Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки
СУПЕРОБУЧЕНИЕ
Комната отдыха

Введите слово для поиска

Бахтин Илья Сергеевич
Личностные особенности курсантов военно-морских высших военных учебных заведений, склонных к аддиктивному поведению

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ


Специальность 19.00.04 – Медицинская психология


Диссертация
на соискание ученой степени кандидата психологических наук


Научный руководитель: доктор медицинских наук, профессор Егоров Алексей Юрьевич


Санкт-Петербург
2016

Содержание диссертации
Личностные особенности курсантов военно-морских высших военных учебных заведений, склонных к аддиктивному поведению

Введение

Глава 1. Аналитический обзор литературы
1.1 Определение понятия «аддиктивное поведение»
1.2 Исследования личностных детерминант аддиктивного поведения
1.3 Психологические характеристики военно-профессиональной среды и личностные особенности военнослужащих
1.4 Исследования особенностей личности военнослужащих, склонных к аддиктивному поведению

Глава 2. Материал и методы исследования
2.1 Характеристики исследуемой группы и этапы исследования
2.2 Методы исследования
2.2.1 Клинико-психологический метод
2.2.2 Психодиагностический метод
2.2.3 Социометрический метод
2.3 Организация исследования
2.4 Методы математико-статистического анализа данных

Глава 3. Результаты исследования личностной организации курсантов, склонных к аддиктивному поведению
3.1 Распространенность склонности к различным формам аддиктивного поведения среди курсантов
3.2 Личностные особенности курсантов в сравнении со студентами
3.3 Личностные особенности, связанные с аддиктивным поведением в подгруппах курсантов и студентов
3.3.1 Личностные особенности курсантов, склонных к аддиктивному поведению
3.3.2 Личностные особенности студентов, склонных к аддиктивному поведению
3.3.3 Сравнение личностных особенностей, ассоциированных с аддиктивным поведением в подгруппах курсантов и студентов
3.4 Специфика личностной организации курсантов, склонных к аддиктивному поведению в сравнении с курсантами, не склонными к аддикциям
3.5 Результаты социометрического исследования
3.5.1 Распределение курсантов по социометрическим категориям
3.5.2 Личностные особенности курсантов с различными социометрическими статусами, склонных к аддиктивному поведению
3.6 Личностные особенности курсантов с различными формами аддиктивного поведения
3.7 Результаты корреляционного анализа
3.8 Соотношение особенностей темперамента и личностных характеристик у курсантов, склонных к различными формами аддиктивного поведения
3.9 Факторная модель личностной структуры курсантов с различными формами аддиктивного поведения

Глава 4. Обсуждение результатов исследования

Заключение
Выводы
Список литературы
Приложения

Глава 1. АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

В настоящей главе приводится анализ современной отечественной и зарубежной литературы, посвященной проблеме личностных особенностей военнослужащих, склонных к аддиктивному поведению. Приводится определение понятия «аддиктивное поведение», этапы развития и классификация форм аддиктивного поведения. Также проанализированы основные личностные характеристики, детерминирующие склонность к аддиктивному поведению и выделены специфические черты личности военнослужащих, склонных к аддикциям.

1.1 Определение понятия «аддиктивное поведение»

Появление понятия «аддиктивное поведение» тесно связано с возникновением в 80-е годы XX века нового раздела науки на стыке наркологии, психиатрии, клинической психологии и социологии – «аддиктологии». Параллельно с накоплением опыта в диагностике и терапии зависимостей как нозологических форм, огромный пласт информации о формах употребления психоактивных веществ, которые по своей феноменологии не входили в группу «заболеваний» по определению ВОЗ, выделился в новую область научного знания. Во многом этому способствовало общее развитие технического прогресса человечества, который предложил потенциальным аддиктам новые виды деятельности и вещества, пригодные для осуществления «ухода от реальности». Дифференциация понятий «аддиктивное поведение», «зависимость» и «аддикция» позволяет более четко представить предметную область наших рассуждений.

В западной и отечественной медицинской литературе понятия «зависимость» и «аддикция» зачастую воспринимаются как синонимы. Однако для каждого из них можно выделить наиболее адекватную область применения. Понятие «зависимость», являясь медицинским термином, ассоциируется с категорией «синдром». В Десятом пересмотре Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ-10), синдром зависимости определяется как комплекс физиологических, поведенческих и когнитивных явлений, при которых употребление психоактивного вещества или класса психоактивных веществ начинает занимать более важное место в системе ценностей человека, чем другие формы поведения, которые ранее были более важными для него. Основной описательной характеристикой синдрома зависимости является желание (часто сильное, иногда непреодолимое) употреблять психоактивные средства (которые могут быть или не быть предписаны врачом), алкоголь или табак (Менделевич В. Д., 2007).

