Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки
СУПЕРОБУЧЕНИЕ
Комната отдыха

Введите слово для поиска

Аникина Юлия Андреевна.
Специфика конфликта в художественном мире В.П. Крапивина

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ
ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ


Специальность 10.01.01 - русская литература


Диссертация
на соискание ученой степени кандидата филологических наук


Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Л.Н. Савина

Волгоград - 2014

Содержание диссертации
Специфика конфликта в художественном мире В.П. Крапивина

Введение

Глава I. Конфликт как предмет междисциплинарного исследования в гуманитарных науках
1.1 Исследование конфликта с позиции междисциплинарного синтеза
1.2 Основные аспекты изучения конфликта в литературоведении

Глава II. Своеобразие межличностного конфликта в произведениях В. П. Крапивина о детстве
2.1 Изображение конфликта взрослого и детского миров в художественных произведениях В.П. Крапивина 1980-2010-х гг.
2.2 Межличностный конфликт как фактор социализации героя-ребенка в повестях В.П. Крапивина «Бабочка на штанге» и «Дагги-Тиц»
2.3 Ситуация «испытания смертью» как этап инициации персонажей-подростков в повестях В.П. Крапивина «Колыбельная для брата», «Серебристое дерево с поющим котом» и романах «Прохождение Венеры по диску солнца» и «Ампула Грина»

Глава III. Особенности изображения внутриличностного конфликта в художественном мире В. П. Крапивина
3.1 Рациональные и эмоциональные аспекты переживания внутреннего конфликта героем-ребенком в произведениях В.П. Крапивина «Оранжевый портрет с крапинками», «Дырчатая Луна» и «В ночь большого прилива»
3.2 Способы построения психологической защиты в процессе развития внутриличностного конфликта в фантастических повестях В.П. Крапивина «Выстрел с монитора» и «Лоцман»
3.3 Внутриличностный конфликт как средство самоидентификации главного героя в цикле В.П. Крапивина «В глубине Великого Кристалла» и примыкающих к нему произведениях

Заключение
Список использованной литературы

ГЛАВА I. КОНФЛИКТ КАК ПРЕДМЕТ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ В ГУМАНИТАРНЫХ НАУКАХ

1.1 Исследование конфликта с позиции междисциплинарного синтеза

Категория конфликта не случайно оказалась на рубеже проблем гуманитарного знания: именно конфронтация различных сторон представляет собой движущий механизм процесса развития, модернизации и распада исчерпавших себя образований. Конфликт как одно из самых употребляемых в науке понятий не принадлежит какой-то одной определенной области науки или практики, не случайно в междисциплинарном обзоре работ по исследованию конфликтов А.Я. Анцуповым и А.И. Шипиловым выделяются одиннадцать областей научного знания, так или иначе изучающих данный процесс. [Анцупов, Шипилов, 2007: 4] Особое место среди прочих дисциплин занимают литературоведение, психология, философия, социология и педагогика, в связи с чем необходимо рассмотреть феномен конфликта в контексте существующих сегодня парадигм гуманитарного знания.

Отдельные виды конфликта изучаются различными областями наук, более того, конфликт является основным предметом анализа особой социологической дисциплины - конфликтологии, занимающейся рассмотрением путей и способов предвидения, предупреждения и преодоления противоречий в жизни общества и государства. Первые попытки рационального осмысления конфликтов были предприняты древнегреческими философами. Так, Гераклит одним из первых стремился связать свои рассуждения о войнах и социальных конфликтах с общей системой взглядов на природу мироздания.

В эпоху Возрождения известные гуманисты Т. Мор, Э. Роттердамский, Ф. Рабле, Ф. Бекон выступили с резким осуждением социальных столкновений и социальных конфликтов. Э. Роттердамский указывал на то, что начавшийся конфликт, разрастаясь, подобно цепной реакции, вовлекает в орбиту своего влияния все новые и новые силы, слои населения и страны. Он обращал внимание на сложность примирения противостоящих в конфликте сторон даже в тех случаях, когда обе они имеют единые идеологические позиции [Роттердамский, 1986: 219].

