителем ценных полезных элементов и биологических компонентов. Им разработан порошкообразный биогенный продукт, который может быть использован при изготовлении лекарственных средств, пищевых продуктов, обладающих биологически активными веществами, в косметике, в производстве кормов. Для получения биологически активного порошка из пантов маралов С.Н. Тихонов и др. (2000) панты измельчали вальцеванием с использованием ферромагнитного порошка до частиц размером 1,0-5,0 мкм с последующей расфасовкой в вакуумные упаковки.

В Новой Зеландии из части пантовой продукции готовят пантовые пластины для туристического рынка. С этой целью с консервированных пантов удаляют волос, панты под давлением промывают спиртом и на специальных машинах проводят резку, подразделяя при этом главную часть рога (Boon Gol), верхнюю часть (Sang Dae), среднюю часть (Joony Dae) и нижнюю часть (Ha Dae). Наряду с этим отдельные компании готовят из пантов порошки, капсулы, таблетки, покрытые глазурью (Ford C., 2004). Аналогично поступают и в Южной Корее, смешивая при этом пантовый порошок с травами, заключая в гранулы или капсулы, или готовят тонизирующие напитки (Shin K.H. et. al., 1989; Yong I.I., 1976). K.H. Sim (2000) в опыте на растущих крысах доказал, что панты стимулируют развитие костей, увеличивая длину бедра, толщину и содержание в них кальция и фосфора за счет значительного содержания в пантах гликозаминогликанов. При добавлении в пищу белым мышкам пантов (Haigh I.C. et. al., 1993) у опытных животных по сравнению с контролем быстрее проходило спаривание, в выводке больше было приплода, органы размножения имели больший вес, быстрее наступало половое созревание. Таким образом, применение пантов усиливает репродуктивную функцию (Chao Ch.Ch. et. al., 1984).

C.E. Broeder et. al. (2004) в опытах на мужчинах доказали, что применение пантового порошка новозеландских оленей в сахарных капсулах увеличивает силу и работоспособность.

Пантовая мука, по мнению А.Б. Силаева и др. (1971), может быть хорошей основой для получения многих лекарственных препаратов. Использование натурального сырья из продукции пантового оленеводства может осуществляться по четырем основным направлениям (Александров В.В. и др., 2003):

1) производство порошка из губчатого вещества консервированных пантов – пантовый концентрат для изготовления пищевых добавок;

2) переработка консервированного пантового сырья в пантовую массу в виде порошка и использование в виде субстанций для лечебных методик: пантовые ванны, компрессы, общие влажные укутывания, микроклизмы, пантовые свечи;

3) консервированная кровь оленей (пантогематоген, плазмарал);

4) спиртовые и водные экстракты из пантового сырья, используемые в качестве добавок к напиткам, пищевым продуктам.

Наряду с применением пантового сырья для приготовления водных экстрактов, применяемых в бальнеотерапии, В.В. Александров и др. (1998) разработали БАДы, фиточай с пантовым концентратом, пантограм, пантовые орешки.

В.Г. Луницыным и др. (2008) разработана и запатентована новая технология, позволяющая превращать сырой пант в субстанцию-порошок высокого качества, исключающий трудоемкий процесс консервирования пантов. Разработанный способ решает проблему использования низкосортных частей пантов (комель и первые два отростка) и цельных пантов низкого качества, поскольку дробление панта и смешивание с кровью способствует пропитке панта кровью, обеспечивая товарный вид (красно-коричневый цвет) и высокую биологическую активность (Луницын В.Г., 2006).

В настоящее время на основе пантового порошка и крови маралов разработан новый оздоровительный препарат «Маранол» (Фролов Н.А. и др., 2007).

Наряду с использованием пантов в качестве нативного сырья детальное и систематическое лабораторно-клиническое изучение экстрактов из пантов было начато в Советском Союзе в 1932 г. (Павленко С.М., 1936).

