Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Объявления
Конференции
Полезные ссылки

Введите слово для поиска

Баландина Юлия Юрьевна.
Историко-политическая специфика испанских городов на севере Африки

РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ

Специальность 07.00.03 – всеобщая история

Диссертация
на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Научный руководитель: Д.и.н., доцент. Волосюк О.В.

Москва – 2003 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение (с. 3-30)

Глава I Социально-экономическое и политическое развитие Сеуты и Мелильи от основания до европейского завоевания в XV в. (с.31-45)

Глава II Социально-экономическое и политическое развитие городов Сеуты и Мелильи и их значение в международных отношениях после испанского завоевания. (с.46-83)
§1. Завоевания Португалии и Испании в Северной Африке. Роль Сеуты и Мелильи в средиземноморской политике иберийских государств в XV - конце XVII вв. (с.46-67)
§2. Англо-французские интересы на севере Африки и проблема испанизации городов Сеуты и Мелильи (конец XVII – XIX вв.) (с.68-83)

Глава III Социально-экономическое и политическое развитие Сеуты и Мелильи и испано-марокканские отношения в XX в. (с.84--163)
§1. Положение Сеуты и Мелильи в составе испанского протектората на севере Марокко (н. ХХ в. – сер. 50-х гг. ХХ в.) (c84-113)
§2.Некоторые проблемы социально-экономического развития Сеуты и Мелильи после 1956 г. (с.113 -129)
§3. Вопрос о принадлежности Сеуты и Мелильи в испано-марокканских отношениях сер. 50-х – конец 90-х гг. ХХ в. (c.130-163)

Заключение (с.164-168)
Список источников и литературы. (с.169-180)

Глава I. Социально-экономическое и политическое развитие Сеуты и Мелильи от освоения до европейского завоевания в XV в.

Согласно данным археологических раскопок и греческим и латинским текстам города Сеута и Мелилья (под другими названиями) существовали уже в конце III в. до н.э. Они были основаны финикийцами во времена их активной колонизации североафриканского побережья. Финикийцы распространили свое влияние и на юго-восток Испании. Финикийская колонизация в Испании исходила как непосредственно из Финикии, так и из тирской колонии в Африке – Карфагена. Карфаген стал самым известным, основанным финикийцами, городом, который позднее распространил свое влияние и на южное побережье Испании, основав там свои фактории. В западнофиникийский круг колонизации, центром которого был Гадес, входили земли на севере Африки от Рахгуна на северо-востоке до Могадора на юго-западе, т.е. эта сфера включала Южную Испанию и Северо-Западную Африку. В свою очередь центральнофиникийский круг колонизации, с центром в Карфагене, включал и испано-пунические города юго-восточной Испании.

Первое упоминание населенного пункта на территории современной Мелильи (город назывался Русадир) приходится на 500 г. до н.э., когда финикийский флот прибыл сюда для пополнения запасов продовольствия по дороге в Гадес и взял здесь лоцманов для дальнейшего продвижения. Также финикийцы основали города Абилу (Сеута), Тингис (Танжер), Зилес (Арсила), Ликсус (Лараш) и многие другие, о чем говорится в сочинениях Геродота и Страбона, в частности они сообщают о красивом процветающем торговом городе Абиле (Сеута).

В римской истории первое упоминание о Сеуте (римляне переименовали город из Абилы в Себту) относится к 240 г. до н.э. и связано с борьбой пунийцев (карфагенян) с римлянами. В источнике сообщается о четырех карфагенских кораблях, которые были подбиты римлянами и нашли убежище в Сеуте.

Сеута и Мелилья играли важную роль в эпоху колонизации Римом северной части современного Марокко, которое называлось тогда римская провинция. В 42 г. до н.э. римский император Клавдий разделил Мавританию на две провинции по реке Мулуйе. Это были провинции Мавритания Тингитанская и Мавритания Цезарейская. Сеута и Мелилья были приписаны к Мавритании Тингитанской с центром в городе Тингисе (современный Танжер).

Сеута получила статус Civitas Romanorum (римский город), а впоследствии стала местом пребывания христианского епископата. В свою очередь Мелилья получила в 70 г. от императора Веспасиана статус «колонии», в результате чего в городе появился первый орган управления, и чеканилась своя монета.

Сеута в те времена была населена берберами, вожди которых подчинялись политике Римской империи. Город представлял собой факторию, которая специализировалась на ловле рыбы и продаже соленой рыбы, особенно через Кадис и Болонью, города, расположенные на противоположном берегу пролива. Сеута, как приморский торговый город, развивалась достаточно быстро, особенно этот подъем был связан с новыми политическими и экономическими условиями, когда Римская империя распространила свое влияние на весь Иберийский полуостров.