Иммануил Кант подчеркивал, что людям не свойственно долго поддерживать состояние мира, поэтому оно должно быть достигнуто в результате преодоления конфликта: «состояние мира между людьми, живущими по соседству, не есть естественное состояние... Последнее, наоборот, есть состояние войны, т.е. если и не беспрерывные враждебные действия, то постоянная угроза. Следовательно, состояние мира должно быть установлено» [Кант, 1994: 138]. По мнению Фридриха Ницше, конфликт свойственен человеку и имеет всепроникающе свойство, которое может быть определено как одна из наиболее созидательных и одновременно разрушительных черт человеческой личности. Однако в книге «Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого» философ предлагает другой идеал - своеобразный итог развития человеческого духа - сверхчеловека, перешагнувшего тяготение обычных человеческих пороков и вставшего над конфликтами [см.: Ницше, 1990: 932 - 673].

Философско-социальная традиция изучения конфликтов базируется как на линейном, так и на нелинейном восприятии человеком окружающей действительности: на наблюдении природных свойств, присущих материальной реальности; на законах, свойственных духовному миру человека; на аналитическом и синтетическом методе исследования философских идей и научных трактатов. Исследование данной проблемы в западной социологии осуществлялось в различных направлениях: вначале в русле социал-дарвинизма, затем в рамках функциональной теории конфликта Г. Зиммеля [Зиммель, 1994: 116] и структурного функционализма Т. Парсонса [Парсонс, 2000: 347]. В последние десятилетия в центре внимания ученых находится теория позитивно-функционального конфликта Л. Козера, конфликтная модель общества Р. Дарендорфа [Дарендорф, 2002: 134] и общая теория конфликта К. Боулдинга [Boulding, 1963]. Заметим, что не все исследователи признавали конфликт исходной категорией социологических концепций, но все были едины в том, что конфликты занимают значительное место в жизни общества и проведение теоретических изысканий в этой области необходимо для разрешения конфликтных ситуаций.

Первым в научную терминологию понятие «социология конфликта» ввел немецкий ученый Георг Зиммель, считавший, что конфликт способствует социальной интеграции, определяет характер конкретных социальных образований, укрепляет принципы и нормы их организации. Основные положения, предложенные Г. Зиммелем, представляют собой достаточно стройную теорию, которая способна объяснить явления общественной жизни и отметить то положительное, что может дать конфликт в социальной сфере, включая и противостояния, возникающие в подростковой среде. По мнению Г. Зиммеля: «острота конфликтного взаимодействия между группами ведёт к сплочению внутри коллектива, а частые, но небольшие конфликты приводят к созданию норм, регулирующих взаимоотношения внутри группы» [Зиммель, 1994: 115].

Следующим шагом в процессе изучения конфликтов является создание схемы устройства общества Герберта Спенсера: «Функциональная модель исходит из предположения о функциональном единстве, т.е. гармоничном соответствии и внутренней согласованности различных частей социальной системы. При этом социальный конфликт рассматривается как некая патология в существовании социальных систем. Только если по тем или иным причинам их внутренняя гармония нарушается, возможно возникновение рассогласований и конфликтов» [Спенсер, 1880]. Изложенная закономерность устройства социальных отношений легла в основу структурно-функционального анализа Эмиля Дюркгейма [Дюркгейм, 1995: 268] и конфликтной модели общества немецкого социолога Ральфа Дарендорфа [Дарендорф, 2002: 263]. Теория функциональной модели общества основана на предположении относительной стабильности и интегрированное построения общества, «гармоничного соответствия и внутренней согласованности различных частей социальной системы» [Дюркгейм, 1995: 268]. По мнению создателей данной теории, «общественные системы сохраняют устойчивость, поскольку в них существуют внутренние механизмы контроля; дисфункции существуют, но они преодолеваются сами по себе или, в конце концов, укореняются в обществе; изменения обычно имеют постепенный, а не революционный характер; социальная интеграция или ощущение, что общество является крепкой тканью, сотканной из различных нитей, формируются на основе согласия большинства граждан страны следовать единой системе ценностей. Эта система ценностей - самый устойчивый остов общественной системы» [Дарендорф, 2002: 263]. Таким образом, возникновение конфликта здесь возможно лишь по причине нарушения внутренней гармонии и согласованности в работе социальных систем.

Тезисно можно сформулировать основные положения «теории конфликта Дарендорфа» следующим образом:

• «главными отличительными чертами любого общества являются господство, конфликт и подчинение;

• общественная структура основана на власти одних групп людей над другими, например, предпринимателей над рабочими, офицеров над солдатами, преподавателей над студентами и т.д.;

• у каждой из таких групп есть общие интересы независимо от того, осознают их входящие в такие группы или нет; интересы членов разных групп различны и противоположны. Например, может возникнуть конфликт между деловыми людьми, стремящимися к повышению своих доходов, и активистами движения в защиту окружающей среды, которые борются за очищение воздуха и воды;

• когда люди осознают свои общие интересы, они образуют общественный класс, который может обнаружить себя в форме профсоюзного движения, лобби политической партии и т.д». [Дарендорф, 2002: 263 - 289].

