Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки
СУПЕРОБУЧЕНИЕ
Комната отдыха

Введите слово для поиска

Антонова Ирина Анатольевна
Лингводидактическое описание парадигмы простых предложений эмоционального содержания в целях преподавания русского языка как иностранного

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. ЛОМОНОСОВА


Специальность 13. 00. 02 – теория и методика обучения (русский язык как иностранный)


Диссертация
на соискание ученой степени кандидата педагогических наук


Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Всеволодова М.В.


Москва – 2014

Содержание диссертации
Лингводидактическое описание парадигмы простых предложений эмоционального содержания в целях преподавания русского языка как иностранного

Введение

Глава I. Простые предложения с предикатами эмоционального содержания как шестичленная коммуникативная парадигма
§1. Основание для объединения предложений эмоционального содержания в одну парадигму. Денотативный и семантический уровни
1.1. Коммуникативные установки, реализуемые в системе парадигм предложений эмоционального содержания
1.2. Семантика моделей предложений эмоционального содержания
§2. Парадигма предложений эмоционального содержания – интерпретационная парадигма
2.1. Широкое и узкое понимание парадигмы предложения в синтаксисе
2.2. Место шестичленной парадигмы предложений эмоционального содержания в синтаксическом поле Г.А. Золотовой и в системе парадигм М.В. Всеволодовой
§ 3. Внутримодельные модификации предложений эмоционального содержания
3.1. Грамматические модификации
3.2. Структурно-семантические модификации
Выводы по главе I

Глава II. Типология предикатов и основные компоненты семантико-синтаксической структуры простых предложений эмоционального содержания
§1. Типы денотативных предикатов эмоционального содержания
§2. Изосемические и неизосемические конструкции эмоционального содержания
§3. Выражение основных структурных компонентов в простых предложениях эмоционального содержания
3.1. Выражение субъекта
3.2. Выражение предиката
3.3. Выражение объекта
Выводы по главе II

Глава III. Основные способы выражения эмоционального состояния / отношения в простых предложениях как компонент содержания обучению русскому языку иностранных учащихся
§1. Научно-методические основы исследования и представление структур эмоционального содержания в учебной литературе
1.1. Психологические и лингводидактические основы исследования
1.2. Структуры эмоционального содержания в учебной литературе и функционально-семантический подход при их представлении
§2. Единицы эмоционального содержания в системе уровней владения русским языком как иностранным
§3. Описание языкового и речевого материала эмоционального содержания как компонента содержания обучения русскому языку как иностранному по уровням обучения
3.1. Языковой материал
3.1.1. Структуры эмоционального содержания на Элементарном уровне
3.1.2. Структуры эмоционального содержания на Базовом уровне
3.1.3. Структуры эмоционального содержания на Первом сертификационном уровне
3.1.4. Структуры эмоционального содержания на Втором сертификационном уровне
3.1.5. Структуры эмоционального содержания на Третьем сертификационном уровне
3.1.6. Структуры эмоционального содержания на Четвертом сертификационном уровне
3.2. Речевой материал
§4. Система работы в иностранной аудитории с парадигмой простых предложений эмоционального содержания
4.1. Представление моделей предложений эмоционального содержания
4.2. Формирование языковых навыков и развитие речевых умений
4.2.1. Формирование языковых навыков
4.2.2. Развитие речевых умений
4.3. Организация контроля над усвоенным материалом – собственно продуктивная речевая деятельность
Выводы по главе III

Заключение
Список использованной литературы
Приложения

Глава I. Простые предложения с предикатами эмоционального содержания как шестичленная коммуникативная парадигма

Эмоции свойственны живому существу, но только человек может выразить их вербально. Чувства, переживания являются неотъемлемой частью психической деятельности человека во всех областях его бытия. Велика роль эмоций в познавательной и практической деятельности человека, поэтому вербальные реализации выражения эмоций представлены во всех сферах общения от социально-бытовой (Я люблю борщ; Я от своих веснушек в ужасе; От классической [музыки] у меня тоска) до официально- деловой (Мы удивлены эти сообщением; Досадно, что Вы не смогли присутствовать на презентации), в разных формах речевой деятельности: Он будет в ужасе от моего звонка; Рад с вами познакомиться! Боюсь, мне будет стыдно (устная форма); Я была безмерно рада свиданию с родными (М. Савина); Он был горд тем, что именно его отец оказался самым решительным из всех взрослых (К. Симонов) (письменная форма). Вербальное выражение эмоций занимает важное место в языковой картине мира.

