Библиотека ДИССЕРТАЦИЙ
Главная страница Каталог

Новые диссертации Авторефераты
Книги
Статьи
О сайте
Авторские права
О защите
Для авторов
Бюллетень ВАК
Аспирантам
Новости
Поиск
Конференции
Полезные ссылки
СУПЕРОБУЧЕНИЕ
Комната отдыха

Введите слово для поиска

Андрианов Виктор Львович.
Формирование «Большого Китая»: геополитическое измерение

ИНСТИТУТ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

Специальность 07.00.03 Всеобщая история (нового и новейшего периода)

Диссертация
на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Научный руководитель: доктор исторических наук, Лузянин Сергей Геннадьевич

Москва - 2004

Содержание диссертации
Формирование «Большого Китая»: геополитическое измерение

Введение

Глава 1. Формирование нового мирового порядка и Китай
1.1 Геополитика - уточнение значения в свете развития будущего миропорядка
1.2 Концепция национальной безопасности КНР

Глава 2. Формирование «Большого Китая»: субрегиональный уровень
2.1 Концепция «Большого Китая» и позиция Пекина
2.2 КНР и Сянган: на пути к интеграции
2.3 Тайваньская проблема и становление «Большого Китая»
2.4 Специфика китайского национализма в контексте проблемы объединения страны

Глава 3. Формирование «Большого Китая»: макрорегиональный уровень
3.1 Процесс экономической интеграции в АТР на рубеже 80-90 годов и позиция КНР
3.2 «Большой Китай» и Восточная Азия в свете последствий финансового кризиса 1997-1998 гг.
3.3 Интеграционные процессы в Восточной Азии на рубеже XX-XXI века
3.4 Будущее «Большого Китая»: культурно-исторический аспект проблемы

Заключение
Список использованных источников и литературы

Глава 1. Формирование нового мирового порядка и Китай

При всём многообразии оценок и трактовок изменений в мировой политике, сформировавшихся за последнее время, можно заметить одну общую черту, характерную для большинства исследований в этой области. Она заключается в том, что анализ текущих событий предваряется размышлениями по поводу краха СССР и социалистического содружества, в свою очередь, сдетонировавшего череду глобальных изменений в международных отношениях.

В этой связи наиболее часто встречаемой точкой зрения является следующая: завершение существования двухполюсного мира привело мировой к некоему переходному периоду, к периоду, наполненному тревожными ожиданиями.

Сформировалось устойчивое мнение о том, что в мировой геополитике возник вакуум, который обусловливает потребность в скорейшем создании новой политической структуры мирового сообщества. В свою очередь возникли два противоречивых взгляда на будущее мироустройство, отражающие взаимоисключающие тенденции становления нового миропорядка. Первый возник под влиянием разработанной в Вашингтоне теории однополюсного мира. Второй - в результате выдвижения Китаем концепции движения мирового сообщества к многополюсной системе международных отношений.

Предполагается, что борьба между этими тенденциями в основном и будет определять в ближайшей перспективе расклад политических сил на международной арене, а также характер геополитической ситуации в мире.

1.1. Геополитика - уточнение значения в свете развития будущего миропорядка

В связи с фундаментальными изменениями в мире на рубеже 80-90-х годов в научной среде отмечается повышенное внимание к концептуальным положениям геополитики. Образование новых государств, политические и военные конфликты, ломка и последующая демаркация границ, изменение самой структуры международных отношений - всё это вызывает пристальное внимание ученых и политиков, актуализирует потребности в теорелическом осознании происходящих международных изменений.

С конца 80-х годов прошедшего века до настоящего времени в России появилось много интересных работ, посвященных геополитической тематике.