Однако задолго до появления пантокрина в традиционной народной медицине готовили и применяли при значительном круге заболеваний настойки из сырых и консервированных пантов. Так, в одном случае свежие панты аккуратно, чтобы не терялась кровь, ножом очищают от кожи с волосяным покровом и режут на мелкие куски. Проделывать это лучше над широкой, но не глубокой посудой, чтобы выбежавшую кровь можно было использовать вместе с кусочками панта. На 1 л 700 спирта-ректификата брали 360 г свежеизмельченного панта и все вместе помещали в стеклянную бутыль темного цвета. Настойка настаивалась в темном месте при комнатной температуре в течение 1 месяца. Периодически, раз в 2-3 дня, энергично взбалтывали содержимое. Иногда использовали водку вместо спирта. В этом случае после расходования содержимого панты заливали еще раз в количестве 0,5 л водкой. После окончания процесса настаивания настой процеживали через 2-3 слоя марли. Применяли по 1 чайной ложке 2 раза в день за 20-30 минут до еды в течение 5-7 дней, затем делали такой же по продолжительности перерыв, после чего серию приема повторяли 2-3 раза, в зависимости от самочувствия (Богачев А.С., 1993).

В другом случае готовили настойку из консервированных пантов, только на 1 литр спирта-ректификата брали 120 г сухих пантов, в дальнейшем поступали по аналогии с вышеописанным рецептом.

Спиртовую настойку в третьем случае готовили из консервированных пантов. Панты очищали от кожи и волосяного покрова, измельчали в порошок, 50 г порошка засыпали в сосуд с 500 мл 600 этилового спирта. Сосуд плотно закупоривали и на 10-12 дней помещали в темное, теплое место, систематически встряхивая. Затем экстракт фильтровали через 3-4 слоя марли, хранили в темном месте при комнатной температуре.

Старожилы южных районов Сибири изготавливали пантовую настойку на виноградном крепком вине. Пантовый мелкоизмельченный порошок в количестве 120 г экстрагировали (настаивали) в течение 12-15 дней в 3 литрах виноградного вина. Принимали внутрь по 100 мл настойки в течение одного месяца (Богачев А.С., 1993).

В 1934 году С.И. Павленко (1936) запатентовал способ получения спиртового экстракта из пантов, названный им «пантокрином». Способ получения экстракта проводят в 5 этапов. Они включают в себя измельчение пантов, причем кожа и шерсть удалялась, далее экстрагируют подкисленным 50%-ным спиртом при температуре 40…500С троекратно в течение 3 суток. После разведения дистиллятом в 10 раз экстракт выдерживают 4-5 суток в холоде, после чего фильтруют и фасуют во флаконы. Во втором варианте, в отличие от первого, рекомендовалось использовать подкисленный 75%-ный спирт; вводилась четвертая экстракция серным эфиром. Последний, как и спирт, выпаривался при 500С. Последующее разбавление проводилось 20-кратным объемом с помощью дистиллированной воды (рН 6,4-6,8) и выдерживанием на холоде в течение 5-7 суток. Затем добавлялось 2% трикрезола или хлорэтана. Разливали экстракт в ампулы, исследовали на стерильность. Применяли такой препарат для инъекций.