Эмоции могут выражаться с помощью междометий и интонации или иметь словесное обозначение. Выражение эмоций и оценок играет важную роль в организации высказывания в целом, сверхфразового единства и текста. Есть широкое понимание выражения эмоций, как отношение говорящего, к тому, что он говорит, и конкретное вербальное выражение эмоций в предложении. Все выделяемые человеческим сознанием элементы действительности получают языковое обозначение с разной степенью детализации и с использованием разных моделей предложения. Эмоциональное содержание в простом предложении может передаваться разными способами, в том числе предикатами, выраженными разными частями речи: От этих мыслей мне тепло и радостно (Б. Житков); – А вы сами волнуетесь? – У меня будет волнение во время Олимпиады (Интервью, ТВ); Неужели вы такого высокого мнения о ваших коллегах, что обеспокоены тем, как они отнесутся к вам? (газ.); Сейчас, когда они уже не могут презирать его, когда вынуждены даже уважать его, они избегают встречи с ним (ТВ); Когда знаешь, что тебя любят, очень радостно грустить (к/ф «Я люблю тебя»); Как упоительны в России вечера. Обратившись к семантике таких предложений с предикатами ЭСод, выраженными разными частями речи, можно выделить основание для объединения этих различных предложений в одну парадигму.

§ 1. Основание для объединения предложений эмоционального содержания в одну парадигму. Денотативный и семантический уровни

Как известно, выделяются следующие уровни предложения: денотативный – уровень содержания предложения; семантический, синтаксический и коммуникативный – уровни, связанные с реализаций коммуникативного задания. Согласно идеям чешского лингвиста Ф. Данеша, в значении предложения можно вычленить единицы трех уровней: содержательного, формального и коммуникативного [Данеш, Гаузенблас 1969]. Однако, в отличие от Ф. Данеша, следуя положениям, сформулированным в книге Т.П. Ломтева [1972] и развитых в статьях А.Е. Кибрика [1978, 1982], исследователи выделяют два более конкретных уровня: денотативный (внеязыковой) и семантический (уровень акта речи). Денотативный уровень – это фрагмент действительности, который состоит из некоторого типового события и его участников (партиципантов, по А.Е. Кибрику), информация о котором передается слушающему. На семантическом уровне их представление образует пропозицию, состоящую из предиката и аргументов. Это внешнеситуационный компонент, который представляет собой некоторое явление, положение дел, как проявление, реализацию типизированного события.

Термин «типовая ситуация» был предложен М.В. Всеволодовой и Е.Ю. Владимирским [1982] и получил теоретическую разработку в работах Э.С. Котвицкой [1996]. Типизированное событие, типовая ситуация – это «обобщение и отражение совокупности однотипных минимальных, элементарных, далее нечленимых фрагментов действительности» [Всеволодова, Дементьева 1997: 40]. Под типовой ситуацией понимается сложившееся в нашем языковом сознании представление о некотором типизированном событии внеязыковой действительности.

Каждая типовая ситуация характеризуется специфическим, только ей свойственным набором обязательных, а иногда и факультативных компонентов – участников ситуации – актантами и сирконстантами – [Алисова 1971, Гак, 1972]. В реальном предложении, кроме участников ситуации, могут быть представлены и другие компоненты, не входящие в число участников типовой ситуации, но обязательные для данного конкретного события. Этот уровень конкретного предложения называется денотативным уровнем, а структура «образов» конкретного предложения – денотативной структурой. Денотативная структура – это содержательный инвариант, определяющийся относительно всех изменений имен обязательных или необязательных участников ситуации. Уровень содержания предложения, или денотативный – отражает саму ситуацию, т.е. обозначаемое.