Нельзя не отметить вклад в философско-социальную традицию изучения конфликтов американского социолога Льюиса А. Козера, классика современной мировой конфликтологии. В своей работе «Враждебность и напряженность в конфликтных отношениях» Козер отмечает, что «признание конфликта в качестве неотъемлемой характеристики социальных отношений никак не противоречит задаче обеспечения стабильности и устойчивости существующей социальной системы» [Козер, 2008: 15], обращая тем самым наше внимание на позитивную функцию конфликтов. Рассмотрев более тщательно природу конфликтов, уточняя и развивая идеи Г. Зиммеля, он приходит к выводу о том, что бессмысленно противопоставлять «теорию конфликта структурному функционализму».

Козер включает конфликт в «идеи общественного порядка», подчеркивая, что «процессы, протекающие в составных частях системы и между ними, при определенных условиях содействуют сохранению, изменению, возрастанию или уменьшению интеграции и «адаптивности» системы; можно также представить себе, что многие процессы, которые, как обычно считается, разрушают систему (например, насилие, разногласия, отклонения и конфликты), при определенных условиях укрепляют основы интеграции системы, а также ее «приспособляемость» к окружающим условиям» [Козер, 1999: 40]. Перспективное видение Л. Козера вылилось в актуальное и на сегодняшний день определение конфликта: «Социальный конфликт может быть определен как борьба из-за ценностей или претензий на статус, власть или ограниченные ресурсы, в которой целями конфликтующих сторон являются не только достижение желаемого, но также и нейтрализация, нанесение ущерба или устранение соперника» [Козер, 1999: 40].

В отечественной социологии изучению проблемы конфликта посвящены работы П. О. Гриффина и И.М. Могилевского [Гриффин, Могилевский, 1924], Ю.Г. Запрудского [Запрудский, 1992], А.Г. Здравомыслова [Здравомыслов, 1996] и др. В начале 1920-х годов возникают первые конфликтологические идеи, которые скорее имеют вид практических правил поведения в реальных ситуациях. Во второй половине 1960-х на первый план выдвигается вопрос о средствах и способах урегулирования конфликтов.

Поскольку любые противостояния связаны со столкновением интересов и взглядов людей, в их зарождении, развитии и разрешении огромную роль играет психологический фактор, естественно, что в разработку проблем урегулирования конфликтов активно включились психологи. «Если социология конфликта ориентирована на рассмотрение социальных конфликтов в контексте теоретического анализа общественных отношений, то психология конфликта концентрируется на анализе межличностных и внутриличностных противоречий и на вопросах прикладного характера, связанных с нахождением психологических средств, способствующих разрешению конфликтов» [Дойч, 1997: 58]. Таким образом, понятие «конфликт» становится ведущим в определении проблемных социальных ситуаций, а конфликтология - «развивающейся индустрией» [Зайцев, 2007: 7].

Итак, с учетом социально-философской традиции современные ученые определяет конфликт как:

• «состояние открытой, часто затяжной борьбы;

• состояние дисгармонии в отношениях между людьми, идеями или интересами; столкновение противоположностей;

• психическую борьбу, возникающую как результат одновременного функционирования взаимно исключающих импульсов, желаний или тенденций;

• противостояние характеров или сил в литературном или сценическом произведении, в главную оппозицию, на которой строится сюжет;

• эмоциональное напряжение (волнение, беспокойство), возникающее в результате столкновения противоположных импульсов или неспособности согласовать, примирить внутренние импульсы с реальностью или моральными ограничениями;

• предельный случай обострения социальных противоречий, выражающийся в столкновении различных социальных общностей, обусловленном противоположностью или существенным различием их интересов, целей, тенденций развития» [Зайцев, 2007: 23].