В другом способе, предложенном С.И. Павленко и др. (1967) для получения пантокрина, панты 20-25 минут обрабатывают острым паром, измельчают и подвергают четырехкратной экстракции в закрытом аппарате с паровым обогревом, обратным холодильником и механической мешалкой при температуре 780С. Первую экстракцию ведут четырехкратным количеством 960 этанола, подкисленным 1%-ной уксусной кислотой, в течение 6 часов. После охлаждения экстракт сливают через несколько слоев марли. Последующие экстракции ведут в тех же условиях, но берут трехкратное количество 800-ного спирта. Из объединенного экстракта отгоняют спирт, а остаток используют для приготовления таблеток, содержащих 1% препарата. В состав таблетки входит также, %: лактоза – 76, крахмал – 19, стеариновая кислота – 1, тальк – 3. Таблетки 0,15 г соответствует 20 каплям пантокрина. Таким образом, были получены жидкая и таблетированная лекарственные формы пантокрина. Из пантов в пантокрин переходит 3% сухого вещества, зольных элементов – 0,2%, белка – 0,34%, растворимых в эфире веществ – 85,6%. В пантокрине содержится 0,12 мг на 100 г исходных пантов холестерола, или 5,0% по отношению к весу сухого остатка пантокрина (Павленко С.М. и др., 1969). Преобладающей в пантокрине является липидная фракция. На долю липидов приходится 67% от суммы всех органических кислот. Примерно одну треть их составляют фосфолипиды, 6,60% – холестерол, 59,0% – нейтральные жиры и другие липиды. Основная масса фосфолипидов представлена фосфадитилхолином и фосфатидилэтиноламином – 57,14 и 40,28% соответственно (Силаев А.Б. и др., 1968, 1969). В последующих исследованиях биохимической природы пантокрина (Еляков Г.Б. и др., 1971; Шампанова О.М., 1976; Павленко С.М., 1979; Гасанов С.Г. и др., 1981; Силаев А.Б. и др., 1982) было определено, что в пантокрине содержится пять групп различных веществ: макро- и микроэлементы; аминокислоты, пептиды, липиды, основания нуклеиновых кислот, обуславливающие саногенетический и фармакологический эффекты препарата.

Несовершенство современной технологии получения биологически активных веществ из пантов марала, изюбря, пятнистого оленя, основанной на измельчении продукта до порошкообразного состояния с размером частиц около 0,1 мм и экстракцией БАВ различными экстрагентами (вода, спирт, т.д.) с последующим использованием продукта в жидком виде, показывают, что отходы производства (пантовый жмых) обладают более выраженной биологической активностью, чем рекомендованные лечебные препараты (Луницын В.Г. и др., 2006).

В отношении аминокислотного состава исходный пант и жмых содержат все те же аминокислоты, которые относятся к группе незаменимых кислот. Сумма аминокислот в панте составляет у марала 74,57%, жмыхе марала – 76,89%, пятнистого оленя – 78,4%. При гидролизе жома панта, остающегося после обработки подкисленным спиртом, было обнаружено еще до 25% активных веществ. В пантокриновом жмыхе после экстракции: фосфолипиды – 4,0%, стерины – 1,2%, жирные кислоты – 8,5%, триглицериды и эфиры – 0,4 и 0,8% (Силаев А.Б., 1969).

В пантовом жмыхе остается до 50% липидов, до 30% фосфолипидов, значительное количество стеринов, свободных жирных кислот, холиноподобных веществ до 52,7% и аминокислот – 18% (Тэви А.С. и др., 1975), таких как пролин, глицин, лейцин, аланин, валин, изолейцин, лизин, тирозин, фенилаланин, треонин, серин, метионин, цестеин, триптофан, гистидин, аргинин, аспарагиновая и глутаминовая кислоты.

Пантовый жмых является достаточно полноценным источником липидов. Насыщенные жирные кислоты представлены миристиновой (3,5%), пентадекановой (2,6%), пальмитиновой (13%), гептадекановой (4,4%), стеариновой (24,1), ненасыщенные – главным образом, олеиновой (41,7%), линолевой (10,5 %) кислотами. Соотношение насыщенных и ненасыщенных жирных кислот составляет 47,7 и 52,2% соответственно (Сухарева В.Н. и др., 1975; Sim I.S., 2000).

Как из работ А.Б. Силаева и др. (1971), так и по данным В.Г. Ярцева (1997) следует, что при получении пантокрина экстрагируется лишь незначительная часть панта, и образующийся жмых практически не теряет вещества, которыми характеризуется пант. В отходах производства пантокрина содержится 10 незаменимых аминокислот, на их долю приходится 55% суммы всех аминокислот. Характерно значительное содержание таких незаменимых аминокислот, как глицин (11,46%), аргинин (10,68%), лейцин (6,47%), валин (6,05%). В пантовом жмыхе незаменимых аминокислот на 10,33% больше, чем в пантах, и на 3,3% больше, чем в пантокрине.