Во многих работах всех этих авторов предпринимаются попытки изложить основные исторические этапы развития геополитических представлений, очертить рамки геополитики как науки, ее объекта и предмета, дать определение геополитики, выделить ее основные принципы, категории и задачи, а также оценить основные тенденции изменений геополитической структуры мира. Отличаясь содержанием, изложением исторческого материала и теоретическими обобщениями, многие работы так или иначе выходят на оценку, анализ концептуальных гeoпoлиtичecкиx представлений, отражающих современные геополитические процессы и структуры и основные тенденции их динамики.

В целом к настоящему периоду можно выделить два подхода к геополитике: прикладной, или практический, в рамках которого проводится оценка конкретных геополитических явлений, действий на государственном уровне, соответствующих аспектов и тенденций внешней политики и международных отношений отдельных стран и крупных регионов; а также теоретический, в рамках которого обобщаются геополитические процессы и отношения, строятся и анализируются геополитические концепции, представления, категории.

Наиболее сложным и, по-видимому, менее разработанным остается второе, научное направление геополитики. Более изучена здесь история развития геополитических представлений и концепций, начиная с Фридриха Ратцеля, Рудольфа Челлена и Хэлфорда Маккиндера (конец XIX -начало XX вв.) и до наших дней. Можно выделить несколько основных этапов развития геополитических представлений и идей: 1-й - этап зарождения научных геополитических представлений: конец Х1Х-начало XX вв.; 2-й - этап расцвета немецкой геополитики, зарождения концепции евразийства: 20-е - середина 40-х годов XX в.; 3-й-этап развития геополитических представлений в условиях становления и жесткого противостояния двух мировых политических систем во главе США и СССР: конец 40-х - середина 80-х годов XX в.; 4-й - этап развития геополитики в условиях резкой активизации геополитических процессов перестройки геополитической структуры мира после окончания "холодной войны": конец 80-х-90-е годы XX в.; 5-й - современный этап, характеризующийся тем, что на геополитические разработки все большее влияние оказывает становление однополярной геополитической структуры мира и с учетом этого фактора строятся прогнозные оценки развития политической картины мира XXI в.

В целом в XX в. разработано много важных и интересных представлений в области геополитики межгосударственных отношений, анализа современных процессов регионализации и глобализации, национальной суверенизации и интеграции других. Получили дальнейшее развитие концепции, предложенные в свое время "классиками" геополитики. В их числе - концепция ключевой юли "сердцевинного", "осевого" региона мира - хартлэнда в мировой политике (Хэлфорд Макиндер), идеи Евразийства (П.Н. Савицкий, С. Трубецкой, Г.В. Вернадский и др.), специфической роли Мирового океана и различных его он в развитии человечества, мондиализма и др. При этом из всех компонентов этой научной дисциплины сама методология геополитических исследований является наименее развитой. В течении всего XX века и вплоть до настоящего времени среди ученых остаются разногласия начиная с содержания термина геополитика и кончая расстановкой акцентов в его дефиниции.

Согласно самому распространенному мнению, суть геополитики исходит из самого термина, образованного от греческих слов «geo» (земля) и «politicos» (все, что связано с государством) и означает отрасль гуманитарного знания о взаимосвязях между природно-географическими условиями, в которых существует государство, с одной стороны, и их внешнеполитическим поведением и международными отношениями - с другой. Иными словами, под геополитикой нередко понимается то, что другие исследователи называют «политической географией».

В целом же легко понять тех исследователей, которые нередко подменяют одно понятие другим, к тому же эта проблема существует с момента возникновения геополитики. В этой связи будет интересно мнение современных географов относительно отличия геополитики от политической географии, которое заключается в том, что последняя изучает роль политических процессов в территориальной организации общества, а первая "изучает соотношение сил и интересов на «шахматной доске», охватывающий весь мир, континент или крупный регион"1. Учитывая эту точку зрения, можно утверждать, что определенная разница между ними все же есть: если политическая география рассматривает государство с точки зрения пространства и делает акцент на географические явления, давая им политическую интерпретацию, то геополитика, напротив, пространство рассматривает с точки зрения государства и концентрирует свое внимание на политических явлениях, стремясь дать географическую интерпретацию.