В многоосевой классификационной системе Американской Психиатрической Ассоциации (DSM-IV) выделен целый раздел, названный «Расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ» (substance-related disorders), где диагноз зависимость от психоактивного вещества (substance dependence) описывается через совокупность когнитивных, физиологических и поведенческих симптомов, которые указывают на то, что индивид продолжает принимать психоактивные препараты, не обращая внимания на вызванные ими проблемы. Именно с данной категорией связаны такие описательные характеристики, как наличие или отсутствие физиологической зависимости, проявляющейся в нарастании толерантности и проявлении синдрома отмены.

Наряду с зависимостью в отдельную категорию выделяется злоупотребление веществом (substance abuse), специфическими характеристиками которого является повторное использование алкоголя или других наркотиков, приводящее к проблемам, но не включающее компульсивное использование или зависимость, кроме того прекращение употребления не приводит к значительным проявлениям синдрома отмены, характерного для зависимости (substance dependence).

Термин «аддикция» (addiction), введенный всемирной организацией здравоохранения в 1950 году, определяет состояние хронического или периодического отравления организма, вызванного регулярным употреблением какого-либо вещества. Его основные признаки:
1. Всепоглощающее желание или навязчивая потребность в веществе, доходящая до того, что человек готов использовать любые средства для его получения.
2. Тенденция к увеличению требуемой дозы.
3. Психическая (психологическая), а также физическая зависимость от вещества.
4. Вредные последствия от употребления вещества для индивида и общества.

Многими авторами, явление зависимости разделяется на физиологический и психологический составляющие – на примере алкогольной зависимости отечественные исследователи (Стрельчук И. В., 1970; Портнов А. А., 1973; Пятницкая И. Н., 1975; Личко А. Е., 1991; Альтшулер В. Б., 1994; Березин С. В., Лисецкий К. С., 2001) разделяют по времени возникновения психологическую зависимость (возникает на первой стадии) и физическую зависимость (является признаком второй стадии алкоголизма). Ключевым аспектом физической зависимости, как отмечают авторы, является «синдром отмены», сопровождающийся выраженным физическим дискомфортом, в то время как психическая зависимость характеризуется постоянным стремление к употреблению, которое снижает чувство эмоционального дискомфорта.

Однако ряд ученых предлагают более точно разделить понятия понятия «аддикция» (addiction) и «зависимость» (dependence). Так Д. Альтман с соавт. (Altman D. et al., 1996) определяют аддикцию как экстремальное психопатологическое состояние потери контроля над употреблением, тогда как зависимость – это состояние нужды в определенном ПАВ, для восстановления нормального функционирования. Основные симптомы зависимости - толерантность, возбуждение, синдром отмены и тяга. Среди отечественных специалистов в области аддиктологии (Личко А. Е., 1991; Короленко Ц. П., 1991, Менделевич В. Д, 2007) последовательно отстаивается точка зрения, согласно которой аддикция, воспринимается как психологическая форма зависимости, которая может реализоваться и без физиологической зависимости. Так, Ц. П. Короленко подчеркивает, что психологический смысл аддикции это уход от реальности путем изменения своего состояния. Проблема аддикций начинается тогда, когда стремление ухода от реальности, связанное с изменением психического состояния, начинает доминировать в сознании, становясь центральной идеей, вторгающейся в жизнь, приводя к отрыву от реальности» (Короленко Ц. П., 1991).

Таким образом, на данном этапе развития науки, термин «аддикция» является более широким по своему содержанию и включает в себя понятие «зависимость» как относящийся к области нозологических форм, то есть заболеваний, определенных МКБ-10. Хотя большинство зарубежных исследователей (Howland J. et al., 2007; Fear N. T. et al, 2007; Marimoutou С. et al., 2010; Mattiko M. J. et al., 2011; Hermes E. et al. 2011; Servies T. et al., 2012;) не выделяют отличий между понятиями «аддикция» и «зависимость», как и между «аддиктивным» и «зависимым» поведением, по мнению большинства отечественных исследователей (Кулаков С. А., Шабалина В. В., 1998) категория «аддиктивное поведение» обозначает нарушение поведения, в отсутствие физической и индивидуальной психологической зависимости. Другими словами – зависимость как болезнь еще не сформировалась. По мнению А. Е. Личко и В. С. Битенского, аддиктивное поведение представляет собой донозологический этап развития синдрома зависимости (Личко А. Е., Битенский В. С., 1991).

Для осуществления перехода на этап болезни необходимо влияние социальных, психологических и биологических факторов (Калишевич С. Ю., 2014). По представлениям В. В. Шабалиной, все формы поведения, связанные с аддикцией, можно заключить в определенный континуум, где этап аддиктивного поведения предшествует этапу зависимого поведения (Шабалина В. В., 2001).

Область нашего исследования связана с понятием «аддиктивное поведение», которое изначально определялось как «злоупотребление различными веществами, изменяющими психическое состояние, включая алкоголь и курение табака, до того, как от них сформировалась зависимость» (Miller M., 1984; Landry M., 1987). Исследователи аддиктивного поведения (Личко А. Е., 1997; Короленко Ц. П., 1991; Менделевич В. Д., 2001) определят его как вид девиантного (отклоняющегося) поведения, наряду с такими видами как делинквентное, суицидальное, аморальное. В контексте социальных явлений аддиктивное поведение синонимично понятию «наркотизм», введенному И. Н. Пятницкой для обозначения совокупности антиобщественных деяний (и лиц, их совершивших), обусловленных болезненной зависимостью человеческого организма от постоянного приема наркотических средств (наркоманией) (Пятницкая И. Н., 1975).