Г.А. Золотова и М.В. Всеволодова, рассматривая предложение на денотативном уровне, выделяют в качестве самостоятельной категорию состояния [Золотова 1982: 33-35; Всеволодова 2000: 37]. Категорию состояния в рамках функционально-коммуникативной прикладной (педагогической) модели можно рассматривать как понятийную онтологическую категорию, категорию реальной действительности, имеющую как философский, так и онтологический аспекты. Мы рассматриваем категорию состояния как один из типов предикатов, выражающих физическое (Мать болеет / больна, Мне больно), психическое (Отец беспокоится о сыне, Он обеспокоен отсутствием известий, Мне беспокойно, Мы в беспокойстве), эмоциональное (Дочь радуется / рада, Она была обрадована приездом сына, Мне радостно, У нас радость), интеллектуальное (Он интересуется марками, Мне интересно, У детей интерес к театру), социальное состояние (Бабушка на пенсии, Он в отпуске).

Синтаксические компоненты со значением состояния и со значением субъекта, данное состояние испытывающего, являются основными, ядерными членами предложения. Г.А. Золотова отмечает, что о состоянии субъекта (S) могут сообщать глагольные, адъективные, субстантивные, наречные предложения [Золотова 1982: 34]. С.Н. Цейтлин, исследуя под руководством Г.А. Золотовой синтаксические модели со значением психического состояния, доказала, что «многообразие обнаруживаемых в речи конкретных предложений, передающих данное состояние, может быть сведено к ряду основных типов (моделей):
1) глагольная модель (Я волнуюсь; Он тоскует);
2) наречно-предикативная модель (Мне грустно; Ему страшно);
3) субстантивная модель (У меня тоска);
4) адъективная модель (Она весела; Я счастлив);
5) причастная модель (Я взволнован; Она встревожена);
6) предложно-падежная модель (Я в волнении; Он в восторге)» [Цейтлин 1976: 161]. Эти шесть моделей предложений могут обозначать не только психическое, но и физическое (Мне жарко; У него озноб), интеллектуальное (Я растерян; Он увлекается физикой) и эмоциональное (Все рады; Я тоскую) состояние.

Наречно-предикативную модель мы называем наречной, т.к. в таких предложениях в роли предиката выступают наречия на –о. Заметим, что наречная модель у С.Н. Цейтлин названа наречно-предикативной, потому что в этой модели в качестве предиката выступает только предикатив, т.е. не любое наречие на –о, а только те из них, которые в предложении могут играть роль предиката (ср.: Мне весело, интересно, грустно – *Мне очаровательно, пленительно). В ее названии совмещены морфологический и синтаксический, онтологический уровни. В.В. Виноградов выделял категорию состояния как особую часть речи: «Под категорию состояния подводятся несклоняемо-именные и наречные слова, которые имеют формы времени и употребляются только в функции сказуемого» [Виноградов 1972: 320]. Но Л.В. Щерба отмечал, что категории состояния как самостоятельной части речи в русском языке нет и, возможно, никогда не будет, что не следует выделять ее «…в особую категорию состояния, которая … не получила еще, а может, и никогда не получит общей марки» [Щерба 1958: 82]. М.В. Всеволодова приходит к выводу, что «состояние – категория реальной действительности, онтологическая, и соотносима с другими онтологическими категориями: действия, причины и пр.» [Всеволодова 2000: 32]. Вслед за М.В. Пановым и М.В. Всеволодовой наречно-предикативную модель в парадигме предложений эмоционального содержания мы называем наречной.

Предложения, имеющие одно денотативное значение, могут различаться своими моделями, а также формой выражения субъекта (S) и предиката (Р). Они необходимы для того, чтобы «выразить оптимальным образом данное содержание и разного рода акценты, контрасты, меняющиеся фокусировки и проч.» [Падучева 1996: 111]. Их использование представляет существенные трудности для иностранных учащихся и порождает многочисленные ошибки в их речи.