Существует диаметрально противоположное мнение, что с точки зрения политической географии "геополитика - это отрасль политической географии, работающая на глобальном уровне". Так Э. Сорокин трактует геополитику как "комплексную дисциплину о современной и перспективной "многослойной" и многоуровневой глобальной политике, многомерном и многополярном мире". Подобное же общее определение геополитики дает и К.С. Гаджиев: "Ее (геополитику) можно рассматривать как дисциплину, изучающую основополагающие структуры и субъекты, глобальные или стратегические направления, важнейшие закономерности и принципы жизнедеятельности, ункционирования и эволюции современного мирового сообщества". В этой связи хотелось бы указать на нежелательность смешивания геополитики и «глобалистики», так как последняя прежде всего занимается проблемами общепланетарного масштаба, анализирует причины их возникновения и вырабатывает пути их решения. Конечно, не стоит отрицать всего того, что было наработано учеными-гуманитариями в предыдущие топы бесспорно и то, что прикладное использование их методов в нашей стране потребовало внесения и временных, и цивилизационных поправок в условиях изменившейся мировой обстановки.

Некоторые исследователи придерживаются широко укоренившегося мнения, что геополитика служит теорией межгосударственной борьбы за преобладание в том или ином регионе. При этом они ссылаются на утверждения классиков, что геополитика предназначена для планирования внешней политики в целях обеспечения безопасности страны и является самым неизменным ее фактором, чем по сути сводят ее к военно-политическому учению. Встречается и такой подход, что геополитика, как наука, должна соответствовать тому определению, которое дали ей классики в контексте противостояния континентальной силы (Heartland) и морской силы (World Island). Смысл этого формулируется следующим определением: «...лишь в свете соприкосновения интересов этих планетарных "монстров"...следует рассматривать более узкие и локальные трения между государствами и этносами...».

Таким образом из всего разнообразия подходов можно предположить, что в российской науке к началу XXI века не выработано достаточно четкого и строгого определения геополитики.

В большинстве своем, исследователи склонны рассматривагь геиполи гику, как междисциплинарное научное направление, сложившееся на стыке географии, политологии, истории, экономики, других наук, а также и как сфера практической деятельности. Как область знания, или наука, геополитика изучает роль географических факторов во внешней политике и в международных отношениях государств, формирование географических (пространственных) сфер их влияния, а также формирование различных группировок государств и географических сфер их влияния.

Как представляется автору, в целом верное, выше приведенное определение геополитики все же не дает понимания того чем вызвана ее актуальность. Учитывая это обстоятельство и тот факт, что геополитика сравнительно молодое научное направление, позволим предложить свою трактовку геополитики. Но прежде, для того чтобы разобраться в этом вопросе, диссертанту представляется уместным, совершить небольшой экскурс в историю становления и развития геополитических идей и концепций.

Появление геополитики как научной дисциплины объясняется особенностями мировой политики в конце XIX- начале XX века. В это время происходит процесс, который историки назовут "закрытием мира". Суть его в том, что Европа и США постепенно инкорпорируют все страны мира в единую политическую систему и пытаются установить собственное экономическое и политическое лидерство. "В Европе, Северной и Южной Америке, Африке и Австралазии едва ли найдется место, где можно застолбить участок земли... Отныне в постколумбову эпоху нам придется иметь дело с замкнутой политической системой, и вполне возможно, что это будет система глобального масштаба", - так в 1904, охарактеризует эпоху один из отцов-основателей геополитики Х.Маккиндер. Заметим, что "эффект сжатия" мирового пространства и "глобализации" человеческих возможностей не являются привилегией наших дней: люди конца XIX века испытывали на себе их драматическое влияние не меньше чем те, кто вступает в новое тысячелетие. Некоторые ученые на основании экономических показаелей (мировая торговля, вывоз капитала, золотой стандарт и так далее), утверждают, что в начале XX в. мир был не менее глобализирован, чем в его второй половине.