Необходимо отметить, что традиция изучения природы конфликтов психологами, имеющая обширную базу научных трудов, наиболее актуальна и действенна в современном мире: «об этом свидетельствуют как устойчивый и продолжительный интерес психологов к конфликтам, так и разнообразие теоретических и практических работ на эту тему» [Гришина, 2008: 56]. По мнению З. Фрейда конфликт представляет собой «изначальную и постоянную форму столкновения противоположных принципов, влечений, амбивалентных стремлений и т. д., в которых выражается противоречивость природы человека» [Фрейд, 1980: 148]. С точки зрения создателя теории психоанализа, «базисный конфликт существует между нашими инстинктивными влечениями с их слепым стремлением к удовлетворению и запрещающим окружением - семьей и обществом. Запрещающее окружение интернализируется в раннем возрасте и с этого времени существует в виде запрещающего «Сверх-Я», но позднее этот феномен интерпретируется как конфликт «между конструктивными и деструктивными силами, действующими в человеческих существах» [Фрейд, 1989: 58].

Точка зрения К. Хорни несколько отличается от вышеизложенной теории. В своей работе «Наши внутренние конфликты», исследуя природу внутри личностных противоречий, Хорни задаётся вопросом: «...существует ли какой-нибудь базисный конфликт, лежащий в основе всех частных конфликтов и действительно ответственный за них?» [Хорни, 1998: 32]. Ученый, в отличие от Фрейда, считает базисный конфликт более разрушительным, но вместе с тем более позитивным в его разрешении.

Итак, в основе конфликта, согласно теории Фрейда о либидо, лежит страх, а в основе противоречия, по теории неврозов Хорни, находится разделенность, двойственность истинных желаний, «т.е. (они) действуют в противоположных направлениях» [Хорни, 1998: 32].

Кардинально отлична от позиции Фрейда концепция Э. Эриксона, полагавшего, что «каждый личный и социальный кризис представляет собой своего рода вызов, приводящий индивидуума к личностному росту и преодолению жизненных препятствий, а знание того, как человек справляется со значимыми жизненными проблемами, составляет единственный ключ к пониманию его жизни» [Хьелл, Зиглер, 1997: 218]. Э. Эриксон выделяет в общем жизненном цикле восемь психосоциальных стадий развития (орально-сенсорную, мышечно-анальную, локомоторно-генитальную, латентную, подростковую, раннюю зрелость, среднюю зрелость, позднюю зрелость); каждая из стадий сопровождается кризисом, возникающим вследствие достижения человеком определенного уровня психологической зрелости и предъявляемых к индивиду социальных требований [см.: Эриксон, 1996: 156 - 208].

Конфликты играют важнейшую роль в теории Эриксона, но они означают «не угрозу катастрофы, а поворотный пункт и тем самым онтогенетический источник как силы, так и недостаточной адаптации» [Хьелл, Зиглер, 1997: 219]. Кризис у Эриксона содержит одновременно конструктивный и деструктивный компоненты, поэтому основной задачей и человека, и общества в целом является не избегание конфликтов, а их положительное разрешение, что вполне соответствует современному общегуманитарному отношению к конфликтам.

Исследование конфликта как реакции на внешнюю ситуацию диаметрально противоположно изучению конфликта как исключительно интрапсихического процесса, в основе которого лежит основная формула теории бихевиоризма - «стимул-реакция». Первыми работами в данном направлении стали труды, связанные с анализом агрессивности как реакции на внешнее воздействие, стимула и новой точки зрения на фрустрацию ситуации (А. Бандура, Л. Берковец, Дж. Доллард, Н. Миллер, А. Реан и др.):

«По сравнению с психоаналитической традицией бихевиоризм предложил принципиально иной взгляд на конфликты. Социально-психологические конфликты в рамках концепции фрустрационной детерминации агрессии понимаются прежде всего как особая форма агрессивного ответа (прямо или косвенно проявляемого, сдерживаемого или подавляемого, направленного на причину агрессии или смещенного на другой объект) на фрустрирующую ситуацию, причем первоначальное представление о фрустрации как о препятствии в достижении желаемого расширяется вплоть до того, что фрустрирующей начинает считаться ситуация, когда, например, индивид становится свидетелем агрессии, направленной на кого-то другого» [Гришина, 2008: 66]. Ключ к пониманию поведения человека, его действий и поступков следует искать в ситуативных, внешних факторах, поскольку человек действует как часть социума, обращаясь к той или иной конфликтной модели реагирования. А. А. Реан отмечает: «В пользу концепции социального научения говорит и то, что действительное различие между неагрессивными и агрессивными детьми заключается не в том, что последние в ситуации межличностного конфликта отдают предпочтение агрессивным методам его разрешения, а в том, что агрессивные дети, в отличие от неагрессивных, лишены альтернативы, так как в их поведенческом репертуаре отсутствуют «сценарии» конструктивного разрешения конфликтной ситуации» [Реан, 1997: 15].