О.М. Шампанова и др. (1971) провели сравнение пантовой муки и пантового жмыха на содержание фракции липидов: фосфолипиды в пантах 6,6%, в жмыхе – 4,0%; стерины в муке – 9,9%, в жмыхе – 1,2%; жирные кислоты в муке – 6,9%, в жмыхе – 0,4%; стериновые эфиры и воска в муке – 0,5%; в жмыхе – 0,8%.

Научными исследованиями фармакодинамики пантокрина доказана его многообразность. Этот препарат, обладая ярко выраженным влиянием на основные физиологические системы организма, вызывает в нем сложные функциональные перестройки, оказывая благоприятное терапевтическое действие при различных заболеваниях. Пантокрин применяют с целью повышения способности организма человека переносить физические и психоэмоциональные перегрузки, для восстановления функции саморегуляции и повышения иммунологической реактивности, в качестве профилактического средства для предупреждения острых заболеваний и развития осложнений при хронической патологии при длительной гиподинамии, для продления полноценной половой функции и восстановления потенции и либидо мужчин и женщин, для повышения тонуса сердечно-сосудистой системы, особенно при наклонности к гиподинамии, с целью усиления и ускорения репарации и заживления различных тканей организма (Павленко С.М. и др., 1932, 1936, 1969; Тэви А.С., 1932, 1937; Журавлев А.А., 1932; Зайденшнур Э.В., 1936; Киселев В.С., 1938, 1969; Кавбаса П.С., 1969; Козлова Н.Н., 1937; Зайцева З.С., 1938; Оливков Б.М., 1969; Михайлов А.К., 1969, 1971; Иванов В.Н. и др., 1991; Нариманов А.А. и др., 1990; Пугач Б.В. и др., 1992; Haigh I. et. al., 2000; Ieon B.T. et al., 2004).

В целях повышения выхода биологически активных веществ и получения препаратов направленного действия З.М. Даценко и др. (1992, 1996) разработали способ разделения пантокрина на фракции А и В; А.А. Семенова и др. (1997) предложили метод определения подлинности препарата, а М.И. Борщевская и др. (1992) – его стабилизации.

Для увеличения выхода конечного продукта А.К. Ахременко и др. (1997), Б.М. Кершенгольц и др. (1998) рекомендуют повторно использовать пантовый жмых, П.И. Лунин (1987) использовать панты вместе с кожным покровом, при этом предварительно удалив волосы посредством жидкого азота (А.С. Новохатский и др., 1997; Г.И. Рыжкова и др., 1997), или применять свежемороженые панты (Горовая Н.С. и др., 1971; Рогожин В.В., 1997).

При экстракции пантов немаловажное значение имеет степень измельчения исходного сырья. Чем мельче измельчен продукт, тем больше площадь соприкосновения экстракта, а значит, эффективнее экстракция. С этой целью С.Ф. Тряпичкин и др. (1994) рекомендуют измельчать панты в среде жидкого азота, Е.Д. Гольдберг и др. (1996) – посредством вальцевания, С.Н. Ларцев и др. (1996) – постадийной экстракцией водной, затем спиртом или же холодной и горячей экстракцией (Даценко З.М. и др., 1996).

Получение бесспиртового экстракта из пантов осуществляют путем отгонки спирта и доведением первоначального объема сахарным сиропом (Ахрименко А.К. и др., 1997). В.В. Рогожин (1999) с целью избирательной адсорбции и пролонгированного действия пантокрина в качестве биогенного носителя использует пищевой желатин или зерна злака. Иммобилизацию БАВ проводят путем адсорбции на желатине.

Отечественной медициной разработан способ получения пантокрина для инъекций (Зинченко А.А. и др., 1997; Ничипоренко В.И. и др., 1996).