В результате "сжатия мира" начинается формирование определенного миропорядка с иерархией центров силы, ведущих борьбу за раздел сфер влияния. Глобализация становится необратимым процессом, а ее оборотной стороной является постоянное соперничество за мировое лидерство. Как-справедливо заметил еще В.И. Ленин, капитализм может развиваться, только постепенно расширяя сферу своего влияния. Завоевать страны периферии, развернуть их лицом к себе и организовать там специализированное производство - вот задача центров мирового капитализма, необходимая для их развития.

Наряду с другими идеологами того периода решение проблемы реорганизации "постколумбова мира" предложили и геополитики.

Изначальная ключевая проблема геополитики - неравномерность распределения ресурсов по территории. Для овладения этими ресурсами государство должно было применить определенную геостратегию четко представляя свое место на политической карте мира. То есть, уже к началу XX века в западном сознании утвердилось понимание того, что человек отнюдь не подчиняет себе природу, как это еще совсем недавно представлялось, а наоборот, становится от нее более зависимым.

Традиционно в данной ветви геополитики выделяют несколько классических школ: англо - саксонскую, германскую и французскую. В силу географических и культурных различий, эти школы образовали два фундаментальных направления геополитики: континентальное (французская школы) и океаническое (англо - саксонская школа).

В основе континентальной версии геополитики лежит идея органически сформировавшегося единства территории и государства. Правда, подходы к достижения этого единства у немецкой и французской школ существенно отличались. Германская школа геополитики восходящая к работам Р. Челлена и Ф. Ратцеля, развивалась под очевидным влиянием социал - дарвинизма. Идеи германской школы отражали образ мышления континентальных держав, стремившихся создать географически непрерывную сферу влияния (в рамках которой господствующая нация эксплуатирует обширную периферию). В центре внимания Р. Челлена, Ф. Ратцеля и Хаусхофера и др. было место Германии в системе европейских и мировых держав. Срединное положение Германии осмысливалось в категориях экономического лидерства, как объединяющего экономические интересы Европы. По схеме германских геополитиков, упадок Великобритании создал благоприятные условия для формирования нового европейского порядка, в котором доминирующее положение занимала бы Германия.

Указывая на сложившиеся «комплексы» вне Центральной Европы во главе с одними великими державами (Британская и Российская империи, США), Р. Челлен, будучи ярым пангерманистом, считал, что формирование большого центрально-европейского «комплекса» («Срединной Европы») является главной задачей другой великой державы -Германии. Пожалуй, наиболее завершенный вид немецкая геополитика приобрела в работах К.Хаусхофера и К.Шмитта. Расширяя зону геополитических претензий Германии, К.Хаусхофер выдвинул идею « пан-регионов» - больших пространств, самодостаточных блоков государств, живущих в условиях экономической автаркии и имеющих "государство-гегемон" в качестве своего геополитического центра. Сосуществование «пан -регионов»должно было стать основой новой мировой системы, базирующейся на так называемых пан идеях. Среди последних К.Хаусхофер называл пан- американскую, паназиатскую, панрусскую, пан-тихоокеанскую, панисламистскую и паневропейскую идеи. Для государства-гегемона панрегион является жизненным пространством, обеспечивающим лидера всеми необходимыми ресурсами.

Экономическая самодостаточность панрегионов обеспечивается их географическими особенностями: панрегионы вытянуты в меридианальном направлении и включают, таким образом, все агроклиматические зоны и территории, богатые полезными ископаемыми. Причем центр каждого региона расположен в северном полушарии, а периферия - в южном.