Когда в I в. до н.э. империю стали раздирать гражданские войны, берберы использовали ослабление Рима в свою пользу, выступили в войне на стороне Августа, и в результате на некоторое время освободились от римского гнета. Однако несколько позднее к Риму Калигулой были присоединены территории, принадлежавшие Птолемею. Владения были перегруппированы в три провинции: Мавританию Тингитанскую (Марокко), Карфаген (Тунис) и Касариенсис (Алжир). Но Сеута была включена императором Диоклетианом в территорию южной Иберии, с 297 г. она относилась к Андалусии.

Однако берберские племена, бывшие подданные отравленного Птолемея, не хотели подчиниться власти Рима, под руководством Адемона, они сопротивлялись, совершая набеги, даже пересекали несколько раз пролив и проникали на территорию Испании. С этого времени для Сеуты начинается нескончаемая череда осад и войн, что являлось следствием ее положения как пограничного города. В результате стратегическая и коммерческая роль Сеуты возросла, ее военный гарнизон и выплаты на его содержание были увеличены и налажены постоянные связи с Андалусией. Таким образом, город в тот период являлся одним из важнейших центров провинции.

Однако восстания местного населения в завоеванных землях самой Римской империи в сочетании с вторжениями варваров привели к разделу империи в 395 г. на Западную и Восточную (Византия). В результате этих событий оба города оказались в руинах. В середине III в. варварские племена вандалов захватили Галлию и Испанию. В 429 г. они высадились в Сеуте и Танжере, а в 430 г. в Мелилье. Города были разорены и оказались в плачевном состоянии, и до 529 г. в источниках они почти не упоминаются. Вандалы использовали Сеуту как портовый и пограничный город для набегов, а их корабли грабили побережья с обоих сторон пролива. Но вандалы в политическом управлении здесь были последователями Рима, поскольку использовали римскую систему управления.

Тем временем императоры Западной и Восточной империй объединились и принудили вождя вандалов Гензериха подписать мирный договор, по которому он отдавал Сеуту и всю Мавританию Тингитанскую под власть императоров. Однако Сеута не была передана, а оказалась втянутой в последующие войны и была разорена окончательно.

Среди историков нет единого мнения по поводу завоевания вестготами Сеуты и Мелильи, так как в источниках есть большие разногласия на этот счет. Сторонники завоевания городов вестготами приводят в доказательство своей правоты договор 445 г., по которому Гензерих уступал вестготам города Сеуту, Танжер и Мелилью вместе с прибрежной территорией. Однако империя вестготов раздиралась внутренней борьбой за власть, и претенденты часто обращались за помощью к византийским императорам.

В 476 г. Западная Римская империя пала под ударами варварских племен. В 534 г. Сеута, Танжер, а затем и Мелилья были покорены Византией, которая хотела восстановить разрушенную былую империю и удерживала Северную Африку под своим началом до конца VII в. вплоть до прихода сюда арабов. Император Юстиниан отдал приказ восстановить стены разрушенных городов, еще более укрепить их. В Сеуту был назначен губернатор, который подчинялся правителю, резиденция которого находилась в Карфагене, и оба города были под началом военного префекта. Сеута была превращена в морскую базу для охраны пролива, чтобы использовать столь важный наблюдательный пункт за передвижениями испанцев, галлов и франков. В городе был размещен большой гарнизон, ему были предоставлены легкие маневренные суда. Таким образом, Сеута стала стратегическим пунктом исключительной важности, была превращена в неприступную крепость и постепенно возродила свою былую славу античных времен. В границах стен были построены дворцы для знати, величественная церковь.

В 613 г. часть Северной Африки вошла в андалусскую епархию. В начале VII в. Сеута несколько расширила свою территорию, были отремонтированы разрушенные в ходе постоянных набегов стены и здания, проведен акведук.

Арабы под руководством полководца Окбы ибн Нафи достигли Гибралтара в 642 г., но крепость не взяли. Затем они предприняли походы вглубь Магриба, арабский военачальник Муса заключил мир в 708 г. с правителем Сеуты и Танжера патрицием Юлианом (в 709 г. была им завоевана и Мелилья). Однако у историков есть сомнения в том, кому принадлежала в это время Сеута. В разных источниках указывается на некоего управителя дона Хулиана (в арабских) или патриция Юлиана (в греческих), но был ли он самостоятельным главой или византийским экзархом достоверно установить не удалось.