Наряду с применением пантокрина в качестве лечебного препарата в последние годы экстракты из пантов марала, пятнистого оленя и изюбра используют в фитопрепаратах (Алексеенков А.А. и др., 1998), в мазях и кремах (Агаркова Т.Е. и др., 1997; Татарникова Н.П. и др., 1998; Децина А.Н. и др., 1999), биологически активных добавках (Фадеева И.Д., 1998), в средствах для апитерапии (Трифонов. Е.И., 1995; Гарцуев Т.П. и др., 1997), безалкогольных напитках (Гафуров Ю.М. и др., 1996), в настойках (Лоенко Ю.Н., 1997; Низюк Л.К. и др., 1997; Еляков Г.Б. и др., 1997) в винных напитках (Снитко С.С. и др., 1998); в составе бальзамов «Чемчудой», «Панты плюс», «Элексир», «Панта форте» (Зайцев В.И. и др., 1997; Еляков Г.Б. и др., 1997; Джагаев А.В. и др., 1998; Писарев Ю.А., 2000), для изготовления водки «Старая крепость», «Сибирь», «Сюрприз», «Самец», «Виктория» (Емец Ю.А. и др., 1997; Воробьева Е.В. и др., 1993; Бакусев А.А., 1998; Гафуров Ю.М., 2000; Пальталлер Р.Р., 2000). Количество экстракта составляет от 0,3 до 1% от объема изделия. Очевидно, в указанных случаях экстракт из пантов вносят не в качестве действующего вещества, а скорее всего, для экзотики, в целях повышения спроса на продукцию.

Для расширения лекарственной базы продукции пантового оленеводства в 70-е годы началось активное изучение возможности использования пантов северных оленей. Соответствующие исследования были выполнены группой ученых под руководством профессора И.И. Брехмана. В 1972 году ими был запатентован препарат из пантов северных оленей – рантарин. Его получают экстракцией пантов северных оленей перколятивным методом 40%-ным этиловым спиртом в соотношении 1:1 (Брехман И.И. и др., 1972).

С целью извлечения максимального количества экстрактивных веществ из пантов северных оленей В.Г. Шелепов (1998) применил способ циркулярной перколяции, получив при этом препарат, названный велкорнином, который по основным биологически активным веществам аналогичен пантокрину, полученному из пантов марала.

Сравнительная оценка трех методов экстракции – реперколятивного, флотационного и циркулярной перколяции (Шелепов В.Г., 1998; Носов М.В. и др., 2003) – показала, что использование способа циркулярной перколяции повышает выход экстрактивных веществ почти в 3,5 раза по сравнению с реперколятивным.

Для получения ультрадисперсного порошка из нативного сырья северных оленей А.А. Кайзером (2007) сконструирована мельница, в которой продукт измельчают специальной системой изменения режущих лопастей в вихревом потоке, а спиртовой экстракт получают, используя ультразвуковую установку с частотой 25 КГц, что существенно увеличивает выход биологически активных веществ.

В 1997 г. В.Г. Ярцев (1998) запатентовал способ применения отходов фармацевтической переработки пантов в качестве сырья для производства гистолизата. Отходы производства пантокрина (пантовый жмых) подвергают кислотно-ферментативному гидролизу искусственным желудочным соком. Ферментацию ведут при температуре 20…420С. Результатами экспериментальных исследований (Ярцев В.Г. и др., 2003; Кулешов Р.С. и др., 2003) на белых мышах, кроликах и свиньях подтверждено, что применение пантолизата увеличивает на 30-40% скорость заживления ран. Однако использование кислоты для ферментации обуславливает обязательно наличие ее нейтрализации с последующим удалением солей, а также вызывает необратимое разрушение белка.

В целях использования пантового порошка в косметологии для повышения питания, эластичности, тургора кожи и омолаживающего эффекта в серии опытов разработан иной способ получения пантолизата (Шелепов В.Г. и др., 2004, 2005; Луницын В.Г. и др., 2006).

Одним из преимуществ спиртовых настоек и экстрактов по сравнению с водными отварами является возможность их длительного хранения при комнатной температуре. В некоторых районах Горного Алтая (Богачев А.С., 1993) применяли наряду со спиртовыми настойками водные отвары пантов.