К. Шмиттом был окончательно сформулирован и теоретически обоснован принцип «большого пространства» (Гроссраум), являющийся ключевой идеей всей немецкой геополитики. «Большое пространство» - это географически ограниченное пространство, которое находится в сфере влияния одного государства, представляющего определенную политическую идею - силу. В отличии от унификационной пангерманистской модели Гитлера, «большое пространство» К. Шмитта основывается на культурном и этническом плюрализме, на широкой автономии, ограниченной лишь стратегическим централизмом и тотальной лояльностью к высшей властной инстанции. Рассматривая политическую реальность, сложившуюся после первой мировой войны, ученый пришел к выводу, что Германии надлежит не только создать свое собственное «большое пространство», но также придать международному праву будущего характер свода правил во взаимоотношениях между различными «большими пространствами».

К. Шмитт заметил, что радиционный порядок, лежавший в основе международного права, - взаимоотношения между суверенными государствами — должен быть заменен взаимоотношениями между суверенными «большими пространствами». При этом он категорически отвергал стремление какого-либо одного «большого пространства», к установления глобального мирового господства, в том числе и со стороны Германии.

Другая ведущая школа континентального направления — французская, является наименее экспансионистской и наиболее гуманной. Если германская школа рассматривала государство прежде всего как "органическое существо"". развивающееся в соответствии с "законом растущих территорий", то французская школа склонна рассматривать его скорее как нечто внешнее, вторичное, определяемое в конечном счете самим характером и формой взаимодействия различных локальных очагов, отдельных ячеек цивилизации. Вся французская геополитическая теория от Видал» де ля Бланша, А. Деманжона вплоть до Ж. Готтмана обосновывает неизбежность интеграционного процесса в рамках европейской цивилизации. По мнению французского геополитика Видаля де ля Бланша, ведущим историческим процессом является цивилизационный - постепенная интеграция небольших социальных ячеек во все более и более сложные организмы - страны, народь;. цивилизации. Обеспокоенность снижением геополитической роли Европы и подъемом США до уровня мирового гегемона, основной лейтмотив исследований ученика Бланша, А. Деманжона. Он указывал на европейскую интеграцию, как на единственный способ преодоления геополитического упадка Европы.

Несмотря на определенные расхождения и немецкая и французская школы геополитики были единодушны в необходимости создания единой Европы. Правда, если первая придавала силовому подходу роль основного средства достижения единства, то вторая стояла на позициях интеграции иными, преимущественно, экономическими и культурными методами с учетом интересов всех участников. В любом случае континентальный геополитический взгляд предполагал наличие нескольких качественно различных центров мира которые могут бороться между собой, защищая или расширяя свою качественную разнородность. Это по сути, многополярный образ мира.

В неявном виде идея «большого пространства» присутствует и в океанической версии геополитики. Стратегические взгляды океанической (англо-саксонская) школы исходят из того, что капиталистическая система подразумевает непременное расширение и соответственно лидеры ее (вначале Англия, а затем США), в силу ограниченности ресурсов вынуждены проводить политику всемирной экспансии. Такой глобалистский расклад предполагает один центр, или, точнее, отсутствие центра как такового. Центр мира везде и нигде. Формальные суверенитеты существуют, существуют национальные правительства, национальные границы и т.п., но, по сути дела. территориальность этих суверенитетов не играет никакой роли. С другой стороны, если обратиться к работе X. Маккиндера "Географическая ось истории", можно увидеть, что столкновения "приморья" с силами "харг ленда н прошлом распадались на множество отдельных конфликтов без большого мирового резонанса. Приморский "полумесяц" Евро-Азии был феноменом сугубо географическим.