По мнению В. Д. Менделевича, основой оценки поведения, как девиантного, является анализ взаимодействия с реальностью. Главенствующий принцип этого взаимодействия заключается в адаптивности – приспособление по отношению к реальному окружению индивида. Нарушением взаимодействия с реальностью, лежащее в основе аддитивного поведения, является сознательный (или неосознанный) уход от реальности, которая воспринимается негативно и оппозиционно, в то время как сам индивид воспринимает себя как неспособного адаптироваться к ней. Причин такого восприятия может быть много – нежелание принимать несовершенство реальности, консерватизм, негибкость суждений и оценок, однообразие реальности, подавление экзистенциальных ценностей или откровенно негуманная деятельность (Менделевич В. Д., 2001).

Однако, по мере развития аддиктологии, исследователи (Гоголева А. В., 2002; Войскунский А. Е., 2004; Young K.S., 1998; Murphy H.N., 1993; Griffiths M.D., 1997; Kjelsas et al., 2003) пришли к выводу, что в область реализации аддиктивного поведения входят не только химические вещества, но некоторые формы поведения. По мере накопления данных, появилось понимание сути аддиктивного поведения – пытаясь искусственно восстановить психическое состояние комфорта, безопасности, равновесия, люди прибегают к мощной психологической защите реализуя «уход от реальности» путем употребления какого-либо вещества (химические аддикции) или через определенные виды деятельности (поведенческие аддикции).

В отечественной науке, термин «аддиктивное поведение» был впервые предложен Ц. П. Короленко (Короленко Ц. П., Донских Т. А., 1991) для определения одного из видов отклоняющегося поведения, «характеризующегося стремлением к уходу от реальности, путем искусственного изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксацией внимания на определенных видах деятельности, что направлено на развитие и поддержание интенсивных эмоций». Многие авторы в своих исследованиях, развивают концепцию о наличии единого механизма, свойственного различным формам аддикции, как химического, так и поведенческого содержания (Менделевич В. Д. 1998; Короленко Ц. П., 2001; Егоров А. Ю., 2005). По мнению Ц. П. Короленко, начало формирования аддиктивного процесса происходит всегда на эмоциональном уровне и является проявлением стремления к эмоциональному комфорту.

Нормальные пути достижения эмоционального комфорта, такие как преодоление препятствий, достижение значимых целей, удовлетворение любопытства, проявление симпатии к другим людям, религиозное переживание, занятие спортом и т. п., при формировании аддиктивного поведения становятся недоступными, или их репертуар резко сужается, вследствие фиксации на одном способе – реализации аддиктивного поведения (Короленко Ц. П., 1991). При этом, опираясь на мнение А. Ю. Егорова, стоит подчеркнуть, что любой из перечисленных способов достижения комфорта, при определенных условиях, может стать предметом аддиктивного поведения (Егоров А. Ю., 2007), именно этим объясняется расширение предметной области аддиктивного поведения, которое включает в себя не только фиксацию на употреблении того или иного вещества, но и различные формы активности. Адаптационный смысл аддиктивного поведения, подчеркивает Е. В. Змановская, определяет эту форму девиантного поведения как связанную «со злоупотреблением чем-то или кем-то в целях саморегуляции или адаптации» (Змановская Е. В., 2004).

Худяков А. В. выделяет 3 критерия для определения специфики аддиктивного поведения выделяется:

1. Социальный критерий связан с частотой группового употребления ПАВ, как способа решения проблем, и частотой наступления разного рода последствий.

2. Психологический критерий определяет изменения в личности употребляющего, которые ярко проявляются в мотивационной сфере, области психологических защит, приводящие к заострению личностных особенностей и учащению межличностных конфликтов.

3. Физиологические критерии включают рост толерантности, угасание рвотного рефлекса, на фоне закрепления групповых форм употребления.

Стоит подчеркнуть, что аддиктивное поведение, по существу, не является заболеванием, однако можно выделить ряд клинических феноменов, связанных с данным видом девиаций: амнестические расстройства в состоянии алкогольного и токсико-наркогического опьянения; усиление акцентуаций характера с появлением патохарактерологических реакций, эмоционально-поведенческие и аффективные расстройства с колебаниями настроения дисфорически-дистимического характера; усиление интенсивности аффективного компонента в структуре влечения с выраженным влиянием на поведение по доминантному типу (Худяков А. В., 2003).