Подробный анализ реакций индивида на внешние воздействия был положен М. Дойчем и М. Шерифом в основу теории кооперации и конкуренции. Исследуя поведение различных групп, М. Дойч сформулировал «закон социальных отношений», согласно которому кооперация обусловлена коммуникативной открытостью личности, доверием, сопереживанием, ориентацией на взаимопомощь. Конкуренция же характеризуется использованием тактики принуждения, угроз, хитрости, коммуникативной закрытостью, минимизацией осознания сходства в ценностях, а также увеличением и масштабностью конфликтной проблемы.

М. Шериф известен тем, что проводил эксперименты по созданию конфликта в реальных условиях человеческого взаимодействия. В летнем лагере формировалась группа незнакомых между собой мальчиков подросткового возраста (в разных экспериментах от 11 до 14 лет), которая делилась на две подгруппы. Отдыхая, играя, занимаясь хозяйственными делами, дети сдружились между собой, образовав две сплоченные группы. После того, как у них сформировалось сильное чувство групповой принадлежности, началась следующая, основная стадия эксперимента. Группы подростков сталкивались в сильной конкурентной ситуации - между ними организовывались разные соревнования со строгим соперничеством, в результате которых одна из групп объявлялась победившей, а другая -проигравшей. На этой стадии и был зафиксирован тот результат, который предполагался основной гипотезой М. Шерифа: «объективно конкурентная ситуация, в которой оказывались группы, вызывала конфликт между ними» [Sherif,1 961: 70].

Новым направлением в изучении конфликтов становится когнитивный подход, родоначальником которого считается К. Левин, создатель «теории поля», первым исследовавший суть природы конфликта. По мнению ученого, «конфликт психологически характеризуется как ситуация, в которой на индивида действуют противоположно направленные, одновременно воздействующие силы примерно равной величины» [Левин, 2000: 72]. В своих работах Левин отмечает, что практически все виды конфликта развиваются по единым законам и имеют две степени восприятия: непосредственными участниками взаимодействия осуществляется субъективное видение ситуации, объективное же понимание происходит за счет оценки социума. Когнитивное познание заключается в стремлении понять, как человек «расшифровывает информацию о действительности и организует её, чтобы принимать решения или решать насущные задачи» [Левин, 2000: 72]. Таким образом, изучение конфликта с позиции когнитивного познания предоставляет возможность лучше понять суть конфликтных ситуаций.

Классическая психология рассматривает конфликт как явление, определяемое интрапсихическими факторами, или как процесс, обусловленный конкретной ситуацией. Для понимания конфликта «недостаточно знания личностных особенностей или объективного описания ситуации, но необходимо понимание когнитивной составляющей -субъективной интерпретации происходящего» [Гришина, 2008: 78].

Для правильного истолкования специфики конфликтов определяющее значение имеет их типологизация. Степень выраженности конфликтного противостояния предполагает выделение скрытых и открытых конфликтов. Открытые конфликты характеризуются явно выраженным столкновением оппонентов (ссоры, споры, столкновение), а их взаимодействие регулируется нормами, соответствующими ситуации и статусу участников конфликта. В случае скрытого противостояния отсутствуют внешние агрессивные действия между конфликтующими сторонами, но при этом используются косвенные способы воздействия. Это происходит при условии, что один из участников конфликтного взаимодействия опасается другого, или же у него нет достаточной власти и сил для открытой борьбы.

Количество участников конфликтного взаимодействия позволяет разделять их на внутри личностные и межличностные. Согласно определению А.Я. Анцупова и А.И. Шипилова, внутри лично стым конфликтом является «острое негативное переживание, вызванное затянувшейся борьбой структур внутреннего мира личности, отражающее противоречивые связи с социальной средой и задерживающее принятие решений» [Анцупов, Шипилов, 2007: 197]. Внутриличностный конфликт отличается латентностью процесса протекания; структурной особенностью (отсутствием субъектов конфликтной ситуации в виде отдельных социальных групп или личностей); формой течения и проявления (тяжесть внутренних переживаний, размышлений, сопровождаемых стрессами, нервозностью, страхами, напряженностью и т.д.).