История этих событий показывает, что город был сдан без боя, но мотивы такого поступка неясны (имело ли место предательство патриция или еще какие-то обстоятельства). Уже к 710 г. мусульманская армия заняла все Средиземноморское побережье Магриба, ее главные лагеря располагались в Сеуте и в Танжере. Однако приходом арабов были недовольны племена берберов, населявших территории вокруг городов. Они собрали поход и отвоевали Сеуту, которая была уничтожена до основания, а население угнано в рабство. Разрушение Сеуты привело к тому, что она уступила свою лидирующую роль Танжеру, ставшему вновь столицей этой зоны. В течение VII и VIII вв. Сеуту затрагивали все происходившие на обоих берегах пролива войны и набеги, притом, что ее политическое значение было равно нулю, и в источниках того времени она практически не упоминается.

В период VIII-XIII вв. на территории Магриба стали формироваться государственные образования, объединительным элементом в которых был ислам. Два из трех берберских политических образований сформировались в районах современных Сеуты и Мелильи. А в 808-828 гг. Имам Феса Идрис II совершил ряд завоевательных походов, присоединив на время к Фесскому королевству города, в том числе Танжер, Сеуту и Тлемсен.

В X в. две силы столкнулись на Севере Африки. Одной силой были испанские Омейяды, а второй – династия Фатимидов из Ифрикии. Сеута не стояла в стороне от этих событий. Она переходила то в руки одних, то в руки других, но для обеих сторон она играла ключевую роль в организации военных походов, что способствовало ее развитию и превращению в важный морской порт. Сначала ею овладели Фатимиды и стали совершать набеги на Андалусию (через некоторое время они заняли и Мелилью). Арабы стали называть Пиренейский полуостров Андалусией или аль-Андалус. Последний из оставшихся в живых из династии Омейядов, правивших в халифате Дамаска (661-750), Абд ар-Рахман захватил власть в аль-Андалусе и положил начало Кордовскому эмирату (независимому от халифата Аббасидов в Багдаде), а также династии андалусийских Омейядов.

Самому блестящему из них – талантливому политику и полководцу Абд ар-Рахману III (912-916) – удалось покончить с внутренними смутами. При нем аль-Андалус, расширив свои владения на полуострове за счет территории басков, присоединил к себе также западную часть Магриба.

Успешные действия Фатимидов в Магрибе заставили Абд ар-Рахмана III вмешаться в ход событий. В 931 г. Сеута была взята Омейядами, которые теперь в свою очередь стали располагать хорошей базой для дальнейших операций на марокканской территории, в городе еще больше увеличилось количество выходцев из Андалусии.

Вернулись контакты с полуостровом, политические и духовные. Город стал центром территорий под властью Омейядов, включавших большую часть севера Марокко и большую часть Среднего Магриба. После смерти Абд ар-Рахмана III его политику продолжил его сын. Экономика Сеуты была в то время на достаточно высоком уровне, что было обусловлено ее военным значением, однако содержание гарнизона заставляло повышать налоги с гражданских жителей города, что вызывало периодически их протесты и недовольство двором.

Халиф Аль-Мансур вновь стал осуществлять политику, направленную против Фатимидов в Марокко. Он усилил гарнизон Сеуты войсками халифата, а также туда было отправлено большое количество гражданских лиц для административных целей. Аль-Мансур распространил свою власть на всю территорию бывшей римской Мавритании. Территория Рифа со столицей в Мелилье составила княжество Накор, вассальное от Кордовского халифата, который назначал сюда своего наместника (вали).

В 1002 г. халиф Аль-Мансур умер, не оставив достойного преемника. Это вызвало тяжелые последствия для государства. Все африканские провинции, кроме Сеуты и Мелильи, вышли из-под контроля кордовских властей.

Итак, с первой трети X в. современные районы Марокко перешли под контроль Фатимидов (Каир) и Омеяйдов (Кордова), которые начали череду войн за преобладание в регионе, длившихся до конца XI в., в чем оба города, особенно Сеута, играли значительную роль. В Кордовском халифате со временем произошли этнические смешения: арабы перемешались между собой и с берберами, и все они перемешались с местными мусульманами. В аль-Андалусе, как и в других территориях, завоеванных арабами, происходили процессы исламизации. В культуре аль-Андалуса переплелись черты арабо-исламской цивилизации, культуры андалусцев, культуры берберов.

Именно страна аль-Андалус в X-XI вв. (культурно-религиозная общность территорий Испании и Северной Африки) отличалась наибольшим культурным блеском. Мусульмане, арабы и мавры составляли здесь меньшинство населения. Главную массу образовали покоренные и обложенные обычными податями (поголовной и поземельной) христиане и евреи, а также новообращенные в ислам туземцы, приписанные к мусульманским родам в качестве «усыновленных».