В. С. Битенским (1991) предложено описание путей развития аддиктивного поведения. Он выделяет полисубстантное аддиктивное поведение, характеризующееся тем, что молодые люди пробуют на себе действие различных токсических веществ, среди которых может быть выбрано наиболее привлекательное, но злоупотребление может прекратиться и до такого выбора. Моносубстанотное аддиктивное поведение характеризуется злоупотреблением одним веществом, что часто бывает обусловлено его доступностью, однако может мотивироваться и другими условиями.

Согласно представлениям В. Е. Кагана, развитие аддиктивного поведения проходит в несколько этапов:

1. Этап первых проб - употребление вещества происходит обычно под влиянием компании или близких лиц. Чаще всего первым выбирается алкоголь, иногда курение гашиша или ингалянта, реже — препараты опия, стимуляторы или галлюциногены. Затем может последовать отказ от злоупотребления вследствие неприятных ощущений или страха пристраститься к данному веществу. Однако при другом варианте развития событий после первого употребления следует повторная проба – часто с нарастающей частотой или в определенном ритме.

2. Этап поискового «полинаркотизма» или поискового аддиктивного поведения: на этом этапе употребление вещества происходит в компаниях, которые собираются не только для совместного времяпровождения. Целью употребления чаще является достижение состояние эйфории, веселья, сексуальной расторможенности. При этом, за пределами компании токсичные вещества не употребляются. На этом этапе происходит выбор предпочитаемого вещества. Однако зависимости от предпочитаемого вещества еще нет, ведущим мотивом употребления является получение удовольствия. Групповая психическая зависимость, характеризующаяся употреблением вещества только в компании, уже формируется на данном этапе, однако индивидуальная психическая зависимость еще отсутствует.

3. Этап перехода к индивидуальной психической зависимости происходит под влиянием множества разнообразных факторов, которые разделяются на: социальные, социально-психологические, психологические и биологические. К социальным факторам относятся: нестабильность общества, доступность психоактивных веществ, отсутствие позитивных социальных и культурных традиций, контрастность уровней жизни, интенсивность и плотность миграции и другие. Социально-психологические факторы включают высокий уровень коллективной и массовой тревоги, разрыхленность поддерживающих связей с семьей и другими позитивно-значимыми группами, романтизацию и героизацию девиантного поведения в массовом сознании, отсутствие привлекательных для детей и подростков досуговых центров, ослабление межпоколенных связей поколений. Психологические факторы представляют незрелость личностной идентифи-кации, слабость или недостаточность способности к внутреннему диалогу, низкая переносимость психологических стрессов и ограниченность совладающего поведения, высокая потребность в изменении состояний сознания как средстве разрешения внутренних конфликтов, конституционально акцентуированные особенности личности. Немаловажными являются биологические факторы, определяющиеся природой и «агрессивностью» психоактивного вещества, индивидуальной толерантностью, нарушением процессов детоксикации в организме, изменяющих системы мотиваций и контроля за течением заболевания (Каган В. Е., 1999; Усова Е. Б., 2010; Калишнвич С.Ю., 2014).

Как уже было сказано, потенциалом аддиктивности обладают не только психоактивные вещества, но и формы поведения. В своих исследованиях нейрохимических процессов при зависимостях Х. Милкмэн и С. Сандервирт (Milkman H., Sunderwirth S., 1987) одними из первых предложили модель, описывающую сходство механизмов возникновения химических и нехимических (поведенческих) зависимостей. По их представлениям, удовлетворение потребностей может вызывать три типа реакций у индивида: возбуждение, пресыщение, усиление пристрастия (поглощенность объектам). Каждый из этих процессов ассоциирован с выбросом определенных медиаторов. Увеличение выброса медиаторов может быть спровоцировано как употреблением психоактивнго вещества, так и различными виды поведенческой активности. Способность определенных видов активности становится предметом аддиктивного поведения показал, в экспериментальной модели на крысах, А. Ферейр (Ferreir A. et al., 2006), который установил, что существует возможность развития поведенческой аддикции (аддикции к физическим упражнениям) вне всякой связи с фармакологической интервенцией.

Существует несколько вариантов классификаций аддикций. Многие из них берут за основу вид аддиктивного агента (объекта, вида деятельности, отношения), посредством которого осуществляется изменение настроения и уход от реальности. Классификация, предложенная Ц. П. Короленко и Н. В. Дмитриевой (2000), отражает основные современные научные представления - виды аддикций здесь разделяются на две большие группы: химические и нехимические, выделяется также промежуточная группа, объединяющая в себе свойства первой и второй. К группе нехимических аддикции относятся: гэмблинг (страсть к азартным играм), интернет-аддикция, любовная аддикци, сексуальная аддикция, аддикция отношений (созависимость), работогольная аддикция, шопинг (аддикция к трате денег), ургентная аддикция и т.д. Группа химических аддикции включает: алкоголизм, наркомания и токсикомания. К промежуточной группе относятся: аддиктивное переедание, аддиктивное голодание (Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В., 2001).