На денотативном уровне простые предложения с предикатами эмоционального значения передают ситуацию внеязыковой действительности ‘субъект и его эмоциональное состояние’ [Золотова 1982: 34; Всеволодова 2000: 37]. На семантическом уровне эти предложения могут выражать состояние лица: От этих мыслей мне тепло и радостно (Б.Житков); Я в ужасе (ТВ); эмоциональное отношение между субъектом и объектом (правым и левым распространителями предиката – актантами): Ненавижу всяческую мертвечину! Обожаю всяческую жизнь (В.Маяковский); Мать была удивлена и даже испугана моим возвращением (С.Аксаков); Я была безмерно рада свиданию с родными (М.Савина); выражать значение характеризации субъекта: Она очаровательна; Торт восхитительный; О себе скажу, что не труслива; Фильм увлекательный. Предложения с предикатами эмоционального состояния, отношения, характеризации мы называем предложениями эмоционального содержания (ЭСод), а слова, которые могут быть в них предикатами, словами ЭСод.

Предложения, передающие одну ситуацию внеязыковой действительности и образующие шестичленную парадигму ЭСод, являются синтаксическими синонимами: Он грустит – Он грустил из-за отсутствия шевелюры – Ему было так грустно – Он грустен сегодня – У него в глазах глубокая грусть от всего случившегося; субъект испытывает чувство тоски – Я тоскую о тебе; О чём душа его тосковала? Мне так тоскливо без тебя; Он в тоске от этих несчастных обстоятельств; От классической музыки у меня тоска.

В процессе обучения иностранцы овладевают навыками и умениями выражения мысли разными способами в письменных и устных жанрах речи в различных сферах общения, используя различные модели предложения ЭСод. При обучении русскому языку как иностранному на продвинутом этапе достаточно много времени уделяется межмодельным преобразованиям. Использование разных средств выражения одной типовой ситуации помогает избегать повторов, делает речь иностранца богаче и выразительнее.

Предложения, передающие одну типовую ситуацию, но построенные по разным моделям, представляют собой парадигму, употребление их определяется в первую очередь ситуацией общения, коммуникативными намерениями говорящего, контекстом.

1.1. Коммуникативные установки, реализуемые в системе парадигм предложений эмоционального содержания

Исходя из законов логики, структуралисты вводят правило синтаксической трансформации: при синтаксической трансформации одного простого предложения в другое всегда меняется ракурс подачи информации [Адамец 1966, Грабе 1966, Зимек 1966; Данеш, Гаузенблас 1969]. Поэтому все однобазисные (монопредикативные) синтаксические трансформации выполняют определенную функцию, заданную коммуникативной целью. Это один из возможных способов описания функционирования языковой системы. Без функциональной мотивированности трансформация потеряла бы смысл. Это положение актуально и для исследований в области русского языка как иностранного. Ср.: По-моему, книга увлекательная (оценка- характеристика) / Я увлекся этой книгой (эмоция, которую испытывает субъект).

На семантическом уровне денотативное содержание высказывания соотносится с речевой ситуацией. На этом уровне говорящий, в соответствии с принципом «сущность тем значимее, чем ближе она к соответствующей сущности акта речи» [Кибрик 1978], выбирает ракурс представления типовой ситуации, используя для этого синтаксические модели с различным типовым значением. Каждая модель, как известно, является носителем того или иного типового значения [Золотова 1982: 15]. Устроенность конкретного предложения-высказывания зависит от коммуникативных установок автора и конкретных характеристик составляющих ее словоформ.

Например, типовую ситуацию ‘субъект и его эмоциональное состояние’ выражает инвариант: Он тоскует. А уровень интерпретации этого предложения говорящим, т.е. собственно семантический, – отражает «концепт», «ракурс», в котором говорящий подает, интерпретирует положение дел [Всеволодова 2000: 123], обозначающее: Он тосклив как день ненастный; От классической музыки у него тоска; Он в тоске и печали от этих несчастий; Ему так тоскливо. Между предложениями, выражающими одно и то же эмоциональное переживание, без сомнения, есть синонимические отношения, например, Его охватило беспокойство = Он начал беспокоиться > Ему стало беспокойно > Он стал беспокоен -> Он обеспокоен (шумом) > Он в беспокойстве. Но ракурс подачи ситуации различный: субъект и его характеристика – Он тосклив как день ненастный, Он стал беспокоен; полная погруженность субъекта в испытываемое состояние – Ему так тоскливо, Он в тоске; Мне беспокойно. Наречные модели преобладают среди предложений, в которых говорящий рассказывает о своем собственном состоянии, выдвигая на первый план свою точку зрения [Ковтунова 1986: 18]: Мне грустно потому, что весело тебе (Лермонтов), Мне почему-то стало грустно (газ.). Адъективные предложения специализируются на передаче состояния, которое можно интерпретировать как ‘взгляд со стороны’: Сын весел; глагольные же подчеркивают активность субъекта, его действия: Сын веселится [Цейтлин 1976: 175].