Концептуально А.Я. Анцупов и А.И. Шипилов разделяют внутри личностные конфликты на мотивационные (З. Фрейд, К, Хорни, К. Левин); нравственные (по принципу «хочу и надо»); конфликты нереализованного желания или комплекса неполноценности (между желанием и действительностью по принципу «хочу и не могу»); ролевые (они выражаются в различном понимании требований самой личности к выполнению одной роли, к этому же виду относятся конфликты между жизненными ценностями и стратегиями); адаптационные (конфликт между требованиями: психологическими, физическими, профессиональными возможностями); конфликт неадекватной самооценки (адекватность, притязательность); невротический (перманентный, const конфликт).

Исследователи утверждают, что «строгого определения межличностного конфликта не существует. Более того, межличностный конфликт очень тесно связан с внутриличностным. Тем не менее, можно назвать отличительные особенности межличностного конфликта:

• «противоборство людей происходит непосредственно, здесь и сейчас, на основе столкновения их личных мотивов, соперники сталкиваются лицом к лицу;

• проявляется весь спектр: общих и частных, объективных и субъективных причин;

• межличностные конфликты для субъектов конфликтного взаимодействия являются своеобразным полигоном проверки характеров, темпераментов, проявления способностей, интеллекта, воли и других индивидуально-психологических особенностей;

• противостояния отличаются высокой эмоциональностью и охватывают практически все стороны отношений между конфликтующими субъектами;

• затрагиваются интересы окружения» [Анцупов, Шипилов, 2007: 233].

Необходимо отметить, что конфликт рассматривается еще и с точки зрения протяженности во времени, он имеет определенные этапы. Начало конфликта может включать в себя латентный период, или же предконфликт, который характеризуется возникновением объективной проблемы и осознанием ее участниками взаимодействия. Однако собственно конфликтом обычно называют открытый период взаимодействия, включающий: инцидент, эскалацию, противодействие и завершение конфликта. «Инцидент представляет собой первое столкновение сторон, попытку с помощью силы решить проблему в свою пользу <...> Взаимные конфликтные действия способны видоизменять, усложнять первоначальную структуру конфликта, принося новые стимулы для дальнейших действий» [Анцупов, Шипилов, 2007: 248]. Развитию конфликтной ситуации способствуют конфликтогены, которыми могут являться слова, знаки, действия или бездействие, способные привести к конфликту.

Отметим, что термин «конфликтоген» был введен психологом А. П. Егидесом и в настоящее время активно используется в научных работах. Под эскалацией конфликта понимается развитие, которое прогрессирует во времени, обостряя противоборство, при этом последующие разрушительные воздействия оппонентов друг на друга, как правило, интенсивнее, чем предыдущие. Эскалация конфликта представляет ту его часть, которая начинается с инцидента и заканчивается ослаблением борьбы, переходом к завершению конфликта. Внешний план эскалации конфликта описан с помощью теории симметричного схизмогенеза, «изменения индивидуального поведения, происходящего в результате накопления опыта взаимодействия индивидов» [Анцупов, Шипилов, 2007: 252]. Сбалансированное противодействие характеризуется снижением интенсивности борьбы, осознанием бессмысленности решения конфликта силовыми методами. Завершение конфликта заключается в «переходе от конфликтного противодействия к поиску решения проблемы и прекращению конфликта по любым причинам. Основные формы завершения конфликта: разрешение, урегулирование, затухание, устранение и перерастание в другой конфликт» [Анцупов, Шипилов, 2007: 248].

Важной особенностью характеристики конфликтов является их деление на деструктивные и конструктивные. «В своих крайних проявлениях эти типы легко определить. Так, конфликт является деструктивным, если его участники не удовлетворены его исходом и чувствуют себя обделенными его результатами. Аналогично конфликт является конструктивным, если его участники довольны его исходом и полагают, что в результате него они получили пользу. Нужно также отметить, что в большинстве случаев конфликт, результаты которого удовлетворяют всех участников, будет более конструктивным, чем когда удовлетворены лишь некоторые из участников» [Гришина, 2008: 372]. Подводя итог, отметим, что психология наглядно свидетельствует о том, что конфликтные ситуации являются составной частью процесса роста человеческого сознания, отражающей стремление людей «превратить деструктивные конфликты в конструктивные» [Мэй, 2010: 18].