Одной из наиболее полных классификаций форм аддиктивного поведения, представляется классификация Е. В. Змановской, которая выделяет следующие формы: химическая зависимость (курение, токсикомания, наркозависимость, лекарственная зависимость, алкогольная зависимость), нарушения пищевого поведения (переедание, голодание, отказ от еды), гемблинг - игровая зависимость (компьютерная зависимость, азартные игры), сексуальные аддикции (зоофилия, фетишизм, пигмалионизм, трасвестизм, эксгибиционизм, вуайеризм, некрофилия, садомазохизм), религиозное деструктивное поведение (религиозный фанатизм, вовлеченность в секту). Также существуют классификации А. В. Котлярова (2005), А. Ю. Егорова (2007), Д. В. Четверикова (2002).

Многие исследователи определяют важную характеристику аддиктивного поведения – цикличность (Зайцев В. В., Шайдулина А. Ф.,2003; Carnes P., 1984), которая имеет несколько фаз:
- наличие внутренней готовности к аддиктивному поведению;
- усиление желания и напряжения;
- ожидание и активный поиск объекта аддикции;
- получение объекта и достижение специфических переживаний;
- расслабление;
- фаза ремиссии (относительного покоя).

Частота, выраженность и длина цикла определяется конкретным видом аддиктивного поведения.

Однако, не смотря на большое количество экспериментальных и теоретических исследований, в области аддиктивного поведение остается много спорных вопросов - проблема отграничения аддиктивного поведения от нозологических форм, изучение механизмов развития аддиктивного поведения и перехода его в зависимость, проблема профилактики на различных этапах течения аддиктивных расстройств.

1.2 Исследования личностных детерминант аддиктивного поведения

Определению преморбидных характеристик личности аддиктов посвящено множество работ зарубежных (Segal B.,1989; Donovan D.,1985; Cekiera C., 1993) и отечественных исследователей (Ганнушкин П. Б., Личко А. Е., 1977; Пятницкая И. Н., 1975; Битенский В. С., 1991; Волкова Т. З., 1989), все они пришли к выводу, что развитию той или иной формы зависимости предрасполагают определенные индивидуально-личностные особенности. Однако спектр таких особенностей чрезвычайно широк, поэтому не представляется возможным более точная диагностика предрасположенности к различным формам аддикций.

Segal (1989) выделил следующие психологические особенности лиц с аддиктивными формами поведения:
1) сниженная переносимость трудностей повседневной жизни наряду с хорошей переносимостью кризисных ситуаций;
2) скрытый комплекс неполноценности, сочетающийся с внешне проявляемым превосходством;
3) внешняя социабельность, сочетающаяся со страхом перед стойкими эмоциональными контактами;
4) стремление говорить неправду;
5) стремление обвинять других, зная, что они невиновны;
6) стремление уходить от ответственности в принятии решений;
7) стереотипность, повторяемость поведения;
8) зависимость;
9) тревожность.

Большой вклад в исследование личностных черт, предрасполагающих к аддиктивному поведению внесли отечественные ученые. С увеличением распространённости зависимостей, представления о конституциональной предрасположенности теряют свою актуальность. Особое значение приобретает не степень развития нарушения личности (акцентуация или психопатия), а его тип.

П. Б. Ганнушкин (1964) считал, что особой предрасположенностью к зависимостям характеризуются эпилептоидные, неустойчивые и циклотимные психопаты. А. Е. Личко подчеркивал, что в отношении подростков, особый риск подтверждается для неустойчивых типов. J. Brook (1989) выделил некоторые личностные особенности, которые определяют мотивацию аддиктивного поведения у подростков – терпимость к отклонениям от социальных норм, недостаточное стремление к достижению успеха своим трудом, склонность к депрессиям, негативная настроенность по отношению к социальным нормам. Многие из этих черт входят в описание неустойчивого типа по классификации А. Е. Личко: «главной особенностью данного типа считается нежелание трудиться, ни работать, ни учиться, постоянная сильная тяга к развлечениям, удовольствию, праздности. При строгом и непрерывном контроле представители данного типа акцентуации нехотя подчиняются, но всегда ищут случая отлынивать от любого труда. Важнейшей особенностью является слабый волевой компонент личности. Полное безволие обнаруживается, когда дело касается исполнения обязанностей, долга, достижения целей. Со слабостью волевого компонента и недостаточной инициативностью связана и подчиненность в группе, компании. Контакты всегда поверхностны. Романтическая влюбленность не свойственна. К своему будущему равнодушны, планов не строят, живут настоящим» (Личко А. Е., 1977).

В. С. Битенский (1991) считал, что по степени риска аддиктивного поведения после неустойчивого типа, идут эпилептоидный, гипертимный, истероидный. При этом А. Е. Личко в своей работе, посвященной подростковой наркологии, подчеркивает возрастание риска при наслаивании неустойчивого типа акцентуации на ядро других типов. При эпилептоидной акцентуации одной из основных целей употребления является возможность «разрядиться», сбросить накопленное раздражение, чаще всего это выражается в дисфоричном настроении и агрессивных действиях. Для гипертимного типа основной мотивацией употребления является новизна ощущений, зачастую у представителей данного типа выражен первичный поисковый полинаркотизм – желание попробовать на себе действие множества психоактивных веществ. Для истероидного типа, употребление ПАВ предоставляет возможность завоевать престиж в компании.