В парадигме предложений ЭСод: Он скучает / Ему скучно; Он злился на свою сестру / Он был зол на свою сестру / Он был в злобе и досаде на свою сестру / У него злоба на сестру / Сестра злила его, – меняется перспектива сообщения (он / сестра) или информация о субъекте (ему скучно, он был зол / был в злобе / у него злоба / скука). Употребление наречия, прилагательного и существительного в качестве предиката подчеркивает чувство, состояние которое испытывает субъект, а глагол скорее имеет отношение к действию / не-действию: он злился и не разговаривал, скучает и ничего не делает / не хочет делать. Употребление разных моделей предложений парадигмы ЭСод имеет функциональную мотивированность. Предложения этой парадигмы предназначены для реализации различных коммуникативных установок.

1.2. Семантика моделей предложений эмоционального содержания

Каждой из структурных моделей предложений присущи свои семантические особенности.

Для передачи внутренних эмоциональных состояний служат наречные модели, которые описывают ситуацию как бы “изнутри”. Они преобладают среди предложений, в которых говорящий рассказывает о своем собственном состоянии, в них на первый план выдвигается точка зрения говорящего: Мне интересно, радостно, печально, беспокойно, тревожно; Нам было весело, скучно. Это подтверждается проведенным С.Н. Цейтлин статистическим анализом употребления наречно-предикативных структур: среди них преобладают предложения, в которых говорящий рассказывает о своем собственном состоянии [Цейтлин 1976: 176-177]. Наречные модели передают эмоциональное состояние как нечто безотчетное и непроизвольное в противоположность причастным, которые выражают эмоциональное отношение, реакцию на какое-либо событие, известное говорящему: Я удивлен, поражен. Ср.: Мне досадно, обидно, что ты не позвонил. // Я удивлена, поражена отсутствием известий.

В глагольных предложениях акцент делается на активности субъекта, испытывающего определенное эмоциональное состояние, в отличие от наречных, подчеркивающих пассивность субъекта. Семантика таких предложений сводится к внешнему обнаружению состояния субъекта. Как справедливо отмечал А.М. Пешковский: «При слове “веселиться»” нам представляются какие-то действия веселящегося человека. Если нам скажут: “oн сегодня веселится”, мы, смотря по человеку, предположим или попойку, или бал, или поездку за город, словом, во всяком случае, какие-либо “веселые” действия. Ничего этого нет в слове “весел”. Мы скорее скажем “он радуется как ребенок”, чем “он рад как ребенок”, потому что “радуется” указывает на какие-то жесты, выражение лица, словом, на какое-то проявление радости…» [Пешковский 1956: 76-77].

Глагольные и причастные модели нередко включают в свою семантическую структуру значение причины, каузированности, в котором находится субъект, называют эмоциональное отношение субъекта к объекту. Обычно значение эмоционального отношения эксплицируется: Он был обижен тем, что не все его понимают (Ф. Сологуб); Игрой и пением Федора Ивановича Шаляпина были потрясены все присутствующие в зале, независимо от возраста и национальности (Н. Пешкова); Жена и дети трепетали от его взгляда (С. Довлатов).