Особенно актуально исследование природы конфликта детской психологией, рассматривающей закономерности психического развития индивида. Освещая вопрос о движущих силах становления личности на том или ином этапе ее жизни, Л.С. Выготский в качестве базового критерия возрастной периодизации рассматривал психические новообразования, характерные для конкретного этапа возрастного развития. Соответственно им были выделены стабильные (литические) и критические возрасты, или возрастные кризисы. По мнению Л.С. Выготского, само понятие «возрастной кризис» не имеет негативного смысла: «имеющиеся на любом кризисном этапе детских возрастов педагогические трудности в общении с ребенком отнюдь не составляют суть какого-либо критического возраста.

В стабильных возрастах развитие совершается главным образом за счет малозаметных изменений в личности ребенка, которые, накапливаясь, скачкообразно обнаруживаются в виде качественно-личностных психических новообразований, присущих возрастному кризису (следующему возрастному периоду)» [Выготский, 2005: 145]. По Л.С. Выготскому, в относительно короткий отрезок времени происходят значительные изменения в развитии личности ребенка. Таким образом, становление психики ребёнка можно рассматривать как диалектический (качественно-динамический) процесс, в котором переход от одного возраста к другому совершается не эволюционным, а революционным путём. «Для каждого возраста существует своя специфическая социальная ситуация развития, имеет место определённое соотношение условий социальной среды и внутренних условий формирования индивида как личности.

При этом объективно одни и те же элементы социальной среды влияют на детей разных возрастов и даже на детей одного возраста неоднозначно, - в зависимости от того, через какие ранее развившиеся психологические свойства они преломляются» [Выготский 2005: 254]. Л.С. Выготский в своих исследованиях показал, что ребенок развивается как член общества и что его восприятие, мышление, эмоциональный строй личности и мотивы поведения формируются под влиянием социальных условий жизни и воспитания. При этом усвоение разнообразных социальных способов действия и различных нравственных норм происходит в активной форме, в процессе деятельности ребёнка, содержание и структура которой изменяются на протяжении всего периода детства. Так, ребенок, преодолевая конфликты и кризисы, проходит процесс социализации, то есть усваивает «правила игры», принятые в данном обществе, социально одобряемые нормы, ценности, модели поведения» [Гавров, Никандров, 2008: 21].

Несколько иной взгляд на конфликты представлен в концепции философа, богослова, психолога и педагога В.В. Зеньковского, считавшего, что «основная наша ошибка в отношении детей заключается в том, что мы считаем детскую душу решительно и во всем схожей с нашей, исходим из мысли, что в детской душе имеют место те же психические движения, что и у нас, - только еще неразвитые, слабые. Детская душа с этой точки зрения - это душа взрослых в миниатюре, это ранняя стадия в ее развитии» [Зеньковский, 1995: 24]. Такой подход к пониманию детства исследователь определяет как биологический. Раскрывая сущность нравственного конфликта, В.В. Зеньковский утверждает, что и в преодолении кризисов психические механизмы ребенка значительно отличаются от процессов, происходящих со взрослыми: «Если бы применить сюда известную терминологию Канта, то можно было бы сказать, что в ребенке первоначально выступает не категорическая, а гипотетическая императивность. <...> Корнем чувства долга является борьба, выступающая у ребенка сравнительно рано, между глубокими и поверхностными, устойчивыми и случайными стремлениями. <...> Дитя на своих ошибках, на горьком своем опыте начинает понимать ценность устойчивых и глубоких стремлений сравнительно со случайными и поверхностными» [Зеньковский, 1995: 165]. Одним из главнейших факторов, способствующих преодолению конфликта, вызванного влиянием социальной среды, Зеньковский называет «осознание идеала». Таким образом, психолог, оперируя понятием «конфликт», рассматривает его как важнейший элемент процесса становлении личности ребенка.

Особое внимание в современном обществе уделяется конфликтологии - «области научных психолого-педагогических знаний о путях, способах и средствах предвидения, предупреждения, преодоления противоречий, возникающих в учебно-воспитательном процессе» [Темина, 2002]. В отечественной педагогике можно обозначить два этапа развития конфликтологической проблематики: первый охватывает период с 1920-х до конца 1970-х годов; второй - с 70-х годов ХХ века по настоящее время. Первый этап можно условно назвать эмбриональным: конфликты в педагогической среде рассматривались в контексте исследований по методологии педагогики, дидактике, теории воспитания, педагогическому общению и др., а само слово «конфликт» чаще подменялось понятием «противоречие». Второй этап - это время самостоятельного развития конфликтологии, когда она оформляется как отдельная область педагогики, со своими специфическими определениями объекта, предмета, методологических принципов и приемов исследования.