Употребление стимулирующих веществ позволяет им быть более активными, вселяет уверенность в себя, бесстрашие и облегчает достижение лидерских позиций в компании. Для шизоидного типа аддиктивное поведение представляет возможность заглушить внутренние противоречия, облегчает установление контакта со сверстниками, способствует аутистическим переживаниям и используется в процессе творчества. Эмоционально-лабильный тип через употребление ПАВ снижает психоэмоционально напряжение, тревогу, уходит от трудностей и невзгод. Для неустойчивого типа аддиктивное поведение представляет собой новый способ развлечься.

Исследования, проводившиеся на подростках поколения 1990-2000 гг. показали, что на первый план по риску аддиктивного поведения вышли «акцентуанты-лидеры»: гипертимные, эпилептоидные и истероидные, что скорее всего, связано с коренным изменением социальной ситуации в стране, произошедшей после работ А. Е. Личко (Егоров А. Ю., 2003). Количество акцентуантов по неустойчивому типу среди подростков с аддиктивным поведением уменьшилось. Подобная ситуация вызывает опасения, так как увеличение среди аддиктов лиц с чертами лидера будет способствовать вовлечению в аддиктивное поведение остальных подростков. Интересные данные получены авторами при исследовании различных типов характеров среди подростков с зависимостью от Интернета – на первом месте шизоидная акцентуация (около 30%), тогда как гипертимные акцентуации наблюдались в единичных случаях (Егоров А. Ю. и др., 2005).

Многие авторы выделяют основным предиктором развития зависимости – инфантильность (Надеждин А. В., Иванов А. И., Трифонов В. П., Авдеев С.П., 1992). Однако данный термин представляется не совсем подходящим, так как влияние такой личностной особенности как инфантилизм, можно проследить в развитии любого психического расстройства. Исходя из этого, не все компоненты инфантильности характерны для лиц с зависимым поведением – так в 1940-х гг. Lindberg выделил 5 типологических качеств, относящися к инфантильности у аддиктов: 1) детская логика и несовершенство мышления, тенденция к «игровому» поведению, «ложное» чувство стыда; 2) повышенная внушаемость, импульсивность, стремление к подражанию, эгоцентризм, слабость волевых установок, легкая отвлекаемость, лабильность настроения, непреодолимое влечение к удовольствиям, живое воображение; 3) стеснительность, робость, неуверенность, склонность к скрупулезности, повышенная истощаемость, навязчивости; 4) добродушие, наивность, снижение внимания и усидчивости; 5) повышенное любопытство, тенденция к непродуманным и своеобразным действиям, сексуальные перверсии, склонность к коллекционированию и накопительству, клептомания.

В. Д. Менделевич (2007) с соавторами выделил несколько особенностей, характеризующих инфантильность зависимой личности: 1. Внушаемость и подражательность – легкость усвоения человеком внешних по отношению к нему побуждений, стремлений, желаний, установок, оценок, форм и стилей поведения, повышенная восприимчивость к психическому воздействию со стороны другого лица (лиц) без критического осмысления реальности и стремления противостоять этому воздействию. 2. Прогностическая некомпетентность – неспособность в полной мере и адекватно планировать и прогнозировать будущее. 3. Ригидность и упрямство – неспособность личности изменять свое поведение в соответствии с изменением ситуации, как приверженность одному и тому же образу действия, не смотря на то, что внешние условия стали другими. В структуре зависимого поведения нередко ригидность лежит в основе компульсивности – краеугольного камня любой аддикции. 4. Наивность, простодушие и чувственная непосредственность - это бесхитростность, неточное понимание смысла поступков окружающих, излишняя доверчивость. 5. Любопытство и поисковая активность - это стремление узнать, увидеть что-нибудь новое, непознанное, неизвестное.

Группа авторов подчеркивает, что зависимость характеризуется с одной стороны – как результат поисковой активности в стремлении к чему-то новому, неизведанному, таинственному, но интересному, с другой – как смещение «вектора» поиска с адекватного на вторичный, когда активность направлена не на изменение неприемлемой ситуации, а на самозащиту. 6. Максимализм – крайность в каких-либо требованиях, взглядах, эмоциях. 7. Эгоцентризм – стремление акцентировать внимание окружающих на себе, своих интересах, чувствах. 8. Яркость воображения, впечатлений и фантазий – выраженная способность уходить в мир собственных переживаний, отрешаясь от действительности, и получая возможность перевоплощаться в желаемые роли. 9. Нетерпеливость – ориентация на немедленное получение желаемого, трудности перенесения ожидания. 10. Склонность к риску и «вкусу опасности» – стремление получать яркие, острые переживания, сложности перенесения однообразия, монотонности жизни. 11. Страх быть покинутым – основывается на испытываемом ощущении беспомощности, несамостоятельности, неспособности принимать повседневные решения. (Менделевич В. Д., Хусаинова И. Р., 2007).