Значение адъективных предложений заключается в том, что они сообщают «о признаке, качестве состояния предмета (лица)» [Золотова 1982: 34]. Адъективные предложения ЭСод специализируются на передаче состояния субъекта, описывая его как бы ‘со стороны’, акцентируя внешние проявления, в противоположность наречным. Ср.: Лермонтов был необыкновенно весел // Мне весело. В адъективных моделях краткие прилагательные, обозначающие эмоциональное состояние, часто употребляются без причинно-обстоятельственных распространителей: Лермонтов в это утро был необыкновенно весел и разговорчив (В. Панаев), Скучен, грустен взор печальный голубых твоих очей (А. Полежаев). Довольно редко в речи встречаются адъективные предложения, в которых говорящий характеризует самого себя: Я злая, Я веселый. Предложения такого типа определяются конситуацией, требуют уточнения, т.е. причинно- обстоятельственных распространителей: *Я злая – Я вчера была такая злая; *Я веселый – Я сегодня такой веселый, потому что …; Я буду сердитым, если …; Вообще-то, я веселый человек. Адъективные предложения характеризуют состояние лица или выражают характеристику предмета, события, вызывавшего конкретное эмоциональное состояние автора высказывания: Нина грустная // Фильм грустный.

Субстантивные предложения выражают полную погруженность субъекта в конкретное эмоциональное состояние: У меня горе; У них такая тоска. В отличие от наречных предложений субстантивные могут передавать как собственное состояние говорящего, так и описание эмоционального состояния при взгляде ‘со стороны.’

Предложно-падежные модели передают ситуации, которые можно определить как поглощенность субъекта эмоциональным состоянием. Поэтому самодостаточны предложения: Я в восторге, Она в волнении, Мы в ужасе и не вполне корректны предложения *Я в некотором восторге, *Она в небольшом волнении, *Мы немного в ужасе, *Мы в большом восхищении, *Я в ужасном возмущении. Хотя иногда возможно употребление определений: Мы в некотором волнении. Но это нетипично для предложно-падежных моделей. Предложения, построенные по другим синтаксическим моделям, легко допускают распространение с помощью наречий, выражающих небольшую степень эмоционального состояния: На душе и печально, и весело, и легко, и тревожно чуть-чуть; Она слегка забеспокоилось; Он немного встревожен; Он несколько беспокоен; Он немного обеспокоен.

§ 2. Парадигма предложений эмоционального содержания – интерпретационная парадигма

В представлении Д. Уорта [Worth 1963] и ученых Пражской школы (60-е гг. XX в.), которые разрабатывали трансформационный синтаксис [Русский язык 1997: 475], парадигма предложения – это иерархически организованная система внутримодельных и межмодельных видоизменений предложения, включающая ядерное предложение – исходную форму парадигмы и его преобразования. В русле деривационного синтаксиса возникло принципиально новое понятие деривационной парадигмы в виде системы регулярных реализаций. В.А. Белошапкова [Белошапкова, Шмелева 1981; Современный русский язык под ред. Белошапковой 1997] включает в парадигму и системные видоизменения, не связанные с выражением предикативности. В.А Белошапкова, как и представители Пражской школы, обращается к смысловой организации предложения. Деривационная парадигма объединяет предложения, соотносящиеся как исходное и производное, где производная конструкция отличается от исходной осложнением смысла и изменением формы. Регулярность построения производного предложения от исходного по определенной схеме является одним из характерных признаков деривации.

Идея регулярности у В.А. Белошапковой перекликается с мнением представителей Пражской школы о том, что переход от одного типа предложений к другому возможно осуществить по строго определенным правилам. При образовании таких предложений сохраняется без изменения все объективное содержание предложения, но в его значение вносятся, обогащая его, некоторые дополнительные оттенки. Регулярные реализации «представляют собой семантическое изменение модели на заданную величину» [Золотова 1973: 207]. В.А. Белошапкова вводит понятия внутрисхемной деривации и межсхемной деривации. «В синтаксисе существуют внутрисхемные деривационные отношения между собственно структурной схемой и ее регулярными реализациями, передающими то же объективное содержание, но с какими-либо семантическими осложнениями, и отношения между разными схемами, способными передавать одно и то же объективное содержание, одна из которых выражает это содержание более элементарным способом (она может быть рассмотрена как исходная), а другие выражают его более сложно… (они могут быть рассмотрены как производные, как дериваты исходной схемы)» [Белошапкова 1997: 762-763]: Грачи прилетели, Грачи бы прилетели! Грачи должны были прилететь в марте.