В этот период территории, находившиеся под Омейядами достигли небывалого расцвета. Арабы создали здесь искусственное орошение, открыли рудные богатства (серебро), высоко развили индустрию, наладили обширную вывозную торговлю (шерсть, шелк, оливковое масло, тростниковый сахар). Благодаря успехам земледелия, скотоводства, промышленности возросло количество населения. Города Кордова, Севилья, Сеута были вершинами процветания и развития. Христиане других стран Европы ездили учиться в аль-Андалус. Исламские государства в Африке, Испании и Сицилии имели особо важное значение для европейцев, так как именно через их посредство научные сведения, философия, поэзия, техника арабов перешли потом в христианскую Европу.

Во второй половине XI в. испанский халифат Омейядов распался, но это не привело к концу аль-Андалуса. Испания и североафриканские территории затем были объединены под властью других династий, которые продолжали политику исламизации. В дальнейшем и Сеута последовательно оказывалась под властью династий Альморавидов, Альмохадов и Меринидов. Правители этих династий также использовали Сеуту как базу для расширения своих завоевательных походов на Иберийский полуостров, что не мешало, а, наоборот, способствовало ее развитию.

В течение XII и XIII веков Сеута стала процветающим крупным торговым городом, имевшим контакты со всеми странами Средиземноморья: Венецией, Генуей, Каталонией, Марселем, странами Леванта.

В 1233 г. один из меринидских правителей города, брат халифа аль-Манума Муса объявил о его независимости. Независимая Сеута была организована, как и другие большие торговые города того времени. Однако Фесское государство Меринидов, (а затем Ваттасидов), в частности султан Абу Юсуф, хотело получать доходы от торговли на пути, связывающем Тафилалет с городами Гибралтарского пролива. Поэтому в 1275 г. он присоединил к своим владениям Сеуту, предварительно добившись от сеутского патрициата уступки Танжера.

Захват этих городов имел целью подготовить установление контроля над Гибралтарским проливом и использование их как плацдарма для наступлений в Андалусии. Однако процветание Сеуты на этом не закончилось. Город продолжал строиться, украшаться, появился университет.

«Столица континента и моря, жемчужина мира», - так описывал Сеуту средневековый хронист. И это была отнюдь не чрезмерная похвала. Как мы могли убедиться, мусульманская Сеута имела огромное военное и торговое значение в XII и XIII вв. и входила в число важнейших портов Средиземного моря. Она являлась своеобразной «дверью», через которую золото Мали искало выход на рынки Андалусии, Италии и Франции. Через нее шел экспорт кораллов, воска, кожи, зерновых, лошадей, овец. К этому следует добавить торговлю дорогими коврами и местными драгоценностями. Огромным был и поток импорта европейских продуктов, среди них вина, сукно, обработанный шелк, бургундская пряжа, хлопок, бобовые, специи, духи, обработанная древесина. В этот период в Сеуте имелись целые кварталы, населенные европейскими марсельскими, генуэзскими и пизанскими торговцами, называемыми «фундуки», где иностранцы могли строить свои храмы и отправлять культ, здесь были консульские представительства.

В городе было хорошо налажено налогообложение, что так же способствовало его развитию. Можно сказать, что с этого времени Сеута подверглась достаточно сильному европейскому влиянию. Сеута постепенно превратилась в многонаселенный, богатый, космополитичный город.

Процветание Сеуты отражалось в ее архитектуре - в мечетях и дворцах, в продуманной системе коммунальных служб - банях, сети водоснабжения, системе складов и хранилищ. В годы арабского завоевания в городе в основном проживало мусульманское население, представленное йеменскими арабами и берберами, а также иммигранты из Андалусии.

Экономический подъем имел, однако, и свои теневые стороны военно-стратегического характера. Как мы видели, на протяжении VIIIXV вв. с одного на другой берег Гибралтарского пролива постоянно переправлялись армии различных стран. Сеуту многократно брали в осаду, штурмовали, разграбляли. Каждое государство, укреплявшее свои позиции по другую сторону пролива, искало способы завоевания Сеуты. Таким образом, город часто переходил из рук в руки. Только, когда наступил временный перерыв в чередовании завоевателей, Сеута в ХI превратилась в королевство во главе с алауитской династией.

В конце XIII-XIV вв. Марокко снова состояло, главным образом, из городов-государств, где правили многочисленные потомки правителей бывших империй.