Г. В. Залевский в своих работах, связывает нарастающую алкоголизацию и наркотизацию с явлением усиления внутриличностной ригидности современного человека, характеризуются как степень «открытости (закрытости) системы миру, готовности изменениям, и как степень устойчивости системы» (Залевский Г. В., 2003). Ригидность личностной структуры человека отражается в фиксированных формах поведения, одной из разновидностей которых является аддиктивное поведение.

Большой интерес представляют работы Н. А. Сироты и В. М. Ялтонского, посвященные специфике совладающего поведения у больных алкоголизмом. На примере данной категории пациентов представляются особенности копинга у лиц с аддиктивном поведением (Сирота Н. А., Ялтонский В. М., 2003).

Характерной особенностью копинг-поведения аддиктов, по мнению авторов, является тенденция к переключению на пассивные, малоадаптивные способы преодоления стресса. Обедненность личностных и средовых ресурсов, в результате аддиктивного поведения, отсутствие необходимых навыков активного преодоления проблем способствовали накоплению у них негативного опыта использования копинг-стратегий разрешения проблем. Следствием хронической алкоголизации являлась также частичная дефицитарность когнитивных процессов, что препятствовало эффективному подходу к изучению проблемы, ее оценке, поиску информации о проблеме, выбору конструктивного варианта ее разрешения. Постоянно нарастающее эмоциональное напряжение, тревогу, ощущение дискомфорта больные алкоголизмом снимали привычным для себя путем — употреблением алкоголя. В состоянии алкогольного опьянения повышались самооценка, настроение, жизненный тонус, искажалось восприятие проблемы, предпринимались неэффективные попытки ее разрешения. В результате систематической алкоголизации способ решения проблем "психофармакологическим" путем становится преобладающим.

Одной из ведущих поведенческих стратегий, при формировании дезадаптивного, псевдосовладающего поведения, является копинг-стратегия «избегание». Использование копинг-стратегии избегания обусловлено недостаточностью развития личностно-средовых копинг-ресурсов и навыков активного разрешения проблем. Данная стратегия направлена на преодоление дистресса и его редукцию индивидом, который находится на более низком уровне развития. Однако, копинг-стратегия избегание может носить адекватный либо неадекватный характер, в зависимости от конкретной стрессовой ситуации, возраста индивида и актуального состояния ресурсной системы личности (Сирота Н. А., Ялтонский В. М., 2003).

Психодинамическое направление так же выделяет определенные особенности аддиктивной личности, связанные с трудностями прохождения стадий психосексуального развития. Зигмунд Фрейд, в своей работе «Три очерка по теории сексуальности», определил «конституциональный» эротизм губ у мальчиков как фактор развития алкоголизма у взрослых мужчин. Согласно представлениям Фрейда об основных принципах регуляции психической жизни человека, а именно, о принципе удовольствия, ранняя фрустрация или чрезмерное удовлетворение потребностей ребенка на определенной стадии психосексуального развития приведут к фиксации уровня развития на этой стадии. Именно нарушением прохождения оральной стадии объясняется тяга к удовлетворению через употребление алкоголя, курение сигарет. По мере развития психоаналитического направления, появлялись уточняющие концепции, описывающие аддиктивное поведение как следствие нарушения прохождения оральной и анальной стадии развития.

Так, Р. Найт (1937) описывает два вида алкогольной личности – с преобладающими чертами орального типа (пассивность, зависимость, нерешительность) и с преобладанием черт анального характера (упорство, склонность к доминированию). По мере внедрения в психодинамический подход теории объектных отношений, формируется представление о нарушении привязанности как о причине аддиктивных расстройств.

Д. Винникот описывал феномен зависимости от переходного объекта, который заменяет отсутствующую мать при фрустрации оральных потребностей в удовольствии. Алкоголь становится таким «переходным» объектом, снимающим состояние напряжения у взрослого зависимого. Многие исследователи, работающие в психодинамическом подходе (Сэввит Р., 1963; Фенхель О., 1945), пришли к общему выводу, описывающему основную психологическую особенность зависимой личности как невозможность переносить даже незначительное напряжение, так как любое напряжение воспринимается как угроза существованию. Примерно так, по мнению психоаналитиков, реагирует младенец на чувство голода. Любое напряжение должно быть немедленно устранено и для этого используется психоактивное вещество (Сэбшин Э., 2000).

Существует мнение, что выбор определенного наркотика зависит от психологических особенностей аддикта, а конкретнее, от тех эмоциональных состояний и свойств, которые переживаются болезненно: препараты увеличивающие энергичность, расторможенность, активность выбирают лица склонные к состояниям скованности и инертности, вызванным хронически заниженной самооценкой. Седативные опиатов средства использует та категория аддиктов, внутренняя дисгармония которых выражается в возбуждении и гневе. Алкоголь и другие седативные препараты облегчают внутренне напряжение личности, которая не признает свои потребности в комфорте и эмоциональном контакте (Khantzian E. J., 1974).