Представим предложения эмоционального содержания в соответствии с минимальными схемами, предложенными В.А. Белошапковой. Они передают одно и то же объективное содержание: одну типовую ситуацию – эмоциональное состояние; относятся к двухкомпонентному номинативному блоку [Белошапкова 1997: 724-725].

Синонимичные предложения ЭСод, составляющие парадигму, построены по разным структурным схемам:

1. глагольная модель: Он грустит; Я тоскую – N1Vf;
2. наречная модель: Ему грустно; Мне страшно – Cops3/nAdjfsn;
3. адъективная модель: Он тосклив; Я счастлив, Он был / будет счастливым – N1CopfAdjf/1/5;
4. причастная модель: Я взволнован; Она встревожена, Она была встревоженной – N1CopfAdjf/1/5;
5. субстантивная модель: У меня тоска – N1CopfN2...pr;
6. предложно-падежная модель: Я в волнении; Он в тоске – N1CopfN2...pr.

Предложения ЭСод объединяются в парадигму по семантическому признаку – передают одно значение, одну типовую ситуацию. Но невозможно определить, какое предложение в ней будет ядерным, исходным, а какое производным, более сложным: Я волнуюсь, Я взволнован, Я в волнении. В.А. Белошапкова также отмечает: «От межсхемных парадигматических соотношений деривационного типа надо отличать синонимические отношения между предложениями, построенными по разным структурным схемам. Их отличие состоит в том, что, в синонимическом ряду не выделяется исходной (семантически более простой) и производной (семантически более сложной) конструкции» [Белошапкова 1997: 763]. Она считала, что Я восхищаюсь чем-то и Меня восхищает что- то одинаково первичны.

Как уже было сказано, шестичленная парадигма предложений ЭСод представляют одну типовую ситуацию ‘субъект и его эмоциональное состояние’, но построены они по разным структурным схемам (формальное изменение) и различаются ракурсом подачи (семантический уровень), т.е. называют эмоциональное или интеллектуальное состояние человека, порожденное некоторыми свойствами наблюдаемого объекта или характеристиками события: Я восхищаюсь им, Он восхищает меня, Я восхищен им, Я в восхищении от него; Я интересуюсь музыкой, Мне интересна музыка, У меня интерес к музыке. Инвариант конкретной парадигмы ЭСод один, например: ‘мое беспокойство об издании книги’, а реализован он конкретными вариантами – синонимичными предложениями: Я беспокоюсь об издании книги – Издание книги беспокоит меня – Я обеспокоен изданием книги – У меня беспокойство из-за издания книги – Я в беспокойстве из-за издания книги. Выбор модели определяется конситуацией, коммуникативными задачами говорящего. Парадигма предложений ЭСод не относится к деривационным, деривационных отношений в ней нет. Для таких межмодельных изменений предложений, объединенных одной пропозицией, характерны трансформационные отношения.

Термин для такого рода изменений предложила В.А. Белошапкова в 1993 г. на конгрессе МАПРЯЛ – ‘интерпретационная парадигма’ [Савосина 2000: 66], а понятие интерпретационной парадигмы разработала М.В. Всеволодова [Всеволодова 2000: 212-225]. В совокупности интерпретационная парадигма предложений ЭСод представляет систему парадигм ЭСод (комплексную парадигму по Д. Уорту, межмодельные трансформации по Е.А. Седельникову) или монопредикативные синонимические варианты (вариации, по Г.А. Золотовой) с неизосемическими компонентами (по М.В. Всеволодовой) (ср. с изосемическим компонентом: Она беспокоится о сыне; Он восхищается спектаклем; Мы любим Москву; и с неизосемическим компонентом: Она беспокоится о работе сына; Он восхищается игрой актеров; Мы любим рассвет над Москвой).

Итак, интерпретационная парадигма предложений ЭСод относится к трансформационным межмодельным преобразованиям, объединенным одним денотативным значением.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки
Рассылка 'Новости библиотеки диссертаций'


Пишите нам

 

 

 

 

X