Современная российская педагогическая конфликтология выработала ряд принципиально важных подходов к определению сущности педагогического конфликта и построению технологий управления конфликтом в школьной среде:

• «причины педагогических конфликтов разделяются на объективные (социальные, нормативно-правовые, общепедагогические, организационно-деятельностные, нормативно-правовые и др.) и субъективные (психофизиологические, психологические, социально-психологические);

• наиболее распространенными конфликтами являются конфликты в системе «учитель - ученик»;

• конструктивное разрешение конфликта предполагает владение технологиями управления и разрешения конфликта» [Харханова, 2003: 19 - 23].

Конфликты в области педагогической деятельности выступают как доминирующий стрессогенный фактор. Совершенно определенным можно считать всепроникающий характер конфликтных ситуаций в системах постоянных и временных связей человека. «В методологических исследованиях педагогов отмечается два типа противоречий: противоречия диалектические как объективное свойство взаимодействующих педагогических структур, как условие их развития, прогресса; противоречия казуальные, т.е. случайные, вызванные в своем большинстве некомпетентными решениями учителей или руководителей школы, кафедры, факультета. Если первые неизбежны, они есть проявление прогресса, то вторые могут стать источником конфликтов со всеми отрицательными последствиями для нормальной работы педагогов и самочувствия участников учебно-воспитательной деятельности» [Журавлев, 1995: 114].

Актуализация конфликтологической проблематики в педагогических исследованиях последних лет объясняется обновлением представлений о природе и ценностях воспитания. В контексте идей личностно-ориентированной педагогики (Н.И. Алексеев, Е.В. Бондаревская, И.С. Якиманская и др.) меняется понимание характера педагогического взаимодействия, восприятие ученика, оценка его роли в педагогическом процессе. В отечественной педагогике имеется значительный опыт рассмотрения теоретических и практических проблем, связанных с определением сущности и путей эффективного разрешения педагогических конфликтов (С.В. Баныкина, В.М. Басов, А.С. Белкин, В.И. Журавлев, М.М. Рыбакова, Д.И. Фельдштейн и др.). Внимание ученых сосредоточено на следующих вопросах: определение особенностей педагогического конфликта; типология педагогических конфликтов и их причин; управление педагогическими конфликтами; стратегии разрешения педагогических конфликтов; психологические аспекты разрешения конфликтов между учителями и учениками.

Большинство работ, посвященных педагогической конфликтологии, представляет собой «анализ деятельности учителя в конфликтных ситуациях. Конфликтологические знания и умения педагога рассматриваются как ядро его профессиональной компетентности и гарант конструктивного разрешения конфликтной ситуации» [Кузина, 2007: 4]. Безусловно, от культуры общения учителя, его умения предупреждать и разрешать конфликты, использовать педагогический потенциал конфликтной ситуации в значительной мере зависит эффективность учебно-воспитательного процесса. Однако при подобном подходе ученик становится объектом воздействия. Его роль в управлении конфликтами минимальна, так как ему отводится место ведомого, пассивного исполнителя воли учителя. Такая позиция противоречит постулатам гуманистической личностно-ориентированной педагогики, поэтому «не только учителя, но и школьники должны обладать соответствующими конфликтологическими знаниями и умениями» [Кузина, 2007: 4].

В соответствии с теорией личностно-ориентированного образования воспитание конфликтологической компетентности обеспечивается определенными ценностно-педагогическими и технологическими условиями. К ценностно-педагогическим относятся следующие: обращение к внутреннему миру ребенка, признание позитивного творческого потенциала школьника, его активной жизненной позиции, потребности в развитии и самовоспитании; учет уникальности и самобытности учащегося, поддержка ее посредством самоутверждения в культуре; равноправие всех субъектов образовательного процесса как самоценных субкультур. К технологическим -использование диалоговых, игровых технологий, инициация творческой деятельности учеников, задание ситуаций, способствующих самовыражению учащихся, рефлексии над впечатлениями, разрешению противоречивых ситуаций, нравственному выбору; преодоление формально-ролевых отношений и установление отношений сотрудничества.

Своевременное выделение конфликтологии как науки позволило посредством практического анализа выявить как минимум две общие для всех отраслей знания точки зрения на природу конфликта: философско-социальную (социологическую) и психологическую (эмоционально-чувственную); исследование различных аспектов изучения природы конфликта играет немаловажную роль в развитии гуманитарного знания.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки


Пишите нам

 

 

 

 

X