Представители экзистенциально-гуманистического направления (Франкл В., 1990; Маслоу А., 1999) в психологии рассматривают аддиктивное поведение как следствие фрустрации базовой потребности в самоактуализации.

Исследователи, опираясь на подход к изучению личностных особенностей Р.Кеттелла, выделяют ряд черт, имеющих отношение к аддиктивному поведению как к личностной патологии (Малыгин В. Л., Феклисов К. А., Искандирова А. Б., Антоненко А. А., 2011). Так фактор Q3 (способность к самоконтролю) отражает характерную особенность аддиктивного влечения личности – утрата контроля. Многими авторами так же выделяются такие особенности аддитивной личности как: низкий волевой контроль, импульсивность (Москаленко В. Д., 2002; Фрэнкин Р., 2003). Корчагина Ю. В. отмечает диагностическую ценность фактора С (эмоциональная устойчивость - эмоциональная неустойчивость), как маркера трудностей адаптации личности, который является составной частью всех психических отклонений и аддиктивного поведения в частности. Так же автор подчеркивает важность такого личностного фактора как «Сила сверх-я» (фактор G), связанного с категориями морали, совести, ответственности перед группой. Низкие показатели по данному фактору могут описывать личность с чертами легкомысленности, моральной незрелости, потакающей своим желаниям в ущерб окружающим, что в сочетании с высокими показателями фактора Е (доминантность), указывает на «тенденцию к социопатии», которая отражает незрелость функций контроля поведения у зависимой личности (Корчагина Ю. В., 2006).

Сходное мнение прослеживается в работах Д. Маклеланда, который с помощью тематического апперцепционного теста выявил у студентов, склонных к алкоголизации, повышенное стремление к власти. Однако, несмотря на желание власти, студенты не стремились реализовать его конструктивным путем, то есть реализовать его в студенческих организациях, а только предавались фантазиям о неограниченных возможностях, причем алкоголь способствовал усилению этих фантазий (McClelland et al., 1972).

Опираясь на исследования личности алкоголиков с помощью психодиагностических методик, К. Макэндрю разработал психометрическую шкалу, направленную на выявление алкоголизма и ставшую дополнением к личностному опроснику MMPI. Основными чертами личности алкоголика согласно этой шкале являются: смелость, открытость уверенность в себе, демонстрация непокорности, презрение к авторитетам. Создатель шкалы подчеркивает, что личность наряду с высокими показателями склонности к алкогольной зависимости может демонстрировать склонность к азартным играм, делинквентному поведению и повышенную религиозность. Все перечисленные особенности отражают склонность к фиксации внимания на употреблении вещества или определенном виде деятельности, что отражает особенности аддиктивного влечения. Использование шкалы Макэндрю в клинической практике показало, что 15% пациентов с алкоголизмом не выявляются при помощи данного инструмента, так как они демонстрируют низкие показатели по шкале.

Эта группа, согласно классификации Макэндрю, получила название «вторичные алкоголики», так как их алкоголизация является реакцией на нервное напряжение или стресс. Тогда как «первичные» алкоголики являются носителями личностных свойств, способствующих развитию зависимости (MacAndrew С., 1986). Похожая типология описана Х. Скинером (1982), который выделял алкоголиков-социопатов и алкоголиков-невротиков. «Первичные» алкоголики по Макэндрю импульсивны, не заботятся о социальных стандартах, тогда как «вторичные» показывают высокий уровень эмоционального стресса, который снижается через употребление алкоголя. Данная категория аддиктов характеризуется повышенной тревожностью, которая является чертой, способствующей развитию аддиктивного поведения.

На данном этапе развития научных представлений о природе аддиктивного поведения в литературе обсуждаются вопросы дифференциации расстройств личности зависимого типа и расстройств зависимого поведения. Описанные в МКБ-10 критерии расстройства зависимой личности (F60. 7) указывают на нарушения социальной адаптации. Кочарян А. С. и Коровицкая В. В. в своих работах подвергают критике концепцию аддиктивной личности (Менделевич В. Д., 2002), где расстройство «зависимой личности» практически отождествляется с «расстройствами зависимого поведения». Расстройства, связанные с употреблением ПАВ, не всегда достигают патологических (клинических) форм. В связи с этим, невозможно определить границы между патологической зависимостью (на уровне личности и поведения) и непатологической. Указанные авторы отстаивают идею о различных механизмах формирования патологических и непатологическихформ зависимости (Кочарян А. С., Коровицкая В. В., 2005).

В современной науке сосуществуют несколько подходов, описывающих феномен личности, склонной к аддиктивному поведению. И несмотря на то, что наиболее адекватным подходом к описанию природы данного феномена является комплексное изучение причин (биологических, социальных, психологических), важнейшей областью научного поиска остается личность, с ее особенностями, внутренними конфликтами и способами адаптации. Именно на уровне личностной организации проявляется аддиктивное поведение, как доклиническая форма нарушения функционирования психики.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки


Пишите нам

 

 

 

 

X