На протяжении XIV в. процветание Сеуты неоднократно оказывалось под угрозой из-за постоянных претензий на владение ею королевств Гранады и Феса и гражданскими войнами за ее престол. В начале XV в. мусульманская Сеута оказалась втянутой в тяжелый кризис, переживавшийся тогда всем Магрибом. К концу династии Ваттасидов страна переживала еще один глубокий внутренний кризис и оказалась под угрозой военного завоевания.

Мелилья в средневековый период была городом гораздо менее развитым во всех отношениях. Возведенные на скале крепостные городские стены, охраняли небольшой порт. В 859 г. норманны, проникшие в Средиземноморье, сначала ограбили город, а затем сожгли его. Фатимиды хотели подчинить себе по экономическим соображениям важнейшие пункты сухопутной и морской торговли Северной Африки, для чего использовали берберские дружины из Среднего Магриба, владевшие Фесом. С этой они вторглись в приатлантические равнины (917 г.) и захватили Мелилью. В 926 г. войска кордовского халифа Абд ар-Рахмана III заняли город, но не разрушили, а начали его укреплять в целях уже рассматривавшейся политики завоевания территории Марокко и контроля над проливом и морской торговлей. Был создан бастион у подножия Восточного Рифа в порту Мелилья. Пользуясь им, как предмостным укреплением, в 931 г. халиф захватил Сеуту, находившуюся на кратчайшем расстоянии от андалусского порта Альхесирас.

Этим он и обеспечил себе надежный контроль над зоной Гибралтарского пролива. Однако по своему значению Мелилья не могла соперничать с Сеутой. Торговый оборот здесь, особенно зимой, резко падал. Этот небольшой город, расположенный в берберском районе Рифа, в котором хозяйство носило агро-пастбищный, самодостаточный характер, не мог конкурировать с другими крупными торговыми центрами Магриба. И тем не менее, имелись два фактора, которые могли укрепить торговое значение Мелильи. Первый фактор – наличие соляных шахт на побережье рядом с городом. Тот, кто владел крепостью, распространял свою власть и на порт, и на шахты, контролируя таким образом такой важный продукт эпохи, как соль. Второй фактор заключался в том, что город являлся фактически, единственным выходом в Средиземное море королевства Фес.

Поэтому в 1382 г. между королями Тлемсена и Феса началась кровавая борьба за обладание Мелильей, которая много раз поочередно переходила из рук в руки. Это закончилось тем, что жители покинули город, устав от постоянных военных действий. Как и для Сеуты, час заката Мелильи наступил в XV в.

Необходимо отметить, что упадок, переросший в довольно затяжной и тяжелый кризис, коснулся не только этих двух городов, а всего Магриба. Одной из его причин стали противоречия между четырьмя государствами-соперниками: Фесом, Тлемсеном, Тунисом и Гранадой, а другой все большее экономическое, политическое и военное проникновение южно-европейских стран в этот регион.

Что касается экономического аспекта проблемы, то следует отметить, контроль каталонцев и арагонцев, торговцев Прованса и итальянцев над средиземноморскими путями привели к тому, что они сумели в основном подчинить себе и североафриканскую торговлю. Одновременно представители этих народов осуществляли и пиратские набеги на побережье Магриба, грабили города, захватывали людей в рабство. Все эти факторы и стали определяющими в экономическом упадке региона.

Магриб стал испытывать столкновения с западноевропеским социумом по крайней мере с конца XI в., т.е. с эпохи крестовых походов, существенно изменившей соотношение сил в бассейне Средиземного моря. К XV в. Европа стала продавать на рынке мануфактурные товары, тогда как Магриб продавал в основном сырье. Контакты Магриба с Европой выражались двояко: военные столкновения и торговля, при этом одно не мешало другому. Пока Магриб был более или менее един (под властью Альмохадов) и силен, с европейцами подписывались договоры (первыми были итальянские торговые республики Генуя, Пиза), европейские купцы вынуждены были принимать достаточно жесткие требования, диктовавшиеся властителями Марракеша. Но с середины XIII в. картина меняется.

Окончательный распад западноарабского халифата и острая борьба между местными династиями дала европейцам, в том числе арагонскому королевству, возможность более свободного маневра, интриг и комбинаций, открыла широкий доступ иностранцев на магрибинский рынок. Например, для захваты Сеуты (1275 г.), где в течение полувека существовала самостоятельная сеньория, как называют местную купеческую олигархию европейские источники, султан Абу Юсуф нанял суда у арагонских королей.

С XV в. повышенный интерес к Северной Африке, прежде всего к владениям султанов Дальнего Магриба, стали проявлять Португалия и Испания.

Запрос на полный текст диссертации присылайте на kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
География
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки


Rambler's Top100
Пишите нам
X