С этой целью очищенные от кожи и волоса 350 г свежего панта измельчали и помещали в скороварку, залив их 1,5 л чистой воды. Скороварку при малом огне и слабом кипении содержимого выдерживали 8-10 часов. После этого ее ставили в прохладное место. Образовавшееся студенистое вещество употребляли по 2 чайных ложки на стакан воды.

Ежедневная доза увеличивалась на 1 чайную ложку, пока не достигала 15 в день. Курс лечения – до 20 дней.

С момента организации хозяйств пантового оленеводства мараловоды заметили, что вода после варки пантов обладает лечебным воздействием на радикулиты, невриты и другие болезни периферической нервной системы. В большинстве случаев после 10 ванн на 10-15 мин. погружения у больных отмечалось улучшение самочувствия, снижение боли в опорно-двигательном аппарате.

К пантовым ваннам до некоторых пор медицина не проявляла должного внимания, что, по-видимому, объясняется рядом причин. Во-первых, отдаленность и труднодоступность мараловодческих ферм, которые расположены в безлюдных горных районах; во-вторых, небольшая продолжительность периода заготовки пантов (6-8 недель), а также невозможность длительного хранения этой жидкости в обычных условиях (Александров В.В. и др., 2004).

Сейчас водолечение в период консервирования пантов широко распространено на многих мараловодческих и оленеводческих фермах.

В настоящее время разработана технология приготовления водных экстрактов из сырых и консервированных пантов и методика их применения для общих ванн, мини-саун, влажного укутывания, микроклизм, компрессов при широком круге заболеваний (Александров В.В. и др., 1993, 1995, 1996; Неймарк А.И и др., 1995, 1997; Сущевский В.И., 1998).

По мнению В.В. Александрова (1998), «варочная вода» представляет собой водный экстракт из пантов, содержащий комплекс различных биологически активных веществ, выделенных из кожного покрова и соединительной ткани пантов в процессе консервирования. При многократной концентрации (в 100 раз) биологическая активность варочной воды, определяемая по гипотензивному тесту, в 5-6 раз превышает уровень аналогичного показателя, наблюдаемого при введении пантокрина.

Таким образом, пантовая продуктивность маралов-рогачей связана с возрастом и зависит от наследственности, с одной стороны, и условий кормления и содержания животных – с другой. При хорошей наследственности, но неудовлетворительных условиях кормления марал дает не более 50% потенциальной продукции. В то же время при хорошем кормлении, но плохой наследственности продуктивность животных также низкая. Средняя пантовая продуктивность по стаду зависит от степени консолидации животных по этому наследственному признаку. В любом стаде есть маралы с высокой и низкой пантовой продуктивностью, а средняя продуктивность служит показателем уровня селекционно-племенной работы. Отсутствие до настоящего времени надежных способов определения потенциальной пантовой продуктивности у молодых маралов, четкой взаимосвязи веса пантов и возраста животных, существенно сказывается на производстве пантов в любом предприятии, где годами содержат низкопродуктивных животных в надежде на их отдачу в будущем, что отрицательно сказывается на рентабельности отрасли.

Из приведенного обзора литературы по использованию и переработке пантов следует, что продукция в виде нативного сырья, спиртовых или водных экстрактов апробирована и рекомендована для профилактики и терапии широкого круга болезней. Для повышения биодоступности сырья изучено и разработано значительное количество методов с использованием различного оборудования, повышающих степень помола сырья. Пантовый порошок, полученный по этим технологиям, рекомендован для включения в биологически активные добавки в пищу, для изготовления спиртовых и водных экстрактов. В первом случае пищеварительный тракт человека должен сам переработать продукт, а организм взять, что ему требуется. Во втором, несмотря на массу предложенных способов экстракции, в продукт переходит не более 10-12% биологически активных веществ сырья, при этом значительная часть их остается в отходах производства.

Учитывая вышеизложенное, для создания отечественного рынка БАДов, косметологических и фармакологических средств необходима разработка способов использования пантовой продукции, повышающих биодоступность сырья и эффективность его переработки.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки


Пишите нам

 

 

 

 

X