В условиях же мира закрытого, государства приморья, чтобы избежать общего крушения - удела всех "слабых элементов в организме Земли" - должны сплотиться против "хартленда" в гигантский блок, сплотить-единством интересов. Итак, необходимость в ресурсах и страх метрополии лишиться их и определили содержание геополитики океанической школы. Здесь мы не увидим ярких идей в области моделирования геополитических конструкций, присущих германской школе, и уж тем более не обнаружим анализа культурных факторов, свойственных французской школе. Здесь всё упрощено и весьма прагматично. Государства различаются не только неравномерностью развития, но и неоднородным распределением плодородных земель и стратегических возможностей. "Мы должны признать, - писал Хальфорд Маккиндер - существование этих географических реальностей и принять меры с тем, чтобы повлиять на развитие событий". Им был сделан вывод о существовании "географической оси истории", т.е. выгодного стратегически, тождественного пространствам центральной Евразии региона, обладатель которого, добавив океанические просторы к ресурсам великого континента, получил бы абсолютное планетарное превосходство. Итак, была определена цель, а стратегические разработки ведущих представителей океанической школы, - Н.Мэхена, Ф.Коломба, Н.Спайкмена и позволили составить общий стратегический план по ее достижению: в опоре на морской флот, создавая сети ключевых баз по периферии Евразии с последующим осуществлением «принципа Анаконды», удушить противника путем морской блокады его стратегических объектов.

Как показала история, практической реализацией этой геостратегической концепции, собственно, и была внешнеполитическая активность США на протяжении всего XX века.

Зарождение геополитической мысли на заре XX в., в годы первого передела мира, и возрождение интереса к геополитической тематике на исходе столетия не случайны. Во-первых, в обоих случаях пики геополитического сознания совпадают с революционными переворотами в средствах коммуникации и как следствие глобализацией мира. Глобализацию в самом общем смысле можно понимать как совокупность материальных и информационных процессов, возникающих в результате того, что развитие средств сообщения ведет к образованию единого планетарного контура коммуникаций. В свою очередь, геополитика - это тип сознания, в котором связь власти и территории рассматривается с точки зрения мирового гипотетического субъекта власти, стремящегося распространить (либо воспрепятствовать распространению) ее на мир в целом.

Во-вторых, ключевой проблемой современного человечества является его нарастающее разделение, имеющее многоуровневый характер, и идущее одновременно по целому ряду направлений. В конце XIX - начале XX в.в. человечество достигло исключительно высокой интеграции, которая, устранив внутренние барьеры на рынках, предельно, (вплоть до развязывания мировой войны) обострила конкуренцию между наиболее развитыми странами и привела к глубокой сегментации человечества. После Второй Мировой войны, наблюдалось целеноправленное изживание этой сегментации. Попутно заметим, что геополитическая мысль, после второй мировой войны оказалась заложницей холодной войны и биполярной трактовки мирового порядка. Сильнейшую печать на разработках почти всех направлений геополитики наложил системный конфликт эпохи, такой, как состояние конфронтации между двумя противоборствующими блоками во главе с двумя сверхдержавами, к тому же предельно идеологизированная. К тому же наука "геополитика" считалась скомпрометированной как поощряющая агрессию. Впрочем, подоплека проблемы была гораздо глубже. Дело в том, что обе системы - как западно - либеральная так и восточная социалистическая были мессианские в своей основе и несли всеунифицирующее начало. Естественно, что идея сосуществования «больших пространств» не могла быть ими принята. Как результат, научное развитие геополитики затормозилось, хотя сформировалась особая "идеологическая геополитика" как доминирующее направление. Но, по мере ослабления жесткой структурированности биполярного мира и выдвижения на политическую авансцену новых "акторов" в лице обретших влияние стран и регионов, идеи зачинателей геополитики, подвергшиеся некоторой корректировке, оказались опять востребованы. Это, отчасти было связано с осознанием все большим числом исследователей факта распада евроцентристского мира и нарастанием тенденций к региональному сотрудничеству в различных частях земного шара.

Запрос на диссертацию присылайте на адрес kulseg@mail.ru

Биология
Ветеринария
Геология
Искусствоведение
История
Культурология
Медицина
Педагогика
Политика
Психология
Сельхоз
Социология
Техника
Физ-мат
Филология
Философия
Химия
Экономика
Юриспруденция

Подписаться на новости библиотеки


Пишите нам

 

 

 

 

X